Mobile menu


МИЛИЦИЯ. ПОЛИЦИЯ. СБУ ЛОВИТ БАНДИТОВ И ШПИОНОВ. Оборотни в погонах!

Понедельник, 24 Октябрь 2011 18:45 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

  Как за нами шпионят наши компьютеры - в пользу властей

Коммерческие компании нередко производят трояны по заказу правительства. Одну из таких фирм журналисты вывели на чистую воду, открыв по дороге уязвимость в iTunes.

Мобильные операторы записывают все телефонные разговоры украинцев?

Нелегальная разведка: зачем она нужна и чем отличается от легальной?

Регистраторов доменов обяжут иметь сотрудников, «дружащих» с «органами»

Регистраторов доменов могут обязать иметь сотрудников, уполномоченных взаимодействовать с правоохранительными органами. Обязать регистраторов доменов «иметь в своём штате сотрудников, уполномоченных на оперативное взаимодействие с правоохранительными органами».

Не болтай в Интернете – попадёшь спецслужбам в сети

Как «подсадные утки» спецслужб разоблачают чужих агентов

Наркотики на службе у милиции: посадить можно даже святого

Любой вид электронной связи - прослушивается и хранится в сервере не менее пяти лет...

Битва за приватность уже проиграна: за вами будут следить, а ваши секреты — раскроют

Рубить хвосты. Что делать, если за вами слежка

Спецслужбы прослушивают граждан и в стране, и за границей

Секс-шпионаж: тайны ремесла

В кабаке, недалеко от главного здания СБУ, прослушивали VIP-посетителей

Чеченский след в английской смерти ведёт и в Киев

Наркотики на службе у милиции: посадить можно даже святого

Думаете, если вы законопослушный гражданин, то тюрьма вам не грозит ни при каких обстоятельствах? Ошибаетесь. В наше время посадить можно любого, было бы желание у носителей погон. В сегодняшней нашей публикации мы расскажем о двух крымских жителях, которые стали жертвами недобросовестных милиционеров и чуть не угодили за решетку.

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА

Имена, фамилии и место проживания не называем по просьбе пострадавших — люди боятся мести со стороны правоохранителей.

«Ну я тебе устрою!»

Ирина Петровна была в небольшом крымском городке известным и уважаемым человеком, так как занимала руководящий пост. Женщина благополучно дожила до пенсионного возраста, никогда не имела проблем с законом. И вот однажды ее угораздило вступить в конфликт с местным начальствующим милиционером. Спор начался из-за общих рабочих моментов и перерос в настоящую войну. «Ну я тебе устрою!» — пообещал правоохранитель женщине и слово свое сдержал.

Как-то в дверь Ирины Петровны постучались люди в форме и сообщили, что пришли обыскать ее дом. «На каком основании?» — ахнула женщина и была шокирована известием, что на территории ее домовладения произрастает… конопля. Оказалось, некий четырежды судимый (!) гражданин проходил мимо ее двора и с расстояния 10 — 12 м увидел растение зеленого цвета (!). Ему показалось, что это конопля, и он написал заявление в милицию.

Как потом выяснилось, бывшему зеку грозил очередной срок, и он, опасаясь привлечения к уголовной ответственности, согласился дать нужные показания против Ирины Петровны. После заявления многократно судимого зека посмотреть на «растение зеленого цвета» во дворе пенсионерки приехал участковый. Ему тоже показалось, что нечто зеленое — это марихуана. Милиционер тут же отрапортовал своему начальнику (тому самому правоохранителю, с которым у Ирины Петровны возник конфликт), и тот обратился в горрайсуд с представлением о проведении обыска. Судья удовлетворил представление милиционера, и на пенсионерку завели ОРД.

Благо во время обыска конопля во дворе Ирины Петровны не обнаружилась, однако милиционер сдаваться не собирался. Встала на тропу войны и пенсионерка. Она написала заявление в прокуратуру АРК об угрозах со стороны правоохранителя и о необоснованном обыске ее домовладения. Начались разбирательства, которые больше походили на цирковое представление.

Когда местным блюстителям порядка и служителям Фемиды нужно было отчитываться перед областной прокуратурой, они еще больше наломали дров, и дело приняло совершенно иной оборот. Как оказалось, в постановлении о проведении обыска в домовладении Ирины Петровны судья указал, что обыск проводился в рамках уголовного дела по… факту сбыта неустановленным лицом особо опасных наркотических средств некоему гражданину Д. Дескать, Ирина Петровна возле магазина, находящегося по такому-то адресу, «продала жидкость в полимерном медицинском шприце, которая является особо опасным наркотическим средством — опием ацетилированным» гражданину Д. Постановление звучало абсурдно, потому что такого магазина по указанному адресу попросту никогда не было, а гражданин Д. на момент «передачи наркотиков» находился в местах лишения свободы. В общем, захотел милиционер создать пенсионерке проблемы и сделал это, правда, глупо, явно рассчитывая на то, что одинокая женщина испугается и не обратится в вышестоящие инстанции.

Если бы не решительность и бесстрашие Ирины Петровны, сидела бы она сейчас на нарах в местах не столь отдаленных за сбыт наркотиков. После того как пенсионерка обратилась в прокуратуру АРК, а потом и в генеральную и по ее заявлениям были проведены проверки, мстительный мент притих. Однако победа в этой битве стоила Ирине Петровне очень дорого — из-за нервного срыва она попала в больницу. А что еще хуже — добропорядочного и всеми уважаемого человека ославили на весь город. Теперь до конца жизни соседи и знакомые будут шептаться за спиной Ирины Петровны о «наркобизнесе» пенсионерки.

Милиция победила наркоторговцев. Ха-ха-ха Громкие спецоперации силовиков по пресечению незаконного оборота наркотиков - всего лишь показуха в борьбе с наркоманией. Самые популярные в Украине наркотические вещества свободно продаются в аптеках, закрыть которые МВД не под силу. Со времени проведенного 1 июля Виктором Януковичем совещания по вопросам противодействия преступности и усиления борьбы с наркоманией, которое прогремело на всю страну «образцово-показательной» спецзакупкой наркотиков работниками Администрации Президента, прошло два месяца. Ровно столько, сколько глава государства отпустил профильным ведомствам и лично главе МВД Анатолию Могилёву на принятие безотлагательных мер по борьбе с наркоторговлей в Украине. Виктор Янукович даже поручил специально по этому вопросу назначить заседание СНБОУ в сентябре, на котором будут подведены итоги проделанной представителями правоохранительных органов работы и сделаны «жёсткие выводы». ЗВЕЗДА МОГИЛЁВУ Прозвучавшие во время июльского совещания намёки на то, что за недостаточные старания в борьбе с незаконным наркооборотом глава МВД лишится портфеля, заставляли ожидать самых решительных шагов от силового ведомства. Активные действия последовали незамедлительно. Правда, не столько со стороны МВД, сколько со стороны работников конкурирующего с ним ныне ведомства - СБУ. Сотрудникам спецслужбы вместе с таможенниками буквально на пятый день после памятного совещания удалось перехватить рекордную партию (около 582 кг) кокаина - наркотика, продемонстрированного в июле Виктором Януковичем. А к концу месяца и того больше - 1200 кг. МВД также удалось прикрыть несколько серьёзных наркоканалов, в частности из России. Но до создания «действенной системы контроля над оборотом наркотиков», которую хотел увидеть Президент в сентябре, дело так и не дошло даже на бумаге. Более того, изъятие крупных партий кокаина абсолютно не означает, что распространению наркотиков нанесен болезненный удар. Во-первых, этот груз ждали главным образом в странах Европы, куда он транзитом направлялся через нашу страну. Во-вторых, кокаиновая зависимость никогда не была настоящим бичом Украины. Даже сильно разбавленный «снежок» остаётся наркотиком элитным, слишком дорогим для большинства местных наркопотребителей. Посему в деле пресечения незаконного распространения наркотических веществ среди украинцев куда более действенными оказываются менее резонансные рейды сотрудников МВД, как это было во время фестиваля «КаZантип». Или изъятие ими оставшегося на складах аптек сибутрапина, препарата, который ещё три месяца назад не был включён в список наркотических веществ. Кроме войны с аптеками за отчётный период показали работу (хотя бы на словах) профильные департаменты МВД и в отношении другого серьёзного источника сбыта наркотиков - Интернета. Так, в августе Департамент по борьбе с киберпреступностью МВД Украины заявил, что инициирует изменения в Уголовный кодекс с целью конкретизировать ответственность за торговлю наркотиками с использованием Интернета. Правда, сколь действенными будут эти изменения, пока судить трудно. Ведь, как уточнили в ведомстве, требование к интернет-провайдерам устанавливать оборудование, которое бы позволяло правоохранителям контролировать трафик, не входит в перечень их предложений. Но, похоже, что проделанная силовиками работа удовлетворила Президента Януковича, и именно об этом свидетельствует появление ещё одной звезды на погонах теперь уже генерал-лейтенанта Анатолия Могилева. 2% УКРАИНЦЕВ ПРИНИМАЮТ НАРКОТИКИ По мнению специалистов, предпринятые силовиками усилия по борьбе с наркоторговлей только пустили рябь по воде. Для того чтобы эффективно противостоять распространению этой напасти, нужно понимать, какие наркотические вещества и каким путём наиболее часто находят своих потребителей на территории страны и кто в первую очередь входит в потенциальную группу риска. Тогда можно не только лучше противостоять наркообороту силовыми методами, но и осуществлять прицельную профилактику, сосредоточиться на превентивных мерах. Если мы уменьшим спрос, соответственно, уменьшится и предложение. Обрисовать же в таком ключе даже сам размах наркозависимости среди украинцев оказалось делом непростым. Комплексных исследований этой проблемы в Украине не проводилось. Хотя, например, Минздравом были подготовлены материалы для осуществления необходимых исследований, в частности о взаимосвязи между спектром изъятых и употребленных наркотиков. Но сами исследования не были выполнены, констатируют в ведомстве, в связи с тем, что «соответствующие статьи расходов не были предусмотрены в бюджете на 2009–2010 годы». В результате данные, которыми располагают профильные ведомства, отражают едва ли не пятую часть реального положения дел и являются крайне разрозненными - это признают и чиновники, и эксперты. Так, на учёте МВД по состоянию на первое полугодие 2010 г. состоят чуть менее 160 тыс. наркозависимых граждан. В то же время, по данным Минздрава, полученным во время исследования численности групп повышенного риска заражения ВИЧ, количество одних только наркоманов, употребляющих инъекционные препараты, следует оценивать примерно в 425 тыс. человек (около 1,3% населения в возрасте 15–64 лет). Результаты же соцопросов сигнализируют об ещё более удручающей ситуации. В частности, согласно последним данным исследования, проведённого институтом Горшенина, с проблемой наркомании непосредственно сталкивается каждая десятая семья в Украине. Все эти отрывочные данные позволяют экспертам констатировать, что на наркотические вещества «подсело» примерно 2% населения страны. И, по разным подсчётам, ежегодно это количество увеличивается на 7-11%, притом что по самым скромным оценкам каждый год от наркотиков умирают 10-12 тыс. человек. Такой стремительный рост количества наркозависимых граждан сделал Украину одним из лидеров по темпам распространения наркомании среди населения в Европе. Пополнение рядов украинских наркоманов главным образом происходит за счёт молодежи. «Основными местами, где употребляются тяжёлые наркотики, являются дискотеки и ночные клубы, куда ходит вся наша активная «продвинутая» молодёжь», - рассказывает Роман Трохин. В итоге около двух третей приёма самых опасных психотропных препаратов приходится именно на долю молодого населения. При этом за последние годы возрастной порог первого наркотического опыта становится всё ниже. Проблема молодеет. В 1985 г. самым молодым наркоманом в Киеве был парень 17 лет. А сейчас дети уже с десяти лет начинают пробовать наркотические вещества, например в виде курительных смесей или таблеток. Усреднённая возрастная планка, характерная для начинающих наркоманов, переместилась к 15-16 годам. Данные, которыми располагает сейчас Минздрав, свидетельствуют, что, по крайней мере, один-два раза употребляли наркотические вещества 10% юношей и 5% девушек из числа школьников-восьмиклассников, из числа десятиклассников - более 15 и 5%, а среди первокурсников ПТУ - примерно 35 и 15% соответственно. Больше всего наркотиков, уточняют в Минздраве, употребляют в восточных регионах Украины, а особенно в Киеве. Проведя опрос в столичных школах, мы выяснили, что примерно 90% местных учеников хотя бы единожды пробовали наркотики. При этом для 40% из них первый наркотический опыт не будет последний. ПОДЕШЕВЛЕ И ПОДОСТУПНЕЕ Эксперты сходятся во мнении, что растущие темпы распространения наркомании обусловлены доступностью неинъекционных препаратов. «Сейчас наиболее часто молодёжь подсаживается на то, что можно купить в аптеках легально в таблетированной форме. Например, анальгетик спазмолекс или таблетки от кашля кодтерпин. Стоят они дёшево и для достижения «эффекта» принимаются в больших дозах. К тому же для новичков принять горсть таблеток эмоционально куда легче, чем уколоться. Конечно, по-прежнему очень распространено употребление первитина (или так называемого «винта») и другой подобной «тяжёлой артиллерии». Но для начала чаще всего ищут что подешевле и подоступнее. И для достижения максимального кайфа виртуозно для своих лет комбинируют разные лекарственные препараты. В этих экспериментах им помогают многочисленные сайты, где подсказывают, что с чем принимать и даже как синтезировать в домашних условиях что-нибудь из имеющихся лекарств. Здесь же, в Сети, продаются и уже готовые препараты «домашнего» производства. Если позволяют средства, можно купить любое интересующее психоактивное вещество онлайн через специальные, часто запароленные порталы или обычные форумы, ICQ и даже социальные сети. Впрочем, Интернет как источник распространения наркотиков, на котором акцентировал внимание Президент, пока не набрал силу. В Департаменте борьбы с незаконным оборотом наркотиков МВД Украины (БНОН) приводят успокаивающую статистику - через Сеть сбываются наркотики лишь в 2% случаев от общего количества. И хотя в Украине наблюдается снижение нелегального распространения лекарственных препаратов (в основном из-за включения почти два года назад трамадола в перечень наркотических веществ), эксперты указывают на аптеки как на главный источник поступления наркотиков, не только легальных, но и тех, что уже вне закона. Например, того же трамадола, но уже индийского, а не отечественного производства. Закрыть аптеку, промышляющую незаконными препаратами, крайне трудно. Например, у нас есть сведения, что по такому-то адресу в такой-то аптеке покупают наркотические вещества. Мы обращаемся в правоохранительные органы. Но пока те возьмут ордер на обыск, смогут наконец проникнуть внутрь, весь компрометирующий аптеку товар оказывается смытым в унитаз. И доказательств нет Если удаётся прикрыть такие аптеки, через некоторое время, когда шум уляжется, они открываются вновь и продолжают своё дело. РЕЛИГИОЗНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ На просветительскую работу, направленную на предотвращение алкогольной и наркотической зависимости, предусмотренную в учебных программах 5-9-х классов украинских школ, отводится всего один-три академических часа в год. (Для сравнения: в школах Германии для профилактики наркомании ежемесячно проводятся специальные занятия и даже тематические недели.) Не так давно был разработан специальный проект закона Украины «Об основных принципах государственной политики в сфере профилактики алкоголизма, наркомании и токсикомании», в котором содержались положения о введении специальных профилактических программ в школах, но он так и не дошёл до рассмотрения в парламенте. На почти миллион наркозависимых, по данным Минздрава, в рамках четырех наркологических больниц и 47 территориальных учреждений имеется 6081 койка в стационаре. Сложно сказать, много это или мало, учитывая, что львиная доля потенциальных пациентов не спешит их занять. Ведь перед наркоманами или их родственниками стоит сложный выбор - пройти детоксикацию, получив «бесплатную» медпомощь, но «засветиться» и быть поставленным на учёт. Или сохранить анонимность, прибегнув к дорогостоящим услугам в частных нарколечебницах. Впрочем, прохождение детоксикации - только первый шаг на пути к выздоровлению, за которым должен следовать курс реабилитации и ресоциализации наркомана. На государственном уровне полновесных программ такого рода у нас, если судить строго, нет. И за помощью такого рода, без которой неизбежно наступит рецидив, приходится обращаться либо опять же в частные клиники, либо в общественные организации. Кстати, на долю последних, а также других некоммерческих структур (максимум - посильные членские взносы участников или фиксированная, но значительно меньшая, чем у частных клиник, плата) в европейских странах приходится от 40 до 95% всех центров по реабилитации и ресоциализации, а также наркологических консультаций. И успешность их программ зачастую выше в два-три раза. Но общественных организаций, предоставляющих такого рода помощь, в Украине немного. Причина проста - государство содействует им номинально. Это помощь на уровне курсов повышения квалификации наших специалистов, предоставляемая Минздравом, не более. А для работы, обычно длительной и кропотливой, им необходим стабильный источник финансирования. Поэтому зачастую львиную долю работы по реабилитации наркозависимых выполняют религиозные организации. Так, в соседней Польше наиболее распространены католические реабилитационные центры, финансово не зависимые от государства. А правительство Германии одно время даже субсидировало центры при протестантских общинах. В Украине их пока мало, в основном это программы при православных монастырях или разнообразных протестантских общинах. Как правило, религиозные организации предоставляют финансовую помощь пациентам ещё на стадии терапии, детоксикации. Не секрет, что из наркотической, как и любой другой зависимости, есть только социальные пути выхода, поэтому религиозные организации лучше других справляются с работой по реабилитации наркозависимых. Однако не стоит забывать, что зачастую эта работа преследует цель - расширение паствы, поэтому нередко одна зависимость меняется на другую - на зависимость от религиозной общины. Автор: Наталья Давыденко. Уровень наркотизации населения России близок к критическому 09.06.2011 Уровень наркотизации россиян серьезно угрожает национальной безопасности, констатирует глава ФСКН Виктор Иванов. «Несмотря на предпринимаемые правительством меры антинаркотической направленности, уровень наркотизации населения в России близится к критическому», — подчеркнул В.Иванов, выступая в Совете Федерации в рамках «правительственного часа». При этом, как сообщает «Интерфакс», Иванов отметил, что проблема немедицинского потребления наркотиков прежде всего в молодежной среде «стала явлением глобального масштаба, несущим угрозу национальной безопасности страны». Глава ФСКН отметил, что сейчас решается вопрос об установлении ответственности за систематическое немедицинское употребление наркотических средств и психотропных веществ, а также возможности применения в качестве основного или альтернативного вида наказаний для лиц, совершивших преступления небольшой тяжести, связанных с наркотиками, обязанности прохождения медико-реабилитационной процедуры избавления от наркотической зависимости. Отдельно глава ФСКН остановился на ситуации с распространением курительных смесей, так называемых «спайсов». «Вещества, входящие в состав этих смесей, в том числе синтетические каннабиноиды, отнесены к списку наркотических средств и запрещены в обороте», — напомнил В.Иванов. В ООН призвали к... легализации наркотиков во всём мире 02.06.2011 В докладе экспертов комиссии ООН отмечается, в частности, что борьба с наркотиками привела лишь к усилению наркоторговли и организованной преступности. Легализация наркотиков во всем мире и прекращение уголовного преследования наркоманов будут более эффективны, чем война против распространения наркотических веществ. Об этом заявила глобальная комиссия ООН, в состав которой вошли бывший генсек организации Кофи Аннан и бывшие президенты Мексики, Колумбии и Бразилии. В докладе экспертов комиссии отмечается, в частности, что борьба с наркотиками привела лишь к усилению наркоторговли и организованной преступности. При этом она уносит жизни тысяч людей, а налогоплательщики тратят на нее миллионы долларов. Употребление опиумсодержащих средств с 1998 по 2008 годы выросло на 35%, кокаина - на 27%, марихуаны - на 8,5%, сообщила комиссия. Эксперты выступили с критикой в адрес правительств тех государств, которые считают методы борьбы с распространением наркотиков эффективными. Члены комиссии убеждены, что «политические деятели и общественные фигуры должны найти в себе мужество признать публично: есть убедительные доказательства того, что стратегии борьбы с наркотиками на основе силовых средств не могут решить эту проблему, в войне с наркоманией невозможно одержать победу». Комиссия подвергла особенно жесткой критике США, отметив, что американские власти должны отказаться от криминализации антинаркотических кампаний. В свою очередь глава отдела по борьбе с наркоманией в Белом доме Джил Керликовске осталась недовольна выводами комиссии ООН. По ее словам, наркомания - это заболевание, которое можно успешно предотвратить и которое можно вылечить.

Журналист «Экспресса» Тарас Зозулинский рассказал, с чем связывает появление у себя в одежде «жучка»

Журналист газеты Экспресс Тарас Зозулинский связывает установление у него «жучка» и действия милиции с подготовкой материалов о наркоторговле.

«Вместе с коллегами я занимаюсь расследованиями на тему наркоторговли. Мы работали над этой темой на протяжении последнего месяца. В процессе редакционной работы нам стали известны факты относительно возможных незаконных действий самых работников милиции», — рассказал он.

«В скором времени опубликуем их на страницах газеты «Экспресс». А в целом я занимаюсь расследованием преступлений, связанных из наркоторговлей, на протяжении двух лет», — добавил Зозулинский.
Как известно, 6 января, он нашел в своей одежде автономное прослушивоющее устройство.
После этого Тарас Зозулинский и редакция газеты подали заявления и сообщение о преступлении.
Вечером журналисту позвонили по телефону представители милиции, которые сообщили о своем намерении провести обыск без санкции суда. При этом следователь отметил, что не позволит присутствовать при обыске журналистам и любым «посторонним» лицам.
В квартиру Тараса Зозулинского отправилась группа журналистов газеты «Экспресс» и видеоператоры.
Около 20-и правоохранителей отказались от намерений осуществлять обыск в квартире журналиста без санкции суда.
Вместе с тем ему предложили 7 января в 9.00, явиться в местный райотдел милиции на допрос.
Зозулинский провел там около 4 часов. Вечером 7 января у него в квартире проводили обыск по меньшей мере 5 часов.

Как «работают» наркоторговцы в погонах и как их ловят

Так уж сложилось в мировой практике, что активное участие в торговле наркотиками принимают те, кому общество и государство поручили этот преступный бизнес пресекать. Украина в данном вопросе - не исключение. Типичное для украинских реалий уголовное дело. Малейшая недоработка со стороны уполномоченных органов в этом деле может привести к тому, что злоумышленники либо уйдут от заслуженного наказания, либо смогут значительно облегчить его. Именно такой исход имело уголовное дело, которое рассматривал Мироновский районный суд Киевской области в отношении двух уже бывших сотрудников милиции.

Неудачная поездка

Началась эта история еще в конце 2009 г., когда работники ГАИ Белой Церкви остановили на улице автомобиль, которым управлял молодой человек, не имевший на это права. Ситуация банальная: двое друзей собрались отдохнуть в баре, заняли столик, и один, дав другому ключи от своей машины, попросил привезти двух девиц, поскольку сам уже успел хлебнуть немного алкоголя. А товарищ взял да и попался гаишникам. В общем, оба товарища заработали штраф от 510 до 595 грен по ст. 126 Кодекса Украины об административных правонарушениях, которой предусмотрена ответственность за управление транспортным средством лицом, не имеющим права управления им, равно как и за передачу управления транспортным средством лицу, не имеющего на это права. Однако у владельца машины были более серьезные, чем штраф, причины для беспокойства, поэтому он пришел к знакомому оперуполномоченному сектора борьбы с незаконным оборотом наркотиков местного райотдела милиции и, рассказав ему о том, что в задержанном автомобиле лежит немного наркотиков, попросил «по старой дружбе» помочь в этой ситуации. Милиционер согласился, однако ситуация осложнялась тем, что машину задержали сотрудники не районного, а городского отдела внутренних дел, на руководство которого простой опер в силу своей невысокой должности не имел никакого влияния. Поэтому он обратился за помощью к своему шефу – первому заместителю начальника райотдела и попросил посодействовать, дав понять, что знакомый в долгу не останется. Замначальника согласился, договорился с коллегами из горотдела, и те вернули автомобиль владельцу без каких-либо претензий. Впоследствии эта «помощь» была квалифицирована как преступление, предусмотренное ст. 364 Уголовного кодекса Украины «Злоупотребление служебным положением», однако история этим только началась. Оба сыщика решили заработать на своей доброте и сказали облагодетельствованному автомобилисту, что горотделовские милиционеры нашли в его машине наркотики, а они, дескать, ценой неимоверных усилий сумели уговорить их не спешить с возбуждением уголовного дела. И теперь, чтобы все уладить, он должен хоть из-под земли достать $2,5 тыс., из которых $2 тыс. пойдет работникам горотдела, а $500 – им за труды. А иначе, мол, тюрьма. Эти их деяния следствие расценило как мошенничество (ст. 190 УК) и подстрекательство к даче взятки (ст. 369 УК). Но это было потом, а тогда, в 2009 г. перепуганный молодой человек принес им сначала 3 тыс. грн, потом 500, потом еще 300, а на четвертый раз честно признался, что у него больше ничего нет.

Сгубила жадность?

Если бы опера умерили свои аппетиты и на этом остановились, кто знает, может, все так бы и осталось тайной, известной троим. Но сыщики потеряли страх и потребовали, чтобы человек отрабатывал долг продажей наркотиков: они ему будут поставлять опий, а он, используя свои связи среди белоцерковских наркоманов, должен искать на него покупателей. Тут потерпевший, имеющий уже горький опыт, понял, что эта игра рано или поздно действительно приведет его в тюрьму, и рассказал обо всем случившемся работникам главного управления Службы безопасности Украины в Киевской области. Те провели оперативную комбинацию, в ходе которой оба милиционера были задержаны при передаче 55 г экстракционного опия в обмен на принесенные заявителем $4 тыс. мечеными купюрами. И это уже было квалифицировано как незаконный сбыт наркотиков (ст. 307 УК). Мироновский районный суд оценил «подвиги» наших героев следующим образом: по ст. 364 – 4 года, по ст. 190 – 2 года, по самой тяжкой ст. 307 – 5 лет лишения свободы, а по самой «мягкой» ст. 369 – 2 года ограничения свободы. По совокупности оба получили по 5 лет лишения свободы. Это, следует заметить, довольно стандартная мера наказания для подобного рода преступлений, с учетом тяжести содеянного и положительных характеристик подсудимых. Правда, в своей апелляции прокурор районного уровня требовал ужесточить приговор обоим подсудимым до 9 лет, однако по причине излишней строгости его не поддержал даже коллега из прокуратуры областного звена, представлявший в суде второй инстанции сторону обвинения. Зато адвокаты неплохо потрудились для защиты своих клиентов и нашли в работе районного суда ряд существенных недоработок, наличие которых дало основания Апелляционному суду Киевской области отменить приговор. Во-первых, суд первой инстанции недостаточно полно исследовал вопрос о наличии либо отсутствии в действиях подсудимых состава такого преступления, как злоупотребление служебным положением. Ведь они были сотрудниками Белоцерковского районного отдела внутренних дел, а потому никак не могли использовать свое служебное положение для того, чтобы заставить своих коллег из горотдела вернуть автомобиль правонарушителям. Они могли это сделать, лишь договорившись исключительно на личных контактах, а потому в данной ситуации обвинение в совершении должностного преступления следовало предъявлять не им, а тем, кто непосредственно давал разрешение забрать автомобиль со штрафплощадки. Этот момент нужно было исследовать полно и всесторонне, однако суд, передоверившись выводам обвинительного заключения следователя прокуратуры, лишь поверхностно констатировал наличие установленного факта. А во-вторых (и этот момент оказался ключевым), районный суд не назначил фоноскопическую экспертизу диктофонной записи, на которой базировалось обвинение следователя в сбыте наркотиков. Дело в том, что суд ограничился исследованием лишь текстовых распечаток записанных разговоров, а подсудимые вместе со своими защитниками утверждали, что содержание записи не имеет ничего общего с содержанием распечатанных текстов.

Неожиданно гуманный финал

Чтобы установить, так оно или нет, Апелляционный суд в конце 2011 г. вернул уголовное дело прокурору Киевской области для проведения дополнительного расследования. При этом меру пресечения злоумышленникам оставили прежней – содержание под стражей. Немного отступая от темы, заметим, что если бы все это происходило уже после вступления в силу нового Уголовного процессуального кодекса, процедура была бы несколько иной. Согласно п. 6 ч. 1 ст. 407 УПК, приговор был бы отменен и назначено новое судебное рассмотрение в суде первой инстанции. А последний, в рамках полномочий, предоставленных ему ст. 333 УПК, мог бы назначить проведение как фоноскопической экспертизы, так и других необходимых следственных действий. В общем, изменилась только форма, а содержание осталось прежним. Однако в данной ситуации Мироновский районный суд не стал утруждать себя ни исследованием новых результатов расследования, ни тщательным проведением судебного следствия, а заключил нечто вроде сделки с подсудимым. Бывшие милиционеры, до того упорно отрицавшие свою вину, неожиданно признали ее по всем статьям, а суд, учтя внезапно снизошедшее на них раскаяние, назначил наказание ниже низшего предела – фактически уже отсиженные три года и два дня лишения свободы, после чего преступники были освобождены из-под стражи в зале суда. Этот неожиданно мягкий приговор вызвал гневный протест прокуратуры, которая в своем апелляционном представлении требовала дать подсудимым если не по 9, то хотя бы по 5 лет. Однако поезд ушел: на просьбы стороны обвинения отягчить участь осужденного апелляционные суды, как правило, отвечают отказом. Прокуратуре нужно было еще во время первого следствия более пристально контролировать качество его проведения. Тогда бы у суда второй инстанции не было оснований отменять первый приговор, а у суда первой не было бы возможности вынести чрезмерно мягкий второй. Тем не менее, совсем недавно и этот приговор был отменен Апелляционным судом Киевской области: вторая инстанция решила проявить принципиальность и потребовала у Мироновского райсуда выполнить свое предыдущее требование, т. е. провести всестороннее и полное исследование тех моментов, на которые ему было указано в первый раз. Так что дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но другим составом суда. Раскаявшихся преступников трогать не стали, и они спокойно разгуливают на свободе.

Автор: Юрий Котнюк, Судебно-Юридическая газета № 2(170) 

Вождь под кайфом. Кокаин для товарища Сталина

60 лет назад умер Иосиф Сталин. Что хранила домашняя аптечка генералиссимуса? В Российском государственном архиве социально-политической истории хранится одна весьма примечательная папка с документами (всего в ней 192 листа). Озаглавлена она просто – «Сталин Иосиф Виссарионович». В правом верхнем углу надпись «СОВ.СЕКРЕТНО» со штампом «Рассекречено».

На папке надпись: «Истории болезни Сталина И.В., написанные Виноградовым В.Н. и другими профессорами, лечившими Сталина И.В.». Есть на обложке и давняя пометка: «В чит. зал не выдавать»…

Сколько раз болел генералиссимус?

Меня как историка в первую очередь заинтересовал подбор документов в этой папке. Совершенно ясно, что это отнюдь не полное описание всех хворей, которыми страдал в последние годы жизни «вождь народов». По какой-то причине отобраны лишь несколько эпизодов, длившихся от нескольких дней до нескольких месяцев, когда Сталин находился под пристальным наблюдением врачей. Начинается дело осенней простудой Верховного главнокомандующего, случившейся в конце лета – начале осени 1944 года, а заканчивается подробнейшим описанием всех событий, которые происходили с «вождем народов» 60 лет назад – со 2 по 5 марта 1953 года. В нем присутствуют и события 1947, 1950 и 1952 года, которые также достаточно интересны и могут дать исследователю пищу для размышления.

Любопытнейший факт: за исключением болезни 1953 года, когда у Сталина был диагностирован инсульт, по мнению врачей, явившийся следствием гипертонической болезни, все проблемы с его здоровьем относились либо к органам дыхания, либо к сфере пищеварения. Может быть, мое мнение субъективно, но у меня есть серьезное подозрение относительно того, что несколько лет назад были рассекречены лишь те страницы истории болезни генералиссимуса, которые не были связаны не только со сферой высшей нервной деятельности, но даже и с проявлениями гипертонической болезни, от которой, как утверждается, он и умер.

О том, что Сталин еще с довоенных времен страдал повышением артериального давления, писали многие знавшие его и достаточно информированные люди. Алексей Рыбин, отвечавший за сталинскую ложу в Большом театре, в своих воспоминаниях отмечал, что на ухудшении работоспособности Сталина «сказывалась постоянная гипертония.

Раз на ходу чуть не упал от головокружения. Туков (офицер охраны Сталина. – А.Б.) успел поддержать». И далее: «Во время и после войны его навещали профессора Виноградов, Преображенский и Бакулев. Доктор Кулинич брал кровь из пальца, делал уколы от гипертонии». Светлана Сталина вспоминала о том, как последний раз видела отца 21 декабря 1952 года: «Он плохо выглядел в этот день… Очевидно он ощущал повышенное давление, но врачей не было.

Виноградов был арестован, а больше он никому не доверял и никого не подпускал к себе близко». А выдающийся советский кардиолог Александр Мясников, присутствовавший при последних часах жизни Сталина, пытаясь объяснить смерть вождя, отмечал: «По всем признакам он избегал представителей официальной медицины, в первую очередь из-за своей подозрительности. Так, на его большой даче в Кунцеве не было даже аптечки с необходимыми средствами первой помощи. С каких пор у него существовала артериальная гипертензия, тоже никто не знал, и, естественно, Сталин никогда по этому поводу не лечился».

А как же упоминания охранников про «уколы от гипертонии»? Это разве не лечение? И регулярные измерения давления, отмеченные в историях болезни? А еще я все-таки отмечу, что отнюдь не Александр Мясников был лечащим врачом вождя все последние годы жизни…

Домашняя аптечка «вождя народов»

Да и насчет аптечки Мясников ошибается. В Российском государственном архиве социально-политической истории я внимательно изучил другой документ, составленный в виде списка: «Домашняя аптечка». Подписан он и.о. Управляющего Центральной аптекой Лечсанупра Кремля М. Савиной и датирован 10 февраля 1953 года.

Это листок-вкладыш в ту самую коробку с лекарствами, которую, по свидетельству сотрудников Ближней дачи, генералиссимус держал в верхнем ящике серванта, рядом с пистолетом. В списке есть все необходимое для оказания первой помощи при острых заболеваниях: бинты, вата, йод, валидол, валерьянка, нитроглицерин, марганцовка, перекись водорода, нашатырь, даже эфир, спирт и множество других лекарственных препаратов и предметов медицинского обихода на все случаи жизни.

Меня несколько удивило то, что в аптечке есть препараты, использовавшиеся в то время в медицинской практике, но сегодня выведенные из списка лекарственных средств и даже запрещенные. Одно их перечисление вызовет у современного наркомана желание немедленно распотрошить эту аптечку. Там было 12 таблеток дионина (он приготовляется из морфия и имеет серьезное наркотическое действие), около полусотни таблеток кодеина и кодеинсодержащих препаратов (кодеин – это алкалоид опия), куча эфедринсодержащих препаратов и даже так называемый доверов порошок (Энциклопедический словарь 1953 года описывает его как «сложный порошок, в который входят опий и ипекакуана»).

Справедливости ради нужно отметить, что использование большинства из упомянутых препаратов в сталинские времена было разрешено и наркоманов они не интересовали. Да и сам «вождь народов» вряд ли варил у себя на кухне какую-нибудь дрянь из своих лекарств. Но даже в несколько «отфильтрованной» папке со сталинскими историями болезни мы находим факты использования им (по назначению врачей, конечно) препаратов, которые в то время были запрещены к употреблению. Например, профессор Виноградов в 1944 году и позднее прописывал ему кокаиновые капли (см. документ).

Так и написано: «Капли с кокаином впускать в каждую ноздрю по пять капель через каждые 2 часа». Напомним, что в 1914 году кокаин в США был признан наркотиком и выведен из медицинской практики, а в СССР препараты на его основе были запрещены к применению со второй половины 1920-х годов. Как выяснилось, не для всех.

Возможно, Сталину удалось ощутить не только целительное, но и возбуждающее действие кокаина и даже почувствовать улучшение работоспособности. Во всяком случае, назначали эти капли ему не один раз…

На фото: «Кокаиновый» рецепт для «вождя народов» 1944 года

На фото: «Кокаиновый» рецепт для «вождя народов» 1944 года

Во врачебных назначениях для генералиссимуса, сделанных в послевоенный период, мы можем встретить и другой довольно сильный препарат – апоморфин. Его используют в первую очередь для лечения хронического алкоголизма, часто с целью вызвать рвоту и очистить желудок от недоброкачественной пищи. В случае со Сталиным апоморфин назначался при заболевании желудочно-кишечного тракта (во всяком случае, так написано в истории болезни). Но у меня есть сильное сомнение в том, что вождь, чье питание было организовано Особой кухней Кремля, мог бесконтрольно съесть что-то недоброкачественное…

Как считают врачи, неоднократное применение кокаина может вызвать такие симптомы и последствия: нарушение сна, бессонница, головная боль, быстрая утомляемость, снижение памяти, внимания, раздражительность, агрессивное поведение, депрессия, психозы, параноидальные или бредовые идеи, галлюцинации, нарушение функции внешнего дыхания, церебральный инсульт…

Редакция благодарит сотрудников Российского государственного архива социально-политической истории за помощь в подготовке материала и подборе иллюстраций.

«Крокодил» пожирает крымчан сотнями

В Крыму получил распространение ужасный наркотик дезоморфин, известный в народе как «крокодил». Привыкание к нему - в несколько раз быстрее, чем к героину, а последствия намного страшнее. Если героиновый наркоман в среднем живет до пяти лет, то системные «крокодильщики» умирают уже через полгода-год, причем в страшных муках: их тела разъедает гангрена, мозг разлагается. Вдумайтесь, только за полтора года и только в одном микрорайоне Симферополя «крокодил» убил более ста человек!

 

Автор: ДМИТРИЙ ФЕДОРО

Откуда зараза

Если говорить доступным языком, дезоморфин является одним из вариантов морфия. В прошлом веке на Западе велись серьезные разработки для получения мощного обезболивающего средства, аналогичного морфию. В результате в США был получен дезоморфин. Однако, как показали последующие опыты на животных, этот препарат вызывает практически моментальное привыкание и оказывает колоссальное разрушительное воздействие на живые организмы. Поэтому от него отказались, и в настоящее время дезоморфин в промышленных масштабах нигде легально не производится. Зато его взяли на вооружение наркоманы в республиках бывшего Советского Союза и изготовляют эту гадость в кустарных условиях. При этом объемы кустарного производства не уступают промышленным.

Несколько дней среди людей, скорее всего, обреченных на скорую и мучительную смерть. Это наркоманы, употребляющие «крокодил» – убийственный синтетический наркотик, сделанный из аптечных препаратов. Все они заражены ВИЧ, некоторые больны открытой формой туберкулеза. Их мозг поражен ядом, но они все еще люди, они все еще способны думать, даже о боге и о любви, они надеются на чудо. Возможно, кого-то из них еще можно спасти…

Впервые на постсоветском пространстве дезоморфин появился чуть больше десяти лет назад в России. Российские наркоманы делали его из лекарственных препаратов, содержащих кодеин, и бытовой химии. Уже после нескольких уколов дезоморфина тело наркомана покрывалось чешуей. Поэтому отрава и получила в народе название «крокодил». Года с 2005 «крокодил» начал буквально пожирать Россию. За несколько лет объемы продажи кодеинсодержащих препаратов выросли в несколько раз и в 2011 — 2012 годах составили 200 тонн, хотя потребности России в таких препаратах раз в десять меньше. За несколько лет на «крокодил» подсели около полумиллиона россиян.

В Крым эта жуткая «рептилия» попала именно из России. Сначала примерно четыре-пять лет назад «крокодил» обосновался в Севастополе, а в 2010 г. перебрался в Симферополь и пошел по городам и весям полуострова. В крупных городах Украины дезоморфин тоже начал распространяться года три-четыре назад. Хотя первые единичные факты появления «крокодила» в Украине датированы еще 2003 годом.

Изготовление и последствия

Рецепты изготовления «крокодила» довольно просты и доступны каждому, ими буквально набит Интернет. Главный компонент — кодеинсодержащие сиропы от кашля и таблетки, такие как, скажем, пенталгин или солпадеин. А в качестве «гарнира» используется различная бытовая химия — бензин, кристаллический йод, фосфор и так далее. Все это смешивается и на домашнем нехитром реакторе в виде пузырька с газоотводной трубкой превращается в «крокодила».

Зависимость наступает практически сразу, так же быстро появляются последствия. Сначала возникают тромбозы вен, потом некрозы конечностей, то есть руки-ноги просто гниют и отказывают, тело быстро покрывается чешуей и страшными язвами. Через пару месяцев употребления разрушается костная ткань, происходят необратимые процессы в мозге, вследствие чего человек буквально превращается в живой труп.

В России растет число граждан, которые умерли из-за употребления дезоморфина. Это смертельно опасный наркотик, который также называют «крокодилом». С каждым годом в стране увеличивается количество тех, кто его употребляет. Стоит он недорого и может быть изготовлен в домашних условиях из кодеиносодержащих лекарств, которые до 1 июня 2012 года будут продаваться без рецепта.

На четвертый-пятый месяц «крокодильщики», как правило, умирают, но отдельные индивидуумы живут максимум до года. Но нередко случается, что смерть наркомана, употребляющего дезоморфин, наступает гораздо раньше четырех месяцев. Если при изготовлении «крокодила» нарушена технология, наркоманы сразу после укола отправляются на тот свет. В прошлом году в Симферополе был ужасный случай, когда в притоне на улице Киевской пять наркоманов, введя себе неправильно приготовленный «крокодил», скончались на месте.

Страшное прошлое и жуткое настоящее

Сутки в логове наркоманов (впечатлительным стоит воздержаться от просмотра)

Немного истории. Тяжелые внутривенные наркотики стали широко распространяться в Симферополе в начале 90-х годов прошлого века. Тогда это был ацетилированный опий, изготовляемый из маковой соломки и именуемый в народе «ханка». Тот наркотик был относительно «чистый», поэтому наркоманы могли рассчитывать на сравнительно высокую по их же меркам продолжительность жизни в 10 — 15 лет, а то и больше.

Все поменялось, когда в середине 90-х годов «ханку» стали готовить не из соломки, а из так называемых чеков, то есть опия-пластилина. Кстати, чек — это фасовка наркотика. Чеком называется опийный пластилин объемом в три спичечные головки, закатанный в целлофан. С переходом на чеки продолжительность жизни наркоманов существенно сократилась, вплоть до нескольких лет. Тем не менее чеки на протяжении долгого времени были в Симферополе вне конкуренции. Кстати, героин в крымской столице не прижился по причине дороговизны. Правда, относительно широко представлены у нас так называемые клубные наркотики — экстази, амфетамин, но это удел исключительно золотой молодежи.

 ... Хочется сделать золотую дозу, но возможности нет, — говорит Яна тихо. — Сейчас же героина не достанешь. Да и вдруг не умру. Легкой смерти хочу. Все, конечно, ее хотят, но я очень боли боюсь, понимаешь. А знаешь, случай был. У нас один старик есть на пенсии, так он на всю пенсию героина накупил, занял еще, и все — по венам. И очнулся. И жив, и еще должен остался.... 

Сутки с теми, кто завтра умрет

Пока на рубеже XX — XXI веков чеки стоили относительно дешево (30 — 50 гривен), наркоманские массы не думали о переменах. Когда же цена взлетела в два-три раза, особенно с началом кризиса, зависимые начали искать замену. Одно время ею выступал так называемый винт, или первитин, — наркотик, который готовят по схожей с приготовлением «крокодила» технологии: та же бытовая химия, но вместо кодеиновых препаратов используют лекарства с эфедрином. Винт также пришел из России, а точнее, из Питера, и тоже сначала в Севастополь, а потом уже разошелся по всему полуострову. Первитин одно время пользовался большой популярностью в узких кругах, но года два назад не меньшую, если не большую, популярность получил более дешевый и убойный «крокодил».

Подавляющее большинство симферопольских «крокодильщиков» — это законченные опийные наркоманы, которым уже не по карману дорогие чеки. А чек ныне в Симферополе стоит не менее 150 гривен. Зато дневную дозу «крокодила» можно получить гораздо дешевле. Пузырек сиропа от кашля и комплект бытовой химии обойдутся наркоману в 50 — 60 гривен. Из ингредиентов на данную сумму можно будет сварить два-три, иногда и четыре кубика «крокодила» (это аккурат дневная доза для одного, а то и двух наркоманов). Интересно, что «крокодил» в Симферополе, как правило, не продают, наркоманы сами готовят его для себя и друзей. Ну а если все же его кому-то толкают, то по смехотворной цене — 20 — 25 гривен за кубик.

Большинство симферопольских «крокодильщиков» уже подорвали свое здоровье опием, а от дезоморфина они сгорают моментально, живут три, максимум четыре месяца — и конец.

Тем не менее официальной статистики умерших от употребления «крокодила» нет, и в медицинском заключении в качестве причины смерти значится либо просто передозировка наркотиков, либо химическое отравление. Однако, по оперативным данным правоохранителей, счет умерших в Крыму от дезоморфина идет на сотни. По тем же данным, только за полтора года в таком микрорайоне Симферополя, как Москольцо, а это главный «крокодилариум» крымской столицы, умерло около ста наркоманов, употреблявших «крокодил». Эти цифры просто ужасают.

Как бороться

С распространением «крокодила» чрезвычайно сложно бороться. Если, скажем, героин или опий можно изымать и уничтожать на стадии производства, транспортировки или хранения, то с «крокодилом» не все так просто. Его ингредиенты абсолютно легальны. Живет «крокодил» какие-то минуты: собрались несколько наркоманов, сварили месиво и тут же укололись. И все — их можно только пожурить и поставить на учет, но «крокодильщики» и так уже состоят на контроле. Но если милиция сработала профессионально и накрыла наркоманскую кухню в самый ответственный момент, когда все вещдоки налицо, то к уголовной ответственности будет привлечен хозяин дома, где варили дезоморфин. Ему грозит наказание по 317 статье УК Украины: организация нарколаборатории.

Сотрудники симферопольского отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) противостоянию с «крокодилом» уделяют особое внимание, слишком уж высока опасность его распространения, особенно среди молодежи. Оперативники ОБНОН крымской столицы только за последнее время пресекли деятельность нескольких «крокодиловых ферм» — подпольных лабораторий. Буквально недавно столичные обноновцы накрыли такую в жилище на улице Никанорова, там в момент появления правоохранителей находились пятнадцать наркоманов. До этого аналогичные лаборатории-притоны симферопольские обноновцы ликвидировали на улицах Киевской и Вишневой. Кстати, подобные лаборатории были ликвидированы и в других регионах полуострова — на ЮБК, на севере Крыма и так далее.

По словам оперативников столичного ОБНОН, в борьбе с «крокодилом», кроме собственно милицейской работы, очень важна и работа профилактическая, информационная. Поэтому обноновцы регулярно посещают школы Симферополя, рас-сказывая подросткам об ужасных последствиях употребления дезоморфина. Когда эти рассказы сопровождаются допустимыми видео-

и фотоматериалами, подрастающее поколение делает однозначные выводы. И уж точно никто из подростков не станет знакомиться с «крокодилом».

Законодательные неувязки

В мире ежегодно синтезируются тысячи новых наркотиков. И не все они сразу попадают под запрет. С дезоморфином была похожая история. В данном случае эксперты никак не могли определиться с весом «крокодила», то есть сколько должна весить порция данного наркотика, чтобы наступила уголовная ответственность. В конце концов, определились, это 0,1 г.

Много споров и дискуссий вызывает свободная продажа кодеинсодержащих препаратов. В России, кстати, такая продажа жесточайшим образом регламентирована. С одной стороны, это хорошо, с другой, скажем, в зимнее время не будете же вы каждый раз ходить к врачу за рецептом, чтобы купить сироп от кашля. Не так давно в Украине попала под запрет марганцовка как прекурсор для производства наркотиков. Нынче ее в аптеках практически невозможно приобрести. Это сильно, к примеру, ударило по молодым родителям, которые постоянно использовали марганцовку для купания малышей. В общем, проблем очень много, и решать их нужно специалистам, причем как можно быстрее, иначе «крокодил» продолжит пожирать наших соотечественников, и чем дальше, тем больше.

Наркоторговцев в Украине в тюрьмы не сажают

В конце лета Украина получит шанс на либерализацию антинаркотического законодательства. Если Кабмин утвердит новые правила, в тюрьмы станут сажать наркодилеров, тогда как сейчас за решётку попадают наркоманы.

 В конференц-зале киевского отеля «Интерконтиненталь» собралась сотня экспертов по наркополитике из разных стран. Склонив голову, перед ними выступает экс-президент Польши Александр Квасьневский. «Я очень ошибался, и мои ошибки не должны повторяться нигде в мире», — тихим голосом произносит он. До этого бывший президент рассказывал о своей неудачной политике борьбы с наркоманией.

В 2000 году с подачи Квасьневского Польша настолько ужесточила законодательство, что за любое количество запрещённых веществ, найденных у человека, стали сажать на срок до трёх лет. Спустя годы, признаётся экс-президент, стало ясно, что один из самых жёстких антинаркотических экспериментов в Европе провалился: наркоторговцы процветают, уровень наркомании не снизился, зато тысячи молодых поляков побывали в тюрьме.

Молодо-зелено

В Украине подобные законы тоже суровы и неэффективны. Госслужба по контролю над наркотиками попыталась изменить ситуацию, ещё в прошлом году, разработав новую, более либеральную стратегию в отношении запретных веществ. Согласно документу, сажать за хранение наркотиков для собственного употребления больше не будут.

Однако прогрессивный проект застрял в кабинетах правительственных чиновников. И лишь сейчас появился шанс исправить ситуацию: по информации главы Госслужбы по контролю за наркотиками Владимира Тимошенко, Кабинет министров может утвердить Нацстратегию 21 августа.

Проблема более чем актуальна: согласно данным отчёта Украинского медицинского и мониторингового центра по алкоголю и наркотикам Министерства здравоохранения, опыт употребления наркотических веществ имеют 25,4% украинских учеников и студентов старше 16 лет. Самые распространённые наркотики — марихуану или гашиш хотя бы раз в жизни попробовал каждый шестой молодой человек. Как правило, школьники пробуют марихуану из любопытства, причём среди опрошенных встречались и те, кто употреблял «травку» уже в возрасте 13 лет.

Тяжелее ситуация с инъекционными наркотиками: по оценкам Минздрава, число их потребителей составляет 278–387 тыс. человек, 62% из которых употребляют опиаты, а 16,9% — стимуляторы. И хотя опиаты пока занимают наибольшую долю, число потребителей стимуляторов увеличивается, отмечает главный нарколог Минздрава Анатолий Виевский.

Липовые борцы

По данным председателя Международного альянса по ВИЧ/СПИД в Украине Павла Скалы, ежегодный нелегальный оборот инъекционных наркотиков в стране составляет $2 млрд. Борьбой с распространением психоактивных веществ занимается Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (УБНОН) Министерства внутренних дел. На первый взгляд, показатели работы управления впечатляют: количество одного только изъятого кокаина в 2012-м выросло в 14 раз по сравнению с 2011 годом. Однако несмотря на то, что в ведомстве числится 2,5 тыс. сотрудников, эффективность их работы под сомнением из-за обвинений в коррупции, вымогательстве и наркоторговле.

25-летний киевлянин Семён руководит отделом в небольшой фирме. «Иногда курю коноплю — это помогает отвлечься от обыденности, расслабиться и посмеяться с товарищами. Сигареты не курю, алкоголь употребляю крайне редко, по натуре не агрессивен», — рисует свой портрет собеседник Фокуса. Весной нынешнего года он столкнулся с сотрудниками УБНОН одного из районов Киева. При обыске милиционеры нашли у него три грамма марихуаны.

Согласно закону, такое количество тянет максимум на административное правонарушение и штраф в несколько сотен гривен. Вместо этого милиционеры пытались запугать Семёна тем, что «экспертиза покажет не пакет, а стакан марихуаны». «Я откупился относительно недорого благодаря знакомствам, всего две тысячи долларов, хотя обычный тариф — три — три с половиной тысячи», — рассказывает Семён.

Случаи злоупотребления властью среди милиционеров не единичны. В начале года за торговлю наркотиками был задержан начальник Полтавского УБНОН и трое его коллег. Всего на скамье подсудимых оказались 13 участников, причём, по данным прокуратуры Полтавской области, организатором группировки был именно начальник управления, который к своей деятельности привлёк многих своих подчинённых.

Силовики не сдаются. Сторонник декриминализаци Тарас Ратушный уверен, что репрессивные законы выгодны коррумпированным милиционерам

Полтавские наркоторговцы в погонах были разоблачены Службой безопасности Украины. С этой целью в декабре 2012 года была сделана контрольная закупка на 400 тыс. грн. По подсчётам СБУ, за полгода деятельности денежный оборот преступной группы составил более 1 млн грн.

Милиционеры производили наркотики сами — в лаборатории дома у одного из соучастников. Всего с начала 2013 года против сотрудников УБНОН был возбуждено почти два десятка уголовных дел, а в прошлом году — более 30.

Избавиться от нечистых на руку сотрудников антинаркотического подразделения в руководстве МВД намерены с помощью переаттестации. Однако глава Госслужбы по контролю над наркотиками Владимир Тимошенко уверен: ни переаттестация, ни даже набор новых кадров в подразделения УБНОН принципиально ситуацию не изменят. «Вопрос не в лицах, не в порочности конкретных сотрудников, которых заменят кристально чистыми, — отмечает он. — Нужно изменить систему, чтобы она могла жёстко пресекать попытки срастания с наркобизнесом». По словам Тимошенко, сейчас сотрудники УБНОН предоставлены сами себе и фактически являются монополистами в сфере борьбы с наркобизнесом. «Но с чем борешься, тем и заразишься. Нужно, чтобы существовали и другие структуры по борьбе с наркотиками», — говорит глава Госслужбы.

Глаз да глаз. Глава Госслужбы по контролю над наркотиками Владимир Тимошенко считает, что антинаркотические подразделения милиции нуждаются в дополнительном надзоре со стороны государства и общества

Лечить, нельзя сажать

Согласно проекту Национальной стратегии в отношении наркотиков число госструктур и негосударственных организаций, задействованных в борьбе с психоактивными веществами, действительно будет увеличено. «Противодействовать наркотикам нужно не только напрямую, но и косвенно — например, посредством образования. Именно поэтому стратегия включает и Министерство образования, и Министерство социальной политики — без них многие вопросы решить невозможно», — говорит Тимошенко.

Кроме того, по утверждению авторов, документ полностью изменит подход государства в этой сфере — от репрессивных методов к более гуманным и эффективным. «Основная идея состоит в том, что наркозависимых нужно лечить, а не сажать в тюрьму. Репрессии нужны, но в отношении наркобизнесменов», — поясняет Владимир Тимошенко.

Сейчас крупные наркодилеры нередко уходят от ответственности, у них есть деньги, чтобы откупиться, кроме того, всю грязную работу делают распространители. Между тем, как отмечает Павел Скала, каждый десятый осуждённый в Украине получил приговор исключительно за хранение наркотических веществ. Только в 2011 году за преступления, связанные с наркотиками, было осуждено почти 26 тыс. человек.

В июне проект Нацстратегии в отношении наркотиков был направлен в Кабмин. «И хотя все положенные сроки рассмотрения документа истекли, в повестку дня заседания правительства этот вопрос так и не попал», — говорит Тарас Ратушный, активист, выступающий за декриминализацию наркотиков. Он предполагает, что прогрессивный проект хотят «завалить» те, кто заинтересован в сохранении репрессивных законов. «Это прежде всего УБНОН и силовые структуры в целом. Они хотят сохранить ещё на год-два действующее законодательство, потому что оно позволяет извлекать выгоду, например, путём вымогательства денег у наркозависимых», — утверждает активист.

У Владимира Тимошенко настрой более оптимистичный. «По нашей информации, 21 августа проект Национальной стратегии будет вынесен на заседание Кабинета министров. Надеюсь, наша инициатива будет поддержана», — говорит он. Если правительство утвердит проект Нацстратегии, она будет направлена президенту. Подпись Виктора Януковича под документом позволит избежать уголовного преследования из-за своей вредной привычки почти 15 тыс. украинцам ежегодно.

Автор: Виталий Атанасов

В Бельгии появился новый опасный наркотик

 
    

В Бельгии появился новый опасный наркотик

В Бельгии появился новый опасный наркотик. В Бельгии появилось новое опасное наркотическое вещество, от которого уже пострадали несколько человек. Стало известно, что погибших пока нет.

Специалист одной из больниц Антверпена рассказал о том, что это вещество дизайнерского происхождение. Эффект от нового наркотика схож с эффектом от ЛСД.
Кроме того, новый наркотик имеет мощное воздействие на человека, вследствие чего начинаются сильные галлюцинации, которые толкают людей на совершение различных поступков. Кроме того он очень влияет на кровяное давление и сердечный ритм.
Новый опасный наркотик получил название 24INBOMe. В Скандинавии и Великобритании уже были обнаружены несколько мертвых людей, предположительно погибших именно от этого нового наркотика.

Как устроена онлайн-торговля наркотиками

Создатель сервиса Silk Road зарабатывает десятки миллионов долларов в год на торговле наркотиками и пишет политические манифесты с позиции революционера-либертарианца. Чем ему ответит государство?

Редакция Forbes предупреждает, что незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление и переработка наркотических средств (и их прекурсоров), психотропных веществ и их аналогов; нарушение их оборота; выращивание растений, содержащих наркотические средства и психотропные вещества; а также организация или содержание притонов для потребления наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов являются преступлениями, а лица, их совершившие, преследуются в уголовном порядке.

Употребление наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов наносит вред вашему здоровью.

Ужасный Пират Робертс (Dread Pirate Roberts) настолько озабочен своей безопасностью, что не доверяет интернет-мессенджерам. Забудьте о телефоне и Skype. Всего один раз за 8 месяцев переговоров об интервью я предложил ему встретиться в любом месте за пределами США. «Исключено, – отрезал Робертс. – Я не встречаюсь даже со своими ближайшими помощниками». Когда я задал вопрос о его настоящем имени и национальности, он отказался отвечать и на месяц прекратил общение.

Все мои коммуникации с Робертсом происходили посредством сообщений и форумов сайта, которым владеет и управляет бизнесмен, – Silk Road («Шелковый путь»). Доступ к ресурсу можно получить только через анонимную сеть Tor, которая шифрует трафик и «скрывает» данные за тремя прокси-серверами, выбранными случайным образом. Словно тебя ведет по джунглям с завязанными глазами отряд партизан – Tor идеально подходит для того, чтобы ни я, ни кто-либо другой не отследили географию серверов Silk Road или самого Робертса. «За мной идет охота на самом высоком уровне, – говорит бизнесмен. – Я не должен дать им ни одного шанса».

Может, эти слова и звучат параноидально, но сильные мира сего и правда немало отдали бы ради того, чтобы добраться до «пирата». За 2,5 года Silk Road вырос в крупнейшую интернет-площадку по торговле героином, метамфетаминами, крэком, кокаином, ЛСД и экстази. А марихуаны на сайте продается столько, что амстердамские кофешопы на фоне «Шелкового пути» выглядят невинной шалостью. Управление по борьбе с наркотиками США (DEA) отказалось сообщить, ведется ли в отношении Silk Road официальное расследование.

Ведомство лишь подтвердило, что «в курсе» существования сайта и «внимательно следит» за бурным технологическим развитием цифрового подполья. Сенатор Чак Шумер потребовал закрытия Silk Road, аттестовав ресурс как «самую наглую попытку онлайн-торговли наркотиками за последние годы».

Биткоины и анонимность

Скачать и установить Tor может любой интернет-пользователь. После этого остается поменять ваши доллары или евро на цифровую криптовалюту Bitcoin и отправляться за покупками на Silk Road. Наркотики в вакуумной упаковке клиентам магазина присылают обычной почтой (USPS. — Forbes) – торговля идет полным ходом под носом у федеральных властей. По оценке преподавателя Университета Карнеги-Меллон Николаса Кристина, месячный оборот Silk Road в первой половине 2012 года составлял $1,2 млн.

С тех пор ассортимент вырос вдвое, а годовая выручка, по подсчетам Forbes, увеличилась до $30-45 млн. Анализ активности пользователей Tor, проведенный в дублинском Тринити-колледже, показал, что ежедневное число визитов на Silk Road приближается к 60 000, а большая их часть приходится на продажу или покупку наркотиков, хотя некоторые пользователи «ограничиваются» контрафактными сигаретами или фальшивыми документами.

Сервис Робертса устроен по принципу eBay – площадка взимает комиссию до 10% за все транзакции (с увеличением объема сделки комиссия уменьшается). Учитывая, что все расчеты происходят в биткоинах (курс криптовалюты к доллару с момента запуска Silk Road в 2011 году вырос в 200 раз), владелец сайта и его предполагаемые партнеры, скорее всего, уже превратились в мультимиллионеров.

Биткоины – одно из главных слагаемых успеха Silk Road. «Мы выиграли войну за наркотики у государства благодаря этой валюте», – признает Ужасный Пират Робертс. Биткоины, которые получили известность примерно одновременно с созданием Silk Road, вопреки широко распространенному мнению не являются абсолютной панацеей от государства.

Власти при желании могут отследить транзакции с криптовалютой теми же механизмами, что используются при расследовании фактов отмывания денег. Просто в отличие от доллара, евро или иены управление биткоинами сосредоточено в руках самих интернет-пользователей, а не центробанков или правительств. Аккуратные почитатели цифровых денег могут сделать так, чтобы их операции с криптовалютой не оставляли следов в открытом сегменте сети.

Биткоин-сервисы погружаются в глубины анонимного интернета и все чаще переключаются на нелегальные бизнесы вроде организации кибератак, торговли оружием, украденными кредитками и т. п. Оплату биткоинами товаров на сайтах типа Silk Road обнаружить очень трудно. Даже ФБР признает «вызовы», которые перед властями ставит криптовалюта. Фактически это так же удобно, как PayPal, и теоретически так же анонимно, как кэш.

Если оставить в стороне этический аспект экономики «Шелкового пути», ключевой проблемой для ресурса остается невероятная волатильность биткоинов. Для стабилизации денежного потока Silk Road позволяет продавцам привязывать цены в криптовалюте к доллару. Выходит, что грамм героина на сайте стоит около $200 вне зависимости от того, обмениваются ли биткоины на биржах по 50 центов (как было в начале 2011 года) или по $266 (максимум апреля 2013). Робертс также предлагает хеджирование валютных рисков дилерам на период доставки наркотиков.

Биткоины не только сделали возможным функционирование современного «черного онлайн-рынка», но и привели в Silk Road самого Робертса. Мой собеседник не является основателем сайта, признался он в ходе интервью. Как выясняется, создал Silk Road другой, еще более законспирированный предприниматель, о котором не известно вообще ничего, кроме того, что он, по всей видимости, также называл себя «Ужасный Пират Робертс» и передал имя в наследство преемнику. Нынешний Робертс открыл для себя сайт вскоре после его запуска в начале 2011 года.

По его словам, он обнаружил «дыру» в системе безопасности ресурса. Робертс мог похитить биткоины пользователей, но не стал бить в уязвимое место, а помог основателю исправить баг, завоевал его доверие и получил статус партнера по бизнесу. Позднее он полностью выкупил сайт у предыдущего хозяина. «Фактически сделка была его идеей. Он получил хорошую компенсацию», – заверяет владелец Silk Road.

Против государства

В феврале 2012 года на форумах Silk Road появился пост за подписью администратора, который назвался Ужасным Пиратом Робертсом. Это имя персонажа романа Уильяма Голдмана «Принцесса-невеста», за маской которого скрывались сразу несколько морских разбойников.

Ровно так же за «пиратским» псевдонимом прячется вот уже второе поколение владельцев «Шелкового пути». Новый Робертс очень быстро сжился со своим альтер-эго: он принялся регулярно публиковать на сайте свои либертарианские манифесты и даже завел книжный клуб, где модерировал обсуждения работ экономистов Австрийской школы. Комментаторы на сайте не скупятся на похвалы в адрес главы ресурса. Его здесь характеризуют как «героя», «создателя рабочих мест» и «нашего нового Че Гевару».

Робертс позиционирует себя как радикального революционера-либертарианца, строителя анархического цифрового пространства в противовес государственному налогообложению и регулированию. «Мы не можем вечно отмалчиваться. У нас есть важное послание, и миру пришло время его услышать, – рассуждает бизнесмен. – То, чем мы занимаемся, не продажа наркотиков и создание проблем другим людям. Мы боремся за наши права, а Silk Road – механизм трансляции нашего послания. Все остальное вторично».

«Мы видим потенциал принципиально иного распределения власти, – пишет Робертс. – Люди теперь могут контролировать потоки информации и денег и их распределение. Сектор за сектором государство утрачивает роль монопольного распределителя благ. Власть возвращается к отдельному взятому человеку».

Война за рынок

Создатель сервиса Silk Road зарабатывает десятки миллионов долларов в год на торговле наркотиками и пишет политические манифесты с позиции революционера-либертарианца. Чем ему ответит государство?

Высокопарными речами владелец Silk Road умело находит оправдание своему прибыльному бизнесу по торговле незаконными, опасными и вызывающими привыкание веществами. Но Робертс твердо стоит на своем: если его клиенты хотят употребить героин или крэк, они должны быть свободны в своем праве покупать наркотик и отвечать за последствия его употребления.

В отличие от других подпольных сайтов, Silk Road держится в стороне от товаров, реализация которых предполагает наличие пострадавшей стороны. Робертс поясняет, что речь идет о детской порнографии, похищенных вещах и оружии. Впрочем, оружие на Silk Road еще может появиться – глава сайта пока определяется со своим отношением к этой «серой зоне» бизнеса.

Несмотря на угрозу преследования со стороны DEA и растущий интерес федералов к «темной стороне» интернета, Робертс дал Forbes первое за историю ресурса интервью по вполне определенной причине: как и в обычном наркобизнесе, в нелегальной онлайн-торговле разгорается война за доминирование на рынке.

Пока Робертс предается философским размышлениям, его конкуренты всеми силами пытаются «отъесть» у Silk Road часть доли в прибыльном сегменте онлайн-наркоторговли. 26 июня на YouTube появилась реклама амбициозного проекта Atlantis. Главным героем ролика стал карикатурный хипстер по имени Чарли. Сценарий незамысловат. Чарли, как объясняет зрителям закадровый голос под задорный музыкальный джингл, любит «покурить травку». Он переезжает в новый город по работе и не может найти марихуаны. На помощь приходит Atlantis, «виртуальный черный рынок». Чарли заказывает немного «дури» и «хорошенько накуривается».

YouTube удалил скандальное видео спустя несколько дней за нарушение правил сервиса, но трюк к тому времени уже сработал: ролик набрал под 100 000 просмотров и спровоцировал всплеск интереса аудитории к нелегальному сегменту Tor. Досталось в рекламе и Silk Road: Atlantis в ролике назывался «лучшим в мире анонимным местом для онлайн-торговли наркотиками».

На следующий день после размещения видео представитель Atlantis под именем «Гейзенберг» (альтер-эго главного героя сериала Breaking Bad – учителя химии, заболевшего раком, и начавшего производить метамфетамин. — Forbes) провел групповой чат для журналистов, тонко противопоставив Silk Road и свой сайт: «это как MySpace по сравнению с Facebook».

Глава Atlantis под ником «Владимир» провел сессию ответов на вопросы пользователей популярного портала Reddit (эта сессия удалена из открытого доступа. — Forbes). Он также упирал на преимущества своей площадки в сравнении с Silk Road и обещал меньшие комиссии продавцам и покупателям. «У «Шелкового пути» больше пользователей, – писал Владимир. – Зато наш сайт лучше».

В конце апреля Silk Road на неделю ушел в офлайн, упав под мощным натиском хакеров. Все важные данные пользователей удалось сохранить в неприкосновенности, но сервера сильно пострадали. По версии Робертса, весенняя кибератака была детально проработана – оппоненты использовали неизвестные ранее слабые стороны сети Tor и умело обходили системы безопасности сайта.

Нападение случилось спустя несколько недель после запуска Atlantis. Именно амбициозные новички дирижировали атакой, полагает большинство пользователей Reddit. Всю неделю, что не работал Silk Road, продавцы и покупатели активно мигрировали на новую площадку.

«Все это слухи», – парирует глава Atlantis Владимир, когда я задаю ему прямой вопрос о причастности к киберпреступлению в нашем зашифрованном чате. Как и Робертс, лицо Atlantis не слишком охотно делится информацией о себе. Раньше он занимался разработкой софта и приторговывал марихуаной. «Я вообще сомневаюсь, что атака была. Гораздо более вероятно, что у них просто были проблемы с инфраструктурой сайта», – говорит Владимир.

Робертс тему атаки вообще не комментирует. Он говорит, что счастлив появлению конкурентов, несмотря на стремительные темпы роста Atlantis, который в июне вышел на оборот в $500 000. По словам Робертса, еще один сайт – Black Market Reloaded – долгое время копирует модель Silk Road и даже предлагает более широкий ассортимент товаров, включая нелегальное оружие, но, тем не менее, до сих пор не может собрать аудиторию, сравнимую с «Шелковым путем». «Мне нравится, когда конкуренты наступают нам на пятки, – рассуждает предприниматель. – Это дает мне мотивацию».

В комментарии о проектах-«копипастерах», опубликованном на форуме Silk Road через несколько дней после появления рекламы Atlantis, Робертс, впрочем, формулировал ответные претензии куда более конкретно: «Если вы берете чужое изобретение и чуть корректируете нюансы, а потом повсюду рассказываете, что ваш продукт «лучше», вы не заслуживаете моего уважения». И хотя формально эти слова относились к сравнению биткоинов и новой криптовалюты Litecoin, аудитория дружно интерпретировала замечание как «шпильку» в адрес дерзкого конкурента.

Silk Road, впрочем, тоже берет на вооружение некоторые элементы из маркетинговой тактики Atlantis. Помимо общения с прессой, Робертс создал сайт – своеобразный путеводитель по вопросам доступа к Silk Road и устройства бизнеса в Tor.

Попасть в Forbes

Когда я спрашиваю Робертса, как сам бизнесмен определяет свою роль в Silk Road – как CEO или как владельца, он выбирает ответ «как центр доверия» между продавцами и покупателями. Доверие в бизнес-модели сайта особенно важно, ведь все стороны в данном случае предпочитают сохранять анонимность.

Постепенно Silk Road доказал аудитории, что не является ни очередной попыткой мафии быстро нажиться на наивных наркоманах, ни ловушкой спецслужб. По сути, специфический сегмент сети относится к сайту так же, как обычные интернет-пользователи относятся к eBay и Airbnb. На Silk Road тоже есть рейтинги продавцов, которые получают свои деньги лишь после доставки товара покупателям.

«Silk Road на самом деле не продает наркотики. Он продает страховку и финансовые услуги, – объясняет профессор Университета Карнеги-Меллон Николас Кристин. – Неважно, торгуете вы футболками или кокаином, бизнес-модель подобных сервисов опирается на создание удобной и безопасной площадки для всех сторон».

Денежные потоки Silk Road по большей части не «вынимаются» из оборота, а инвестируются в развитие сайта, говорит Робертс. Он отказывается обсуждать размеры своего состояния и образ жизни. Деньги предприниматель тратит осторожно, чтобы не привлекать лишнего внимания. Правда, в одном из постов на форуме он признался в пристрастии к «первоклассным развлечениям». Одно из любимых занятий Робертса – выкурить «огромный косяк индики в конце длинного дня».

«Мое личное состояние меркнет на фоне будущих перспектив Silk Road как организации. Я не продам сайт за сумму меньше 10- или даже 11-значной, – пафосно заявляет Робертс. – Когда-нибудь вам придется включить Ужасного Пирата Робертса в рейтинг миллиардеров Forbes)».

Государство наносит ответный удар

Надо признать, что Робертс выбрал рискованное время для выхода «в люди» – давление спецслужб на Silk Road растет. В Южной Каролине и Австралии недавно были арестованы дилеры, торговавшие, в том числе, через сайт. В мае владельцам биткоин-сервиса Liberty Reserve были предъявлены обвинения в отмывании $6 млрд.

Тогда же крупнейшая биткоин-биржа – токийская Mt. Gox – анонсировала требование идентификации личности всех брокеров, желающих обменять обычные деньги на цифровые. В июле ФБР пробило брешь в системе безопасности Tor, благодаря чему в Ирландии был пойман администратор сайта, распространявшего детское порно. Наконец, самый тревожный сигнал поступил из Агентства национальной безопасности США – спецслужба запустила программу кооперации по вопросам сетевой безопасности с DEA и другими правоохранительными ведомствами.

Все эти факты заставляют Робертса не доверять никаким способам коммуникации и финансовым транзакциям за пределами Silk Road и биткоинов. В 2012 году владельцы сайта-аналога Farmer’s Market были идентифицированы и арестованы сотрудниками DEA в рамках спецоперации «Бомба Адама». Хотя «фермеры» использовали Tor, между собой они общались посредством закодированной электронной почты Hushmail (этот сервис «слил» нужную информацию наркополицейским), а платежи принимали через PayPal. После того, как мы пообщались с главой Atlantis Владимиром в закодированной программе Cryptocat, стало известно о «дыре» в архитектуре сервиса – так что не исключено, что DEA доберется и до нашего диалога.

Несмотря на все меры предосторожности, безопасность Робертса остается под вопросом. Но угроза пожизненного тюремного срока не смущает владельца Silk Road. «Мы как маленькое зернышко в диких джунглях, которое дало первые ростки в почву, – писал он на одном из форумов сайта в прошлом году. – Это большие страшные джунгли со множеством опасных хищников, каждый из которых в процессе эволюции приспособился выживать во враждебном окружении человеческого общества. Но среда быстро меняется, а джунгли никогда не сталкивались с тем видом, к которому относится Silk Road».

Правительство Гватемалы выступит за отмену уголовного наказания за наркоторговлю

Президент Гватемалы Отто Перес Молина поднимет вопрос об отмене уголовного наказания за торговлю наркотиками на ближайшей сессии Генеральной Ассамблеи ООН, начало которой запланировано на 17 сентября в Нью-Йорке.

В заявлении главы гватемальского МИД Фернандо Карреры, размещенном на сайте правительства страны в четверг, подчеркивается, что предложение лидера Гватемалы является реальной альтернативой «прямолинейной борьбе» с наркотрафиком. «Мы поднимем эту тему, это постоянные дебаты, а наша политика ясна», — говорится в заявлении Карреры.

Бывший военный Перес Молина является сторонником легализации наркотиков и ранее неоднократно высказывался за обсуждение этой возможности на международном уровне. По его мнению, страны, являющиеся основными потребителями наркотиков, должны оплачивать усилия по борьбе с наркотрафиком в Центральной Америке, которая сама не производит запрещенные вещества, являясь лишь транзитером.

Он также высказывался за создание регулируемого государством рынка наркотиков по аналогии с рынками табака и алкоголя, что могло бы стать альтернативой провальной стратегии войны с наркотиками, которая себя дискредитировала. При этом США и ряд других государств американского континента выступают против предложения президента Гватемалы.

По словам главы МИД Гватемалы, президент предлагает поиски альтернативных путей борьбы с наркотиками, что позволит снизить негативные последствия и уменьшить насилие, генерируемое в этой области.

«Крокодил» в аптеках Украины. «Аптечная мафия» процветает на «аптечной наркомании»

Наркомания в Украине в последние пять лет стремительно меняется. Она молодеет, стремится к гендерному равенству и, самое главное, меняет предпочтения в выборе наркотических средств — настоящим раем для наркоманов теперь стали аптеки. Этот источник получения «кайфа» отличает относительная доступность, дешевизна и, самое главное, легальность, т.е. отсутствие криминальной ответственности.

 Именно в аптеках наркозависимые покупают легальные наркотики — «Терпинкод», «Коделак», «Нурофен плюс» и другие кодеинсодержащие препараты, предназначенные для обезболивания и лечения кашля. На них «подсели» около 80% лекарственных наркоманов. Дневная доза — две-три коробки. И если на улице валяются пустые упаковки этих лекарств — значит, в ближайшей аптеке их отпускают без рецепта. Есть любители других аптечных продуктов: эфедриносодержащих препаратов, транквилизаторов, снотворных, антигистаминных, противоотечных и даже некоторых диетических средств.

Регуляторные органы многих стран пытаются контролировать оборот перечисленных препаратов, переводя их в группу рецептурных или подконтрольных наркотических средств. Такая политика приводит к тому, что начинают страдать сотни тысяч пациентов, нуждающихся в постоянном приеме этих лекарств и не виноватых в том, что эти же препараты «облюбовали» наркозависимые.

По данным Международного комитета ООН по контролю за наркотиками, Украина занимает 78-е место в мире по показателю доступности обезболивающих средств для населения. Для соблюдения баланса интересов пациентов и эффективности борьбы с наркоманией в Украине была разработана Стратегия государственной антинаркотической политики до 2020 г.

В мире сейчас насчитывается около 250 млн. больных наркоманией (4% населения), от которой ежедневно умирает 330 человек. В американском международном антинаркотическом центре называют еще более страшную цифру: миллиард наркоманов. Украина в этой ужасной статистике проходит отдельной строкой. Официально на учете в МВД состоит около 150 тыс. наркоманов, об их числе вне регистрации можно только предполагать.

Несколько дней среди людей, скорее всего, обреченных на скорую и мучительную смерть. Это наркоманы, употребляющие «крокодил» – убийственный синтетический наркотик, сделанный из аптечных препаратов. Все они заражены ВИЧ, некоторые больны открытой формой туберкулеза. Их мозг поражен ядом, но они все еще люди, они все еще способны думать, даже о боге и о любви, они надеются на чудо. Возможно, кого-то из них еще можно спасти…

По данным международных организаций ВОЗ и UNAIDS, только инъекционных наркоманов у нас около 425 тысяч, а по подсчетам различных независимых экспертов, в Украине употребляет наркотики от 1 до 1,5 млн человек и их число ежегодно увеличивается на 8–10%. По официальным данным Минздрава, только тяжелые наркотики употребляют 550 тыс. человек. Ежегодно от наркомании в Украине погибает около тысячи человек, в то время как независимые эксперты указывают на смертность 10–12 тыс. человек. А от наркомании и связанных с ней болезней — ВИЧ/СПИД, вирусные гепатиты, специфические онкозаболевания, туберкулез — в Украине умирает 120 тыс. человек в год.

По данным Управления ООН по наркотикам и преступности за 2012 г., наибольшее количество наркозависимых — в США. 56% наркоманов мира зарегистрированы именно там, а это 12% (около 18 млн человек) от их общего населения. Наркоманы США употребляют около 86% всех наркотиков, произведенных в мире. Преступления, совершенные наркоманами, — кражи, грабежи и убийства — почти половина от общего количества.

Политика США, направленная против распространения наркотиков, довольно жесткая — здесь можно получить срок не только за употребление или хранение наркотиков, но и за попытку их приобретения. Американская антинаркотическая программа имеет два направления: стремление сократить потребление наркотиков путем пропаганды и разъяснительной работы; ограничение иностранных поставок.

Новые наркотики изменяют сознание людей настолько, что превращают их в зомби, роботов, послушных исполнителей чужих желаний или же в свирепых монстров. Из США приходило несколько сообщений о появлении зомбированных людей, считавшихся кроткими и доброжелательными, пока не попробовали сигареты «дыхание дьявола» или соли. Один из таких набросился на бомжа и выгрыз большую часть его лица. Другой вызвал полицейских, а когда те приехали, стал наносить себе ножом многочисленные увечья, вырезать свои внутренние органы и бросать их в ошарашенных полицейских.

В России официально — 550 тыс. больных наркоманией. Однако, по мнению главного нарколога Минздрава РФ Евгения Брюна, опыт употребления наркотиков имеют три-четыре млн чел. А по данным мониторинга наркоситуации в стране, около 8,5 млн лиц с разной степенью регулярности употребляют наркотики. Хотя бы раз в жизни пробовали их 18,5 млн российских граждан. Ежегодно из-за употребления наркотиков и связанных с ними заболеваний, прежде всего ВИЧ/СПИДа, в России умирает 100 тыс. чел. Это цифры, сопоставимые с общемировыми.

Кстати, по мнению специалистов, отсчет эпидемии наркомании в России начался в 1991 г., когда Ельцин подписал закон об отмене уголовной ответственности за употребление наркотиков. Многие наркоманы говорили, что если бы за употребление им светила статья, они бы сто раз подумали, пробовать или нет.

 ... Хочется сделать золотую дозу, но возможности нет, — говорит Яна тихо. — Сейчас же героина не достанешь. Да и вдруг не умру. Легкой смерти хочу. Все, конечно, ее хотят, но я очень боли боюсь, понимаешь. А знаешь, случай был. У нас один старик есть на пенсии, так он на всю пенсию героина накупил, занял еще, и все — по венам. И очнулся. И жив, и еще должен остался....

По мнению президента Украины Виктора Януковича, тотальная наркоманияи алкоголизм — наибольшая угроза национальной безопасности страны, уничтожающая нацию и народ. Это страшнее, чем Чернобыль, безработица и даже экономические кризисы. Еще в начале своей каденции в июле 2010-го глава государства поручил сделать контрольную закупку наркотиков через Интернет. Легкость приобретения позволила оценить борьбу с незаконным оборотом наркотиков в Украине как «критически неудовлетворительную». Досталось силовым структурам и Минздраву.

Ответственность за борьбу с наркобизнесом в Украине разделяют силовые структуры — МВД, СБУ, Государственные пограничная и таможенная службы. В 1993 г. создан комитет по контролю за наркотиками при Минздраве. В контроле за оборотом лекарственных наркотических средств в аптечной сети и лечебных учреждениях принимает участие Госслужба Украины по лекарственным средствам.

Для координации усилий органов исполнительной власти и общественных организаций в борьбе с наркоманией был создан Национальный координационный совет по борьбе с наркоманией при Кабмине. Правопреемником комитета по контролю за наркотиками стала Госслужба Украины по контролю за наркотиками.

В структуре МВД главные функции по борьбе с наркотиками осуществляет Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (УБНОН). На вопросы корреспондента ZN.UA ответил начальник управления, полковник милиции Олег Школьный.

— Олег Михайлович, какие произошли изменения в предпочтениях украинских наркоманов за последние пять лет? В мире на смену тяжелым классическим наркотикам пришли более дешевые, а главное, более доступные — дизайнерские, натуральные или кустарно переработанные лекарственные препараты, так называемые «соли для ванн», курительные смеси, синтетические каннабиноиды, включая «дживиаш», цифровые наркотики.

— Действительно ассортимент наркотических средств, используемых в мире, стремительно меняется, и Украина — не исключение. И хотя опиаты, прежде всего в виде маковой соломки и марихуаны из конопли, продолжают лидировать, в силу ряда обстоятельств, аптечная наркомания, особенно в городах, стала набирать обороты. В 2009-м курительные смеси, спайсы, «соль для ванн» или просто соль буквально взорвали молодежную наркосреду. Если в США и Европе о маковой соломке никто даже не слышал, то у нас она еще в почете, особенно среди так называемых нищих наркоманов и в сельской местности. Но аптечная наркомания в городах уже вытесняет уличную, и тысячи молодых наркоманов предпочитают глотать таблетки, а не колоться грязной «ширкой».

— Глава комитета ВР по вопросам здравоохранения Татьяна Бахтеева признает, что отдельные аптеки делают бизнес на молодых наркоманах. Как обуздать аптечную наркоманию? Расширять списки рецептурных и подконтрольных препаратов или усилить контроль над отпуском лекарств в аптеках? В чем причина превращений молодых людей в активных аптечных шоперов?

— Перевод лекарственных средств в разряд рецептурных не решает проблему. Опыт показывает, что провизор всегда найдет возможность отпустить рецептурное средство без рецепта проверенной клиентуре. Причем рецептурный статус дает повод продать его по завышенной цене.

Паша и Яна — муж и жена, 10 лет вместе. Три года они сидят на «крокодиле» — так называют дезоморфин. Поставки героина в город перекрыл Госнаркоконтроль (ГНК) в 2008-м, и теперь 85—90% инъекционных наркоманов в городе — дезоморфинщики.

Аптечная наркомания стремительно нарастает в силу ряда причин. Наркозависимый не преступает закон, а легкая доступность и дешевизна окончательно определяют его переориентацию на аптеки.

— Приведите еще примеры зарубежной и отечественной лекарственной наркомании.

— В экономически благополучной Европе сейчас популярен «Субитекс». Там он стоит 1 евро за таблетку. В Украине, в зависимости от региона — 200–400 грн, а в местах лишения свободы — до 800 грн. Его предпочитает «золотая» молодежь. Для возбуждения уголовного дела необходимо поймать потребителя или распространителя с суточной дозой, превышающей 10,5 таблеток.

Из аптечных препаратов наиболее популярным был «Трамадол», но в 2008 г. его ввели в список наркотических средств со строгой учетностью и уголовной наказуемостью, и интерес к нему резко упал. Ни аптекари, ни потребители наркотиков больше не хотят рисковать.

Сейчас наиболее сильным и опасным стал так называемый «крокодил», пришедший к нам из России и перебирающийся в Европу. Это самодельный наркотик на базе кодеин- или кодтерпинсодержащих лекарств, например, от кашля, свободно продающихся в аптеках. Несложными манипуляциями из него получают неочищенный дезоморфин, который по наркотическому действию сильнее морфина в 20 раз, но из-за токсических примесей очень опасен и буквально с первых дней применения приводит к прижизненному разложению тканей — гниению. В течение года наркоман погибает.

«Крокодил» еще называют наркотиком для бедных или пролетарским, так как его приготовление довольно дешево. «Крокодиловая» наркомания получила широкое распространение после 2005-го и сейчас находится на втором месте после героиновой.

Одной из причин «крокодиловой» наркомании является также то, что в 2000-х годах началась активная борьба с наркотиками, в результате чего из крупных городов исчезли героин, кокаин и др. Это вынудило наркоманов искать другие пути получения удовольствия.

Жизнь «гнезда»

— Почему наркотик назвали «крокодил»?

— Из-за специфического внешнего вида больных. После того, как у наркоманов разрушаются вены, они вынуждены колоть его в мышцы. И в месте инъекции возникают язвы и эрозии, покрытые поначалу гнойной коркой и чешуйками, а кожный покров в пораженных местах становится похож на кожу крокодила.

— Неужели наркоманы не осознают плачевности своего состояния, когда начинают заживо гнить?

— Осознают, но не в состоянии что-либо изменить. Уже буквально после двух-трех инъекций возникает сильная психологическая, а затем и физическая зависимости. При употреблении «крокодила» кайф короткий, новые дозы требуются каждые два часа, а следовательно, и новые приключения в их поиске, как правило, криминальные.

— Какие еще аптечные изыски в моде у потребителей наркотиков и находятся под контролем УБНОН и других контролирующих структур?

— Очень популярен «Тропикамид» — глазные капли, также доступный для молодых людей наркотик. Вызывает быстрое привыкание и при систематическом применении очень токсичен. Его часто смешивают с «Нурофеном плюс» и некоторыми другими анальгетиками и жаропонижающими средствами. «Тропикамид» также быстро разрушает организм, особенно иммунную систему, печень, глаза, кожу, приводя к галлюцинациям, кратковременным обморокам, а в абстинентный период — к панике или агрессивности. По последствиям он страшнее героина. Необратимые изменения в организме наступают в считанные месяцы. Средняя продолжительность жизни составляет два года. Есть приверженцы «Оксиконтина», обезболивающего средства для лечения онкозаболеваний, в увеличенных дозах имитирующего действие героина.

В почете у наркоманов «Терпинкод», эфедринсодержащие препараты, амфетамины, транквилизаторы и психостимуляторы и уже упоминавшиеся противокашлевые средства на основе кодеина и декстрометорфана. Эфедрин и псевдоэфедрин используются для приготовления винта (первитина) и мульки (меткатинона), но эта группа некогда очень популярных самодельных наркотиков уже уступает «крокодилу».

— Как обстоят дела с другими новыми наркотиками, солями для ванн и курительными смесями. Что это такое, откуда они берутся и как выглядят?

— Соли для ванн и курительные смеси появились в Украине сравнительно недавно и стремительно распространились в 2005–2009 гг. благодаря легальности продаж и агрессивному маркетингу. Красочно оформленные пакетики различной емкости легко можно было приобрести через Интернет, в киосках, магазинах курительных аксессуаров, на автозаправках и импровизированных торговых раскладках. Продавцы уверяли, что это безопасные средства, позитивно влияющие на настроение и работоспособность.

Соли состоят из мефедрона и его аналогов, являющихся синтетическими стимуляторами центральной нервной системы. По действию — нечто среднее между амфетамином и экстази. Мефедрон приводит к тому, что люди становятся параноиками, склонными к насилию, нервными. У некоторых возникают галлюцинации. Наркотик принимают в виде ванн или умудряются вводить перорально или внутривенно. Уже после первого приема возникает психологическая зависимость. Долгое употребление приводит к разложению органов и деградации личности.

Курительные смеси или спайсы появились в Европе с 2004-го по 2006-й, а в Украине набирали стремительный рост с 2007-го по 2009-й, пока в 2010-м не попали под запрет. Запрет оборота ароматизированных спайсов на территории соседних с Украиной государств в декабре 2009 г. привел к массовому контрабандному ввозу их в нашу страну. Особенно быстро на спайс «подсели» молодые люди — школьники и студенты.

Жизнь «гнезда»

Курительные смеси состоят либо из чистого растительного сырья, и тогда для их производства используются листья, семена, корни, стебли или цветы различных растений. Наиболее популярный — шалфей предсказателей (сальвия или голубой лотос). Для придания выраженного психотропного эффекта натуральное сырье подвергается химической обработке — чаще всего cинтетическими аналогами каннабиноидов.

По силе галлюциногенного эффекта синтетические каннабиноиды превосходят естественные в пять и более раз, а зависимость от них развивается вдвое быстрее. Основным действующим веществом подобных смесей чаще всего являлось соединение «дживиаш» JWH-018. На смену каннабиноидам CP47, 497, HU-210 и JWH-018 впоследствии пришли RCS-4, RCS-8, АВ-001, JWH-205 и JWH-250 многие другие.

Уже готовые курительные смеси фасуются в разноцветные пакетики размером 5х7,5 см и массой около 3 г.

Под воздействием спайсов человек теряет контроль над своим поведением. Такое состояние само по себе опасно для жизни — неадекватность поступков и опасное для окружающих поведение часто приводит к несчастным случаям.

Дизайнерские наркотики — собирательный термин всех групп новых наркотических средств, разрабатываемых с целью обхода действующего законодательства и представляющих синтетические заменители какого-либо натурального наркотика. Ежегодно в мире появляется до 50 новых наркотиков. Полагают, что основная их масса синтезируется в Китае, где хорошо развита структура фармацевтики, а также в Голландии и Латинской Америке.

Цифровые наркотики — комбинация звуков так называемой третьей частоты, идентичная колебаниям мозга при наркотическом опьянении, вызванном разными наркотиками. Они распространяются заказами через Интернет, но пользователей — единицы, и контролирующие органы еще не включились в борьбу с очередной напастью.

— Правоохранительные органы закрывают точки продажи, приостанавливают деятельность множества интернет-ресурсов, занимающихся рекламой и торговлей курительных смесей. Появление новых спайсов и борьба с ними напоминает бесконечную игру в догонялки. Мы расширяем списки запрещенных наркотических средств, но тут же появляются новые, и пока специалисты их идентифицируют, они продаются легально. Понятно, что закон «отдыхает» по отношению к новым, не внесенным в запретительный список средствам, обладающим, тем не менее, выраженным наркотическим действием. Нельзя ли законодательно сработать на опережение, как это уже начали делать в ряде стран?

— Действительно, в ряде стран приняты удачные законодательные формулировки, запрещающие оборот средств с потенциальной наркотической активностью. Так, например, в Австрии введен запрет веществ на основе схожести химических структур, в других странах за основу берут биологическое (наркотическое) действие без привязки к конкретной формуле. В России — другая тактика. Новые вещества с наркотическим действием на основе тех или иных сигналов берут в карантин и ждут включения в запретительные списки. МВД Украины уже выходило с подобными инициативами к соответствующим депутатским комитетам.

— Каков потрет типичного украинского потребителя наркотиков?

— В общей массе это молодые люди от 15 до 27 лет. 74% наркозависимых нигде не работают и не учатся. Почти 2% — учащиеся техникумов и ПТУ. 0,4% — студенты вузов. 73% потребителей наркотиков — городские жители, однако доля сельской молодежи постепенно возрастает.

Вместе с «омоложением» наркомании в последние годы наблюдается постоянный уровень роста злоупотребления наркотическими средствами и психотропными веществами женщинами. В связи с этим увеличивается и количество рождений неполноценных детей с различными физическими недостатками. А это уже реальная опасность, с которой не сравнить даже человеческие потери в сфере немедицинской наркотизации. Речь идет об угрозе генофонду населения Украины.

Важный фактор роста уровня молодежной наркотизации — это то, что в этой среде злоупотребление наркотиками и психотропами стало престижным и является признаком причастности отдельной части молодежи к особой субкультуре.

Наркотики и психотропы стали непременными атрибутами молодежных собраний, вечеринок, дискотек, концертов модных музыкальных групп. На распространение наркомании и психотропомании среди молодежи влияет и реанимация так называемого сатанинского наркотизма (неформальные молодежные субкультуры).

До 80% всех уличных преступлений совершается наркозависимыми лицами. Каждое пятое уголовное дело, рассмотренное судами в 2012-м и 2013 гг., связано с наркотиками, а в некоторых регионах количество таких уголовных дел достигает 40%.

Наибольшее число наркоманов зафиксировано на юге и востоке Украины, в Крыму, Днепропетровской, Донецкой, Луганской, Одесской областях и в городе Киеве.

— По каким критериям поведения и внешнего вида можно догадаться, что школьник приобщился к наркотикам?

— Подростки пробуют наркотики из любопытства и нежелания выделяться в компании, которую они выбрали. Там, где дети брошены на произвол судьбы и родители и педагоги не находят времени, чтобы рассказать о последствиях приема наркотиков, стремительно растут ряды наркоманов. Дети богатых родителей начинают с экстази, среднеобеспеченных — с марихуаны, бедных — с клея. Внимательные родители могут заметить неадекватное поведение, изменения моторики и речи, расширенные или, наоборот, суженные зрачки глаз, необъяснимую веселость или, напротив, ступор. В лексиконе появляются непонятные слова, ребенок перестает понимать предмет, становится тупым и безразличным.

— Как выглядят распространители наркотиков?

— В основном, это молодые люди старше 29 лет, которые не работают и не учатся, а также ранее судимые. Кроме того, их деятельность часто носит организованный характер. За 7 месяцев 2013 г. органами внутренних дел направлено в суд 21 уголовное производство по деятельности организованных преступных наркогруппировок.

— Как обстоят дела с наркопреступностью и ее раскрываемостью?

— В 2012 г. за преступления, связанные с наркотиками, было привлечено к ответственности 29 тыс. чел., более 1% из которых — несовершеннолетние.

В 2012 г. милиция выявила 448 случаев склонения к употреблению наркотиков. Шесть тысяч торговцев наркотиками привлечены к уголовной ответственности, за год задержано 93 несовершеннолетних в состоянии наркотического опьянения.

В 2012 г. правоохранители изъяли около 8 т наркотических веществ, в том числе 5 т марихуаны, более 2 т маковой соломки, более 30 кг амфетаминов, что соответствует 12,6 млн наркотических доз.

В течение 2010–2012 гг. органами внутренних дел Украины обнаружено 155 400 преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, среди которых 56 100 преступлений (36%) являются тяжелыми и особо тяжелыми. Из общего числа совершенных преступлений 47 600 связаны со сбытом наркотиков, что составляет 30,09% таких преступлений.

За 7 месяцев 2013 г. органами внутренних дел раскрыто 20 800 уголовных преступлений в области незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров, из которых 5 600 или 26,7% представляют собой уголовные преступления, связанные с продажей наркосредств.

Отмечено увеличение сбыта из общего числа преступлений в области незаконного оборота наркотиков. Если в 2005–2009 гг. доля таких преступлений составляла 27,5%, то в 2010–2012 гг. — 30,09%.

Усовершенствуются преступные схемы в области незаконного оборота наркотиков, используются информационные технологии с бесконтактным получением препаратов и переводом денег на банковские счета. С помощью Интернета наркодилеры принимают заявки от потенциальных покупателей, в том числе через социальные сети «ВКонтакте», «Одноклассники», различные форумы.

Значительные усилия прилагаются для налаживания тесного сотрудничества с правоохранительными органами других государств. В частности, между МВД Украины и Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотиков в 2011 г. заключено Соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

— Как еще боретесь с производством и распространением классических наркотиков? Приведите конкретные примеры.

— В связи с дешевизной и простотой производства самым распространенным наркотиком является экстракт опиумной соломки. Так, в 2010 г. МВД удалось выявить и ликвидировать 5700 незаконных посевов мака и конопли, в результате чего было заведено 3042 уголовных и 1155 административных дел. Ежегодно сотрудники отдела борьбы с незаконным оборотом наркотиков на территории Украины проводят оперативно-профилактические мероприятия под условным названием «МАК».

В Херсонской области ликвидировали с размахом поставленное фермерское производство конопли. Мы осуществили контрольную закупку 40 кг готовой высушенной марихуаны на 200 тыс. грн по минимальной цене в 5 грн за 1 г. Стали разбираться дальше и увидели высокотехнологичное производство с капельным орошением каждого куста. На 47 га арендуемой земли было высажено 1500 кустов сортовой марихуаны под растущий подсолнечник и кукурузу. Общая стоимость наркотического урожая оценивалась в 800 тыс. грн при минимальной цене в 5 грн за 1 г. В Киеве цена в пять раз дороже. Чтобы заработать 800 тыс. грн на пшенице, нужно продать ее 650 т, засеяв 200 га и вложив куда больше усилий.

В Херсонской области накрыли подпольную лабораторию по изготовлению амфетаминов. В Житомирской области приличный с виду паренек снял квартиру и освоил производство амфетаминов по 100 г в день. В Луганской области обнаружили плантации конопли выше человеческого роста с огромными шишками.

Как и в других странах, в Украине существует местное производство наркотиков. С начала года задокументировано 52 лаборатории, занимавшиеся изготовлением наркотических средств, не только амфетаминов, но и ацетилированного опия, дезоморфина («крокодил»), то есть наиболее распространенных среди наркопотребителей. В последнее время актуально выращивание марихуаны методом гидропоники с использованием селекционных сортов из Голландии с высоким содержанием каннабиноидов.

— Существуют ли государственные посевы опиумного мака и конопли? Для чего их используют, как охраняют?

— Ограниченное количество мака и конопли действительно выращивают. Это сырье используется в фармацевтической и пищевой промышленности. Конопля служит стратегическим сырьем в производстве самолетов, текстильной промышленности и некоторых других областях народного хозяйства. Естественно, как плантации, так и производственные площадки тщательно охраняются и ведомственной охраной, и контролирующими подразделениями МВД. Однако для производственной цели используют сорта конопли, практически не содержащие наркотического вещества.

В рамках соглашения со странами СНГ проводится межгосударственная комплексная операция «Канал», в которую вовлечены правоохранительные органы республик Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизской, Таджикистан и Российской Федерации.

При осуществлении оперативных мероприятий, направленных на выявление и пресечение деятельности лиц, причастных к организации путей контрабандного перемещения наркотиков, созданы мобильные группы с целью отработки железнодорожного, воздушного транспорта и автодорог.

— Есть ли утечки наркотических и психотропных средств строгого учета из лечебных учреждений и аптек? И как вы боретесь с легальной аптечной наркоманией?

— Мы постоянно это фиксируем. Нередки случаи продажи рецептурных наркотических и обезболивающих средств, психотропов в аптеках. Как правило, такие точки быстро обнаруживаются из-за наплыва в них специфического контингента. Только в Киеве открыто около 10 уголовных дел, связанных с незаконным отпуском наркотических и сильнодействующих препаратов.

Недавно мы поймали на горячем хозяина сети аптек, обнаружив в его машине партию подконтрольных наркотических средств в качестве неучтенного товара. Мы его долго вели, отследили маршруты развозки и выявили подельников. В каждой аптеке в теме были один-два провизора, регулярно реализовывавших поставляемый товар.

Типична схема, когда главная сестра онкологической клиники выписывает рецепты на наркотики «мертвым душам», а медсестра получает их в специализированной аптеке, имеющей лицензию. Кстати, таких аптек станет больше — около 20%. В связи с новым постановлением Кабмина упрощены порядок получения лицензии и требования к таким аптекам.

Сегодня нам не совсем понятно, что делать с комбинированными кодеинсодержащими препаратами, дающими 60–70% прибыли предприятиям-изготовителям. Завод выпускает объем продукции согласно заявке и продажам предыдущих лет, например, пять млн. упаковок. А есть еще аналогичная продукция у конкурентов. Получается, каждый должен съедать по пачке в день в эпидсезон. Но реально такого количества для лечения кашля и бронхитов не нужно. Спрашивается, куда идет продукция?

Приходится работать и с банальным бандитизмом, нападением наркоманов на аптеки и лечебные учреждения. Последний случай — нападение на медсестру в Крыму, когда наркоман забрал 90 сильнодействующих таблеток.

— Однако, по мнению главного нарколога Украины Анатолия Виевского, проблема со злоупотреблениями гражданами Украины лекарственных средств, содержащих наркотики, включая содержащие кодеин, скорее надуманная и не превышает 0,09% для всех препаратов и 15% для кодеинсодержащих из числа изъятых из незаконного оборота. И это со ссылкой на статистику МВД.

— Мне известна эта статистика. Но вы правильно добавили — «из числа изъятых из незаконного оборота». А кто посчитает, сколько лекарственных наркотиков проскочило наш контроль?

— Ваше отношение к заместительной терапии, в частности, к метадону. Что дали пилотные проекты?

— Действительно, в нашем государстве введена ЗПТ как один из методов поддерживающей терапии наркозависимых. Данный метод предполагает контролируемое употребление больным с синдромом зависимости от опиоидов специального медицинского препарата. Это может быть препарат метадоновой или бупренорфиновой группы. Последний менее токсичен, но дороже, и его рекомендуют беременным. В Украине появился и таблетированный морфий, в ряде стран его используют для ЗПТ.

Представители МВД не возражали внедрению ЗПТ, однако обращали внимание на необходимость применения зарубежных лекарственных средств, а это требует расхода бюджетных средств. С другой стороны, данный метод станет профилактикой распространения ВИЧ (СПИДа) и гепатита, сократит расходы на лечение этих опасных заболеваний среди потребителей наркотиков.

Что касается эффективности применения такого метода для лечения, то эту оценку должны делать врачи. Нам известны расхождения во мнениях среди разных специалистов. Пилотные проекты будут проводиться на базе соответствующих медицинских учреждений Полтавской, Харьковской областей и г. Киева.

— Проводится ли ЗПТ в местах лишения свободы?

— Нет, проводится детоксикация, чтобы легче выйти из состояния ломки.

— Олег Михайлович, а почем, как говорят, нынче опиум для народа?

— В зависимости от размера кошелька наркоман приобретает под свои предпочтения наркотики по следующим ценам в пересчете на 1 г зелья: марихуана — 30 грн, маковая соломка — 6 грн, опий — 250 грн, героин — 1200 грн, кокаин — 1800 грн, метадон — 2000 грн, гашиш — 250 грн, амфетамин — 300 грн.

— Какие основные статьи Уголовного Кодекса Украины применяются к незаконному обороту наркотиков?

— Статья 309. Незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта — предусматривает лишение свободы от 3 до 8 лет в зависимости от того, первый это случай задержания или повторный и были ли вовлечены несовершеннолетние.

Статья 307. Те же действия, но доходящие до сбыта указанных средств, предусматривают наказание от 4 до 12 лет с конфискацией имущества, если это повторный случай или вовлекались несовершеннолетние.

— От какого количества запрещенных средств, обнаруженных при поимке, наступает уголовная ответственность? И какие действия потребителя наркотиков помогают избежать наказания?

— Уголовная ответственность наступает при обнаружении более чем суточной дозы. Однако если наркозависимый становится на учет в наркологическую клинику и проходит лечение, то его могут освободить от уголовной ответственности.

— Как меняется наркополитика в Украине и в мире? Мы движемся по пути ужесточения законодательства или, наоборот, либерализации? Как больше воспринимается сейчас потребитель наркотиков — как больной или преступник?

— В октябре 2010 г. ВР Украины внесла изменения в кодексы Украины об административных правонарушениях и Уголовный — об усилении ответственности за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, ядовитых и сильнодействующих средств. Законом устанавливается уголовная ответственность за использование денежных средств, полученных от незаконного оборота перечисленных средств, а также дана возможность закрывать заведения, где принимаются или распространяются наркотики.

Для создания целостной системы противодействия наркомании и наркопреступности МВД Украины при участии общественности и европейских экспертов разработана Концепция реализации государственной политики в сфере противодействия распространению наркомании, борьбы с незаконным обращением наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров на 2011—2015 гг. Распоряжением Кабмина от 22 ноября 2010 г. № 2140-р утвержден План относительно ее реализации.

27 августа этого года Кабинетом министров Украины утверждена Стратегия государственной политики по наркотикам на период до 2020 г., разработанная Государственным комитетом Украины по контролю за наркотиками и согласованная с МВД.

Стратегия предусматривает достижение баланса в наркополитике государства между карательными мероприятиями относительно незаконного обращения наркотиков и обеспечения их доступности в медицинских целях, внедрение практики применения лечебных мероприятий как альтернативы криминальному наказанию относительно наркозависимых лиц.

В России растет число граждан, которые умерли из-за употребления дезоморфина. Это смертельно опасный наркотик, который также называют «крокодилом». С каждым годом в стране увеличивается количество тех, кто его употребляет. Стоит он недорого и может быть изготовлен в домашних условиях из кодеиносодержащих лекарств, которые до 1 июня 2012 года будут продаваться без рецепта.

Профилактика наркомании, особенно в детской и молодежной среде, является приоритетным направлением социальной политики государства.

Вице-премьер-министр Константин Грищенко поручил МОЗ Украины разработать проект Концепции государственной политики на 2014–2015 гг., который предусматривает повышение доступности обезболивающих наркотических средств, применяемых для медицинских целей, например, для облегчения состояния онкологических больных, больных СПИДом или с тяжелыми травмами, либерализует отношение к потребителям и, наоборот, ужесточает ответственность распространителей наркотиков.

Если обратиться к мировому опыту, то и здесь просматривается разумный баланс. Жесткая наркополитика Польши, когда в тюрьму сажали за любое количество найденных наркотиков, была признана экс-президентом Квасьневским ошибочной и сейчас подверглась гуманизации. Наоборот, в Голландии либеральная политика в отношении наркотиков полностью провалилась. Страна постепенно превратилась в наркостолицу Европы с ее общеизвестным наркотуризмом и, более того, стала местом работы международных наркодельцов, поскольку ответственность за изготовление и распространение больших партий наркотиков слабая.

— Как вам видится будущее Украины: пересечем ли мы критическую границу распространенности наркомании среди молодежи или же удастся, если не полностью побороть это национальное бедствие, то хотя бы стабилизировать ситуацию? Что для этого нужно?

— Мы уже наблюдаем позитивные изменения в тех учебных учреждениях, где постоянно ведется грамотная антинаркотическая пропаганда, где заботятся о досуге молодежи, создавая кружки по интересам и спортивные секции, где культивируется мода на здоровый образ жизни. В таких учреждениях мы регистрируем спад правонарушений, возле них не увидишь стайки курящей молодежи.

Жизнь «гнезда»

Я также считаю, что необходимо расширить сеть медицинских учреждений, где бы обеспечивалось лечение наркобольных. Сейчас в Украине существует около 7 тыс. койко-мест и одновременно на учете в медучреждениях находится 72 тыс. таких людей, в то время как на учете в МВД состоит около 150 тысяч. В СМИ необходимо активнее прививать антинаркотическую культуру среди населения, не замалчивать эту тему дома, на учебе и работе, проводить пропаганду неупотребления. За рубежом широко используются тесты на наркотики при приеме в учебные заведения и работу. Хотя я — представитель силового ведомства, но отчетливо понимаю, что одними карательными методами по отношению к потребителям наркотиков эпидемию наркомании не победить.

Все фото: Анна Артемьева, «Новая газета»

Автор: Сергей Гордиенко

В «мажорных» киевских клубах подоконники усыпаны наркотой

В ночных заведениях за валюту продают экстази, кокаин и метамфетамин

В материале «И упасть на дно колодца», который был опубликован в журнале «Вести.Репортер» (Выпуск №7, 11 октября, пятница) «Репортер» узнал, что многие наркотики в Украине продаются вполне легально.

В 2012 году, по подсчетам Минздрава, в стране было около 387 тысяч инъекционных наркоманов. Замену дорогостоящим героину и кокаину украинские любители наркотического кайфа нашли легко: это самые дешевые и самые вредоносные синтетические препараты, которые рекламируются под видом безобидных удобрений, лекарств или аксессуаров для ванны.

Часть ассортимента этих наркотиков производится в подпольных украинских лабораториях и притонах. Однако не отстают и иностранные наркодельцы — из Китая к нам везут «легальные» химические наркотики, а из Польши — «модные» метамфетамины и экстези.

Так, китайские химики изобрели легельую замену кокаина, заменили всего лишь одну-две молекулы. И пока не будут внесены очередные изменения в реестр наркотических веществ, его можно продавать в Украине. Но как только состав «легального» наркотика попадет в список запрещенных препаратов, химики вновь поменяют пару молекул в составе. И так до бесконечности.

Например, только в Одессе действует 12 магазинов по продаже синтетических аналогов наркотиков, в Ильичевске еще один, в Киеве — 14. Есть магазины с «легальным кайфом» в Днепропетровске, Донецке, Симферополе и Львове. Официально они рекламируются как нюхательные соли, удобрения и соли для ванн.

«Эти «соли» на самом деле вводят в вены, — поясняет руководитель всеукраинского реабилитационного проекта для наркозависимых «Возрождение жизни» Сергей Тамми. — Воздействие легальных наркотиков такое же, а вот привыкание наступает гораздо раньше и зависимость сильнее. Их употребление наносит здоровью человека вред в десятки раз больший, чем введение растительных наркотиков. Поэтому разговоры о том, что это всего лишь допинг или безобидные курительные смеси, — заведомая ложь наркодельцов. Продажа таких наркотиков — очень прибыльное дело. За это ничего не грозит».

Тем временем в ночных клубах столицы больше придерживаются «классики». Самые ходовые товары здесь следующие: «фен» — метамфетамин, «тазик» — экстази, «снежок» — кокаин. Дилеры не таясь раскладывают товар на подоконниках в туалетах. Фирменная таблеточка экстази с оттиском слоника или цветочка стоит от $25, грамм кокаина, который можно растянуть на три-четыре приема, — $250, а грамм метамфетамина — $100.

«Те, кто сюда приходит, могут себе позволить купить столько кокса, что им можно обсыпаться, как пудрой, — рассказывает посетитель клуба Андрей, - Клуб — под надежной крышей, поэтому сюда не лезут ни менты, ни эсбэушники».

В таких клубах тусят в основном только детки олигархов, элитные проститутки и «папики» (богачи и чиновники, которые ищут себе приключений).

В МВД Украины сообщают, что наша страна с каждым годом становится все более привлекательной для организаторов международного транзита наркотиков. «Через Украину наркотики направляются в Европу, где спрос на них постоянно увеличивается. Из Средней Азии через Украину в страны Западной Европы идет поток наркотиков растительного происхождения — опий, героин, марихуана, гашиш. Часть из этого транзита оседает и на нашей территории. Украина тоже рассматривается наркогруппировками как выгодный рынок сбыта — к нам везут синтетические наркотики и психотропные препараты. Например, из Польши на внутренний рынок Украины поступают амфетамин, метамфетамин, метадон и экстези», — пояснил глава пресс-службы МВД Украины Сергей Бурлаков

Печиво Oreo викликає таку ж залежність, як кокаїн

Жирна та солодка їжа ще більш небезпечна , ніж традиційні наркотики, так як широко доступні

Судячи по експерименту на мишах , шоколадне печиво Oreo може викликати наркотичну залежність, що нагадує кокаїнову.

Фото: makinglifedelicious.com Фото: makinglifedelicious.com

Про це повідомляє La Voz de Galicia в статті, підготовленій за матеріалами агентства Europa Press.

Більше того, Oreo ще сильніше, ніж кокаїн, стимулює "центр задоволення" головного мозку, пише видання.

Вчені з Коннектикутського університету (США) вивчали залежність від жирної і солодкої їжі. Гризуни повинні були пройти через лабіринт і дістатися до одного з двох призів - печива або рисової коржі.

Потім "призи" замінили: тепер мишей очікували або ін'єкція кокаїну, або ін'єкція солоного розчину.

Виявилося, що піддослідні, у яких виникла залежність від Oreo, проводили у відповідній частині лабіринту стільки ж часу, скільки миші з кокаїнової залежністю.

Спостереження за діяльністю мозку також показали: у "центрі задоволення" печиво активує "значно більше нейронів, ніж кокаїн або морфін".

Учені зробили висновок, що жирна та солодка їжа ще більш небезпечна , ніж традиційні наркотики, так як широко доступні.

Украина: бой с «крокодилом»

В Европе наркоман — это не преступник, а больной человек. Сажают только за сбыт или изготовление наркотиков, всех остальных лечат, в том числе с помощью замещающей терапии. По данным Минздрава, только тяжелые наркотики употребляют 550 тысяч украинцев, и количество таких наркотиков ежегодно увеличивается на 8–10%.

 Это соответствует и мировой тенденции. Причем в странах с наиболее жестким, репрессивным антинаркотическим законодательством — США и России — потребление наркотических средств растет быстрее. А в той же Голландии, где прием наркотиков не считают преступлением, число наркоманов стабильно невелико. Причина проста. Если сам факт употребления наркотиков считать криминалом — как в США, то человек, однажды оступившийся, практически не имеет шансов на возвращение к нормальной жизни.

Сутки в логове наркоманов (впечатлительным стоит воздержаться от просмотра)

После отсидки его не возьмут на приличную работу, будут донимать регулярной сдачей анализов, а общество станет считать его парией. Самая естественная реакция — уколоться еще разок и забыть обо всех проблемах. В Европе наркоман — это не преступник, а больной человек. Сажают только за сбыт или изготовление наркотиков, всех остальных лечат, в том числе с помощью замещающей терапии.

В кухне деревянного дома темно и тесно. За столом сидит Яга. Перед ней – миска. В руке у Яги – мокрая губка, которой она стирает фосфор со спичечных коробков. Бордовые капли стекают в миску. У Яги руки – красные и костистые. Сама она – смуглая, как подпеченная картошка. На голове – копна темных жестких волос. За окном – хилые грядки огорода. Пасмурно.

Сейчас в ЕС более полумиллиона принимают поддерживающую терапию. Зарегистрированные наркоманы имеют право бесплатно получать метадон — синтетический опиоид. По своему действию на психику он схож с героином, однако менее ядовит. Наркоманы могут десятилетиями употреблять этот препарат и оставаться нормальными членами общества — работать, рожать детей. У них нет необходимости красть для покупки очередной дозы — таблетки выдаются бесплатно.

В нашей стране заместительную терапию получают около 10 тысяч наркоманов — эта программа начата еще в 2006 году. Сейчас метадон выдают только в крайнем случае: человек должен употреблять именно опиаты инъекционным путем, наркоман обязан быть со стажем, иметь сопутствующие заболевания (ВИЧ или гепатит) и попытки в прошлом лечиться другим способом. Однако в украинском обществе отношение к этому неоднозначное. Многие считают это излишней роскошью для нашего бедного здравоохранения — дескать, лучше бы усилили заботу о «настоящих» больных.

В России растет число граждан, которые умерли из-за употребления дезоморфина. Это смертельно опасный наркотик, который также называют «крокодилом». С каждым годом в стране увеличивается количество тех, кто его употребляет. Стоит он недорого и может быть изготовлен в домашних условиях из кодеиносодержащих лекарств, которые до 1 июня 2012 года будут продаваться без рецепта.

Можно ожидать дальнейшего ужесточения контроля за продажей лекарственных препаратов. Ведь самый страшный современный наркотик «крокодил» делается на основе широко известных лекарств от простуды. Чтобы пресечь распространение «крокодила», правительство намерено разрешить продавать кодеинсодержащие лекарства исключительно по рецептам.

Таким образом будут отпускаться и другие известные лекарства, например корвалол. Подобная попытка была сделана два года назад, однако провалилась из-за протестов со стороны общественности. Сотни тысяч пожилых людей привыкли по любому случаю капать себе корвалол и не готовы идти к врачу за рецептом. Фактически они являются наркоманами, однако и врачи, и родственники закрывают на это глаза. Но теперь обратного пути не будет, ведь расширения списка лекарств, продаваемых по рецептам, требует Евросоюз.

А вот онкологическим больным и пациентам хосписов станет легче — оборот наркотиков для медицинских целей, в частности для снятия боли безнадежно больным людям, будет упрощен. Разрешат ли употребление марихуаны в медицинских целях, например людям с болезнью Альцгеймера или страдающим глаукомой, — открытый вопрос. Но даже если правительство введет травку в качестве лекарства, то только в условиях стационара, боясь злоупотреблений со стороны больных.

Однако все эти организационные, технические и медицинские меры не гарантируют решения проблемы. На черном рынке регулярно появляются десятки новых синтетических наркотиков. Расширение перечня наркотических веществ никогда не поспеет за этим процессом. Надо понимать, что наркомания — социальная болезнь, а значит лечить нужно общество.

Еще в начале ХХ века кокаин продавали в аптеках как детское лекарство, а культивирование конопли запретили только в 1961 году. Дело в том, что в традиционном обществе употребление психоактивных веществ жестко регламентировалось традицией и религиозными нормами. Они стали быстро разрушаться после Второй мировой войны. В странах «золотого миллиарда» начали культивироваться сверхпотребление и гедонизм.

После Второй мировой войны, когда в Европе развивали государства всеобщего благоденствия, элиты внушали согражданам самоценность удовольствия. Жить нужно не для семьи, Бога, вождя или нации, а для самого себя, стараясь получить как можно больше разнообразных удовольствий. Закономерный итог — повальная наркомания, болезнь безвольных людей, потерявших смысл жизни.

 ... Хочется сделать золотую дозу, но возможности нет, — говорит Яна тихо. — Сейчас же героина не достанешь. Да и вдруг не умру. Легкой смерти хочу. Все, конечно, ее хотят, но я очень боли боюсь, понимаешь. А знаешь, случай был. У нас один старик есть на пенсии, так он на всю пенсию героина накупил, занял еще, и все — по венам. И очнулся. И жив, и еще должен остался.... 
Сутки с теми, кто завтра умрет

Героин, кокаин, марихуана — со временем эти вещества стали обычными в молодежных субкультурах Европы и Америки, а их употребление — маркером «свой-чужой» для продвинутой молодежи, богемы и студентов. В Советский Союз эта мода пришла вместе с кризисом коммунистической идеологии в конце 1970-х как нечто стильное, западное и крутое. И вот теперь мы видим повсеместно одну и ту же картину: верхние слои общества употребляют дорогие наркотики в поисках получения новых ощущений, беднота же ширяется дешевой синтетикой от безысходности. И процесс набирает рост.

У властей в этой ситуации есть только два пути. С одной стороны, установить тотальный контроль за гражданами, даже с нарушениями демократических прав и свобод.

В ближайшие годы можно ожидать введения поголовной и регулярной наркотической экспертизы для школьников, студентов, водителей, работников силовых служб, чиновников, и в дальнейшем этот список будет только расширяться. С другой стороны, надо придумать для народа какие-то новые смыслы существования, кроме самоублажения и ухода от действительности.

А вот это гораздо труднее.

Наркотики и «зона»: портрет явления

Можно бесконечно удивляться человеческой изобретательности. Наркотики прячут в самых неожиданных предметах – в консервных банках и в тюбиках с зубной пастой (упакованных в заводских условиях), в овощах и фруктах, в предметах одежды и т. д. Из фотоархива и самих предметов, с помощью которых пытались передать наркотики в зону, можно сделать отдельный музей.

 Сотрудникам оперативного отдела Черновицкого СИЗО областного отдела ГПтС все чаще приходится предупреждать попытки передачи в охраняемые зоны запрещенных предметов, в т. ч. наркотических средств. Так, 07.10.2013 при осмотре содержимого продуктовой передачи, которую гражданка А. приготовила для своего мужа, находящегося под стражей, оперативные работники учреждения внутри отварной моркови обнаружили и изъяли 2 медицинских шприца и таблетку белого цвета.

По маркировке (В-8) и внешним признакам находка похожа на препарат Субитекс – синтетическое психотропное средство. Кроме того, в данной передаче были найдены 3 мобильных телефона, которые изобретательная жена пыталась скрыть внутри столовой свеклы.

Перманганат калия, больше известный под названием «марганцовка», в Украине приравняли к наркотикам и внесли в список наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров (веществ, необходимых для приготовления наркотиков). Популярный антисептик попал под запрет из-за того, что он необходим для приготовления известного наркотика «винт».

По состоянию на 25.06.2013 в учреждениях исполнения наказаний и следственных изоляторах содержались 23935 (в 2012 – 25833, в 2011 – 25849) осужденных и заключенных под стражу за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. Из них: в исправительных колониях – 19981 человек, в следственных изоляторах – 3221, в воспитательных колониях – 23, в исправительных центрах – 710 заключенных.

По статистике за первое полугодие 2013 г. на учете в ГПтС Украины находится 141 наркоделец с межрегиональными связями (в 2012 – 112, в 2011 – 80 таких лиц). Из них 88 – в учреждениях исполнения наказаний и 53 – в следственных изоляторах.

Чем чревата для общества наркомания? Каких масштабов достигает это явление в Украине?

Как известно, самые большие деньги зарабатываются на человеческих слабостях, и наркоторговля относится к числу самых высокодоходных видов бизнеса. Именно поэтому у многих создается впечатление, что борьба с этим злом ведется недостаточно эффективно, поскольку проходит под лозунгом «пчелы против меда».

В истории были времена, когда употребление тех или иных наркотиков в разных странах было легально и модно – люди, не зная о пагубном воздействии наркотических веществ, употребляли их без ограничений. После Октябрьской революции советская власть закрыла страну от «пагубного воздействия Запада», поскольку государству выгодно было иметь здоровое трудоспособное население, и о наркотиках у нас знали мало. Но под конец прошлого века «железный занавес» был снят, и обществу пришлось искать другие методы борьбы с наркоторговлей.

В действующем на сегодня законодательстве Украины есть ряд норм, направленных на борьбу с оборотом наркотиков. Хотя наказание за употребление наркотиков не предусмотрено и карается лишь их распространение и изготовление (исключение – ст. 316 УК, где речь идет об употреблении наркотических средств в публичных местах), в места лишения свободы чаще попадают не наркодельцы, а наркозависимые. Бизнес в целом от подобных потерь не страдает, тем более, что наркоторговцы продолжают поставлять товар осужденным наркоманам. Ведь в места лишения свободы нередко попадают люди, имеющие серьезный опыт употребления наркотиков, и сам по себе судебный приговор их, конечно же, не исцеляет.

Болезнь или слабость

Каково должно быть отношение общества к наркозависимым? В медицине превалирует мнение, что это больные люди, которым требуется помощь. Закон же гласит, что если человек осужден, он должен нести наказание за совершенные деяния на общих для всех условиях, независимо от прочих факторов, т. е. приоритет отдается судебному решению. В итоге меры по борьбе с наркоманией вроде бы принимаются, но ситуация не меняется.

Наркоман изолирован от общества, и принято думать, что наркотики ему недоступны. Конечно, наркотиков в тюрьмах не может и не должно быть по определению. Однако они там есть, и было бы глупо закрывать на это глаза. Наркотики в тюрьме – это тоже высокодоходный бизнес, и пока на них есть спрос, их будут проносить, передавать, переправлять. Остановить этот процесс может только личный отказ каждого от употребления наркотических веществ. Поэтому бороться следует не с наркотиками, а с зависимостью от них.

А чтобы у осужденных возникло желание вылечится от пагубного пристрастия, необходимо организовывать и проводить среди них регулярную разъяснительную работу, показывая все негативные последствия употребления наркотиков. Причем во многих случаях к каждому осужденному необходим индивидуальный подход. И задача эта ложится, прежде всего, на персонал социально-психологической, а также медицинской службы.

Попытки вылечить наркомана только изоляцией в тюрьму, без предоставления дополнительной помощи, обречены на провал. Тюремная жизнь настолько жестока и подавляюща, что сама по себе является мощнейшим стимулом для наркомана искать и употреблять наркотические средства. Поэтому стоит ли удивляться, что заключенные находят все новые способы передачи наркотиков, а сотрудники тюрем уверяют, что все более активно изымают их у подопечных?

В ГПтС Украины рассказывают, что наркотики заключенным перебрасывают через забор, передают через защитников во время свиданий, но чаще всего обнаруживают в продуктовых передачах, которые заключенные получают от сердобольных родственников. Не единичны случаи, когда такие передачи приносят даже матери своим осужденным детям. По официальным данным ГПтС Украины, благодаря принятым мерам профилактического характера оперативными подразделениями учреждений исполнения наказаний совместно с органами внутренних дел и прокуратуры в течение 6 месяцев 2013 г. выявлена 581 попытка доставки наркотических средств в зоны охраняемых объектов.

На официальном сайте ГПтС регулярно публикуются новости о том, как в очередной раз была предотвращена пытка передачи наркотических средств в ту или иную колонию. Читая эти публикации, можно бесконечно удивляться человеческой изобретательности. Наркотики прячут в самых неожиданных предметах – в консервных банках и в тюбиках с зубной пастой (кстати, упакованных в заводских условиях), в овощах и фруктах, в предметах одежды и т. д. Из фотоархива и самих предметов, с помощью которых пытались передать наркотики в зону, можно сделать отдельный музей.

Заключенные нередко говорят еще об одном способе передачи наркотических средств в места лишения свободы – через самих сотрудников колоний или СИЗО, и даже называют общепринятые расценки на такие «услуги». И эти рассказы нередко находят подтверждение, так как ни для кого не секрет, что такие сотрудники привлекаются к ответственности показательно.

Нельзя, конечно, не отметить, что подобная проблема существует только в украинских тюрьмах. Запрещенные предметы, в т. ч. и наркотики, разными способами попадают абсолютно во все тюрьмы мира, даже самого строгого режима. Проблему наркомании не решить ни медицинскими мерами, ни силовыми – пока есть потребители наркотиков, будут и поставщики, ведь желающие заработать на человеческих слабостях всегда найдутся. Поэтому необходимо устранить из наркоцепочки главное заинтересованное звено – потребителя. Автор: Анна Шульгина

По данным США, Григорий Лепс – член наркомафии


Американские власти причислили к постсоветской приступной группировке, которую они называют "Братский круг", известного певца Григория Лепса. На сайте финансового ведомства США размещена информация о русском артисте. 

Согласно сообщению, Григорий Лепсверидзе известен под именами Гриша и Григорий Лепс. Местом пребывания артиста указан Таиланд. 

Американские власти предполагают, что в преступном сообществе он был курьером.

Кроме него в список подозреваемых в принадлежности к евразийской мафии попали еще пять мужчин: Артур Бадалян, Вадим Лялин, Сергей Москаленко, Яков Рыбальский и Игорь Шлыков.

Соединенные Штаты Америки ввели санкции в отношении этих шести человек, а также четырех юридических лиц. Это означает, что все их активы в этой стране замораживаются. Кроме того, американцы не имеют права проводить финансовые или коммерческие операции с ними.

Барак Обама считает "Братский круг" одной из транснациональных организованных преступных группировок. По данным американского Минфина, русская мафия "координирует деятельность нескольких преступных сетей, разрешает споры между ними и руководит деятельностью своих членов в глобальном масштабе".

Григорий Лепс является заслуженным артистом России, а также доверенным лицом Путина. Во время его президентской предвыборной кампании в 2012г. певец снялся в нескольких политических роликах в его поддержку.

Проблемы с американскими властями есть и у другого метра русской эстрады – Иосифа Кобзона. В 1995г. американское внешнеполитическое ведомство аннулировало многократную визу артиста из-за подозрений в связях с мафией.
Источник: Новости Facenews - http://www.facenews.ua/news/2013/177975/

«Адское местечко». Один день из жизни точки по продаже спайса

«Есть один очень простой способ решить проблему наркомании. Надо начать относиться к наркоманам, как к нашим детям, которые чем-то заболели. И все».

– Это, скорее всего, пушер, так и будет на нас смотреть, пока мы не уйдем, – Денис кивает на круглолицего мужчину, который ест бургер за столиком напротив. Продолжает прерванную тему:

– Хаффман, когда синтезировал дживиаш, не предполагал, как тот будет использоваться. Предполагалось использование его в качестве анальгетика, но дальше выяснилось, что, при малейшем изменении синтеза реакции, будут появляться вещества, большая часть которых токсична… супертоксична. Если совсем просто, то спайсы приводят к смерти.

– Денис – химик по первому образованию, – поясняет Мария, придавая словам мужа больший вес.

– Но, кажется, спайсы везде рекламируются как безопасные курительные смеси… – говорю я.

– Ложь! Страшная ложь! – возражает Мария.

– И за эту ложь гореть им в аду, – добавляет Денис. – Все малотоксичные спайсы у нас почему-то попали под запрет сразу, а супертоксичные – только начинают запрещаться, хотя синтезированы уже давно. Белгородский стрелок, убийца священника… – приглушенно перечисляет он.

– Когда человек не имеет психиатрического диагноза, и вдруг внезапно сходит с ума, и совершает агрессивные действия, – начинает Мария.

– И вдруг внезапно у него повсюду: «Сотона! Сотона!», – усмехается Денис, – и он начинает стрелять в ад, а мать выбрасывает из окна своих детей… Ни на какие мысли не наводит?

У Марии кожа на пальцах уплотнена. Под буграми – вещество, которое организм не сумел вывести до конца. Они – муж и жена, сами бывшие курители смесей. Обещают мне путешествие в ад. Обещают стать моими проводниками туда. И я соглашаюсь, хотя моя первая мысль – у них паранойя.

Мифы

– Раньше такое было возможно только при наличии шизофрении или маниакально депрессивного психоза, – продолжает Денис. – Но у матери, убившей детей, нет ни того, ни другого. Хотя ее признали невменяемой на момент совершения преступления. Как так? Невменяемость есть, а причины нет?

– Это – оно, – тихо подтверждает Мария. – Когда мы зайдем в адское место, ты сама увидишь, как меняются лица и походка людей.

– Вокруг этого вещества ходит много неправды, – говорит Денис, – и такое ощущение, что она вбрасывается в общество специально. Пункт первый: это легалайз. Пункт второй: производится в лабораториях Китая. Все – неправда. Иллюзия, что спайсы безопасны. В них находится одно из самых опасных веществ. А варятся они кустарно в России.

– ФСКН активно поддерживает эти мифы, говоря: «Они все время меняют формулу. Мы запрещаем одно, но тут же появляется другое. Мы ничего не можем сделать». Кто эти таинственные «они»? Кто?

Мы встаем. Темный взгляд провожает нас. Денис говорит, что у «них» таджики, продающие спайс, – расходный материал. Чаще таджики погибают, но некоторым в своем «служении Сотоне» все же удается перейти на новый, более высокий уровень.
 

Ты смотришь на все это и понимаешь, что все – ад. Созданный только для того, чтобы ты в нем горел. У матери, по себе знаю, появляется чувство безнадежности перед этим миром, и выкристаллизовывается четкое понимание, что единственный способ – это убить своих детей, чтобы избавить их от страданий, а потом убить себя
 

Пластмассовые манекены в париках выстроены шеренгой у одноэтажного пассажа. Дует ветер, шевеля дешевые ткани их юбок и синтетические волокна волос. У них под ногами надписи на асфальте: «Спайс форум», адрес сайта и трафарет из нескольких ромбов, похожих на пчелиные соты. Такие же надписи разбросаны по всей площадке, примыкающей к метро. Кое-где они закрашены полосками синей краски.

– Сейчас снова будем красить, – говорит Денис, глядя под ноги манекенов. – Надо сходить к машине. У нас там обмундирование – рюкзачок с масляной краской. Плюс бейсбольная бита, потому что замазывать – очень небезопасно. Гораздо больше шансов, что распространитель, увидев, как я уничтожаю его надписи, нападет на меня, чем обычный прохожий нападет на распространителя, увидев, как тот уничтожает его детей. Пока перевес сил в их сторону.

– В сторону Сотоны? – уточняю я.

– Со-то-ны, – вздыхает Денис. – Мы долго пытались подобрать слово, подходящее для того состояния, которое переживаешь, когда действие вещества заканчивается. Мы обозначили его, как ужас с демонической окраской.

– Ты смотришь на все это и понимаешь, что все – ад, – говорит Мария, оглядываясь вокруг. – Созданный только для того, чтобы ты в нем горел. У матери, по себе знаю, появляется чувство безнадежности перед этим миром, и выкристаллизовывается четкое понимание, что единственный способ – это убить своих детей, чтобы избавить их от страданий, а потом убить себя… Когда я закрашиваю рекламу спайсов, прохожие иногда шушукаются: «Зачем это ей?» А недавно ребята молодые подошли: «Можно вопрос? Вы – конкуренты или борцы?» Отвечаю: «Борцы». Спрашивают: «А что вами движет?» Отвечаю: «У меня есть дети». Просто у меня есть дети, – повторяет Мария.
 

Желтый человек

– Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить. Мужество – изменить то, что могу. И мудрость – отличить одно от другого, – обнявшись, шепотом произносят Мария и Денис.

На подступах к адскому месту муж с женой расстаются. Ленин на Площади Ильича встречает нас надменно – с заложенными за спину руками и задранным вверх подбородком. Рядом на невысоком постаменте сидят трое в спортивных штанах. Идем по дорожке мимо газона, где растут оранжевые бархотки и рассредоточены группки мужчин. В центре газона торчит крест. Под ним лежит по пояс голый, желтый человек.

– Через день-два на перевозке уедет, – выдавливает Денис через нос. – Он уже почти труп. Посмотри на его кожу – слишком желтая. И это не загар, это мочевина. У него уже не работают почки…

Я окидываю взглядом всю территорию сквера, примыкающего к Ленину. Сегодня воскресенье. Собравшиеся тут молодые мужчины и подростки похожи на людей, извлеченных из постели по срочной нужде, но еще не до конца проснувшихся. За невысокую металлическую ограду, отделяющую дорожку от газона, заткнуты пустые пачки сигарет, банки из-под пива, на рейку аккуратно поставлен пластиковый стакан с мутным томатным соком. За газоном – темная площадка, скрытая кронами деревьев, а за ней – железный забор, перегораживающий выход на железнодорожную платформу. Под деревьями – скопление небольших группок. Земля под их ногами вытоптана. За ограждением виднеются голубые рубашки двух полицейских. Под деревом на боку, выкинув перед собой желтую руку, лежит еще один человек. Острые носки немытых туфель втыкаются в твердую землю.

– Н-не н-надо к н-нему подходить… – шепотом высвистывает Денис.

Человек приподнимает голову, открывает глаза, осматривает пространство с таким омерзением в глазах, словно пространство для него – только муть, боль и рвота. Снова падает головой в землю.

– У него абстиненция, – одними губами произносит Денис. – Ему сейчас плохо… А че, барыги-то были? – обращаясь к одному из собравшихся, он раскачивается, словно стоит на палубе корабля.

Обернувшись, мужчины отрицательно качают головой.

– А че, когда будут?

– Через час приходи.

– М-м-м, – мычит и одновременно стонет Денис, закинув голову. – М-м-м…
 

Видишь, он высыпает смесь на банку… поджигает… сейчас сделает глубокий вдох… Если мы здесь останемся, ты весь день сможешь наблюдать этот процесс
 

Медленно передвигаемся к забору, ведущему на платформу. Под кустом, уткнув красное лицо в жестяную банку, сидит подросток с редкими рыжими волосами. Ветер шевелит их. Рядом в траве прыгают, настороженно перекликаясь, молодые дрозды. Денис встает к подростку спиной, разворачивая меня лицом к нему.

– Делай вид, что смотришь на меня, – цедит он. – А я буду делать вид, что втыкаюсь в пространство. Видишь, он высыпает смесь на банку… поджигает… сейчас сделает глубокий вдох… Если мы здесь останемся, ты весь день сможешь наблюдать этот процесс.

– А они здесь проводят весь день?

– По сути, да… Поводок-то – короткий. Какой смысл уходить, если через час снова надо?

– А зимой?

– А зимой они холода не чувствуют… Скоро к забору подойдет таджик, отдаст с той стороны пакеты, чтоб с этой не сцапали, и убежит.

– Так ведь полицейские с той стороны стоят.

– С той стороны они стоят, чтоб безбилетников, а не барыг ловить.

У самого забора – сырей и темней, но земля и тут обильней усыпана пакетиками ядовито-фиолетового цвета.

– Простите, – тихо зову я.

Полицейские приближаются к решетчатому забору. Из-под глухо надвинутого капюшона мне хорошо видны только их ноги. На одном – старые туфли с вытянутыми носами и поперечными трещинами, в трещинах собралась пыль.

– Простите… Вы же знаете, что те люди – наркоманы? – спрашиваю я.

– Знаем, – отвечает тот, который в старых туфлях. – И что?

– А почему вы с этим ничего не делаете?

– Об этом в территориальном отделе спрашивайте…

Я поднимаю голову. Это сказал молодой полицейский с рыжим лицом.

– Нам тоже неприятно на это смотреть, – шепелявит другой, ему лет пятьдесят. – Кому ж приятно смотреть на людей, которые себя уничтожают. Они – молодые, они не понимают, они бестолковые, хоть и совершеннолетние. Но и то правда, что в восемнадцать лет все равно бестолковые они. Все равно что зацепщики, которые у нас тут катаются на поездах. И погибают.

– Отойди от них, – цедит со стороны Денис, – запалимся…
 

«Они едут за нами»

За спинами полицейских – коробка неработающего завода «Серп и молот», облицованная бледно-розовыми квадратами. За нашими спинами – проезжая часть, где под мостом проносятся машины. Не спеша возвращаемся той же дорожкой. Нам на встречу выходит немолодой человек. На нем джинсы, широкие раструбы которых стали колом, и свитер в катышках.

– О, Рустам! – радуется Денис, засовывает руку в карман, вынимает деньги и отсчитывает бумажки, еще сильнее раскачиваясь взад-вперед перед смуглым лицом Рустама, сломанном морщинами. Протягивает ему несколько сотенных бумажек.

– Короче, там выход на платформу «Красногвардейской», – Рустам наклоняется к уху Дениса. Тот делает тупо-настороженное лицо и приседает, внимательно слушая. – Короче, за «Спецодеждой», – договаривает Рустам и, сунув деньги в карман, быстро уходит.

– Он работает охранником, – говорит Денис. – У него семья – старая мать, жена и больной ребенок. Тратить зарплату на наркотики принципиально не может. Поэтому зарабатывает их как доставала – тому сходит принесет, другому новую точку сдаст.

– И он здесь каждый день? – спрашиваю я.

– Ну да… Поводок-то крепко держит. Это – болезнь. Давай представим, что у него диабет и что он ходит сюда за инсулином, только добыча инсулина еще и преследуется по закону.
 

Справа машину поджимает зеленая девятка. Из окна высовывается круглое азиатское лицо, смеется. За ним сидит еще кто-то. Наша машина уходит вперед и под мост.

– Кажется, они едут за нами, – оборачивается назад Мария.

– Масечка, не очкуй, – успокаивает ее Денис. – Сейчас не девяностые.

– Я не очкую, – отвечает Мария. – Но все банально – у нас двое детей.

– Умоются, – Денис прибавляет скорость. – Слишком большие деньги, – поворачивается ко мне. – Один пушер на кармане выносит в толпу пакетиков на пятьдесят тысяч рублей. Пакетик-то – тоненький. Одна тарочка – пятьсот рублей, две – тысяча. Теперь смотри, пушер возвращается обратно и сдает верхнему пятьдесят штук. В норме они на адском месте с интервалом в двадцать минут появляются. В день не меньше полутора миллионов оборот. А себестоимость одного пакетика – шесть рублей, это вместе с варкой и сырьем.

– А кто верхние? Можно их увидеть?

– Марин, не дай бог… Они, если серьезная заваруха, на кайенах разбираться приезжают. Но и они – не самые верхние.
 

Это была свобода, счастье и… полное бесчувствие. Ты ничего не чувствуешь на спайсах, даже того, как они тебя убивают
 

– А кто самый верхний?

– Лучше не знать. Слишком большие деньги… Подъезжать нужно по-наглому, как удолбыш, который ни от кого не прячется. Подъехал, вышел, купил, – говорит Денис, тормозя машину на другой стороне платформы, перед въездом в тоннель.

Заводская проходная выглядит заброшенной, но у нее толпятся молодые мужчины в спортивных штанах. Денис враскачку направляется прямо туда. Идя, он улыбается и дотрагивается до груди кончиками пальцев, словно придерживает рукой свое наружное сердце. Здесь стоит затхлый запах старых деревьев. Стволы тополей выкрашены известкой. Мимо в тоннель заходят машины, автобусы. И тут, и там ядовито поблескивают фиолетовые пакетики. Перед нами – насыпь. Под ней сложены доски. На них сидит человек в кожаной куртке, положив голову на колени. Я тихо прохожу мимо. Человек не шевелится. Поднимаюсь по насыпи, под стволом дерева, которое собиралось упасть, но уткнулось верхушкой в бетонную плиту. Эти серые плиты берут насыпь в полуквадрат, закрывающий выход на платформу. В одной плите – широкая дыра, заделанная металлической решеткой. Сквозь прутья видны рельсы и голубые рубашки милиционеров, прохаживающихся на той стороне. Через это окошко продается спайс. Сверху красной краской написано: «Россия, вперед!».

– А че? – громко спрашивает Денис у собравшихся. – А че, все что ли?!

– Уже все раздал, – лениво отвечают ему.

– М-м-м! – стонет Денис, задрав голову и сдавливая рукой грудь. – М-м-м!
 

– Они едут за нами, – говорит Мария, когда мы снова выезжаем из тоннеля. – Денис, это точно та машина…

– Пока на адское место не возвращаемся, – отзывается он. – Съездим на точку, которую нам Рустам сдал. Там торгуют прямо у самого входа в метро. Он сказал там ментов нет. Таджики сейчас страхуются – Таджикистан, конечно, большой, но не бесконечный.

– Как долго можно жить на спайсах? – спрашиваю я.

– Все зависит от физических возможностей и изначальных установок конкретного человека, – отвечает Мария. – Если у него деньги есть, то смерть к нему придет быстрее. Когда мы с Денисом курили, возле точек постоянно видели ребят пятнадцати лет: «Тетенька, дай хапочку! Дяденька, ну пожалуйста, дай хапочку!» А уже зима, они голые по пояс, синие, куртки продали.

– Как долго курили вы?

– Несколько месяцев… Это была свобода, счастье и… полное бесчувствие. Ты ничего не чувствуешь на спайсах, даже того, как они тебя убивают.
 

Топтун

Ленинская Слобода показывает деревянные постройки прошлого века. Они похожи на избушки, какие обычно стоят на окраинах малых городов. Это – бывшая территория ЗИЛа.

– Если вы столько знаете о спайсах, то как могли их употреблять? – спрашиваю я.

– Это великий обман! – отвечают муж и жена. – Мы думали, это то же самое, что продается заграницей, синтетический каннабиноид. Там его можно купить совершенно законно.

– Мы попались на тот же обман, на какой попадают все, – говорит Мария. – Когда мы поняли, мы ужаснулись, но в нашем случае было еще не поздно. Мы попытались слезть, и получилось. Потому что пользовались недолго.

– Но к веществу – бешеное привыкание, – говорит Денис, – а дозировка постоянно растет. Количество мозговых клеток сокращается, и я чувствую, как тупею.

– Нам еще повезло, что мы взрослые люди с высокой степенью социализации, – вставляет Мария. – И нам, в отличие от подростка, есть что терять.

Мы проезжаем мимо белого лимузина. Сегодня воскресенье, и это не первая свадьба, которую мы встречаем по пути.

– А зачем людям, которым есть что терять, вообще нужны эти смеси?

– Ну а почему люди употребляют? – спрашивает в ответ Мария. – Хочется расслабиться, почувствовать праздник.

– Мне сорок два года, ей – тридцать пять, – говорит Денис. – Мое поколение почти все перестреляли, а ее поколение почти все умерло от наркотиков. Вы знаете, почему у нас в стране демографический кризис? Потому что именно от нас детей нет.

– Детям вашего поколения сейчас должно быть лет восемнадцать? Примерно столько же тем, кто собирается у Ильича, – говорю я.

– Да, – задумчиво произносит Мария. – И тех детей, которые все же были рождены нашим поколением, у которого отняли родину и отняли профессию, сейчас добивают наркотиками.
 

Человек подползает к нам ближе. Широко разевает рот, со стоном икает, дергает головой. При каждом новом спазме его ребра остро выпирают из-под кожи, а живот так судорожно уходит к спине, что кажется – изо рта сейчас повалятся внутренние органы
 

– Я тебя наберу-у-у, – Денис растягивает слова в трубку. – Через полчаса на месте б-буду-у. Магазин там «Тысяча мелочей» знаеш-шь? Вот под ни-и-м. Мне п-парочку, ха-ха. Только сделай, чтоб веса нормальные были… Уморыш прыщавый, – грозно добавляет, повесив трубку. – Гниденыш… Так и хочется сдать его ментам.

Мария выходит из машины и скрывается в ближайшем магазине. Я перемещаюсь на заднее сиденье, чтобы дилер мог сесть рядом с Денисом. «Па-рам-па-ра-рам», – он стучит пальцами по рулю машины.

– Почему этот дилер не распространяет товар на Площади Ильича? – спрашиваю, пока ждем.

– Там его и убьют. Он за пятьсот пакетик продает, а пушеры – по двести пятьдесят. Он же субдилер. На Площадь Ильича много оптовиков приходит. Там веса в пакетиках сумасшедшие – в два-три раза больше, чем у топтунов.

– Почему в таком случае у топтунов покупают?

– Потому что в адское место ездить опасно, там же мясорубка. Но рано или поздно, когда деньги заканчиваются, едут туда, а пока деньги есть, покупают у топтунов. Тихо… вон он идет.

Денис раскидывается в кресле, принимая расслабленный вид. Полную руку ласково кладет на руль.

– Сашечка, – произносит он, когда дверца машины открывается и внутрь протискивается молодой человек. – А вот с-сестра моя Марина, – представляет топтуну меня. – Ее мужа кумарит, как волка, – дополняет, ударив последний слог.

Топтун оборачивается, быстро окидывает меня настороженным взглядом. По его торчащим скулам проходит россыпь глубоких прыщей. Руку по-прежнему держит на ручке двери, в любой момент готовый сорваться.

– Вот он я, – слащавым голосом произносит топтун. – А ты куда делся?

– Просто сейчас немного в другом месте обитаю, – отвечает Денис, – в другом месте беру. В два раза дешевле, между прочим.

– Да мне ж… ты знаешь, как соловью…

– Как сам? – поспешно спрашивает Денис.

– Та потихоньку… Жду-не дождусь, ког-х-да уже домой из этой Москвы поеду, – гэкает он.

– А что там, говорят, две ваши точки закрыли?

– Та я не знаю…

– Но это же ваши точки? – зачем-то радостно подпрыгивая, смеется Денис.

– Та я не знаю. Инфой не владею, – топтун снова оборачивается на меня. Он берет с панели тысячу рублей, кладет на ее место два фиолетовых пакетика и выходит.

– Сколько мы за это можем получить? – спрашиваю Дениса, взвешивая на ладони пакетики.

– На лет шесть потянет.

Разрываю пакетики. В нос бьет запах растворителя. Перевернув, встряхиваю. На сухой асфальт сыплется желтая травяная крошка. Ветер разносит ее по крупицам. К горке пристает сухой лист. Если его измельчить, получится та же смесь.

– Они, видимо, покупают обычную аптечную траву и на нее сажают вещество, – говорит Денис, а ветер ворошит горку, постепенно распространяя крошку травы по асфальту.

– Вон они! Вон они – зеленая девятка! – Мария бьет ногтем в машинное стекло, показывая на девятку, в третий раз за день равняющуюся с нами.

– Нас пасут слегка, – нехотя признает Денис. – Это нижние, это самые нижние. Надо решить, что мы сейчас будем делать… Ты можешь не светить диктофон вообще? – спрашивает, повернувшись ко мне. – Сейчас мы спрячем машину, – решает он. – Сходим туда пешком, быстро затаримся и уйдем. Дорогая, ты ждешь в машине, – обращается он к жене.
 

«Не госпитализируем»

Под вывесками «Ростикс» и «Елки-Палки» напротив входа в метро, опираясь руками в асфальт, на коленках, по-обезьяньи ползает по пояс голый человек. На нем только длинные шорты и резиновые тапочки. Кожа покрыта черно-желтым налетом.

– Не советую, – спокойно говорит Денис, когда я достаю из сумки телефон. – Его не возьмут. Отсюда не берут никого…

– Здравствуйте, – говорю в трубку. – Я сейчас нахожусь у платформы «Серп и Молот». Тут плохо человеку. Вы не могли бы срочно приехать?

– Так уж и быть, – вздыхает Денис, – скажи, что он умирает.

– Он умирает. Да, это в направлении Площади Ильича… Сколько ему лет, я не знаю. С виду – пятьдесят…

Человек подползает к нам ближе. Широко разевает рот, со стоном икает, дергает головой. При каждом новом спазме его ребра остро выпирают из-под кожи, а живот так судорожно уходит к спине, что кажется – изо рта сейчас повалятся внутренние органы.

– У него отказывают легкие, – комментирует Денис. – Не хватает воздуха. Он сейчас переживает панику и ужас. Если бы у него было ружье, он бы начал стрелять в ад, как белгородский стрелок.

Люди спускаются в метро. Немногочисленные охранники за нашей спиной охраняют входы в магазины.

– Тю-ю, клиент не выпимши, клиент покуримши, – вздыхает рядом с нами женщина с желтым баннером на обширной груди. На баннере реклама салона красоты. В нижней его части красными буквами написано: «Все для вас».

Полуголый человек поднимается на ноги, хватается обеими руками за мраморный бордюр, отгораживающий спуск в метро. Держится цепко, прудя ногами. Втыкается в мрамор лбом, с усилием поднимает голову, опускает снова – и так много раз. По лестнице поднимаются люди. По лестнице спускаются люди.

– Та здесь пол-Москвы таких, – продолжает женщина. – Что ни день вот так тут помирают. От передозировки. Вот вчера тоже один. А сколько тут школьников или студентов, – она быстро обрывает фразы и часто поправляет баннер на груди. – Я их уже различаю, – дополняет она. – Если желтый, то не жилец.

Из перехода звучит церковный псалом. Какой-то человек поет там внизу. Голос его надувается силой замкнутого пространства и выходит из-под земли на длинном эхе, стирающем начало и окончания слов. Поэтому слова кажутся знакомыми, но остаются неузнанными. Рядом – очередь в биотуалет.
 

Это вы Путину рассказывайте или министру здравоохранения, которые такие распоряжения отдают – никого не госпитализировать. Куда вы нам предлагаете его везти? Нам не дадут места на госпитализацию, потому что есть приказ – даже после обморока, после эпилептического припадка в больницы не забирать
 

Руки человека съезжают по мраморной плите. Локтями он поддерживает себя за спину. Его локти медленно едут назад, приподнимаются. Лопатки крупно выпирают на худой спине. Кажется, лопатки вот-вот прорвут кожу, высунуться наружу крыльями, и человек слетит в переход вниз – на голос.

Скорая, сверкая на солнце белыми боками, медленно въезжает на площадку.

– Так это не к нему! – говорит женщина с баннером. – Та это, наверно, кому-то из людей плохо стало. А этим никто не вызывает. Та толку мало. Этим не скорую, а ближе к ночи перевозку зовут.

– Не подходи к ним, – тихо предупреждает Денис. – Если за нами следят, твою благотворительную миссию не поймут и не оценят.

Из белой машины выходит молодой врач в белом халате. За ним – средних лет женщина. Мужчина несет в руках желтую папку. Он приближается к человеку. Отлипнув лбом от плиты, тот смотрит на него боком, выпускает мраморный край, падает на четвереньки и ползет в сторону адского места. Врачи не спеша идут за ним, словно сопровождая туда. Из перехода вылетает вопль – певец почему-то раздражен, а, может, нервничает. От того, что человек к нему не слетел? Или от того, что мало подают? Призывы его становятся настойчивыми, но слышно – он уже не верит в силу своего голоса.

– Подождите, – догоняю врачей. – Куда вы его гоните? Вы должны ему помочь, а не запихивать обратно туда, откуда он выполз.

– Вы его знаете? – обращается ко мне женщина-врач с нарисованными черным глазами.

– Нет, не знаю.

– Тогда идите своей дорогой.

– Я вас вызывала для того, чтобы вы его забрали в больницу.

– Если он вам так нужен, забирайте его к себе домой.

– Не надо, пожалуйста, со мной так разговаривать. Просто выполните свой врачебный долг. Вы прекрасно видите, что он умирает от передозировки.

– Это вы Путину рассказывайте или министру здравоохранения, которые такие распоряжения отдают – никого не госпитализировать, – потише говорит она. Черные стрелки, обводящие ее верхнее и нижнее веки, вступают в сильный контраст с голубой радужкой глаз. – Куда вы нам предлагаете его везти? Нам не дадут места на госпитализацию, потому что есть приказ – даже после обморока, после эпилептического припадка в больницы не забирать.

– И нам рекомендуют неукоснительно выполнять этот приказ, – говорит молодой врач. – Мы не служба опеки.

– Но вы же знаете, что служба опеки его не возьмет, – говорю я.

– Смешной вы человек, – из белой машины грузно вываливается пожилой водитель. Он стучит кулаком себе по макушке. – Ну, придумали: «Бомжа-наркомана в больницу заберите». Вам самой-то не смешно?

– Как тебя зовут?! Как?! – молодой врач преграждает ползущему дорогу.

– Свиридов Олег… – заплетаясь языком, отвечает тот.

– Сколько тебе лет?!

– Двадцать восемь…

Я встаю рядом с врачом. Тот подносит ватку, смоченную нашатырем, к носу Свиридова Олега. Олег поднимает голову. Я по привычке улыбаюсь. Его лицо в тот же миг растягивается улыбкой – такой же неискренней, как моя. Я перестаю улыбаться, и так же быстро улыбка слетает с лица Олега. Певец внизу, под нами впадает в истерику: голосом делает последний рывок перед тем, как придется признать поражение – Свиридов Олег к нему не слетит. А Олег в это время на карачках ползет к адскому месту, за которым через решетку наблюдают два полицейских. Мы вчетвером – я, два врача и водитель скорой – молча смотрим ему вслед.

– Он там умрет, – негромко подытоживаю я.

– Давайте по-честному, – так же негромко произносит женщина-врач, – он все равно умрет. Это и грустно, и смешно. Нас каждый день вызывают на такие случаи, и мы ничего не можем сделать. Пробовали… Не принимают.

– А зимой что они будут делать?

– Вот и мы думаем, – задумчиво отвечает она, – а что они будут делать зимой? Перемрут… – она сбрасывает с глаз Свиридова Олега.

Певец, очнувшись от религиозного экстаза, смолкает.
 

Хвост

У палатки с водой стоит Денис. Пухлыми пальцами трет уголки покрасневших глаз.

– Мне его жалко, – сдавленно говорит он. Выдерживает паузу. – А теперь к делу. Только не оборачивайся. Нас пасут. Сзади тебя стоит один в кепке. А сбоку – второй. Не смотри на них… Идем к машине, не оборачиваясь, – он берет меня под руку и ведет, больно сжимая локоть. – Шустро, шустро…

– Подождите! – за спиной раздается женский оклик. Тяжело дыша и поправляя на груди баннер, подбегает женщина. – Дайте руку, – она тянет свою и жмет мою, сильно встряхивая. – Спасибо за попытку, – поясняет.

– Нам надо срочно менять диспозицию, – говорит Денис, плюхаясь на сиденье в машине.

– Почему его не забрали? – спрашивает Мария, наблюдавшая из машины.

– Недостоин, – бросает в ее сторону Денис. – Придумали новый способ чистить нацию. Отказывать в помощи наркоманам, алкоголикам и бомжам – это очень круто, – он оборачивается, и они с женой смотрят друг на друга. Я понимаю, что они без слов хотят сказать друг другу: «На месте Свиридова Олега могли бы быть мы». – Нас уже по-серьезному ведут, – деловым тоном продолжает Денис. – Мы легко отмахнемся от хвоста, но на адское место, Марин, я уже настоятельно не рекомендую.

– Хорошо, – я берусь за ручку двери. – Я сама пройдусь и через пять минут вернусь.
 

К тебе тихо подойдут и так же тихо воткнут в спину шило, аккуратненько посадят на газон, прислонив к дереву. На лицо надвинут твой капюшон, и все будут думать – обычная наркоманка. А к ночи подъедет скорая и зафиксирует смерть от внутреннего кровоизлияния
 

– Очень не рекомендую, – по-кошачьи мягко отзывается Денис, перегибается через меня и захлопывает дверцу. – Выгляни в окно. Видишь, ни одного мента нет. А знаешь, почему? Они их оттуда убрали. На помощь тебе никто не придет.

– Со стороны метро это место и памятник хорошо видны. Еще светло. Я могу пройтись, как обычный прохожий.

– Да, но ты уже наследила. И когда ты зайдешь в мертвую зону, туда, где тень, тебя отсюда уже не будет видно. К тебе тихо подойдут и так же тихо воткнут в спину шило, аккуратненько посадят на газон, прислонив к дереву. На лицо надвинут твой капюшон, и все будут думать – обычная наркоманка. А к ночи подъедет скорая и зафиксирует смерть от внутреннего кровоизлияния… О-о-о, девяточка зашевелилась, – мимо по дороге проносится девятка и быстро ныряет в сторону. – Так… Там уже сзади не таджикская молодежь сидит, а тот в кепочке, которого я тебе показывал. Там сзади – взрослые русские дяди. Этим ничего не стоит пробить номера машины и подстеречь в подъезде… Тогда идем ва-банк. Лучший способ защиты – это нападение.

– Показать им, что мы ни х… не боимся? – нервно спрашивает Мария.

– Машунь, – Денис вынимает из кармана паспорт и права, отдает жене, – рискуем крепко. Я тебе оставляю документы. Садись за руль и никому не открывай. Твоя скорая, Марин, была нам совсем не в кассу. Какой наркоман будет другому наркоману скорую вызывать?
 

«Этот, наверное, труп»

На плечах Ленина – чернокрылые птицы. Закат отсюда в часе пути. В стороне под деревьями толпятся люди, сейчас их раза в три больше, чем днем. Походка Дениса становится разболтанной. Его качает. Мы заходим под деревья. Сейчас здесь человек сто мужчин разного возраста. На нас оборачиваются.

– Кто мою с-сеструху на два пакетика кинул?! – ревет Денис. – Кто?!

На нас безучастно смотрят. Некоторые пожимают плечами.

– Вот – моя с-сестра! – продолжает кричать Денис. – Ее мужа кумарит, как волк-а-а!

– Че, возьми по пятьсот тогда, – приближается к нам высокий молодой человек и оглядывает нас с Денисом равнодушными глазами.

– Не бери, – говорит другой, которому на вид лет шестнадцать. – Не бери за пятьсот, это фигня. Сейчас по двести пятьдесят вынесут. Только что выносили. Разобрали все. Я тоже не успел.

– Не успел? – радостно переспрашивает Денис. – Гы-гы-гы, а я сейчас тут весь парк заблюю.

– А че раньше не пришли? – спрашивает его парень.

– То менты пасутся, то… Кха-кха, – Денис перегибается, схватившись рукой за живот. Открывает рот в спазме. – Кха-а-а…

Оборачивается таджик, до этого стоявший к нам спиной. Из его улыбки выглядывает золотой зуб. Пространство разрывает пронзительный гудок приближающейся электрички.

– К д-дереву, – цедит Денис, подтягивая меня. – Быстро к дереву…

Он ставит меня к ближайшему дереву спиной. Сам встает тоже спиной к другому боку ствола и, согнувшись в три погибели, ревет: «А-а-а! Арг-х-а-а-а!»

– Упх, уп-ху, – сплевывает, не выпуская мою руку.

Проходит электричка, земля передает ее дрожь стволу. Над головой птица свистит глухо, как из глубокого затхлого дупла.

– Стой, не сходи с места, – шепотом произносит Денис. – По крайней мере, так мы не подставляем спину, и нам не нужно постоянно оглядываться… Вон тот, видишь, молодой, который за пятьсот предлагал. Он видит, что меня кумарит, и не сводит с меня глаз, надеясь продать. Сука… Я б тебе при случае нос сломал. Паразитирует на паразитах.

– У тебя хорошо получается притворяться, – говорю я.

– Это была реальная рвота – от напряжения… Тут видела, как молодые наркоманы проявляют солидарность? Он мне сказал – не бери за пятьсот, там фигня. У него поводок уже укорачивается, его время подходит, он это чувствует, и проявляет жалость к другим – таким же… Уа-а-а! – снова перегибается Денис.

– Ну, давай за пятьсот, – зло цедит голубоглазый, подходя близко к нам.

– Сказано – нет! – отвечаю я, и он, еще раз злобно зыркнув, отходит.

– Ему очень нужны наши пятьсот рублей, – шепчет Денис.

В нескольких метрах от дерева, под которым мы стоим, лежит человек без обуви. Его ноги соединены в пятках и далеко разведены в носках. Руки сложены на животе.

– Этот, наверное, труп, – говорит Денис, перехватив мой взгляд. – Близко к нему не подходи… Ты не представляешь, что происходит с телом в тот момент, когда начинается прием. Сердце останавливается, кровь теряет свои свойства, и оно не может ее качать. Отек легких. Отказывают почки… Ну что ж, – окидывает он взглядом лежащего, – Сотона собирает свою жатву.

– Мне странно, что все это происходит в центре Москвы, недалеко от входа в метро, – говорю я, и стоит мне подать голос, как из-под моих ног взлетает дрозд, прятавшийся под стволом, и, перелетев короткую дистанцию, садится на куст волчьей ягоды. Здесь до залысин вытоптана трава, сюда не проникает свет. Здесь каждый одаривает каждого тревожным выжидающим взглядом. Здесь только птицы ничего не боятся, и когда очередная выпрыгивает у меня из-под ног с визгом, мне начинает казаться – черные птицы и есть верхние, ближайшие слуги Сотоны.

Солнце сбрасывает последние лучи, выбивает оранжевую махровость из цветов, но тут, на лысом пригорке, где в этот самый момент происходит естественный отбор современной цивилизации, светлее не становится. Спины собравшихся одновременно и сгорблены, и напряжены – они готовы покорно ждать, сколько придется, но и в ту же секунду сорваться, как только за решеткой мелькнет фиолетовый пакетик.

Трубит новая электричка. Ее гудок веревкой цепляется за макушки деревьев и за лысую голову Ленина и долго пронзительно тянет за собой, словно хочет вырвать это место из тела Москвы и утянуть по железнодорожному полотну.

– Мы слишком долго ждем, – говорит Денис. – Они давно должны были вынести… Сначала на место каждые двадцать минут заходят два аудитора – смотрят, все ли безопасно, дают сигнал, тогда появляется таджик.

– Они – аудиторы – сейчас здесь?

– Не знаю. Они не светятся. Выглядят, как обычные прохожие. Боюсь, что причина такой длительной задержки – это мы…

– То есть нас заметили и решили не выносить товар?

– Скорее всего, так. Слишком долго не выносят. Но, может, они просто держат паузу, ждут, пока соберется достаточно народу, чтобы пушер пришел, сразу все раздал и быстро ушел.
 

За забором происходит оживление. Пространство меняется – люди в едином порыве срываются с мест и звериным бегом несутся к забору. Они выпрыгивают из-за кустов, из-за деревьев. Их много, в два раза больше, чем я думала. Срывается с места и Денис, утягивая меня за собой. Смешавшись с толпой, мы бежим. Добежавшие первыми повисают на прутьях забора, забираются по ним вверх, протягивают в щели руки. Они похожи на зверей зоопарка, которым долго не выносили еду.

– А теперь представь, – успевает процедить мне в ухо Денис, – что в этой толпе тебе придется искать своего ребенка.

– Порожняк, – оттесняют нас назад подростки с опухшими лицами. – Никого нет.

– Короче, все из-за нас, – шепчет Денис. – Быстро к дереву, оттуда – к машине и валим. Будь готова – нам сейчас придется совершить пробежку.

Дорогу нам преграждают люди из зеленой девятки. Спиной я, за час привыкшая чувствовать древесную кору, теперь чувствую пустоту. Двое смотрят на нас, улыбаются. Руки держат в карманах. Я снимаю капюшон. Потная рука Дениса напрягается.

– Нам пора, – говорит он.

Мы поворачиваемся и медленно сходим с лысого пятака. Оборачиваюсь. Двое пока не трогаются с места. Миновав крест, мы почти бежим. Я снова оборачиваюсь. Двое не спеша идут за нами.

– Это верхние? – спрашиваю Дениса.

– Вряд ли. Но и не самые нижние. Не стоило нам недооценивать их. Короче, пока мы отсюда не свалим, они товар не вынесут.

Захлопываем за собой дверцы машины. Трогаемся. Медленно выруливает все та же девятка.

– Мы сейчас от них оторвемся, но придется менять номера, – говорит Денис, и, пока машина медленно едет мимо газона, мимо креста и белой тумбы, на которой написано «От Москвы две версты», картинка меняется. Кажется, стоило нам сесть в машину, пристегнуть ремни, как адское место исчезло, уехало прицепом к последней электричке. Остался только Ленин, надменно смотрящий вдаль.

– Есть один очень простой способ решить проблему наркомании, – говорит Денис. – Надо начать относиться к наркоманам, как к нашим детям, которые чем-то заболели. И все. Марина Ахмедо

В курительных смесях присутствуют наркотики

Кабмин обновил перечень наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. В него попали несколько новых соединений, а некоторые - наоборот, исключены.

В частности, теперь запрещены для обращения в государстве новые вещества, которые по химической структуре и свойствам воспроизводят действие психотропных веществ катинона и меткатинона (ДОХ, МАВР, МDРВР, МDРРР, МРВР, WIN 48,098), курительных смесей, содержащих синтетические каннабиноиды (JWH-015, JWH-019, JWH-210, JWH-307, 5-МеО-DALT), кактуса Лофофора Вильямса, семена Ипомеи красно-голубой. Теперь такие курительные смеси купить будет опасно с точки зрения Уголовного кодекса.

После всестороннего анализа из Перечня исключены препараты промедол и омнопон, которые, по сути, являются торговыми названиями лекарственных средств, содержащих наркотики, а не самостоятельными химическими соединениями.

Кроме того, исключены дублирующие названия наркотических средств и психотропных веществ, дающих определение методам и условиям их получения. В частности, «Кустарно изготовленные препараты из эфедрина, псевдоэфедрина, фенилпропаноламина (ФПА, норефедрин) или препаратов, их содержащих» - меткатинон, катинон, амфетамин, метамфетамин и другие производные фенилетиламину.  Чтобы узнать больше,

Опиумная война проиграна Россией

ООН оценивает годовой оборот героинового рынка России в 13 млрд долларов. Понятно, что у таких серьезных денег и защитники будут весьма серьезные. По самому большому, по банковскому счету. Не в этом ли кроется главная причина «трудностей» борьбы (или ее отсутствия)? Есть нации, которые извлекают из истории уроки. Но Россия к ним не относится.

С 1839-го по 1842-й и с 1856-го по 1860 годы Великобритания провела в Китае две победоносные кампании, которые вошли в историю под названием Опиумных войн. Причиной послужило нежелание китайских властей открывать свой рынок для английских товаров, и в первую очередь для опиума. Индия, бывшая тогда английской колонией, могла производить дешевый опиум в огромных количествах. В Китае опиум находился под императорским запретом, что, впрочем, не мешало контрабандистам потихоньку сбывать зелье желающим. Англичане, оценив, какие доходы сулит им освоение рынка Поднебесной империи, под достаточно надуманным предлогом объявили Китаю войну. Используя свое превосходство в технике, Англия без особых проблем и потерь вынудила Пекин открыть свой рынок для английских торговцев.

Последствия не заставили себя ждать. В 1842 году население Китая составляло 416 млн человек, из них 2 млн наркоманов, в 1881 году — 369 млн человек, из них 120 млн — наркоманы. Шестидесятикратное увеличение за неполные сорок лет. В Англию потекли баснословные суммы от наркоторговли. Золотая викторианская эпоха, о которой так любят с умилением вспоминать британцы, была оплачена китайскими наркоманами. Да, надо не забыть про старушку Францию. Она тоже приняла посильное участие во второй Опиумной войне, когда почуяла, какими деньгами здесь пахнет.

По-настоящему хорошая бизнес-идея не устаревает.

В октябре этого года исполняется 12 лет с начала войны НАТО против «Аль-Каиды» и режима талибов в Афганистане. Вскоре после взрыва башен Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 года американские войска нанесли первые авиаудары по военным объектам движения «Талибан». Вскоре последовали наземные операции.

Конфликт в Афганистане продолжается до сих пор. Начиная с 2003 года он перешел в партизанско-террористическую стадию, в коей до сих пор и пребывает.

Конечно, PR-службы Северо-Атлантического альянса могут рассуждать о том, что в Афганистане они стоят на переднем крае борьбы с международным терроризмом, и это даже будет отчасти правдой. Но дело в том, что это не вся правда.

Установив контроль над Афганистаном, НАТО, по сути, одержал победу в еще одной Опиумной войне.

По данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) России, с 2001-го по 2008 годы производство опиатов и героина в Афганистане выросло в 2–2,5 раза. Фотографии со спутников в тот период показывали, что маковые поля растут как на дрожжах. Казалось бы, оккупационные войска должны препятствовать попыткам населения заниматься преступным промыслом, но нет: не только не препятствуют, но, как выяснилось, потворствуют. В Афганистане натовцы фактически «крышуют» местную наркомафию, получая с этого дивиденды. О чем рассказывает в своей книге «Доллары террора. Соединенные Штаты и исламисты» швейцарский журналист Р.Лабевьер; об этом снят документальный фильм «База».

Россия неоднократно и на разных уровнях пыталась поднимать вопросы появления нового центра по производству опиатов в опасной близости от своих границ. Тщетно. Наши западные «друзья» блокируют все подобные попытки. Хотя, может, это наши политики просят так, чтобы отказали?

Во что вылилась эта миротворческая операция для России? Через наши границы хлынул поток афганских наркотиков. И так вышло, что в «третьей Опиумной войне» мы играем роль китайцев — нации, оплачивающей своими жизнями и здоровьем чей-то праздник.

Потребление героина в России достигло 70 тонн в год — в два раза больше, чем в США и Канаде вместе взятых, и столько же, сколько во всей Европе. По данным ООН четырехлетней давности, от героина афганского производства в России ежегодно гибнет вдвое-втрое больше людей, чем погибло советских солдат за всю девятилетнюю войну в Афганистане, т.е. от 30 до 40 тысяч!

В опубликованной в «Российской газете» статье «Кто в ответе за афганский наркотрафик» от 05.03.2013 прозвучали совсем дикие цифры: «Наши медики фиксируют свыше 660 тысяч человек, обращающихся ежегодно в наркодиспансеры за помощью, более 100 тысяч смертей от наркотиков».

То есть наши потери в «третьей Опиумной» уже превысили полмиллиона жизней. И это — как минимум. А сколько осталось инвалидами, бомжами, сгнило по тюрьмам? А сколько еще сгинет? А сколько преступлений совершили и совершат наркоманы?

Казалось бы, вот она — прямая и явная угроза национальной безопасности, враг очевидный и осязаемый. Бери меч, руби гидре головы! Но нет.

Наша власть до последнего вздоха готова бороться с пропагандой гомосексуализма, с торрентами, с «Пусси Райот», с фальсификацией истории, с чертом лысым — но только не с этим!

Почему? Десятки тысяч гибнущих от афганского героина в год — недостаточный повод? Миллионы «сидящих на игле» — не основание? Тогда что для вас основание?!

Китайские коммунисты, усвоившие уроки истории, сразу после прихода к власти в 1949 году ввели смертную казнь за распространение наркотиков. Больше того, устраивают трансляции расстрелов драгдилеров в прямом эфире.

Жестоко? Но разве гуманнее — сотни тысяч смертей от передозировки, отравлений, болезней?

В России между тем даже конфискация имущества как вид уголовного наказания в 2003 году была исключена из Уголовного кодекса, и теперь все, что заработал драгдилер непосильным трудом, как правило, остается в его собственности.

Потребление героина в России в последние годы остается практически на одном и том же уровне. Видимо, в борьбе сил добра и зла на данном участке фронта достигнут некий статус-кво, устраивающий обе стороны. Это, конечно, признак стабильности, а она для нашего государства превыше всего. Но…

Вот я, например, работаю на заводе, и у нас с руководителей цехов постоянно требуют повышения эффективности производства: снижения себестоимости, уменьшения времени изготовления, снижения количества брака и т.д. За отсутствие прогресса наказывают. Тут же — огромная разветвленная структура несколько лет топчется на месте, и всех все устраивает! Хотя за отсутствием прогресса в ее деятельности стоят десятки тысяч смертей и миллионы искалеченных судеб.

По данным французской газеты Le Monde, ФСКН России перехватывает лишь 4% от общего наркотрафика, что, конечно же, почти не влияет на общую картину. (Для сравнения: в Иране перехватывается до 15%.)

Порой кажется, что название этой госструктуры — Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков — говорит само за себя. Что ее задача — не борьба с наркотиками, а контроль за ними. Вышеприведенные цифры заставляют думать, что это не игра слов, не шутка.

Против России ведется необъявленная война, но никто из первых (даже вторых, третьих) лиц государства и ухом не ведет. Казалось бы, чего проще — одним движением и наступить на хвост проклятому дяде Сэму и своих граждан оградить от отравы. Но нет же, нет!

Мы будем летать с журавлями и погружаться на дно моря. Ловить рыбу и «болотных смутьянов». Спасать тигров и Сирию. У нас много важных дел, и афганский героин из них — не самое важное. А демографию можно поправить и за счет жителей Средней Азии.
Почему так (без)действуют наши власти, казалось бы, насквозь прошитые духовными скрепами?

Есть одна хорошая поговорка: «О чем бы ни шла речь, речь все равно идет о деньгах».

ООН оценивает годовой оборот героинового рынка России в 13 млрд долларов. Понятно, что у таких серьезных денег и защитники будут весьма серьезные. По самому большому, по банковскому счету. Не в этом ли кроется главная причина «трудностей» борьбы (или ее отсутствия)?

Сводки с фронтов «третьей Опиумной» не просто тревожны, а крайне неутешительны. Мы отступаем. Наши ряды редеют. Командование занято чем-то своим. Но как бы там ни было, очевидно, что ему не до нас.  Игорь Малышев

На Сумщине глава сельсовета торговал марихуаной

На Сумщині селищний голова торгував марихуаною. Наркотик посадовець збував просто на кінцевій зупинці села. Правоохоронці затримали чоловіка "на гарячому". Він щойно продав півтора кілограма травички і збагатився на одинадцять тисяч гривень. Нелегальний бізнес тепер йому коштуватиме до дванадцяти років позбавлення волі. Наразі селищний голова під домашнім арештом.

Віктор Козицький, начальник УМВС України в Сумській області:

- В момент сбыта почти полутора килограмм наркотического вещества - гловарь был задержан, вещественные доказательства изъяты. После чего у него по месту жительства был проведен обыск, где также было изъято около 5 килограммов наркотического вещества.

Продолжение наркоскандала в МВД Татарстана - замначальника ОРЧ СБ задержали «под кайфом»

В Татарстане продолжается скандал, связанный с незаконным оборотом наркотиков в среде руководителей республиканского МВД.

Как сообщает следственное управление СК по Татарстану, в состоянии наркотического опьянения задержан замначальника оперативно розыскной части собственной безопасности МВД по республике.

«Тридцатого ноября в автомобиле Toyota задержан заместитель начальника ОРЧ СБ МВД по республике Татарстан с признаками наркотического опьянения. При этом у него изъято вещество с возможным содержанием наркотиков. В ходе назначенной физико-химической экспертизы установлено, что изъятое у сотрудника полиции вещество содержит наркотическое средство», — цитирует сообщение

Кроме того, в служебном кабинете полицейского изъята ручная граната. Отмечается, что операцию проводили сотрудники ГУ СБ МВД России.

Сотрудники главного управления собственной безопасности МВД России, которые провели операцию по задержанию высокопоставленного полицейского министерства по Татарстану с признаками наркотического опьянения, проводят работу в республиканских подразделениях ведомства, сообщает пресс-центр МВД РФ в воскресенье.

«Сотрудниками ГУСБ МВД РФ в настоящее время проводится работа в подразделениях МВД по Татарстану, по ее результатам материалы передаются в компетентные органы для принятия процессуального решения», — говорится в сообщении.

Напомним, ранее в Татарстане разгорелся скандал, в котором были замешаны сразу несколько полицейских, в том числе начальник полиции Казани и главный борец с наркотиками МВД Татарстана. По версии следствия, четверо сообщников, в том числе начальник полиции Казани и главный борец с наркотиками МВД Татарстана, подбросили человеку наркотики, чтобы потом их изъять. В пятницу МВД РФ сообщило, что дома у одного из полицейских следствие обнаружило документы с грифом «совершенно секретно» и незарегистрированное оружие.

Между тем, как сообщалось накануне, суд в Казани отказался арестовывать четверых задержанных высокопоставленных стражей порядка, которые подозреваются в том, что подбрасывали невиновным героин. На время следствия они останутся на свободе. По мнению специалистов, задержание группы высокопоставленных полицейских в Татарстане, которое долго не комментировали в МВД, возможно, является частью борьбы кланов в республике.

По мнению председателя Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций Агора Павла Чикова, последние события — это борьба за пост главы МВД республики. В апреле ушел в отставку бывший глава ведомства Асгат Сафаров и пока его место остается вакантным.

Отметим, что в Казани скандалы, связанные с полицейскими происходили достаточно часто в последнее время. Широкий общественный резонанс вызвал инцидент с пытками в печально известном отделении «Дальний», где стражи правопорядка пытали задержанных, многие из которых получили тяжелые травмы, а один человек скончался.

Казань стала своеобразным символом полицейско-милицейского произвола после того, как в марте 2012 года сотрудники МВД зверски убили задержанного в магазине покупателя Сергея Назарова. Изувеченный 52-летний мужчина умер в больнице, сообщив перед смертью, что полицейские избили его, а потом изнасиловали бутылкой из-под шампанского. //

СБУ затримала міністерського чиновника-кокаїніста

СБУ затримала міністерського чиновника-кокаїніста 28.11.2013 06:29 Співробітники СБУ затримали чиновника Міністерства інфраструктури та 28-річного жителя Києва за підозрою в організації каналу контрабанди кокаїну з однієї із країн Європи в Україну, інформують Українські новини. СБУ повідомляє, що наркотик надійшов з однієї із європейських країн і був прихований у продуктах харчування - у банці з-під какао. Як з'ясувалося, кокаїн був відправлений під виглядом посилки через приватних перевізників, що здійснюють міжнародні перевезення. 21 листопада спецслужби затримали киянина, який отримав посилку з наркотиком. Під час огляду пакета правоохоронці виявили та вилучили 225 грамів кокаїну. Надалі чоловік планував реалізовувати отриманий наркотик у роздріб, зазначили в СБУ. Ще один організатор наркоканалу - чиновник Міністерства інфраструктури - був затриманий 22 листопада. Щодо нього на даний час вирішується питання про притягнення до кримінальної відповідальності. Крім того, силовики встановлюють коло осіб, причетних до цієї протиправної діяльності.

Обнаружили коноплю у 70-летнего деда

История, произошедшая с другим жителем Крыма, не менее печальна. Степан Николаевич в один год лишился самого дорогого — матери и жены. Они умерли друг за другом, оставив 70-летнего мужчину доживать свои дни в полном одиночестве. Всю жизнь пенсионер жил скромно, на одну зарплату, но так получилось, что на старости лет разбогател. От мамы ему досталось наследство — деньги, вырученные от продажи дома. Сумма была приличной — несколько десятков тысяч долларов. Старик не решился положить средства в банк и припрятал в своей квартире — в кармане старого пиджака, висевшего в шифоньере. О том, что пенсионер хранил дома немалую сумму, знали несколько человек и периодически брали у него деньги в долг.

Размеренной жизни Степана Николаевича пришел конец, когда на пороге его квартиры возникли милиционеры. Они заявили старику, что он подозревается в краже мобильного телефона, и отвезли его в местное отделение милиции. Правоохранители мурыжили пенсионера несколько часов, требуя, чтобы он сознался в краже. Степан Николаевич сидел ошарашенный и не понимал, что происходит. Потом стражи порядка заявили, что проведут в квартире старика обыск, а тот от испуга перечить не стал.

Уже через полчаса несколько милиционеров переворачивали вверх дном его квартиру, то и дело находя… коноплю. «А это что?» — задавал вопрос Степану Николаевичу правоохранитель, вытаскивая из шкафчика с инструментами пакетики с травой. При этом милиционер еле сдерживал смех, видно, ему самому было смешно находить у 70-летнего деда коноплю, однако против наработанной схемы по обнаружению, а вернее, подкидыванию при обыске наркотиков не попрешь, за это любого посадить можно.

Правоохранители откровенно глумились над стариком, обнаруживая и обнаруживая в его квартире пакеты с наркотиками. Соседи, приглашенные в понятые, поначалу стояли с изумленными лицами, а потом стали возмущаться и защищать пенсионера: мол, дед всю жизнь был честным трудягой и никогда чужого в руки не брал. Особенно людей возмутила история с наркотиками. Степан Николаевич снова, как и в кабинете следователя, сидел, ничего не понимая, и отчаянно хватал ртом воздух.

После обыска его вновь повезли в участок и продолжили допрос: мол, как давно он занимается наркобизнесом. Старик чуть не плакал и просился домой — ему пора было принимать лекарства, без которых у него мог случиться приступ. Милиционеры согласились его временно отпустить, но не просто так, а за 1000 гривен. У пенсионера с собой оказалось только 700. Правоохранитель кивком головы велел старику положить их в раскрытый ноутбук. После этого Степана Николаевича отпустили.

Измученный старик еле дошел до дома. Когда пришел, без сил рухнул на стул, пытаясь сосредоточиться и понять, что происходит. Но потом вдруг вскочил и побежал к шифоньеру. Он был открыт, вещи в нем были перевернуты. Старик схватил пиджак, ощупал его, проверил карманы — деньги исчезли. Он еще раз пересмотрел все вещи в шкафу, но припрятанную наличность не обнаружил.

Находясь на грани инфаркта, пенсионер побежал в милицию, но его даже не пустили на порог. Потом для Степана Николаевича начались нелегкие деньки. Он пытался жаловаться в прокуратуру, но там от несчастного старика отмахнулись, а один из прокуроров так и заявил, мол, ничего ты, дед, теперь не докажешь. Но пенсионер не унимался и писал многочисленные жалобы в вышестоящие инстанции. Тогда, чтобы отбить у обворованного деда охоту жаловаться, местные милиционеры пригрозили возбудить против него уголовное дело о сбыте наркотиков. Однако ничего у них не вышло: деда пожалел один крымский депутат и замолвил за него словечко, дескать, не трогайте старика и оставьте его в покое. Правоохранители и оставили.

Вот уже почти два года Степан Николаевич не может успокоиться, все ищет правду и пытается восстановить справедливость. Он прекрасно понимает, что ничего не может доказать и денег своих уже не вернет, но точно знает: мамино наследство украли оборотни в погонах. Ведь до них ни одна живая душа не заходила в его квартиру, а содержимое заветного конвертика он каждый раз пересчитывал перед сном.

Такой пункт содержится в списке вопросов, которые на своём первом заседании рассматривает правительственная рабочая группа по совершенствованию законодательства в области IT. Указанный пункт означает, что в компаниях, регистрирующих доменные имена, появятся сотрудники или целые подразделения с функциями «первых отделов» в советских учреждениях, которые передавали силовикам интересующую их информацию.

Как в Интернете «сдают» властям пользователей Google опубликовала статистику собственного взаимодействия с правоохранительными органами. Ежедневно осуществляется более 80 обращений, удовлетворяется почти три четверти. Google, как и все компании, размещающие в Cети пользовательский контент, часто сталкивается с запросами правоохранительных органов. Иногда компанию просят раскрыть данные пользователей, загрузивших тот или иной контент, а иногда - просто удалить загруженное. Google никогда не скрывала этого, но теперь компания решила опубликовать статистику обращений на отдельном сайте. По числу запросов из всех сервисов Google лидирует YouTube: и именно материалы этого видеохостинга вызывают больше всего претензий. Среди стран по количеству обращений лидирует Бразилия: за период с 1 июля по 31 декабря 2009г. власти страны сделали 3663 запроса пользовательских данных и 291 запрос удаления контента. Во многом Бразилия показывает высокие результаты за счёт того, что в ней особенно популярна социальная сеть Orkut, принадлежащая Google: 75% запросов удаления связаны именно с этой сетью. При этом бразильские власти делают достаточно аккуратные запросы: удовлетворяется 82,5%. Из стран-лидеров наиболее эффективные запросы у Германии (хотя бы частично удовлетворено 94,1%). Высокое количество обращений в Google со стороны германских властей обусловлено тем, что в стране действует закон, который позволяет удалять из поисковой выдачи ссылки и сниппеты, содержащие заведомо ложную порочащую человека информацию. Из России поступило менее 10 запросов удаления - из последнего можно вспомнить удаленную c YouTube видеозапись Доку Умарова. Удовлетворено было 100% запросов российских властей. В целом никакого секрета в том, что массовые сервисы вынуждены часто общаться с властями, нет. Получается, что Google ежедневно отрабатывает около 80 запросов и удовлетворяет более 70% (все эти данные не учитывают ситуации в Китае, поскольку она засекречена). Таковы сегодняшние масштабы взаимодействия правоохранительных органов и веб-сервисов.

 Как СБУ и милиция ловит преступников на «Одноклассниках»

 Популярные социальные интернет-сети помогают милиции и СБУ расследовать уголовные дела и искать преступников. Правохранители рассказали о примерах удачной «ловли в сети». Украинские правоохранители говорят, что склонны верить тому, что, например, «Одноклассники» были созданы при поддержке российских спецслужб; мол, они отлично продуманы с точки зрения сыщиков, ведь там видны не только ваши друзья, но и «Друзья друзей» — полный спектр знакомств. Есть и возможность общения. «Считаю, что теперь они могут массово отслеживать переписку пользователей. Возможно, для этого у них есть специальный сервер», — говорит наш источник в украинском МВД. Официально в министерстве говорят так: «Наши оперативные подразделения при раскрытии уголовных дел используют официальные информисточники. Данные в соцсетях не всегда правдивы, ведь это неофициальный источник», — рассказал «Сегодня» главный оперуполномоченный инспектор Департамента угрозыска МВД Олег Сидоренко. Неофициально же говорят, что для поиска преступников и расследования дел хороши любые методы, и признают, что подобные сайты способны помочь. «Наши сотрудники, расследуя дело, посещают и «Одноклассники», и «Вконтакте» и Facebook, чтобы узнать, что из себя представляет тот или иной человек, с кем дружит. И у нас уже есть уголовные дела, расследовать которые помогли социальные сети. С помощью сайта «Oдноклассники» мы установили, например, связи человека, который подозревается в торговле людьми, и то, куда могли совершаться поставки живого товара. Сейчас этот подозреваемый задержан, ведется следствие», — рассказал «Сегодня» начальник пресс-службы киевской облмилиции Николай Жукович. В киевской милиции жалуются, что в местных райотделах, мягко говоря, не слишком функциональные компьютеры, чтобы пользоваться социальными сетями. «Но такие методы следователи могут использовать на свое усмотрение, они же — творческие люди», — рассказал нам начальник пресс-службы столичной милиции Владимир Полищук. Конечно, поиск преступников с помощью социальных сетей, однозначно, второстепенный метод для милиции, ведь пользователи могут зарегистрироваться под чужой фамилией и не размещать на интернет-странице свое фото. Все это, по словам правоохранителей, может навести на ложный след и заставить понапрасну тратить время. Но наличие хоть какой-то информации всегда ценно. Есть что проверить...

 БАНКИРА ЗАСЕКЛИ В ИНТЕРНЕТЕ

Засветка в интернете выводит на местонахождение разыскиваемых людей не хуже, чем звонок по мобильному телефону. Во время эпидемии гриппа СБУ отрапортовала о том, что в ноябре 2009 года вычислила и обезвредила 30-летнего жителя Черниговщины, который на одном из сайтов оставил ложное сообщение о полной блокаде города Ирпень, вызвавшее панику: «В райцентре выявлено заражение легочной чумой, умерло несколько студентов, на выездах из города находится военизированный карантин». «Материалы дела были переданы в органы внутренних дел, парню грозит либо штраф, либо месяц исправительных работ», — рассказал нам пресс-секретарь киевского управления СБУ Игорь Забилык. В октябре прошлого года прокуратура Киева возбудила дело в отношении экс-главы правления банка «Надра» Игоря Гиленко, подозревая его в разворовывании особо крупной суммы. Спустя три дня после того как банкира объявили в розыск, появилась информация, что правоохранители якобы обнаружили, что Гиленко посещал свою страницу в соцсети. В киевском главке милиции, куда мы обратились с запросом, эту информацию не подтвердили, но и не опровергли. «Экс-глава банка «Надра» находится в розыске», — лишь сказала пресс-секретарь прокуратуры Киева Мирослава Мушка. Компьютерщики говорят, что поймать человека по следу в интернете не составит труда. «Правоохранители легко могут вычислить местонахождение того, кто зашел в «Одноклассники» или «Вконтакте» по IP-адресу (идентификатору) того компьютера, с которого он подключался в сеть. Неважно, в Украине он или за границей. Для этого нужно хорошее программное обеспечение и парочка хакеров», — сказал нам программист Андрей Еремеев.

НА «ОДНОКЛАССНИКАХ» ЗАСВЕТИЛИ ШЕФА СБУ

 Об использовании в своей оперативно-розыскной работе социальных сетей сотрудники украинских спецслужб говорят по-разному. Одним эти данные помогают, и они уже не представляют, как раньше работали без этих сетей-помощников, другие боятся вранья пользователей и не хотят тратить время, предпочитая проверенные дедовские способы поиска информации. — Мое личное отношение ко всяким «Одноклассникам», «Контактам», «Фейс-Букам» резко отрицательное, — сказал нам подполковник одного из управлений «Т» (борьба с терроризмом). — Там ведь можно найти не только какую-то информацию, но и дезинформацию, и не имея возможности распознать, где правда, а где ложь, можно бездарно потратить уйму времени, разрабатывая неверную версию... Поэтому я и мои коллеги на «Одноклассники» даже не заходим, ерунда это все. У нас есть свои, годами проверенные методы оперативного добывания информации. Того же Пукача (главу милицейской наружки, подозреваемого в убийстве журналиста Гонгадзе. — Авт.) поймали благодаря перехваченному телефонному звонку с мобильника. Он решил, что его уже никто не ищет, и решил поздравить дочку с днем рождения. Это была ошибка Пукача, звонок запеленговали, а уж установить местонахождение абонента было проще простого. А по поводу «Одноклассников» — думаю, не зря говорят, что к разработке этого сайта имела отношение ФСБ России. Дыма без огня не бывает. Один из следователей СБУ, также попросивший не называть его фамилию, придерживается иного мнения: — Социальные сети, как и весь интернет, — прекрасный источник информации, причем бесплатный. Это как энциклопедия, которой можно пользоваться круглосуточно. Я, например, не считаю зазорным залезть в «Одноклассники» и пробить кого-то из интересующих меня людей. Пусть даже это будет какая-то мутная, не до конца проверенная информация. В основу любого ОРД (оперативно-розыскного дела) тоже часто ложится, по сути, слух, сказанный кем-то, и не подтвержденные на данный момент сведения о человеке. Но именно эти первичные сведения потом после получения доказательств вины причастности к преступлению, становятся основанием для возбуждения уголовного дела. Так что спасибо, что есть интернет-ресурсы. Самим же сотрудникам спецслужбы начальство не рекомендует заводить странички на «Одноклассниках», размещать там свои фото, снимки друзей, данные о принадлежности к спецслужбе. — Официального запрета не существует, но повышенный интерес к «Одноклассникам» не приветствуется, — говорит один из руководителей СБУ. — Кстати, там была размещена страничка нашего главы Валентина Наливайченко, правда, без фотографии. Оказалось, он к этому не имел никакого отношения, и был неприятно удивлен тем обстоятельством, что кто-то бесцеремонно «вошел в его роль», писал от его имени и отвечал на чужие письма. У Виктора Ющенко якобы сразу несколько страничек есть в «Одноклассниках», и у других известных людей тоже хватает двойников. Впрочем, в Украине такое несовершенное законодательство, что за такие шалости в сети по Уголовному кодексу еще никого не наказали.

«ЕСЛИ УМЕЮТ — ПУСТЬ ПОЛЬЗУЮТСЯ»

Один из владельцев Odnoklassniki.ru Альберт Попков «Сегодня» опроверг причастность российских спецслужб к сайту: «Да это просто коммерческий проект! Мне известны случаи, когда не очень умные люди выкладывают в интернет личные данные, с помощью которых сообщают, что намерены сделать противоправного. Есть много случаев, когда преступники находили и друг друга, и своих жертв через интернет. Я бы не выделял здесь только социальные сети. Они — такая же часть технического прогресса, как и мобильные телефоны, спутники. И милиция не должна отставать — должны существовать специальные отделы, которые будут использовать соцсети и прочие достижения прогресса для расследования преступлений. Правоохранители должны быть подкованными, чтобы понимать, как работать с такими средствами, и использовать их во благо людей». По его словам, в России недавно произошел интересный случай, когда судебные приставы взяли фото симпатичной девушки, создали виртуальный профиль в одной из соцсетей и связывались с должниками банков, успешно прося у них от ее имени их новые номера телефонов. О своей изобретательности они рассказали по ТВ. И у фото нашлась хозяйка. Москвичка подала на них в суд.

ВИРТУАЛЬНЫЕ ПОЛИТСКАНДАЛЫ

Небезопасен интернет и для сильных мира сего. Летом 2008 года экс-глава Секретариата президента Виктор Балога обратился в СБУ за помощью: неизвестные присылали ему по интернету письма с угрозами. «Видимо, ситуация действительно была серьезная: такие письма с угрозами не будут присылать ради шутки. На период ведения расследования СБУ было принято решение усилить его охрану», — рассказал нам Александр Семирядченко, советник Балоги. В СБУ нашли злоумышленника — на это понадобилось два месяца. «Это сотрудник одного из госучреждений, мы сейчас серьезно занимаемся этим человеком», — сообщил прессе глава СБУ Валентин Наливайченко.

«УБИЙЦА ГОВОРИЛ В СЕТИ, ЧТО ОН БОГАЧ» Один из последних случаев, когда оперативникам удалось найти преступников с помощью интернета, произошел осенью прошлого года. Как рассказал нам пресс-секретарь ГУБОП МВД Украины Сергей Федченко, два брата познакомились с девушкой в интернете, а затем убили ее. Второй жертве злоумышленников посчастливилось выжить — бойцы ГУБОПа задержали маньяков. Выяснилось, что один из них, 38-летний Роман Ф., в прошлом работал сотрудником правоохранительных органов в одной из балтийских стран и был судим за торговлю наркотиками. Знакомясь в интернете, он представлялся успешным богатым бизнесменом. После знакомства с девушкой и ее похищения от руководства фирмы, на которой она работала, он потребовал выкуп. Директор обратился в милицию, а брат Романа Руслан, почуяв неладное, убил девушку. Чтобы все же заработать денег, изверги познакомились с еще одной девушкой и планировали так же ее убить. Однако не успели — их задержали. В ГУБОПе не исключают, что таким образом один из братьев мстил женщинам за то, что однажды заразился СПИДом.

БАНКИ ТОЖЕ «ОХОТЯТСЯ» В СОЦСЕТЯХ

Банкиры считают, что в поисках должников и мошенников все средства хороши. «А что делать, если в структуре кредитов 20% — проблемные, а 3—5% — «мертвые», то есть по ним почти нереально найти должников», — сказали нам неофициально в одном из банков. Сейчас в банках активно «вооружаются» средствами сети интернет. «Поиск должников и мошенников в интернете эффективен, ведь там можно найти практически любого жителя крупного города или активного пользователя. Чаще всего эти люди имеют крупные кредиты: на недвижимость, землю, авто. Таких должников просто найти в соцсетях: даже если аккаунт неактивен, можно поработать с «друзьями», — рассказал Сергей Бондарев, начальник управления мониторинга и сбора кредитов OTP Bank. Если поиск банкирами должников в интернете не выходит из правового поля, то другие действия банков юристы ставят под сомнение. Так, «ПриватБанк» на своем сайте разместил базу фотографий людей, которые, как считают в банке, незаконно присвоили деньги. «В нашей базе находятся фото порядка 600 человек. Одни оформляли кредиты по утраченным паспортам, другие незаконно получили пластиковые карты. Когда наш банк составлял эту базу, консультировались с юристами. Все законно», — оппонирует Олег Серга, пресс-секретарь «ПриватБанка». У юристов иное мнение. «В Украине действует принцип презумпции невиновности. Чтобы обвинять кого-то в мошенничестве, надо получить приговор суда. Если его нет, банк посягает на честь и достоинство заемщика. Когда банки раздавали кредиты, в стоимость уже «забивалось» 100% невозврата. Размещение списков клиентов на сайтах банков без разрешения клиента — это разглашение банковской тайны», — уверен адвокат Олег Веремеенко.

ИТАЛЬЯНСКИЙ ВОР — ЗВЕЗДА FACEBOOK

 В соцсетях и интернете преступников ловят и в других странах. А некоторые преступники, зная это, даже играют с полицией в кошки-мышки. Так, в сентябре 2009-го итальянский грабитель сбежал из британской тюрьмы. Но вместо того чтобы затаиться, преступник создал страничку в сети Facebook под псевдонимом Maximus Justice, на которой постоянно высмеивал британскую полицию, придумывал головоломки о своем местонахождении и даже поздравил полицейских с Рождеством. За 4 месяца вор получил бешеную популярность и зафрендил 40 тысяч интернет-пользователей. В конце 2009-го Скотланд-Ярд подтвердил, что владелец аккаунта действительно является тем, за кого себя выдает, и обратился в администрацию сервиса Facebook с просьбой помочь установить, откуда вор обновляет свой дневник. Владельцы соцсети решили закрыть аккаунт преступника, однако он тут же появился в Facebook под новым псевдонимом. Первой его записью на новом аккаунте было: «Догадайтесь, кто вернулся?». 13 января на юго-востоке Лондона полиция задержала звезду Facebook. А в Скотланд-Ярде создали спецотряд полицейских, задача которого — искать преступников в соцсетях. А французская полиция предотвратила кровавую бойню в школе, так как преступник сделал запись в своем блоге. Ночью 13-летний школьник написал: «Это последний день в моей жизни», а утром взял у родителей охотничье ружье, патроны и отправился убивать учителей, а затем хотел покончить с собой. К счастью, родители прочли блог сына, бросились проверить ружье, а увидев, что оно пропало, позвонили в полицию.

 ГОВОРИМ ПО СКАЙПУ. ПРОСЛУШАТЬ ЕГО — СЛИШКОМ ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ

Те, кто не хочет, чтобы его переписку увидели посторонние, могут общаться по скайпу (программа, позволяющая это делать через компьютер, как по телефону). Ее очень сложно прослушать, говорят эксперты. «Соединение по скайпу происходит не через интернет-провайдера, а непосредственно с компьютера на компьютер, — разъясняет программист Андрей Еремеев. — В системе используются разовые ключи шифрования, которые абоненты передают друг другу при каждом сеансе». Это усложняет дешифровку правоохранителями разговоров по скайпу. «Конечно, есть программы антискайп, которые используются спецслужбами во многих странах. Это вирус, который засылает в компьютер подозреваемого интернет-провайдер. Программа записывает все ведущиеся через IP телефонные переговоры и скрытно отсылает их следящим. Однако стоит программа по слежке за одним только компьютером 20 500 евро, так что у нас ее вряд ли будут применять в ближайшее время», — поясняет компьютерщик.

ФОТКИ ДОЛОЙ, ПАРОЛИ ПОСЛОЖНЕЕ

 Правоохранители и программисты советуют, как обезопасить себя, создавая личную страницу в социальной сети. 1. Не оставляйте на своей странице домашнего адреса и номер телефона. 2. Не выкладывайте в открытый доступ семейные фотографии, особенно с детьми. 3. Не ставьте на почтовых ящиках, форумах, соцсетях простых паролей вроде «12345». Логин также не должен совпадать с паролем. 4. В соцсетях закрывайте данные вашего профиля от посторонних глаз (есть такая функция). 5. Не переходите по ссылкам, которые приходят в спаме, — на сайтах, куда они ведут, могут размещаться программы-взломщики и передатчики информации.

Обережно, за вами стежать Виправдовуючись потребою захищати громадян від тероризму, найпросунутіші держави світу беруть їхнє життя під повний контроль. У добу поширення надсучасних засобів зв’язку під пильним оком «Великого Брата» з роману Джорджа Оруелла може опинитися будь-хто з нас. Та якщо в антиутопії «1984» британський письменник писав про пильний контроль над людиною в тоталітарному суспільстві, то у 2010 році пам’ятати про те, що хтось зацікавлений може стежити за кожним їхнім кроком, доводиться мешканцям усіх без винятку держав. Тепер навіть у «найдемократичніших» політичних системах влада уважно спостерігає за своїми громадянами, мотивуючи таку «турботу» потребою гарантувати їхню особисту безпеку та боротьбою з тероризмом. За результатами порівняльного аналізу компанії «Бі–Бі–Сі», найбільш «поліцейськими» державами Західної Європи є Велика Британія, Німеччина та Італія. А найкраще захищені від «чужого ока» громадяни Греції, Франції та Данії.

«Великий Брат» у Великій Британії Джордж Оруелл, який помер 1950р., і в страшних снах не міг передбачити, що невдовзі саме його батьківщина вийде у світові лідери за рівнем «інтересу до власних громадян». Рік тому навіть Стелла Рімінгтон - екс-голова (і перша жінка на цій посаді) британської військової розвідки МІ5, завданням якої є оберігати національну безпеку від тероризму, - попередила уряд, що обмеження громадянських свобод в ім’я боротьби з терористичною загрозою може призвести до перетворення Об’єднаного Королівства на поліцейську державу. Наприкінці минулого року британська газета «Санді таймс» повідомила про плани уряду запровадити обов’язкову реєстрацію охочих придбати стільниковий телефон. Паспортні дані власників «мобілок» заноситимуть до загальнонаціональної бази даних, створеної з метою боротьби з тероризмом та організованою злочинністю. Представники уряду вже обговорювали цю ініціативу з операторами мобільного зв’язку, а надалі її планують закріпити на законодавчому рівні. У майбутньому законі про зв’язок спецслужбам буде надано право прослуховувати й зберігати протягом року записи телефонних розмов, СМС-повідомлень, електронних листів та списків сайтів, які відвідують в інтернеті громадяни Великої Британії. Поки уважне «вухо» «Великого Брата» слухає телефонні розмови, пересування британців уважно фіксує всюдисуще «око». Щодня пересічний мешканець островів потрапляє в поле зору в середньому 300 камер стеження. Лише в Лондонському метро до кінця поточного року буде встановлено дев’ять тисяч додаткових камер стеження. Усе це - нібито в ім’я попередження терористичних замахів. Хоча насправді з цього «всюдисущого знімального майданчика» стирчать ще й довгі вуха комерційного інтересу. По-перше, бум переживає сама індустрія виробництва апаратури стеження. По-друге, під гаслом боротьби з тероризмом компанії часто переслідують власну мету. Приміром, шведська фірма ІКЕА та американська мережа ресторанів «Макдональдз» першими в Європі почали встановлювати маленькі камери стеження на своїх рекламних щитах як усередині магазинів та ресторанів, так і на вулицях. Записуючи реакцію відвідувачів та перехожих, компанії дізнавалися, яка реклама чи продукція привертає найбільшу увагу. Приблизно півроку тому таку практику запровадили і в Америці. Як саме надалі буде використано зібрану таким чином у приватних базах великих фірм відеоінформацію, передбачити складно. Протести правозахисників, які стверджують, що така практика є порушенням права на приватність, поки залишаються безрезультатними.

Німеччина: не втручатися в особисте життя від держави вимагає навіть міністр Хоча після сумного досвіду гестапо та «Штазі» Німеччина має обумовлений історією страх перед втручанням держави в особисте життя громадян, страх перед терористичною загрозою свого часу виявився сильнішим. Після масованих нападів терористів-ліваків із «Фракції червоної армії» та розстрілу палестинськими екстремістами ізраїльської делегації під час Олімпіади-1972 в Мюнхені суспільство фактично дало згоду на запровадження суворіших заходів контролю. Після терактів у Нью-Йорку 11 вересня 2001 року, які група Мохаммеда Атти планувала з Гамбурга, ці заходи були посилені ще більше. Але всьому є межа, і в грудні минулого року Конституційний суд Німеччини почав розгляд найбільш масової скарги в історії цієї країни. 34 тисячі громадян, включно з міністром юстиції ФРН Сабіне Лойтхойссер-Шнарренбергер, звернулися до тлумачів Конституції з проханням розібратися, чи не суперечить основному закону відстеження телефонних розмов та інтернет–з’єднань громадян. Відповідну норму запровадив в ухваленому 2008 року законі Бундестаг, зобов’язавши телефонних операторів та інтернет-провайдерів зберігати дані про всі з’єднання та електронні адреси своїх абонентів упродовж півроку. До слова, схожий закон першою з країн Євросоюзу в червні того ж року ухвалила Швеція, яка вважається однією з найліберальніших держав світу. У німецькому суспільстві цей законодавчий акт викликав велике обурення як такий, що порушує громадянські права. Після його ухвалення в Німеччині неодноразово збиралися багатотисячні акції протесту, учасники яких звинувачували владу в продовженні традицій гестапо і «Штазі» та вимагали скасувати «тоталітарний» закон. Як очікується, Конституційний суд ФРН винесе свій вердикт навесні. Правозахисники сподіваються, що судді підтримають їхні вимоги, адже рік тому німецький КС уже заборонив спецслужбам дистанційно шпигувати в приватних комп’ютерах громадян, використовуючи спеціальну «троянську» програму.

 Італія бореться проти мафії, Франція - за свободу Як випливає з дослідження авторитетного німецького Інституту Макса Планка, в Італії спецслужби та поліція кожного року втручаються в приватне життя в середньому 76 із кожних 100 тисяч італійців. Однак у цій країні провідну роль відіграє не страх перед тероризмом: передусім ідеться про боротьбу з мафією та «національним спортом італійців» - масовим ухилянням від сплати податків. Хоча Італія, як і Німеччина, з 1970-х має неабияких досвід боротьби з лівими терористами угруповання «Червоні бригади». Натомість у сусідній Франції з її національним гаслом «Свобода, рівність, братерство» ситуація інакша. Ще на далеких підступах до парламенту суспільство «відстрілює» всі законопроекти, які б могли звузити його свободи. Французи цінують свою приватність і не бажають поступатися нею в ім’я будь-чого. Попри це, міністру внутрішніх справ Мішель Алліо–Марі впродовж минулого року вдалося збільшити кількість камер стеження на вулицях французьких міст утричі. Не через загрозу тероризму (цей аргумент у Франції не спрацьовує), а задля боротьби з екстремістською емігрантською молоддю, яка влаштовувала погроми в передмістях Парижа, Марселя тощо.

Вільна Греція і безстрашна Данія Часи військової диктатури «чорних полковників», які керували країною в 70-х роках минулого сторіччя, Греція до цього часу згадує з панічним жахом. Після повалення режиму, який позбавив громадян засадничих прав, парламент закріпив особисті свободи не лише в Конституції, а й у Законі «Про захист особистих даних». Коли перед Олімпійськими іграми 2004 року на стадіоні в Афінах встановили 350 камер стеження, країною прокотилася хвиля обурення. У грудні 2006 року суд оштрафував провідного грецького оператора мобільного зв’язку «Водафон» на 76 мільйонів євро - за запровадження під час Олімпіади власних заходів безпеки. У результаті, коли позаминулого року грецька екстремістська група «Революційна боротьба» запустила ракетою у посольство США в Афінах, поліція не могла переглянути навіть запис цієї події, оскільки камери біля посольства також було вимкнено. Грецька влада зробила лише один виняток: дозволила встановити камери для гарантування безпеки руху на головних трасах та в аеропортах. Натомість у Данії громадяни самі вимагають від влади встановити більше камер стеження - для захисту від звичайної злочинності. Однак законодавство забороняє розміщувати такі камери стеження у громадських місцях, оскільки на записі можна було б розпізнати окрему особу чи групу, а це заборонено - приватність. Навіть один із дитсадків у Копенгагені, який минулого року виступив з ініціативою встановити камери на своїй території, був змушений відмовитися від цього наміру через обурення громадян. Щодо терористів, то їх у благополучній Данії не бояться. Навіть антитерористичний розділ, який усе–таки отримав обмежене право за певних обставин «шпигувати» за громадянами, у цій країні створили тільки після атаки на Нью–Йорк 11 вересня 2001 року.

 ПРИВАТНО Прослушка «на дому» Завдяки технічному прогресу стежити за людьми можуть не лише держави, а фактично будь-хто Скандал із можливим прослуховуванням телефонної розмови провідних політиків Грузії та України (ймовірно, президента Михаїла Саакашвілі й Прем’єр-міністра Юлії Тимошенко), який спалахнув після першого туру президентських виборів, є зайвим підтвердженням того, що «слухають» усіх і вся. Причому завдяки технічному прогресу займатися цим тепер мають змогу не лише спецслужби. Зрештою, людство завжди відзначалося цікавістю: зазирнути в замкову шпарину, прочитати чужого листа, підслухати сварку сусідів наш брат прагнув в усі часи й епохи. Тепер замкові шпарини - вчорашній день, адже до послуг любителів пхати носа в чужі справи цілий арсенал технічних пристроїв. У передостанній день минулого року німецький учений і комп’ютерник Карстен Ноль видрукував подробиці таємних кодів, які використовують для захисту розмов понад чотирьох мільярдів власників стільникових телефонів нашої планети. Як повідомляє Бі-Бі-Сі, хакер разом із кількома колегами п’ять місяців зламував алгоритм, який використовують для шифрування дзвінків із використанням технології GSM - найпопулярнішого у світі стандарту мереж стільникового зв’язку. «Досягнення» Ноля дозволить кожному, включно зі злочинцями, прослуховувати будь-які приватні телефонні розмови. «Ми намагаємося поінформувати людей про велетенські масштаби їхньої вразливості, - пояснив комп’ютерний геній в інтерв’ю Бі-Бі-Сі мету своєї дивної як для вченого діяльності. - Ми також сподіваємося таким чином додатково натиснути на телекомунікаційні компанії з боку користувачів, вимагаючи надійнішого шифрування інформації». Проте Асоціація GSM, яка розробляє алгоритми та здійснює нагляд за розробкою стандартів, месиджу німця не зрозуміла, назвавши його роботу «вкрай нелегальною» за законодавством більшості країн світу. Сам Ноль запевняє, що перед публікацією проконсультувався з юристами, тому все «цілком легально». Уперше шифр GSM було представлено 1987 року. Алгоритмом A5/1, на розробку якого 23 роки тому було витрачено три мільярди доларів, досі користується більшість телекомунікаційних компаній планети. Хоча вперше про окремі його недоліки та «щілини», через які вправний хакер може зламати шифр, експерти попереджали ще 1994 року. За словами Карстена Ноля, зламані ним коди - «це немов телефонна книга: за прізвищем людини ви можете дізнатися її телефонний номер». Виданий німцем перелік кодів дозволяє дешифрувати та прослухати будь-яку розмову з мільярдів стільникових телефонів світу, які використовують технологію GSM, за допомогою потужного комп’ютера та спеціального радіобладнання. Загальна вартість такого шпигунського комплекту становить приблизно 30 тисяч доларів. Підслухати «мобільних» абонентів можна було й раніше, але коштувало б це сотні тисяч доларів. Тому відповідну апаратуру могли дозволити собі лише урядові розвідувальні служби та потужні кримінальні організації. Після того як «робота» Ноля відкрила широкі можливості для прослуховування навіть окремим приватним особам, Асоціація GSM повідомила про намір замінити зламаний стандарт A5/1 на вдосконалений A5/3.

ФСБ собирается редактировать сайты СМИ «в интересах безопасности» Федеральная служба безопасности (ФСБ) хочет получить дополнительный рычаг давления на тех, кто способствует увеличению напряжённости в обществе. На деле предлагаемые правительством поправки к законам могут предоставить сотрудникам спецслужб право под угрозой штрафа и даже ареста потребовать убрать с того или иного сайта информацию, угрожающую, по их мнению, безопасности России. В эту субботу в Государственной думе под номером 364427-5 был зарегистрирован законопроект о внесении ряда поправок в Закон «О Федеральной службе безопасности» и в Кодекс об административных нарушениях. В билле предусматриваются «меры специальной профилактики», заключающиеся во внесении так называемых представлений «об устранении причин и условий, способствующих реализации угроз безопасности Российской Федерации, и объявление официального предостережения о недопустимости действий, вызывающих возникновение причин и создающих условия для совершения преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесено законодательством Российской Федерации к ведению органов федеральной службы безопасности». Кроме того, согласно предлагаемым поправкам, неповиновение законным распоряжениям или требованиям сотрудников ФСБ «влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток; на должностных лиц — от одной тысячи до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от десяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей». Как поясняют разработчики поправок в специальной пояснительной записке к данному законопроекту, необходимость в таких изменениях вызвана активизацией деятельности радикальных организаций, вызывающей напряжённость в обществе. Ключевую роль в этом процессе играют СМИ. «Отдельные средства массовой информации, как печатные, так и электронные, открыто способствуют формированию негативных процессов в духовной сфере, утверждению культа индивидуализма и насилия, неверию в способность государства защитить своих граждан, фактически вовлекая молодежь в экстремистскую деятельность», — говорится в пояснительной записке. Отмечается также, что предпринимаемые спецслужбами усилия по борьбе с терроризмом и экстремистской деятельностью не дают желанных результатов. Не в последнюю очередь потому, что нынешние законы не дают ФСБ право применять профилактические меры в отношении физических лиц, в то время как профилактика является одной из ключевых форм противодействия этим угрозам. ФСБ надеется на то, что ситуация может быть исправлена, если она получит право на объявление официального предупреждения отдельным гражданам, а самим гражданам будет установлена административная ответственность за неповиновение этим требованиям. Иными словами, если на каком-то интернет-ресурсе будет опубликован материал, который спецслужбы квалифицируют как угрожающий госбезопасности, они смогут просто потребовать от владельцев этого ресурса удалить данный материал под угрозой штрафа или ареста. Напомним, что ранее силовики пытались попросту приравнять онлайн-ресурсы к СМИ, у которых с законом свои, особые отношения. Недавно своё мнение по этому вопросу высказал Верховный суд, который дал указание судам всех инстанций разделять Интернет и средства массовой информации.

МВД Украины займется российской социальной сетью "Вконтакте". А Интерпол просит интернет-пользователей «стучать» Министерство внутренних дел Украины создаст специальное подразделение для борьбы с незаконными материалами в Интернете. По мнению главного советника главы МВД Константина Стогния, одним из основных распространителей таких материалов является популярная социальная сеть "ВКонтакте". Отвечая на вопрос корреспондента о распространении через российскую социальную сеть детской порнографии, видеозаписей с убийствами и других подобных материалов, Стогний пояснил, что министр внутренних дел знает о проблеме. - Но есть вторая сторона этой проблемы, которая загоняет в тупик, - говорит Константин Стогний. - А всему виной - политика. Вот представляете, если сейчас Служба безопасности Украины будет фильтровать сайты, закрывать их? Сразу же будет обвинение в наступлении на свободу слова. В ответ на эту реплику корреспондент напомнил историю о закрытии в 2008 году одного из украинских файлообменников (infostore.org). - И никто не говорил о нарушении свободы слова! - воскликнул советник министра. - Теперь те люди, которые тогда были при власти, в оппозиции... Поэтому будем смотреть на международный опыт. В понедельник вылетаем в Москву, где будем обсуждать создание нового департамента, который будет заниматься этим направлением. Ведь "ВКонтакте" - сеть российская, хоть там и миллионы украинских пользователей. А Интерпол просит интернет-пользователей стучать на преступников. Международное полицейское агентство Интерпол надеется на помощь пользователей интернета в поиске наиболее разыскиваемых преступников, пишет Associated Press. Интерпол в понедельник разместил воззвание ко всем пользователям интернета с информацией о 26 разыскиваемых преступниках, обвиняемых в убийствах, торговле людьми и сексуальном насилии. Агентство просит интернет-пользователей по возможности сообщить любую информацию о разыскиваемых. На момент публикации новости сайт Интрепола по адресу interpol.int не работал.

Стереть себя из Интернета невозможно Прошло почти два десятилетия после массового вторжения пользователей в место, известное как World Wide Web. Сегодня, спустя несколько лет, многие задумываются: а не слишком ли много следов они оставили? Идея отслеживания наших шагов в цифровых джунглях и стирания их представляется слишком амбициозной, почти непостижимой. Возможно ли вообще исчезнуть из Интернета? На эту тему рассуждает журналист издания San Francisco Chronicle Алехандро Мартинез-Кабрера (Alejandro Martínez-Cabrera). «Руформатор» представляет перевод его статьи. Каждый раз, когда мы выходим в Интернет, чтобы зарегистрироваться на новом сервисе, купить футболку, обновить статус в социальной сети, послать письмо или воспользоваться поисковым движком, мы оставляем некие данные. Офлайновые действия, например, заполнение заявления на кредитную карту, также теперь возможны через Интернет. Информация, собранная через куки – кусочки кода, которые помнят шаги пользователя в его общении с веб-сайтами – может быть объединена для создания полноценной картины. Всегда была информация о нас, которая выходит за рамки нашего контроля, даже до появления Интернета. Записи на государственных веб-сайтах, например, будет невозможно удалить. «Есть много путей случайной отправки информации в Интернет, - говорит Райан Кало (Ryan Calo), сотрудник Стэнфордского законодательного центра для Интернета и общества. - Меня как человека, который работал в этой области в течение многих лет, это удивляет – я имею в виду то, как легко создать поток информации из одной точки в другую». Эта информация может использоваться по-разному. Google, например, использует ее для рекламы и постоянного совершенствования своих алгоритмов поиска. Сервисы, которые ищут людей, поставляют в Интернет пользователей, желающих знать больше о потенциальных возлюбленных или стремящихся найти старых одноклассников или родственников. Рекламные сети, маркетинговые и другие онлайновые базы данных продают или используют сами всю собранную информацию для рекламных целей. Сотрудники правоохранительных органов, кстати, могут получать такие данные по запросу. Профессиональная помощь Чтобы справиться с нарастающим потоком информации и своевременно уничтожать ее, люди могут обратиться в соответствующие организации, например, в ReputationDefender в городе Редвуд. С помощью нескольких партнерских соглашений с Direct Marketing Association и с некоторыми из самых известных служб поиска людей, таких как Spokeo, WhitePages и PeopleFinders, ReputationDefender может удалить личную информацию с вероятностью от 80% до 90% из всех онлайновых коммерческих баз данных, говорит исполнительный директор компании Майкл Фертик (Michael Fertik). «Мы работали над этим в течение нескольких лет, и пока не представляется возможным удалить всю информацию на 100%, - добавляет он. - Удаление всех цифровых следов в настоящее время невозможно». Услуги ReputationDefender стоят от $9,95 до $10 тыс., в зависимости от количества информации о пользователе в Сети. При наличии времени и терпения, конечно, человек может заняться всем этим и сам. Но это будет довольно трудно. Первый и самый неинтересный шаг – это вспомнить и перечислить все интернет-сервисы и компании, которые могли бы хранить информацию о вас. Компании вроде Google, Facebook, Netflix, eBay и Amazon – первое, что приходит в голову. Какие сайты человек использовал, чтобы купить что-то, на какие сервисы он подписался и какие соглашения принял – все это необходимо учитывать. Более сложным будет найти все предприятия и организации, которые хранят информацию о пользователях, в большинстве своем даже не подозревающих об этом. Кроме того, можно обратиться к Internet Archive - некоммерческой организации, которая содержит копии записей веб-сайтов и другого цифрового контента – чтобы удалить всю информацию, которая у них есть, и попытать счастья с Библиотекой Конгресса, которая несколько месяцев назад приобрела весь архив Twitter, начиная с марта 2006 года. Дата-брокеры Privacy Rights Clearinghouse имеет список дата-брокеров, которые могут быть гидами для всех, кто желает покинуть Интернет. На сегодняшний день в списке находятся 115 дата-вендоров, почти половина из которых предлагают некие условия полного или частичного отказа от цифрового присутствия, иногда только при соблюдении определенных условий. И в этом заключается следующая дилемма: даже если человек способен определить каждую компанию и организацию, которая хранит данные о нем, то не факт, что там согласятся удалить его данные. Основываясь на своем опыте, Фертик говорит, что некоторые операторы баз данных более доступны, а некоторые нет. Сопротивляются все обычно по одной причине – компании считают эти данные своей собственностью. Кармело Фонтана (Carmelo Fontana), итальянский адвокат, посетивший Стэнфордский центр, говорит, что в Европе, за некоторыми исключениями, компании по закону обязаны положительно отреагировать на просьбу изменить или удалить личную информацию пользователей. Однако компании в Соединенных Штатах не имеют никаких похожих юридических обязательств. Правда, несколько инструментов помогут людям стереть себя из Интернета. Хотя многие социальные сети будут держать мертвой хваткой копию каждого комментария или фото пользователя, когда-либо опубликованное, сервисы наподобие Web 2.0 Suicide Machine предлагает рационализаторские методы по удалению вашего цифрового контента с разных сайтов, таких как Facebook, MySpace, Twitter и LinkedIn. Согласно сайту Suicide Machine, ее ПО используют более 4000 пользователей для уничтожения своих сетевых профилей в социальных сетях. Между тем в некоторых рекламных сетях, таких как Lotame, BlueKai, eXelate, Bizo, Safecount и Rubicon Project, можно отказаться от сохранения персональных данных. Поисковая система Google предлагает аналогичные варианты отказа. Тем не менее, старший технолог Electronic Frontier Foundation Сет Шон (Seth Schoen) сказал, что «вы не можете остановить сбор информации, ее сохранение и анализ». Отчаянные меры Наконец, есть и крайние меры. Кало говорит, что человек может покинуть Интернет, и информация о нем попросту устареет (несвоевременная информация ранжируется ниже в результатах поиска). Также возможны такие кардинальные меры, как смена имени или переезд. Впрочем, все это будет бесполезно, если человек продолжит совершать покупки через Интернет или будет использовать свое реальное имя при общении с друзьями и семьей. «До тех пор, пока мы не увидим реального изменения архитектуры Интернета и законов, мы будем платить такую цену за членство в интернет-сообществе», - заключил Кало. Артур Лоянич.

Кто и как тебя пасёт через инет Начну с цитаты; Многие украинские предприниматели не согласны с положениями Закона “О защите персональных данных”, который вступил в силу 1 января с.г., считая, что он будет способствовать распространению коррупции, ужесточать давление государственных органов власти на бизнес, создавать препятствия в деятельности организаций, в рамках которых ведется картотека клиентов и хранится информация о физических лицах.Главная цель Закона „О защите персональных данных“ (дальше — Закон) — регулировать защиту персональной информации и приблизить украинское законодательство к правовой базе ЕС... Хорошая идея, но, была она таковою 10-15. Поезд с ПД украинских юзеров - давно ушел с вокзала по имени Уанет и где он с тех пор только не побывал. Данные, примерно 30 % самых активных и деловых граждан Украины, давно гуляют нв зарубежных ресурсах, связь которых со спецслужбами - секрет Полишинеля. На днях в США произошло событие, о котором наши СМИ упомянули вскользь, не придав ему особого значения, дескать, новость типично американская. А между тем, касается она, как ни странно и нас с вами, и в корне меняет представление об Интернете, особенно в той части, которая касается безопасности и неприкосновенности пользовательских данных и личной жизни. Но оставим анализ события на потом и перейдем непосредственно к новости. Что же произошло в далекой Америке, стране непобедимой демократии? 12 марта в США суд разрешил министерству юстиции требовать данные о пользователях Twitter для ведущихся расследований, в том числе последнего скандального дела об утечках WikiLeaks. Это дает ищущим право, в том числе, на данные об IP-адресах пользователей, их счетах и личных удостоверениях, в то время как сами сообщения Twitter и так являются открытой информацией. Адвокаты пользователей Твиттера, фигурирующих в деле, настаивали, что требования Минюста нарушают конституционное право их клиентов на свободу слова и собраний. Блогеры предупредили, что подадут апелляцию, так как, по их мнению, после решения судьи и из-за опасения перед следствием остальные пользователи социальной сети дважды подумают, прежде чем сказать что-нибудь умное. Руководство Twitter вышло из конфликта самым дипломатичным способом. Оно напомнило, что социальная сеть разрабатывалась, чтобы дать пользователям возможность защищать свои собственные права. "При этом Twitter не будет мешать ходу судебного процесса", — отметили в компании. Вот вам и хваленная свобода слова! Интернет задумывался, как место свободного обмена информацией. Территория свободы от государственного вмешательства, самоорганизующаяся сфера. В итоге все возвращается на круги своя. Человечество снова бессознательно делегирует полномочия для контроля над Сетью и многие уже горько шутят, что «этот Интернет не получился и надо делать новый». Из места свободы он может превратиться в уникальный инструмент тотального контроля. Это напоминает мне разговор со знакомым евреем, который в 90-х годах отказался эмигрировать в Германию, поскольку опасался, что немцы, открыв страну для евреев, снова собирают их в одном месте, чтобы осуществить зловещий план по «окончательному решению еврейского вопроса». Кто знает, что скрывается за будущим популярных нынче облачных сервисов, когда ценные данные пользователь сохраняет на чьих-то серверах, полагаясь на доверие к репутации сервиса и какие-то забугорные Terms and Conditions. Есть и более серьезные опасения. В 1996 году новозеландский журналист Ники Хейгер первым привлек внимание общественности к деятельности системы радиоэлектронной разведки Агентства национальной безопасности США «Эшелон» в серии журналистских расследований. Он выпустил книгу Secret Power — New Zealand’s Role in the International Spy Network, в которых утверждал, что с помощью «Эшелона» АНБ ежедневно перехватывает 2 млрд телефонных и интернет-сообщений. Если задуматься, то все самые глобальные интернет-сервисы, в которых хранятся и собираются данные миллионов людей со всего мира находятся в США. Подумайте только, сколько всего может рассказать ваш почтовый аккаунт в Gmail, история ваших поисков в Google, ваша активность в Facebook и Twitter, не говоря уже о службах Microsoft. Где гарантия, что эту грандиозную базу не могут использовать соответствующие спецслужбы? Масла в огонь теории интернет-заговоров подливают и сами компании. В прошлом году Google и ЦРУ вложили по $10 млн в американский стартап Recorded Future, занимающийся созданием системы для мониторинга доступных в Сети данных, их анализа и построения предположений о будущих событиях. Ранее компания использовала помощь Агентства национальной безопасности (АНБ) для защиты собственных сетей, а In-Q-Tel (инвестиционное подразделение американской разведки) была инвестором картографической фирмы Keyhole, купленной интернет-гигантом в 2004г. Теперь вспомним все скандалы, связанные с потерей личных пользовательских данных. Самый свежий случился на этой неделе. В США медицинская страховая компания потеряла данные почти двух миллионов своих клиентов. Как сообщает ABC News, об утрате персональных данных компания Health Net объявила в понедельник, 14 марта. Руководство страховой организации сообщило о том, что недоступна информация о клиентах, которая хранилась на нескольких серверах филиала компании. На дисках хранились медицинская и финансовая информация о клиентах, а также номера их карт социального обеспечения. В октябре прошлого года в утечке данных пользователей обвинили социальную сеть MySpase. Расследование показало, что пользовательские данные передают сторонним компаниям такие приложения, как TagMe (его аудитория превышает 8 млн пользователей) разработчика BitRhymes, GreenSpot компании WonderHill (около 1,8 млн пользователей) и RockYou Pets сервиса RockYou (более 6 млн пользователей). Приложения передавали сторонним компаниям ID пользователей MySpace, имея доступ к которым можно легко узнать реальное имя человека, пол и возраст, а также увидеть его фотографии и другие данные. Среди рекламных компаний, которые получали эти данные, присутствуют Google, Quantcast и Rubicon Project, однако они заявили, что никак не использовали полученную информацию. Примерно тогда же на серверах, которые обслуживает филиал Microsoft – Danger произошел сбой, из-за которого серьезно пострадали пользовательские данные. Из официальных источников стало известно, что некоторые пользователи Sidekick (сервис резервного хранения данных) потеряли данные безвозвратно. Репутация компании T-Mobile, четвертого по величине оператора мобильной связи в США серьезно пострадала. И наконец, вспомним скандал вокруг продажи сторонним лицам персональных данных пользователей Facebook. The Wall Street Journal опубликовала большой материал с результатами собственного журналистского расследования. Журналисты выяснили, что некоторые популярные приложения социальной сети автоматически пересылали ID-номера пользователей брокерской конторе RapLeaf, которая в свою очередь распространяла эти списки среди компаний, занимающихся размещением рекламы. Пока что утечки данных связанны с техническими проблемами (что отнюдь не умаляет проблемы) и злоупотреблениями относительно коммерческого использования частной информации. Правда в случае с Twitter ситуация вызывает больше опасений. Менее радикальные конспирологи считают, что интернет-компании, может быть, и не связаны с правительством США, но обладая таким объемом «вкусных» данных вынуждены с ними сотрудничать. Ведь, как показывает практика, любая демократия в целях государственной или военной целесообразности становится просто ширмой. Редакция InternetUA задала этот вопрос представителю Facebook в СНГ: «Как Facebook гарантирует, что личные данные пользователей не передаются третьим лицам (компаниям, государственным организациям США)?» Ответ был обнадеживающим: «Facebook несет ответственность за защиту данных своих пользователей. В нашей системе постоянно применяются отраслевые стандарты и используются инструменты сетевого мониторинга, чтобы предотвратить взломы и обеспечить сохранность данных пользователей. Кроме того, Facebook всегда применяет защищенное соединение на страницах входа и использует стандартное для отрасли шифрование. Это не всегда видно по адресу веб-страницы (URL), но все входы в систему происходят в защищенном режиме. Пользователь самостоятельно контролирует доступ к своей информации. Мы не предоставляем личные данные о наших пользователях людям или службам без их согласия, не предоставляем рекламодателям доступ к личной информации пользователей, не продавали, и никогда не будем продавать кому-либо информацию пользователей». При этом нас заверили, что ситуация с передачей данных пользователей, как в случае с Twitter просто невозможна. Ну что ж, хотелось бы в это верить. К слову, представители Google согласились было предметно обсудить эти вопросы с редакцией InternetUA, но в скором времени мы не представим вам их позицию - как только они почитали наши вопросы, молча ушли от предложения назначить встречу! Итак, подытожим. Учитывая, что Facebook и Google - практически "родственники" ЦРУ, а "Одноклассники" и "В контакте", вкупе с почтой на Mail.ru - повязаны крепкими узами с ФСБ, непонятно, кто ещё готов покуситься на наши секреты. В такой ситуации все напряги наших властей, с их законом о защите персональных данных, выглядят забавными. Кстати, в Прибалтике такой закон был принят 10 лет назад! А какие гарантии он нам дает сегодня? Какие данные защищает, когда почти все крупнейшие WEB сервисы находятся в юрисдикции других стран? Кроме того сам закон вызывает ряд нареканий у специалистов. Например, есть сложности с определением перечня сведений, которые относятся к персональным данным, т.е. непонятно что таковыми считать. В ближайшее время мы постараемся основательно проанализировать эти вопросы у нас на сайте. А сейчас нужно признать, что время анонимности в Интернете проходит и за «базар» все чаще приходится отвечать не только в авторитарных странах. В этой связи - рекомендацией будет не разбрасывать по Интернету личные данные где попало и следить за своей репутацией и речью. Не даром в среде киевских студентов ходит "страшилка" - напишешь что-то плохое в комментариях, или в письме отправленном с Gmail, про США и визу уже не дадут. В лучшем случае визу. А могут и террористом объявить! А пока Вы в ожидании этого процесса - почитайте, в том числе на этом сайте, скольких людей нашли спецслужбы через социальные сети. На моей памяти таких новостей было не менее десятка.. А ФБР отстало от жизни и по прежнему ловит своих жертв через аську.

Нелегальная разведка: зачем она нужна и чем отличается от легальной?

Несмотря на большой риск, которому подвергаются разведчики-нелегалы, получаемая от них информация носит исключительно важный характер и зачастую не может быть добыта иным путем.

НА фото: легендарный советский разведчик-нелегал Вильям Фишер (Рудоль Абель). Фото предоставлено автором

В 60-е годы XX столетия у всех на слуху было имя знаменитого разведчика-нелегала Рудольфа Ивановича Абеля (Вильяма Генриховича Фишера), который с честью вышел из всех испытаний, выпавших на его долю в США, где он оказался жертвой предательства. Методы нелегальной разведки меняются, но одно остается неизменным: разведка - это не трюкачество, не приключения, а кропотливый и опасный труд в тени бесславия.

Появившийся на экранах в начале 1970-х годов герой телесериала «Семнадцать мгновений весны» полковник Исаев, он же штурмбаннфюрер СС Штирлиц, на долгие годы стал кумиром молодежи не только бывшего Советского Союза, но и других стран, где демонстрировался этот фильм.

В дни показа сериала по советскому Центральному телевидению московские улицы становились пустынными, и милиция с удивлением фиксировала резкое снижение правонарушений не только в столице, но и в других городах нашей необъятной страны. Мальчишки на улицах играли в «Штирлица» и «Мюллера», что свидетельствовало об огромной популярности полюбившихся героев фильма, о неподдельном интересе широких масс к подвигам разведчиков-нелегалов.

Известный российский писатель Теодор Гладков в своей книге «Король нелегалов», посвященной выдающемуся советскому разведчику-нелегалу Александру Короткову, пишет: «Если спросить десять случайных прохожих на улице, каким они представляют себе разведчика, девять назовут именно нелегала. Из реально существовавших – Конона Молодого (Лонсдейла), Вильяма Фишера (Абеля), Николая Кузнецова (обер-лейтенанта Зиберта). Назовут и героев популярных кинофильмов: майора Федотова («Подвиг разведчика»), Ладейникова («Мертвый сезон»), Исаева («Семнадцать мгновений весны»). И это не случайно. Именно в нелегале в наибольшей степени концентрируются все черты, свойственные профессии разведчика».

ПАСПОРТ ИНОСТРАНЦА

Так что же такое нелегальная разведка, зачем она нужна и чем отличается от легальной? Положение разведчика-нелегала за рубежом коренным образом отличается от статуса сотрудника легальной резидентуры. Последний, будучи гражданином своей страны, снабжен подлинными документами, удостоверяющими его личность, и работает под прикрытием ее официальных учреждений: дипломатических, торговых, культурных представительств, информационных агентств, частных фирм, а порой и международных организаций, в которых он представляет свою страну.

Что же касается сотрудника нелегальной резидентуры, то он находится за рубежом с паспортом иностранного гражданина, никак не связан с официальными представительствами своей страны и даже не посещает их, чтобы не вызвать к себе внимания со стороны местных спецслужб и не расшифровать себя.

«Разведчик-нелегал перед местной властью фактически беззащитен, – отмечает Теодор Гладков. – В стране с жестким политическим режимом его могут тайно арестовать, подвергнуть допросу «третьей степени», а то и ликвидировать без какой-либо огласки. Даже зная о его аресте, посольство родной страны не может официально ему ничем помочь. В случае осуждения за шпионаж нелегалу остается только уповать на то, что ему помогут организовать побег (а это всегда проблематично), либо надеяться, что через несколько лет его обменяют на захваченного с поличным разведчика того государства, чьим строго охраняемым «гостем» он пока является».

Уместно заметить, что далеко не все страны, ведущие разведку, используют разведчиков-нелегалов. К их услугам в разные времена прибегали Англия, Германия, Япония, Китай и Израиль. Разумеется, работа разведчика-нелегала связана с большим риском, поэтому этот контингент сотрудников спецслужб обычно используют страны, уверенные в своих силах.

Англичане, накопившие огромный опыт ведения стратегической разведки, были, как всегда, пионерами в этом деле. Чего стоит, например, знаменитый британский разведчик-нелегал Лоуренс Аравийский, выдававший себя за араба. Правда, несмотря на блестящее знание арабского языка, он все же провалился.

Вот что пишет о работе разведчиков-нелегалов в своей книге «Моя шпионская жизнь» известный британский разведчик Джордж Хилл, представлявший в годы Великой Отечественной войны британскую разведывательную службу «Сикрет интеллидженс сервис» в Москве и лично знавший Лоуренса: «Жизнь разведчика – в его руках.

Его существование – это чередование случаев, счастливых или несчастливых. Разведчики на службе у Ее Величества выполняли свою опасную задачу из любви к приключениям. Английские разведчики, переодевшись под афганцев, проскальзывали через Киберский перевал. Одетые в рубища местных торговцев, они бродили по восточным базарам, добывая нужную им информацию. Однако европейцу, даже продолжительное время проведшему в чужеродной среде, трудно выдавать себя за местного гражданина из-за шероховатостей в произношении, незнания привычек, образа мышления других народов, поэтому секретные агенты постоянно нуждаются в помощи местных жителей».

Конечно, сегодня вы не встретите разведчиков-нелегалов, «одетых в рубища». Такое их использование было возможно только в те времена, когда Великобритания прибегала к колониальной экспансии, алчно захватывая «на всякий случай» одну страну за другой, укрепляя могущество Соединенного Королевства, в котором «никогда не заходит солнце».

Но и в наши дни работа разведчиков-нелегалов, как поется в одной из популярных песен, «и опасна и трудна». Тем не менее, несмотря на большой риск, которому подвергаются разведчики-нелегалы, получаемая от них информация носит исключительно важный характер и зачастую не может быть добыта иным путем.

НЕЛЕГАЛЬНЫЕ РАЗВЕДЧИКИ ОТ НЕПРИЗНАННОГО ГОСУДАРСТВА

Известно, что накануне Русско-японской войны 1904–1905 годов Япония буквально наводнила российский Дальний Восток и Маньчжурию, включая Порт-Артур и Дальний, своими кадровыми разведчиками, которые выдавали себя за китайцев, корейцев, маньчжуров, а на самом деле являлись офицерами императорской армии.

Токио активно использовал японских граждан для ведения разведки против России. Они служили поварами, прачками, няньками, работали торговцами, фотографами, комиссионерами и одновременно являлись либо кадровыми разведчиками, либо агентами японской разведки.

Не секрет, что царская Россия нелегальной разведки не имела, а вся разведывательная работа по Японии строилась с легальных позиций и велась крайне слабо. Это явилось одной из причин поражения России в войне.

Провалы и недостатки в работе русской разведки были учтены только после Октябрьской революции, когда под руководством Дзержинского в ВЧК был создан Иностранный отдел, превратившийся со временем в один из эффективных разведывательных органов государства. И если сегодня СВР России по праву входит в число лучших разведок мира, то в этом, без сомнения, есть заслуга и первых поколений советских разведчиков и ее нелегалов.

Однако на начальном этапе деятельности Инотдела ВЧК работа молодой советской разведки строилась исключительно с легальных позиций. Вместе с тем Советская Россия в тот период имела дипломатические отношения с минимальным количеством зарубежных стран, к тому же враждебно настроенных к ней. Поэтому легальные резидентуры ИНО были не в состоянии решать все стоящие перед ними задачи. Следует также иметь в виду, что белогвардейская вооруженная эмиграция вынашивала планы организации совместно со странами Антанты нового «крестового похода» против республики Советов. В этой связи политическое руководство страны крайне нуждалось в достоверной информации и относительно деятельности белой эмиграции.

Выявлять истинные планы и намерения правящих кругов тех стран, с которыми не поддерживались дипломатические отношения, можно было, только сочетая легальные и нелегальные методы работы. Поэтому в июне 1922 года по предложению Дзержинского Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение о создании нелегальной разведки.

Стоит однако отметить, что в ту пору деление разведки на легальную и нелегальную было довольно условным. Сотрудники легальной резидентуры после окончания служебной командировки за рубежом могли направляться за кордон по линии нелегальной разведки и наоборот. Об этом, в частности, свидетельствуют оперативные биографии знаменитых разведчиков Федора Карина, супругов Василия и Елизаветы Зарубиных, Александра Короткова, возглавлявшего в конце 1950-х годов нелегальную разведку, и других.

ПОЧЕМУ НУЖНЫ НЕЛЕГАЛЫ

На этот вопрос отвечает в своих воспоминаниях «Разведка: лица и личности» бывший первый заместитель начальника Внешней разведки, в течение ряда лет возглавлявший ее нелегальное подразделение, генерал-лейтенант Вадим Кирпиченко:

«Прежде всего потому, что за официальными российскими представителями всегда может следовать «хвост», видимый или совершенно невидимый (с учетом развития технических средств), а за нелегалом, если он сам не совершит какой-либо ошибки, не ведется наблюдения. Географическое пространство для граждан России за рубежом ограничено всевозможными зонами, а разведчик-нелегал может передвигаться свободно. С рядом государств наша страна не имеет дипломатических отношений, а по делам разведки там иногда необходимо бывать».

Следует отметить, что деятельность разведчиков-нелегалов всегда была окружена плотной завесой секретности. Это, разумеется, не случайно, ибо нелегальная разведка – это святая святых всей разведывательной деятельности, и на работу в нее подбирают людей, обладающих особыми качествами. Подготовить настоящего разведчика-нелегала, снабдить его надежными документами и вывести за рубеж для выполнения специальных задач является делом исключительно трудным.

КТО ОНИ – НЕЛЕГАЛЫ

За ответом на этот вопрос обратимся вновь к Вадиму Кирпиченко:

«Кандидатов мы ищем и находим сами, перебирая сотни и сотни людей. Работа действительно штучная. Чтобы стать нелегалом, человек должен обладать многими качествами: смелостью, целеустремленностью, сильной волей, способностью быстро прогнозировать различные ситуации, устойчивостью к стрессам, отличными способностями к овладению иностранными языками, хорошей адаптацией к совершенно новым условиям жизни, знаниями одной или нескольких профессий, дающих возможность зарабатывать на жизнь.

Если наконец, найден человек, у которого все перечисленные качества в той или иной мере есть, это вовсе не означает, что из него получится разведчик-нелегал. Необходимы еще какие-то свойства натуры, неуловимые и трудно передаваемые словами, особый артистизм, легкость перевоплощения и даже некоторая, хорошо контролируемая склонность к приключениям, какой-то разумный авантюризм. Часто сравнивают перевоплощение нелегала в другого человека с игрой актера. Но одно дело – перевоплощение на вечер или на театральный сезон, и совсем другое – превращаться в другого, некогда жившего или специально сконструированного человека, мыслить и видеть сны на чужом языке и не позволять думать о самом себе в реальном измерении».

Другой видный советский разведчик генерал-майор Юрий Дроздов, в течение 12 лет руководивший нелегальной разведкой и принимавший непосредственное участие в разработке и осуществлении операции по обмену Вильяма Фишера (Рудольфа Абеля), по этому же поводу свидетельствует:

«Нелегал – это особый разведчик, отличающийся от обычного тем, что обладает более высокими личными качествами, специальной подготовкой, которые позволяют ему выступать и действовать как местному жителю той страны, где он находится. Разведчиком-нелегалом может стать далеко не каждый. Профессия требует от кандидата высокого уровня развития интеллекта (мышления, памяти, интуиции), развитой воли, способности к овладению иностранными языками, эмоциональной устойчивости, позволяющей сохранять интеллектуальный потенциал в стрессовых ситуациях и переносить без ущерба для здоровья постоянное психическое напряжение.

Это самые общие требования, но можно понять, что найти людей с таким сочетанием качеств нелегко и что нелегальная разведка – удел специально подобранных людей. Подготовка разведчика-нелегала очень трудоемка и занимает несколько лет. Она направлена на то, чтобы на базе имеющихся личных качеств сотрудника сформировать профессиональные навыки и умения.

Безусловно, она включает в себя овладение иностранными языками, подготовку в психологическом плане, которая позволяет ему выступать в амплуа носителя тех или иных национально-культурных особенностей. Разумеется, это и оперативная подготовка, которая включает в себя формирование навыков получения и анализа разведывательной информации, поддержания связи с Центром и иные аспекты. Разведчик-нелегал – это человек, способный добывать разведывательную информацию, в том числе и аналитическим путем».

А уже упоминавшийся британский разведчик Дж. Хилл так оценивает качества, которыми должен обладать нелегал:

«Наилучший вид разведчика – это разведчик-патриот в самом высоком значении этого слова. Это человек, который во имя любви к свободе своей страны ведет жизнь, полную риска и жертв, зная, что если он будет схвачен, то его ожидает малоприятный конец. Разведчик должен разбираться в языке, обычаях, нравах и образе мышления людей, среди которых он найдет поле своей деятельности, обладать одаренным умом и ловкостью, быть способным мгновенно делать выводы и принимать немедленное решение, быть изворотливым, чтобы спасти голову от петли, быть предельно тактичным, терпеливым и бдительным. Его память должна быть натренирована таким образом, чтобы легко распознать предателей не только по одной их внешности и уметь запоминать дословное содержание документов.

Кроме этого, разведчик-патриот должен обладать организационным гением. Чтобы выполнить задание, разведчику нужно отладить тысячу и одну деталь. Не так просто держать в уме основные информационные сообщения или подбирать места встреч с агентами. Так, девять из десяти агентов разведки засвечиваются в результате того, что избирают неверный метод организации связи».

Один из асов советской нелегальной разведки Вильям Фишер, более известный широкой общественности как полковник Рудольф Абель, в одном из интервью подчеркивал:

«Условия работы и обстановка в капиталистических странах обязывают разведчика постоянно быть бдительным, тщательно соблюдать правила конспирации. Преданность своей Родине, честность и дисциплинированность, самоотверженность, находчивость, умение преодолевать трудности и лишения, скромность в быту – таков далеко не полный перечень требований к деловым и личным качествам разведчика.

Разведка – это не приключенчество, не какое-либо трюкачество, не увеселительные поездки за границу, а прежде всего кропотливый и тяжелый труд, требующий больших усилий, напряжения, упорства и выдержки, воли, серьезных знаний и большого мастерства. Помните, как говорил Дзержинский? Чистые руки, холодная голова и горячее сердце. В этих скупых, но точных словах заложен исключительно глубокий смысл. Они, если хотите, являются своего рода компасом для разведчика, помогают находить силы и мужество в любой обстановке. В этом я убедился на своем собственном опыте во время последней командировки в США, когда в результате предательства мне пришлось лицом к лицу встретиться с американской контрразведкой».

Следует особо подчеркнуть, что ставшие широко известными по тем или иным обстоятельствам сотрудники нелегального подразделения внешней разведки разных периодов не только вполне соответствовали высоким критериям, предъявляемым к разведчикам-нелегалам, но и обладали исключительными человеческими качествами, были, как говорится, настоящими людьми. Именно они составляли и составляют «золотой фонд» нашей внешней разведки.

ВИРТУОЗЫ ЖАНРА

Девиз нелегальной разведки – «Без права на славу, во славу державы», ибо разведчики-нелегалы о славе не помышляют, а о конкретном содержании своей деятельности не рассказывают даже в кругу друзей и товарищей по работе. Их имена, как правило, неизвестны посторонним и держатся в секрете даже внутри самой разведки. И только если разведчик-нелегал провалился, скажем, в результате предательства, о нем узнает широкая общественность. Однако и в этом случае контрразведке противника не всегда удается до конца выяснить содержание его работы, вскрыть все его связи.

Даже в закрытой для посторонних Службе внешней разведки существуют сроки давности. Но их нет в нелегальной разведке, формы и методы работы которой должны сохраняться в глубокой тайне всегда. Виртуоз-профессионал, не допустивший ни одного провала и избежавший предательства, обречен на публичное небытие. А потому высшим критерием, мерилом его труда и таланта становится лишь оценка коллег.

Разведчики-нелегалы работают не ради славы и почета. Они, как правило, не достигают высоких должностей во внешней разведке, хотя за рубежом порой занимают видное положение.

Теодор Гладков по этому поводу пишет:

«Нелегалы с большим стажем (десятки лет) возвращались на Родину уже пожилыми людьми, выслужившими все мыслимые и немыслимые сроки для выхода на пенсию. В силу длительного отрыва от административной работы в центральном аппарате разведки их было трудно использовать на каких-либо руководящих должностях. Тем более что за время их отсутствия в том же Центре сменялось одно, а то и два поколения сотрудников. Как правило, ветеранов-нелегалов успешно использовали в качестве преподавателей спецдисциплин, консультантов, экспертов».

Нынешнее поколение сотрудников СВР не только отдает дань уважения тем разведчикам-нелегалам, кто уже ушел из жизни и кто составлял ее «золотой фонд», но и гордится теми солдатами невидимого фронта, кто и сегодня вдали от Родины защищает ее интересы «без права на славу, во славу державы». Автор: Владимир Антонов.

Об авторе: Владимир Сергеевич Антонов - ветеран военной службы, полковник в отставке.

Как за нами шпионят наши компьютеры - в пользу властей

Коммерческие компании нередко производят трояны по заказу правительства. Одну из таких фирм журналисты вывели на чистую воду, открыв по дороге уязвимость в iTunes. У «арабской весны», волной народных восстаний прокатившейся в этом году по ближневосточному региону, есть один примечательный побочный результат. Суть его в том, что у западноевропейской и североамериканской публики обострился интерес к своим ИТ-компаниям, снабжающим, как выяснилось, режимы восточных деспотий наиболее продвинутыми средствами для цифровой слежки за оппозицией и политическими противниками. Множество сигналов об этом бизнесе, довольно сомнительном с этической точки зрения, в разное время приходило из Ирана, Бахрейна, Сирии, Ливии. Однако наиболее драматичная история произошла в марте 2011 в Каире, когда восставшие демонстранты на пике противостояния с режимом Мубарака взяли штурмом штаб-квартиру египетской службы госбезопасности. А среди массы обнаруженных там конфиденциальных бумаг всплыла, в частности, техническая документация к шпионскому программному обеспечению некой западной фирмы Gamma International. Имеющая штаб-квартиру в Мюнхене и основное маркетинговое подразделение в Великобритании, эта фирма прежде была очень мало кому известна, поскольку бизнес её ведется в специфической нише - разработка и продажа технических средств «законного перехвата» для государственных правоохранительных органов, полиции и спецслужб. Продаваемые компанией программы носят названия типа FinSpy, FinFly или FinFisher, а применяются они для таких вещей, как подсаживание в компьютеры или смартфоны подозреваемых специальных троянцев, обеспечивающих полный доступ к шифрованным звонкам по Skype и к прочим защищённым коммуникациям вроде IM-чатов и электронной почты. После событий в Египте фирма Gamma International, сама того не желая, попала в заголовки мировых новостей, причём далеко не в самом приятном контексте. Обвинив её в связях с репрессивным режимом, восставшие заявили, что Gamma помогала Мубараку подавлять в стране инакомыслие и преследовать сторонников перемен. И хотя представители компании категорически отрицали факты поставки своей техники властям Египта, настаивая, что найденная в здании госбезопасности документация представляла собой только лишь рекламные материалы, заявления эти мало кого удовлетворили. К тому же Gamma International категорически не желает говорить о конкретных странах, куда она поставляет своё оборудование, ссылаясь на конфиденциальные особенности бизнеса (о делах с властями Британии и Германии, впрочем, всё равно стало известно). Вся эта искусственно обволакиваемая туманами тема вообще и фирма Gamma в частности стали с той поры объектом дотошных журналистских расследований. Одно из таких расследований особенно интересно - в частности, потому, что привело к существенному укреплению безопасности медиаплеера Apple iTunes, установленного ныне более чем на четверти миллиарда компьютеров по всему миру. В конце сентября 2011 года в Берлине проходило весьма своеобразное мероприятие, чем-то напоминающее закрытый слёт какого-нибудь тайного общества. Высокие начальники из военных структур и спецслужб плюс представители индустрии безопасности из разных стран мира собрались в дорогом отеле, чтобы обсудить «угрозы цифрового мира»: кибератаки, электронный шпионаж, онлайновую организованную преступность и тому подобные вещи. Однако наиболее горячей темой обсуждения были технологии, которые можно было бы применять для противостояния всем этим угрозам. Официально конференция-выставка носила название Cyberwarfare Europe, но на самом деле многие участники прибыли в германскую столицу из весьма отдалённых регионов Америки и Азии. В частности, среди участников были замечены представители правительственных и промышленных кругов из США, ОАЭ, Индонезии и Малайзии. Каждый из участников конференции заплатил неслабую сумму в размере 2700 евро за высокую привилегию послушать доклады ведущих экспертов и военных авторитетов, а также пообщаться в фойе у стендов компаний, предлагающих свои кибервоенные решения. Один из таких стендов был здесь и у мюнхенской фирмы Gamma International Gmbh. У репортера журнала Spiegel, сумевшего попасть на конференцию, было множество вопросов к компании по поводу её деятельности и продукции. Однако один из директоров, также оказавшийся около стенда, заявил, что у их фирмы нет никакого интереса к общению с прессой. Более того, когда до фирмы Gamma дошла очередь делать доклад в конференц-зале, руководство приложило максимум усилий, чтобы при этом в аудитории не было никого из журналистов. Хоть прессу и не подпустили к наиболее содержательным презентациям, это не помешало журналистам нарыть массу информативных материалов. В частности, сотрудники газеты Wall Street Journal сумели раздобыть здоровенный электронный каталог, описывающий все наиболее современные достижения в электронном шпионаже. Этот содержательный каталог, затем выложенный на сайте WSJ, предоставляет, среди прочего, и данные о продукции Gamma International. Из того же каталога или по каким-то свои каналам журналу Spiegel удалось-таки разведать немало интересных подробностей об особенностях функционирования программ Gamma. В частности, были проштудированы рекламные видеоролики фирмы, демонстрирующие широкий спектр возможностей, предлагаемых компанией для проникновения в компьютеры и установки в них шпионского программного обеспечения. Помимо тривиальных решений, когда «агент» имеет физический доступ к компьютеру человека-«объекта» и просто ставит машину под контроль путём втыкания USB-флешки (FinFly USB), предлагаются и более изощрённые штуки. В частности, рекламный видеоматериал показывает, как через специальный интернет-сервис FinFly ISP пользователь сети фактически сам подсаживает троянца в свой компьютер через механизм обновлений популярной программы Apple iTunes. Когда пользователю приходит (от FinFly ISP) подложное предложение обновить своё ПО, он считает, что это предложение от Apple, кликает по ссылке и загружает в свой компьютер троянца FinFisher. А «штаб-квартира» соответственно получает полный доступ к компьютеру объекта. Когда американская газета Wall Street Journal и германский журнал Spiegel в двадцатых числах ноября практически одновременно опубликовали весьма познавательные материалы о тех шпионских инструментах для слежки, что применяются правительственными органами в век цифровых технологий, то основное внимание и публики, и прочих СМИ оказалось сконцентрировано на выявленной журналистами уязвимости iTunes. Что вполне понятно, учитывая нынешнюю гиперпопулярность продукции Apple. При этом и в уже упомянутых изданиях, и в прочих новостных сообщениях, написавших о проблеме, было особо подчёркнуто, что в ноябре этого года - аккурат накануне публикаций с расследованиями - корпорация Apple залатала именно ту уязвимость, которую использовал троянец FinFisher (а также, как выяснилось, некоторые криминальные ботнеты). Укрепление защиты было сделано с помощью очередного - в этом случае самого настоящего - кросс-платформенного обновления для iTunes, получившего номер версии 10.5.1. Как было объявлено, начиная с этой версии программа iTunes, работающая на пользовательском компьютере, теперь станет запрашивать адрес апдейта через безопасное (https) соединение, таким образом блокируя возможные атаки типа «человек посередине». Чуть ли не единственным, кто сразу обратил внимание на «одну небольшую, но чрезвычайно существенную деталь», умалчиваемую во всех этих публикациях СМИ о компрометации и лечении iTunes, оказался американский журналист Брайен Кребс. В прошлом обозреватель компьютерной безопасности в газете Washington Post, а ныне самостоятельный исследователь, Кребс в своём блоге напомнил публике, что именно об этой опасной уязвимости компанию Apple давным-давно - ещё в середине 2008 года - предупреждал серьёзный эксперт по инфозащите. Однако по совершенно неясным причинам корпорация Apple выжидала свыше 1200 дней, то есть три с лишним года, прежде чем залатать эту дыру. Данное обстоятельство, считает Кребс, поднимает вполне естественные вопросы относительно того, знали ли в Apple (а если знали, то с каких пор) о вскрывшихся ныне особенностях троянцев, применяемых для шпионажа правительственными органами. Упорное нежелание Apple залатать столь откровенную дыру можно было бы очень просто объяснить тайным сговором с властями, учитывая, что масштабы распространения плеера iTunes по планете уже превышают четверть миллиарда пользователей (рубеж 250 миллионов был зафиксирован в июне 2011). Брайен Кребс хорошо ориентируется в теме - он сам писал именно об этой уязвимости в Washington Post в июле 2008 по результатам интервью с аргентинским исследователем-хакером Франсиско Амато. Амато тогда создал программу Evilgrade - новый инструмент для тестирования компьютерных систем на предмет стойкости к проникновениям. Особенностью инструментария было то, что он позволял автоматически рассылать подложные извещения о появлении обновлений для тех программ, в которых не применяется цифровая подпись для апдейтов. Степень серьёзности этой угрозы разъяснялась в статье примерно следующим образом. Представьте себе, что вы находитесь, скажем, в зале аэропорта, ожидая посадки на рейс. Вы раскрываете свой ноутбук, чтобы посмотреть, нельзя ли тут подключиться к открытой беспроводной сети. Следует, однако, иметь в виду, что существует множество свободно доступных средств, позволяющих злоумышленникам создавать ложные точки беспроводного доступа, дабы осуществлять маршрутизацию ваших интернет-соединений через свой компьютер. Вы подсоединяетесь к такой фальшивой сети, полагая, что всего лишь глянете на результаты очередной игры своей любимой команды. Несколько секунд спустя одно из приложений в вашем компьютере сообщает, что вышло новое обновление программы. Вы соответственно даёте добро на установку апдейта. Можно сказать, тут-то вас и отоварили. Можно, конечно, не одобрять обновление, но и это спасает не всегда. Функции автоапдейта, часто встраиваемые в программы, начинают работать сами и скачивают фальшивое обновление программы в ваш компьютер сразу же, как только о нём узнают. И только потом раз за разом напоминают о наличии апдейта, который можно установить. Вполне вероятно, что ко времени очередного напоминания пользователь уже доберётся до места назначения и никогда не узнает, что апдейт скачивался через скомпрометированную сеть. Ещё тогда подчёркивалось, что Evilgrade особенно эффективно работает с уязвимостью в механизме апдейтов программы iTunes для Windows. Амато описывал эту уязвимость следующим образом: «iTunes проверяет бинарный код на предмет того, имеет ли он цифровую подпись Apple. Однако вредоносный контент можно встраивать в описание, открывающее браузер, - так что пользователь полагает, будто апдейт пришёл от Apple». Известно, что Франсиско Амато в июле 2008 года обращался непосредственно к команде обеспечения безопасности в продукции Apple, чтобы предупредить о выявленной дыре. По свидетельству Амато, вскоре после этого контакта из Apple подтвердили факт получения его отчёта. Но затем никаких вестей от них не было более трёх лет - вплоть до 28 октября 2011, когда от Apple пришло ещё одно электронное письмо с просьбой подтвердить имя и реквизиты, чтобы надлежащим образом сослаться на его работу при сообщении о залатанной уязвимости в новом апдейте под номером iTunes 10.5.1. В своём блоге Кребс отмечает то, как долго в Apple тянули с «заплаткой». Пять с лишним лет назад, весной 2006 года, Кребс уже предпринимал довольно обширное исследование - он хотел узнать, сколько времени у Apple в среднем уходит на выпуск патчей для своих продуктов. Были отобраны обновления, выпускавшиеся в течение двух лет для исправления серьёзных дефектов в защите операционной системы Mac OS X и прикладных программ. Было установлено, что в среднем проходил 91 день между датой, когда исследователи предупреждали Apple о выявленной дыре, и тем днём, когда Apple выпускала соответствующий патч для решения проблемы. В своём исследовании Кребс проследил время создания патчей для полусотни дефектов. Рекорд составил аж 245 дней. Закрывая тему «cтранного» поведения Apple в вопросе латания конкретной дыры в iTunes, уместно задаться и ещё одним, более широким вопросом. О роли антивирусных компаний. Нынешнее повышенное внимание публики ко всем тем инструментам цифровой слежки, что бойко продаются правоохранительным органам по всему миру, простимулировало дискуссии о двусмысленной роли антивирусных фирм. В частности, задаётся много вопросов о том, что они реально делают и делают ли что-то вообще для того, чтобы выявлять подобных «законных шпионов». Наиболее известные производители антивирусов предпочитают отмалчиваться. Но есть и исключения. К примеру, Микко Хиппонен, директор по исследованиям в финской фирме компьютерной безопасности F-Secure, смело говорит на столь деликатную тему. Хиппонен упомянул в блоге F-Secure знаменитую ныне программу-троянца FinFisher ещё в марте 2011 года, когда восставший против Мубарака народ захватил здание штаб-квартиры египетской госбезопасности и получил доступ к конфиденциальным государственным документам. Включая и те, что демонстрировали закупки западных программных продуктов для цифровой слежки за пользователями компьютеров и мобильных телефонов. По этому поводу Хиппонен чётко сказал, что F-Secure однозначно будет выявлять любое вредоносное ПО, о котором узнает, независимо от того, насколько активно власти применяют его для слежки. Он также заметил, что не все антивирусные компании публично объявляют о подобных обязательствах: «В действительности здесь нет какой-то реальной дискуссии или же чего-то вроде общего для всей индустрии соглашения... Всё это происходит так, что [антивирусные] компании не имеют ни малейшего понятия о том, является ли очередной троянец, которого они зацепили, неким правительственным инструментом, или же это их обычный материал. Вполне возможно, что существует намного больше правительственных троянцев, которых выявляем и мы и остальные [антивирусы]. Часто мы так и не узнаём, что они применяются для правительственной слежки». Автор: Киви Берд

В России хотят запретить анонимность в Интернете  

В российском Интернете предлагают ввести "фейс-контроль". Начальник бюро специальных технических мероприятий МВД России Алексей Мошков выступил против анонимности в интернете. В интервью "Российской газете", опубликованном 8 декабря, Мошков предложил ввести в киберпространстве "фейс-контроль", который поможет бороться с преступностью. "Зарегистрируйся под реальным именем, сообщи настоящий адрес - и общайся, - заявил он. - Если ты - честный, законопослушный человек, зачем прятаться?". По мнению Мошкова, социальные сети нередко "несут в себе потенциальную угрозу устоям общества". Начальник бюро уточнил, что через интернет "экстремистские группы организуются, ведут агитацию", а также "координируют свои акции". В качестве примера подобных мероприятий он привел выступления на Манежной площади Москвы в декабре 2010 года. Кроме того, Мошков заявил, что анонимность в социальных сетях способствует вовлечению несовершеннолетних в проституцию, мошенничеству, распространению вредоносных программ и порнографии. При этом он подчеркнул, что "в большинстве случаев" полиции удается найти преступников, действующих через интернет. В состав бюро специальных технических мероприятий МВД, которое возглавляет Мошков, входит управление "К". Именно оно занимается борьбой с вредоносными программами, распространением порнографии и другими компьютерными преступлениями. Ранее 8 декабря стало известно, что Россия и некоторые другие государства выступили против "Декларации о фундаментальных свободах в цифровой век", которая рассматривалась на сессии министров ОБСЕ. По данным "Радио Свобода", проект документа, касающегося соблюдения прав граждан в интернете, поддержали большинство из 56 стран-членов ОБСЕ. Глава российского МИДа Сергей Лавров обвинил организацию в "навязывании двойных стандартов" и досрочно покинул сессию. В итоге декларацию так и не приняли.

Мобильные операторы записывают все телефонные разговоры украинцев?

Мобильные операторы хранят записи ваших разговоров 5 лет. Об этом заявил бывший начальник Управления военной разведки Службы безопасности Украины, начальник разведки Минобороны, экс-заместитель главы СБУ Александр Скипальский в комментарии журналистам. По его словам, например, «Киевстар» и «МТС» все мобильные разговоры своих клиентов записывают и сохраняют на протяжении 5 лет в автоматическом режиме. «Вот Вы с мамочкой поговорили, а разговор записывается. Это, как говорится, мы получили технический прогресс, но и получили определенные неудобства. Но так предусмотрено: записался разговор — и 5 лет он хранится на случай необходимости», - сообщил эксперт. По словам А. Скипальского вся записанная информация может предоставляться правоохранительным органам. Напомним, что Президент Украины Виктор Янукович внес на рассмотрение Верховной Рады законопроект об изменениях в некоторые законы относительно структуры и порядка учета кадров СБУ. Документ, в частности, предусматривает создание подразделения контрразведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности. Эксперты отмечают, что новое подразделение будет более тщательно фильтровать комментарии на сайтах, записи в соцсетях и блогах.

Как не стать жертвой прослушки

Правило первое: помнить, что ни один, даже самый защищенный телефон не обеспечивает секретности переговоров. Не беседуйте на серьезные темы, а в случае крайней необходимости используйте эзопов язык, малопонятный посторонним. Чтобы удостовериться, что вас таки прослушивают‚ испытайте старый прием: в разговоре с кем-либо запустите дезинформацию и отследите реакцию людей, которые могли бы вас слушать.

Правило второе: немедленно прекратите разговор, если слышимость не только ухудшилась, но и наоборот, стала лучше, отчетливее — это первый признак, что ваш разговор взят под контроль. Должно насторожить и то обстоятельство, что собеседник внезапно стал хуже слышать, а вы слышите его по-прежнему хорошо. Когда в телефонную линию внедряют «жучок», ее напряжение понижается, причем кнопочные аппараты более чувствительны к таким перепадам, чем дисковые.

Правило третье: регулярно проверяйте розетки, провода, разводки, распределительные щитки, плинтусы, карнизы, мебель на предмет выявления подслушивающих устройств. Установленный скрытно «жучок» может иметь постоянное питание и работать в качестве ретранслятора бесконечно долго.

Правило четвертое: самым внимательным образом проверяйте подарки от деловых партнеров, коллег и даже подчиненных. Под видом презента вам могут вручить «шкатулку с секретом», позволяющую держать злоумышленников в курсе всех ваших планов и задумок. Точно так же подозрительно относитесь к якобы случайно оставленным и забытым вещам — ручкам, блокнотам, брелокам и другим мелочам.

Правило пятое: перед началом важной встречи позаботьтесь об отключении всех мобильных телефонов (желательно и стационарных) и включении фоновой музыки, обеспечивающей помехи для прослушки.

 

Не болтай в Интернете – попадёшь спецслужбам в сети

Почти 90% нужной информации разведки получают из открытых источников. Время Джеймсов Бондов безвозвратно ушло. В XXI веке в мире шпионажа правят бал компьютерные гении и дотошные аналитики. Особенно велика их роль в научно-технической разведке. С одним из руководящих сотрудников которой недавно встретился обозреватель «АН».

 Наш Канарис

Так за спиной подчинённые в шутку зовут контр-адмирала Сергея Николаевича Н. Моряк-разведчик на такое прозвище всерьёз не обижается, хотя иногда грозится вырвать языки острословам за сравнение с шефом абвера.

Впервые мы познакомились много лет назад, когда Серёга был старпомом на широко известном в узких шпионских кругах корабле-разведчике «Крым». Увы, теперь это плавающее радиоэлектронное ухо, как и многие суда Черноморского флота, как говорят моряки, «пущено на иголки».

Потом встречались в подмосковных Ватутинках. Здешний сверхсекретный центр Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба прославил в своих книжках предательРезун, пишущий под псевдонимом Виктор Суворов. Помню, как разведчики смеялись, прочитав про «тайное ватутинское кладбище». Впрочем, и других небылиц в опусах этого перебежчика навалом.

И вот новая встреча со старым знакомым у санаторского бювета с минеральной водой. Поседевший Сергей Николаевич был по-прежнему худощав и спортивен. Пока по рецептудоктора Лодыря ходили кругами вокруг источника и медленно цедили из трубочек минералку, естественно, разговорились. После обмена новостями об общих знакомых речь зашла и о последнем шпионском провале.

Микрочиповый скандал

Впрочем, Сергей Николаевич не считал раздутую перед выборами в США очередную шпионскую истерию провалом российской разведки.

– Уверен, людей с погонами там нет, – сказал он обозревателю «АН». – Директор ФСББортников не кривил душой, когда сказал, что пока не обладает всей необходимой информацией и будет выяснять, какие коммерсанты арестованы в Америке.

Я скептически усмехнулся. Ведь, по данным ФБР, арестованные в США 8 сотрудников фирмы Arc Electronic поставляли в Россию не только микросхемы и микрочипы, но также различные кабели, проводники и полупроводники. Как утверждают американские эксперты, они используются в космической промышленности, в частности, в новейших спутниках системы разведки «Лиана».

В заявлении американской прокуратуры отмечалось, что «обвиняемые пытались использовать преимущества американского свободного рынка для того, чтобы похищать американские технологии для российского правительства». Мол, они связаны с разведывательными военными ведомствами и спецслужбами России. В материалах дела есть ссылка на заключение американских экспертов, допускающих, что арестованные причастны к тому, что на российских противокорабельных ракетах и истребителях МиГ-35 установлены чипы и микропроцессоры, сходные или идентичные разработанным в США.

– Чепуху порят эти так называемые эксперты! – рубанул рукой, едва не расплескав минеральную воду, контр-адмирал. – Электроника во всём мире развивается по одним и тем же лекалам. Поэтому микрочипы и микропроцессоры могут быть похожи, как близнецы-братья. А ставить на свои серийные ракеты и самолёты чужие детали – значит сильно рисковать. По нужному сигналу они могут выйти из строя в любой момент.

– Так, может быть, поэтому у нас так часто падают спутники и не всегда взлетает «Булава»? – не удержался обозреватель «АН» от ехидного вопроса.

– Падают и не взлетают они пока не из-за электронных диверсий, – ответил Сергей Николаевич. – Сложнейшие приборы у нас порой собирают алкаши с трясущимися руками. А военная приёмка приказала долго жить… Лучшие наши умы свалили за бугор. А за оставшимися недавно приезжал Марк Цукербергер. Вот и отстали в микроэлектронике лет на двадцать.

– А что же тогда наша научно-техническая разведка мышей не ловит? – «колючим» вопросом хотел подзадорить собеседника обозреватель «АН».

Наш Канарис аж взвился от такой наглости журналиста:

– По понятным соображениям я не буду рассказывать, что мы добыли в последнее время и сколько денег сэкономили казне. Но вспомни, кто раздобыл секрет атомной бомбы?! Да на один рубль, вложенный в разведку, приходится 20 рублей прибыли. А по электронике этот показатель больше, наверное, раз в тридцать.

– Так, может быть, признать задержанных коммерсантов нашими разведчиками и обменять их на американских шпионов? Или, на худой конец, на каких-либо «пусек», – предложил я. – Ведь нашим соотечественникам грозит до 55 лет тюрьмы.

Как заявил представитель курировавшей расследование прокуратуры Восточного округа Нью-Йорка Роберт Нардоза, арестованные являлись членами «крупнейшей нелегальной российской военной закупочной сети, когда-либо действовавшей в США». По американским данным, в неё входило свыше 160 компаний и фирм. Иначе из-за чего такой сыр-бор?

– Американцы раздувают микрочиповый скандал, чтобы и дальше не отменять пресловутую поправку Джексона – Вэника, – пояснил контр-адмирал. – Именно из-за неё они не продают нам легально новейшие технологии. Но если нельзя, но очень нужно, то за большие деньги можно достать хоть чёрта лысого, а не то что микропроцессор. Вот наши коммерсанты и наторговали на 50 миллионов долларов и, возможно, на 50 лет тюрьмы.

Справка  

Поправка Джексона – Вэника содержится в главе 4 «Закона о торговле» США. Она связывает продажу передовых технологий, предоставление кредитов, статуса наибольшего благоприятствования в торговле любой «коммунистической стране» с правом на эмиграцию. Поводом к принятию поправки послужила практика ограничения выезда лиц еврейской национальности из СССР. Поправка Джексона – Вэника до настоящего времени действует в отношении России, Вьетнама, Армении, Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана и Молдовы.

Из-за скайпа снимают скальп

Мы медленно нарезали круги вокруг источника с минеральной водой. Я решил задать самый мучавший меня вопрос:

– А как же попались россияне?

Сергей Николаевич усмехнулся:

– Это знают только в ФБР. Но есть версия, что их подвела болтливость по Интернету. В одном из перехваченных разговоров по скайпу с клиентом из Москвы руководитель фирмы якобы сказал о партнёре: наш человек, засланный казачок. Американцы почему-то решили, что это означает «шпион». Скажи, разве настоящий разведчик такое бы ляпнул?

Я пожал плечами:

– В жизни всё бывает. Тем более прокуратура утверждает, что располагает сотней подтверждений выдвинутого обвинения. Кстати, на заседании суда стало известно, что руководитель фирмы Фищенко в 1980-х годах служил в подразделении военной разведки в Берлине. Сам россиянин в запросе о переезде в США в своё время утверждал, что в армии не был.

– И это действительно так. Парень сначала учился в спортивном интернате, потом в институте. Какая разведка?! Я недавно прочёл вообще бредовое заявление, что он был в одной резидентуре с Путиным. Но всем известно, что Владимир Владимирович служил не в Берлине, а в Дрездене.

– Как можно перехватить разговор по скайпу? – продолжал допытываться обозреватель «АН». – Ведь это не простая электронная почта, которую любой хакер может взломать, а потом выложить в Интернет, например, матерную переписку оппозиционера Навального и губернатора Белых.

Моряк-разведчик рассмеялся:

– Святая простота! Если мы можем мониторить Интернет и перехватывать разговоры по скайпу, то у американцев уже давно есть коды и пароли к нему.

Сергей Николаевич рассказал о том, что недавно Федеральное бюро расследований США даже обзавелось спецподразделением для мониторинга Интернета. А в ЦРУ такое подразделение есть уже давно. Теперь и ФБР решило сделать упор на технические методы контроля интернет-пространства. Центр стратегической информации ФБР разместил на сайте ведомства запрос на создание «Приложения по социальным сетям».

 В документе сказано: «Социальные сети стали основным источником разведывательной информации, так как в них можно найти первую реакцию на ключевые события». Программа должна собирать информацию из «открытых источников» и иметь возможность обеспечить автоматизированный поиск и фильтрацию информации из социальных сетей, включая Facebook и Twitter, позволять поиск по новым ключевым словам, отображать различные уровни угроз на географических картах, возможно, с использованием цветового кодирования для обозначения приоритетности угроз, предусматривать широкий спектр данных о терроризме – как в США, так и во всём мире».

Впрочем, и мы не отстаём в электронном шпионаже. В январе 2012 года Служба внешней разведки (СВР) объявила три закрытых тендера на сумму свыше 30 млн. руб., цель которых – выработать новые методики мониторинга блогосферы. Заказчиком выступила «Войсковая часть №54939», которая входит в систему СВР. Она запросила разработать программы для «исследования методов разведки интернет-центров и региональных сегментов социальных сетей», «исследования методов негласного управления в Интернете» и представить проект касательно «средств продвижения специальной информации в социальных сетях».

Планируется, что мониторить блогосферу будет система «Диспут», анализировать полученные данные – система «Монитор-3», вбрасывать нужную информацию в соцсети – система «Шторм-12».

Автор:  Александр КОНДРАШОВ,

Как «подсадные утки» спецслужб разоблачают чужих агентов

Своеобразные спектакли с переодеванием и разыгрыванием чужих ролей практикуют почти все спецслужбы. Раньше в учебниках КГБ это называлось «оперативной игрой». Сейчас то же самое наши стыдливо именуют «оперативным экспериментом». Американцы на суде над Бутом и Ярошенко прямо говорили об успешной «оперативной провокации». Коварный, но очень эффективный приём.

 Рассказать о нем обозреватель «АН» попросил опытного контрразведчика Олега Самойловича Попова.

Гриф «Секретно» снимут через полвека

Подполковник Попов был в предновогоднем настроении. На его столе рядом с кипой иностранных газет лежали маски волка и зайца из мультфильма «Ну, погоди!».

– На бал-маскарад собрался? – подколол я старого знакомого.

Олег Самойлович отмахнулся:

– Поздно мне зайчиком прыгать. Внукам купил для новогоднего утренника в детском саду. А мне на службе столько масок носить пришлось, что не на один маскарад хватило бы.

Почуяв горячую тему, я пристал к Попову с вопросами:

– А что это были за операции? Снят ли с них гриф секретности? Можно ли хоть кое-что рассказать в газете?

Контрразведчик ответил отрицательно:

– Нет, наши оперативные игры рассекретят лет через пятьдесят. А о ловушках, которые устраивали абверу Судоплатов и Эйтингон, ты, наверное, читал. Это уже стало классикой оперативной работы.

Я огорчённо заметил:

– Да, эти операции давно уже вошли в историю разведки. А нет у тебя более свежих историй?

Подполковник развернул английскую газету:

– Из иностранного опыта, пожалуйста. В Великобритании сейчас широко освещается процесс над старшиной Эдвардом Девенни.

Подводник королевского флота был пойман при попытке продать секреты России. О спецоперации английских спецслужб пишет TheGuardian.

Подводников ловят на живца

В декабре 2012 г. Эдвард Девенни, 30 лет, признал себя виновным в сборе программ секретного кодирования, используемых британцами, и попытке передать сверхсекретные данные в Москву.

Он был подводником на HMS Vigilant, атомной подводной лодке типа Трайдент. Эта субмарина – одна из четырёх, входящих в состав ядерного сдерживания Великобритании. Она, как правило, базируется в Фаслейне в Шотландии, но дозаправлялась в доке Девонпорта в Плимуте. Там и подошли к Девенни двое «русских», которые представились российскими дипломатами. А сам британский подводник принял их за представителей российской военной разведки – офицеров знаменитого ГРУ.

– А как он догадался? Они что, были в будённовках и за каждым волочился раскрытый парашют? – съязвил я.

Попов усмехнулся:

– Газета пишет, что британские контрразведчики, представившиеся российским военно-морским атташе и его помощником, говорили по-английски якобы с русским акцентом.

Оказывается, секретную информацию Девенни, прослуживший во флоте одиннадцать с половиной лет, пытался передать с ноября прошлого года. В январе этого года на связь с подводником вышли двое сотрудников британской контрразведки МИ-5, которые выдали себя за русских шпионов. При этом Девенни предложил им секретные коды подлодки, на которой он служил, а также техническую информацию об атомных субмаринах.

Старшину арестовали в марте этого года в Плимуте. В ходе допросов он признал свою вину. Свой поступок подводник объяснил тем, что должен был пойти на повышение, однако оно не состоялось, и о нём просто «забыли». В результате Девенни, по его словам, стал много пить и решил уйти со службы.

«Он заявил, что собирается покинуть военно-морской флот, и поэтому ему в голову пришла мысль «наказать флотское начальство», – рассказали газете представители следствия. О своём недовольстве Эдвард написал в Твиттере, видимо, не зная, что спецслужбы плотно контролируют социальные сети в Интернете. Целый месяц за подводником велась слежка. А потом его с помощью «оперативной провокации» поймали на живца. 12 декабря этого года судья вынесет ему приговор.

Как две капли воды похожа ситуация с американским подводником. Ранее военный суд Норфолка (штат Вирджиния) приговорил к 12 годам тюремного заключения Ариэля Вайнмана, обвиняемого в шпионаже в пользу иностранного государства. Решением суда 22-летний старшина третьего ранга также был лишён всех военных званий и уволен из ВМС США.

Изначально Вайнман, которому грозило пожизненное заключение, был приговорён к 25 годам лишения свободы, однако суд смягчил свой приговор, после того как моряк сделал чистосердечное признание.

Ариэль Вайнман служил на подводной лодке USSAlbuquerque, с которой он дезертировал в июле 2005 г., украв ноутбук с секретными данными. Как установило следствие, после этого он, как минимум, три раза пытался войти в контакт с представителями зарубежных спецслужб. В частности, появлялись сообщения, что он шпионил в пользу Израиля или России. С помощью тонкой «оперативной провокации» агенты ФБР, сыгравшие роль русских шпионов, выманили Вайнмана из заграницы на территорию США и здесь, прямо на таможне, арестовали.

Справка «АН»

BAESystems – одна из крупнейших компаний оборонной индустрии в Европе. Она занимается производством гражданского и военного электронного оборудования, включая радары для таких истребителей, как «Торнадо» и «Си Харриер». В ней работают свыше полутора тысячсотрудников. В этой компании – это отнюдь не первый случай шпионажа. Не далее как в феврале этого года один из охранников фирмы Рафаэль Браво был приговорён к 11 годам лишения свободы за попытку продажи секретных документов, которые он выкрал из офиса компании.

Под маской русских шпионов

Перед Новым годом шпионский бал-маскарад особенно популярен. Сейчас идёт слушание дела некоего Иена Парра, подозреваемого в шпионаже. 45-летний мужчина, проживающий в городе Рочфорд графства Эссекс, работал в штаб-квартире британской компании BAE Systems, которая занимается военной авионикой. Он имел доступ к совершенно секретной информации. По данным следствия, в деле Парра зафиксировано девять случаев передачи секретной информации «зарубежному государству». Согласно британской газете«Индепендент», речь идёт о России, однако британские официальные лица отказываются подтвердить это.

МИ-5 утверждает, что Парр крал у себя на работе материалы, имеющие прямое отношение к вопросам национальной безопасности Великобритании, и намеревался передать эти документы «врагу». Кража документов происходила неоднократно в течение января, февраля и марта. На процессе, который, как ожидается, займёт немало времени, будут фигурировать около 70 свидетелей. По каждому пункту обвинения в шпионаже Парру грозит тюремное заключение сроком до 14 лет.

Кража секретов на крупном оборонном предприятии Англии давно вызывала озабоченность у британских спецслужб. Видимо, поэтому они и пошли на этот отнюдь не джентльменский приём «оперативной провокации».

Английская пресса пишет, что «руку Москвы» изобрели сами британские спецслужбы, которым, видимо, понадобилось навести порядок с соблюдением режима секретности на крупном оборонном предприятии. Для этого были использованы подставные «русские» покупатели, роль которых играли британские агенты.

Работа под маской русских шпионов – излюбленный приём англичан. По мнению подполковника Попова, МИ-5 умело использует стереотипы холодной войны в умах англичан. Для многих из предателей нет вопроса: кому продавать военные и государственные секреты. Конечно, извечным врагам – коварным русским. И невдомёк простакам, что они попадаются на удочку британской контрразведки. Последние в этом году судебные процессы яркое тому свидетельство.

Американские спецслужбы в оперативном бале-маскараде, видимо, из-за дефицита свободно говорящих по-русски сотрудников, косят под латиноамериканцев.Олег Самойлович вспомнил знаменитые дела Бута и Ярошенко. И в том и в другом случае американские подставные агенты говорили по-испански. Буту они представлялись руководителями революционной организации ФАРК и просили продать им оружие. Ярошенко попался на другой крючок американских спецслужб. Выдававшие себя за представителей колумбийской наркомафии сотрудники спецслужб США за 6 млн. долларов просили нашего лётчика перевезти 150 кг кокаина. В итоге «оперативной провокации» только за одни разговоры с подставными агентами Ярошенко и Бут получили огромные тюремные сроки.

– Почему же не слышно о подобных операциях наших спецслужб? – спросил я контрразведчика.

Подполковник Попов развёл руками:

– Режим секретности никто не отменял. Могу назвать только одну цифру: за последнее время с помощью оперативного бала-маскарада мы обезвредили пятнадцать изменников и предателей.

– А почему этот приём не используется против чиновников-коррупционеров?

Контрразведчик ответил коротко:

– Камер в Лефортово бы не хватило.

Мнение эксперта

Руководитель портала «Агентура.ру» Андрей Солдатов:

– В последнее время участились сообщения о поимке российских шпионов в западных странах. С одной стороны, это говорит об активизации деятельности российских разведслужб, а с другой – о политическом решении руководства соответствующих стран более не решать подобные вопросы кулуарно, а придавать их огласке и доводить до суда. Судебные процессы против лиц, подозреваемых в шпионаже в пользу РФ, сейчас идут в Канаде, Германии, Голландии, Эстонии и ряде других стран.

Автор: Александр КОНДРАШОВ,

Любой вид электронной связи - прослушивается и хранится в сервере не менее пяти лет...

Недавно в очередной раз всплыла тема о том, что разговоры по Skype могут прослушивать спецслужбы. Поводом к тому послужило недовольство французских прокуроров, которые призвали провести расследование и выяснить, почему у Skype до сих пор нет регистрации оператора сотовой связи на территории Франции.

На поверку же оказывается, что беспокойство французских прокуроров – не более чем буря в стакане воды. Информация, передаваемая по Skype, давно уже не является секретом ни для зарубежных, ни для российских спецслужб. «Skype оставляет за собой право раскрывать личную информацию по законному требованию уполномоченных органов, для осуществления наших юридических прав или ответа на претензии, с целью защиты интересов Skype, для борьбы с мошенничеством, соблюдения наших руководящих принципов, а также в целях защиты прав, собственности или безопасности третьих лиц» – прямо указывается в лицензионном соглашении компании, с которым соглашаются все, кто регистрирует своей аккаунт.

Вместе с тем попытки сделать Skype ещё более открытым то и дело предпринимают власти многих стран. Россия в этом списке не исключение. Не так давно начальник центра защиты информации и спецсвязи ФСБ Александр Андреечкин прямо заявлял, что ведомство обеспокоено тем, что Skype, Gmail и hotmail используют системы шифрования на основе зарубежных алгоритмов, а потом не могут контролироваться российскими спецслужбами. «Бесконтрольное использование этих сервисов может привести к масштабной угрозе безопасности России», – переживал Андреечкин. Правда, официальные российские власти поспешили опровергнуть эти громкие заявления: источник в Кремле отметил, что заявление сотрудника ФСБ является его личным мнением и не отражает политику государства.

По мнению аналитиков рынка, проблема недоступности Skype для спецслужб сегодня вообще является надуманной. Дело в том, что с 2011 года месседжером владеет корпорация Microsoft, которая ещё в 2009 году подавала патентную заявку на технологию легального перехвата переговоров. Ключи же для их дешифровки традиционно находятся в распоряжении государства.

«Skype поменял лицензионное соглашение. Перед тем как вы соглашаетесь пользоваться этими услугами и открываете аккаунт, там написано, что Skype имеет право хранить ваши данные на сервере до 30 дней. Это тоже косвенно может говорить о том, что к данным могут получать доступ», – добавляет исполнительный директор компании Peak Systems Максим Эмм. Вместе с тем повсеместная прослушка переговоров по Skype, по его словам, невозможна. На сегодняшний день месседжер насчитывает порядка 600 млн пользователей, так что речь может идти лишь о том, что «переговоры отдельных пользователей под специальным аккаунтом могут дублироваться на сервер».

Не исключено, что за интересом французских прокуроров к Skype на самом деле стоят лоббисты от крупных операторов сотовой связи. Дело в том, что сегодня на месседжер приходится треть всего международного телефонного трафика. При этом услуги IP-телефонии зачастую в разы дешевле, чем у традиционных операторов связи. Косвенным подтверждением этой версии является и тот факт, что обращение в парижскую прокуратуру написал французский телекоммуникационный регулятор ARCEP. В заявлении, в частности, говорилось, что, поскольку благодаря Skype пользователи могут звонить на стационарные и мобильные телефоны, этот сервис является полноправным представителем телефонной сети.

Это, по мнению авторов заявления, означает, что у Skype должна быть возможность вызова экстренных служб, а также компания обязана в случае необходимости отдавать правоохранительным органам свой трафик голосовых сообщений. Последнее утверждение, видимо, было добавлено скорее для того, чтобы вообще заставить правоохранителей обратить внимание на эту проблему. «В законе сказано, что можно проводить прослушивание по решению суда и если этого решения не дают – это нарушение закона», – констатирует Максим Эмм, причём это требование касается любой программы, а не только операторов сотовой и стационарной телефонной связи.

Кстати, по свидетельству аналитиков рынка, Skype и без всяких судебных решений или специальных законодательных актов де-факто давно уже потихонечку «сдаёт» своих пользователей государственным структурам. Не так давно, например, аспирант Университета Нью-Мексико Джеффри Нокел в дистрибутиве китайской версии программы обнаружил клавиатурный шпион. В этой связи можно предположить, что китайские власти отнюдь не единственные, для кого Skype решил сделать исключение из своей же собственной политики конфиденциальности.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ПОЛЬЗОВАТЕЛИ САМИ ДЕЛЯТСЯ ЛИЧНЫМИ ДАННЫМИ

С развитием информационных технологий и всё большим проникновением Интернета само понятие частной жизни или анонимности постепенно теряет свой сакральный смысл. В большинстве государств мира существует множество законов, призванных защищать персональные данные. Однако грош им цена, если кто-то хотя бы раз зарегистрировался в какой-нибудь социальной сети или завёл себе электронную почту. Да что там социальные сети! Хватит и того, чтобы быть пользователем мобильного телефона. И вот вы уже под «колпаком»! Узнать, где вы живёте, чем занимаетесь, где работаете, в каком супермаркете делаете покупки, не составит труда. Причём сделать это можно абсолютно законными способами. В подавляющем большинстве случаев люди сами выкладывают всю информацию о себе в открытые источники, подчас даже не задумываясь об этом.

«Анонимности нет, смиритесь! Начав с любой отправной точки, можно составить полное досье на кого-либо. Не важно, с чего начинать – номера социального страхования, адреса электронной почты, автомобильного номера. Из этой информации можно получить всё о ком-либо» – такими словами начинался доклад известного американского частного детектива, основателя сыскного агентства Pallorium Inc Стивена Рамбама.

Первое, что приходит на ум, когда начинаешь задумываться о том, кому, когда и как мы сами могли сообщить информацию о себе, – это, конечно, социальные сети. Действительно, подавляющее большинство пользователей того же Facebook, «В контакте» или «Одноклассников» сами с удовольствием выкладывают свои фотографии, регистрируются под своими настоящими именами, рассказывают подробности о своей личной жизни. При этом редко кто задумывается, что именно с этого момента информация о нём фактически становится известной неограниченному кругу лиц. Причём доступ к ней можно получить совершенно легально.

Многие ли из российских пользователей того же Facebook утруждали себя прочтением лицензионного соглашения, которое каждый из нас заключил с соцсетью при создании аккаунта? Вопрос риторический. А зря. К примеру, Facebook, не скрывая, сообщает вам, что, став участником сети, вы дали согласие на передачу и обработку ваших персональных данных в США. В разделе о том, как Facebook использует полученные от вас персональные данные, кстати, честно сообщается о том, что информация о вас будет использоваться для «услуг и функций, которые мы предоставляем… нашим партнёрам, рекламодателям, покупающим рекламное место на сайте, и разработчикам игр, приложений и сайтов, которыми вы пользуетесь».

Кстати, в 2009 году Facebook приобрёл FriendFeed – агрегатор информации из различных социальных сетей, блогов, микроблогов и других подобных сервисов, работающих в реальном времени. Благодаря этому приобретению Facebook получил возможность взаимодействовать, например, с Twitter. Причём даже те, кто использует социальные сети исключительно для развлечения, игр и т.п., сообщают о себе ничуть не меньше информации, чем те, кто превратил свой блог чуть ли не в социальное СМИ. Расплатились кредитной картой или по системе PayPal за новый трактор на вашей виртуальной ферме – и в Сети уже есть первичная финансовая информация о вас.

Маркетологи переплюнули спецслужбы

По мнению экспертов, дальше всех в сборе персональных данных продвинулась корпорация Google. «Пользуетесь картами Google? Это выдаёт ваше местоположение и подсказывает людям, чем вы заинтересовались по этому адресу. Если это оружейный магазин, они о вас что-то узнали. Если это клиника абортов, они о вас что-то узнали. Если вы отсканировали шрихкод, они знают, какие товары вас интересуют. Вы нашли фильм – они знают, что за фильмы вам нравятся», – говорит Стив Рамбам.

Кстати, наверняка многие пользователи гаджетов, работающих на системе Android, замечали, что для того, чтобы синхронизировать (или перекачать) базу данных, скажем, со старого мобильного телефона в новый, работающий на Android, надо сначала зарегистрироваться в Google. Другими словами, купив новый телефон и автоматически перекачав в него свою личную базу данных, вы, возможно, и сами того не заметив, уже поделились с Google информацией о себе. Не говоря уже о том, что все Google-сервисы, будь то электронная почта, аккаунт на YouTube, Google-market, естественным образом связаны между собой. Благодаря чему собранная по крупицам информация о вас легко может быть систематизирована в целостную картину.

Между прочим, в 2010 году Google нашёл способ пополнить свои базы данных за счёт того же Facebook, с которым до этого формально был никак не связан. Дело в том, что летом 2010 года Google проинвестировал более 100 млн долларов в компанию Zynga, являющуюся разработчиком игр для социальных сетей. Заметьте, подавляющее большинство игровых приложений в Facebook разработано именно этой компанией.

Да, а два года назад в США разгорелся скандал, когда выяснилось, что корпорация Apple в своих мобильных устройствах использовала специальную программу, позволяющую следить за перемещением пользователей и передавать данные по зашифрованному каналу. Дело, кстати, в итоге ограничилось лишь несколькими громкими публикациями в СМИ.

Парадокс заключается в том, что всемирная система слежения, о которой наверняка не раз мечтали спецслужбы всего мира, фактически была создана частными корпорациями. Причём с единственной целью, которая поражает своей банальностью: таким образом маркетологи пытаются найти оптимальный способ продать вам свои товары или услуги. «Вот чего ради всё это делается, это не Большой Брат следит за вами, ребята, это люди хотят вам что-нибудь впарить. Всё из-за денег. Это не стремление вас обесчестить, не попытка вас погубить. Они хотят вам что-нибудь продать! Они хотят знать о вас всё, чтобы лучше вам это впарить. Они хотят знать, куда вы смотрите, на что обращаете внимание», – отмечает Стив Рамбам.

Ретвитом в конгресс США

Всё это, однако, не означает, что фактически уже готовая система всемирного слежения не интересует спецслужбы или государственные власти. Показательно: например, все твиты с момента основания этой социальной сети совершенно официально, в открытом доступе (!) хранятся в Библиотеке конгресса США. «Думали, там (в ленте Twitter. – Ред.) 140 символов? Нет-нет-нет. Там ваш IP-адрес, местоположение, насколько долго вы в Twitter – всего около 34–37 единиц данных в каждой ленте Twitter», – рассказывает Стив Рамбам.

Кстати, в 2011 году американская и английская полиция официально заявили о своём интересе к отслеживанию информации в социальных сетях. Тогда речь шла о криминальных флешмобах, организация которых координировалась через Facebook и Twitter. «Это старые преступления, которые организуются с помощью новых инструментов. Нет ничего нового в толпах, которые нападают и грабят людей. Новое заключается в технологии», – заявлял тогда председатель отдела уголовного правосудия в Университете Темпл, бывший офицер полиции Лондона Джерри Рэтклифф. Тогда же американские власти сетовали на то, что сотовые операторы и владельцы социальных сетей неохотно сотрудничают с правоохранительными органами добровольно, соглашаясь предоставить информацию о пользователях, только если есть соответствующее решение суда.

Однако практика показывает, что зачастую правоохранителям вовсе не обязательно получать какие-то специальные доступы. Достаточно просто внимательно работать с уже имеющейся в открытом доступе информацией. «Мы нашли сообщение о том, как один чудак набухался, через несколько месяцев он вёл машину в Техасе, выехал на встречную и сбил кого-то. В больнице не сделали анализ на алкоголь, а он клялся, что был трезв как стёклышко и что-то случилось с его здоровьем, спазм артерий… что-то такое, уже не помню. И мы нашли фото его пьянок и обсуждения его друзей, где его называли конченым алкоголиком, и он сел на восемь лет за убийство. И я горжусь этим», – вспоминает случай из своей практики Стив Рамбам.

Справка

ВЗЛОМ ПОЧТЫ СТОИТ 50 ДОЛЛАРОВ

В России из-за пока ещё слабой развитости Интернета о нарушении права на частную жизнь в Сети вспоминают редко или не вспоминают вовсе. Достаточно сказать, что в отечественном законодательстве даже понятия «киберпреступность» не существует. Это обстоятельство, кстати, существенно облегчает жизнь разного рода мошенникам.

К примеру, в поисковых системах без труда можно отыскать сотни фирм, которые за 50 долларов и пару часов обещают взломать любой почтовый ящик или любой аккаунт в социальной сети. Методы их работы просты и бесхитростны. «Схема работы построена на фишинге, то есть вам на почту приходит письмо о необходимости восстановления пароля и есть ссылка, при переходе по которой вы попадаете на фишинговый сайт, который очень похож на оригинал. Вводите пароль в форму, и мошенники получают его себе», – рассказывает замдиректора департамента продуктов и услуг компании LETA Евгений Царёв.

Правда, по словам аналитиков, многие российские почтовые сервисы сегодня установили защиту, которая отслеживает фишинговые письма, а также имеет встроенную систему шифрования. Это обстоятельство, впрочем, не исключает того факта, что крупные отечественные компании вслед за своими зарубежными коллегами типа Google уже сегодня пытаются наладить систему тотального слежения за пользователями. В 2011 году в России произошёл, пожалуй, самый громкий скандал, связанный с попаданием в сеть персональных данных абонентов сотового оператора «Мегафон». Тогда в Интернете в открытом доступе оказались выложены SMS пользователей с сайта «Мегафона». Интересно заметить, что часть вины за утечку информации сотовый оператор тогда возложил на «Яндекс», пояснив, что в процессе работы эта поисковая система каким-то образом получала доступ к одному из файлов сайта «Мегафона», из-за чего конфиденциальная информация и попала в общий доступ. «Такое могло произойти из-за возможной ошибки администраторов сайта оператора, которые по какой-то причине не запретили индексацию раздела отправки SMS в специальном файле robots.txt. «Яндекс» индексирует любую публично доступную информацию, и только её», – оправдывались тогда в пресс-службе «Яндекса». Примечательно, что скандал с «Мегафоном» тогда даже дошёл до суда, который приговорил компанию к штрафу… в 30 тыс. рублей.

Автор: Татьяна Нижегородская

Битва за приватность уже проиграна: за вами будут следить, а ваши секреты — раскроют

Защищать неприкосновенность частной жизни от корпораций, государственных органов и даже просто частных лиц с каждым годом становится всё труднее. Ситуацию (которая, на самом деле, куда сложнее, чем принято считать) не спасают ни протесты, ни законы, ни предосторожности. И не могут спасти, потому что битва за приватность уже проиграна.

Первое заблуждение: если не болтать, никто ничего не узнает

Разговоры о приватности в интернете часто сводятся к обсуждению социальных сетей, пользователи которых публикуют неразумно много сведений о себе. Можно подумать, что это единственный канал, по которому утекает персональная информация, и если держаться от него подальше, то всё будет хорошо.

Это ошибочное мнение. Социальные сети — очень заметная, но далеко не единственная причина утечек. Если перестать пользоваться социальными сетями и удалить из Сети свои фотографии и посты, ситуация улучшится, но не сильно. Персональная информация продолжит утекать другими способами.

Ни один клик по ссылке в интернете не проходит бесследно. Первым о нём узнаёт провайдер, с помощью которого компьютер подключён к Сети. Именно к провайдерам, как правило, обращаются правоохранительные органы, чтобы выяснить имя анонима.

Следующую порцию информации о пользователе получает сайт, к которому он обратился. В большинстве случаев веб-серверы ведут журнал обращений, сохраняя в нём всю полезную информацию, которую сообщил браузер (а она, как мы скоро выясним, совсем не безвредна). Кроме того, многие сайты помечают браузеры с помощью кук, чтобы узнать их при повторном обращении.

Ситуацию усложняет то, что некоторые компоненты сайта могут располагаться на серверах других компаний. Кнопки Facebook, «Вконтакте» и Twitter, стоящие в конце этой статьи, загружаются не с нашего сервера, а с серверов соответствующих соцсетей. Даже если вы не нажмёте на них, Facebook, «Вконтакте» и Twitter всё равно узнают, что вы посетили эту страницу.

То же самое относится к рекламным баннерам, в том числе текстовым. Обычно они запрашиваются с серверов крупных рекламных сетей, используемых тысячами сайтов. А ещё есть системы анализа посещаемости вроде Google Analytics, которые узнают, какие страницы вы открываете, с помощью невидимых «жучков», встроенных в HTML-код.

Один клик — и очередную крупицу информации о ваших интересах и пристрастиях узнали провайдер, сайт, соцсети, системы анализа посещаемости и баннерные сети. Все они, скорее всего, сохранили её, сверили с данными, которые были накоплены прежде, и при случае попытаются пустить в ход.

Досье, собранное таким способом, крайне ценно, даже если в нём нет имён и фотографий. Если сравнить его содержание с информацией о других пользователях, выяснится, что многие из них похожи друг на друга. Группируя чем-то похожих пользователей и анализируя их особенности, можно сделать очень интересные выводы и узнать такие вещи, о которых они никогда бы не рассказали по собственной воле.

Около года назад газета New York Times описала, как американская сеть магазинов Target анализирует информацию о своих покупателях, чтобы определить, кто из них ждёт ребёнка. Маркетологи Target предположили, что во время беременности покупательские привычки меняются, и есть шанс превратить будущих родителей в постоянных клиентов. Но как определить, когда такой шанс открывается?

Target хранит грандиозную базу данных, содержащую список покупателей и их покупок (она пополняется при оплате кредиткой, использовании дисконтной картой и т.д.). Аналитики компании выделили часть базы со списком покупательниц, о которых известно, что у них уже родился ребёнок, и стали изучать, чем отличаются покупки, которые они делали до беременности, от покупок во время беременности.

Оказалось, что в первые двадцать недель беременности многие покупают минеральные пищевые добавки. Другой признак: они начинают приобретать вату и мыло без запаха в куда больших количествах, чем прежде. Если несколько подобных признаков совпадают, то вероятность того, что покупательница беременна, очень велика. А значит, можно бомбардировать её рекламой и скидочными купонами на товары для новорожденных.

Они не сообщали Target о своей беременности, но это не помешало компании разгадать их секрет и воспользоваться им. Причём это произошло в офлайне, где собирать персональные данные пока что куда сложнее, чем в интернете!

Второе заблуждение: проблемы с приватностью есть только в интернете

История с анализом данных в Target опровергает это заблуждение, но есть и другие примеры. Офлайновые технологии в смысле утечек ничем не лучше интернетных.

Возьмём, к примеру, мобильные телефоны. В отличие от браузера, у каждого мобильника есть уникальный идентификатор — телефонный номер. Браузерные куки при желании можно обнулить, но с телефонным номером такой трюк не пройдёт. При этом он, как правило, привязан к настолько подробной информации о пользователе, какая социальным сетям и не снилась — вплоть до номера паспорта.

Идеолог свободного софта Ричард Столлман называет мобильные телефоны приспособлениями для слежки и отказывается носить их с собой. Столлман, конечно, луддит и параноик, но спорить с ним трудно. Мобильный телефон действительно является приспособлением для слежки. Он не способен работать, не уведомляя оператора связи о каждом шаге своего обладателя.

Мобильные телефоны постоянно ищут в окрестностях базовые станции сотовой связи и пытаются к ним подключиться. Каждое подключение фиксируется оператором. Этих данных достаточно, чтобы определить, где обладатель телефона находится сейчас, и где он был в прошлом. Как и любая крупная телекоммуникационная компания, операторы сотовой связи тесно сотрудничают с правоохранительными органами и спецслужбами, так что это совсем не теоретическая возможность.

Та же самая проблема на другом уровне возникает при использовании встроенных в современные смартфоны алгоритмов геопозиционирования. Определение местоположения по спутникам GPS — довольно долгое занятие, поэтому в смартфонах для позиционирования часто сочетают GPS с триангуляцией координат по списку доступных сотовых вышек и беспроводных сетей. Поскольку ни в одном мобильнике не уместится список всех беспроводных сетей мира, необходимые данные загружаются из интернета по мере надобности. Это выдаёт местоположение пользователя сервису, которые предоставляет такие данные.

Помните странную историю про айфоны, якобы без разрешения собиравшие данные о перемещениях своих владельцев? Причиной небольшого скандала, в который пару лет назад втянули Apple, была именно эта проблема. «Собранные данные» оказались всего лишь списком сотовых и сетей Wi-Fi, необходимым для быстрого вычисления местоположения методом триангуляции. Поскольку он скачивался по мере надобности, в него попадали лишь те места, где бывает владелец телефона. Нарушение приватности? В определённой ситуации — возможно. Но другого решения нет. Список так или иначе нужен, и он слишком велик, чтобы хранить его в телефоне целиком.

Платёжные карты — ещё один канал, по которому утекает ценная информация, причём воспользоваться ей может и та компания, которой адресован платёж (в Target делали именно это), и банк, и даже платёжная система. Количество и важность данных, которые каждый день проходят через Visa или Mastercard, потрясают воображение, и нетрудно представить, что можно выудить в их базах данных, если заняться data mining.

Новейшая страшилка — электронные очки Google Glass. Это устройство даже не продаётся, но уже вызывает паранойю. Дело в том, что Google Glass позволяет записывать видео и немедленно транслировать его в интернет. То же самое можно сказать о любом смартфоне, но есть разница: когда человек достаёт и направляет смартфон, это трудно не заметить. Google Glass — совсем другое дело. Электронные очки всегда на переносице, а для того, чтобы включить запись, достаточно прикоснуться к дужке.

Получается, что любой обладатель Google Glass может скрытно снимать всё, что происходит вокруг. Противники устройства опасаются, что в том случае, если оно станет популярным, будет невозможно выйти из дома и не попасть кому-нибудь в кадр, даже не поняв, что произошло.

Это, кстати, прекрасный пример того, что даже люди, не пользующиеся социальными сетями, не застрахованы от того, что информация о них появится в интернете. Если её не выложили они сами, это не значит, что её не выложат их знакомые или даже посторонние. От такого не застрахуешься.

Третье заблуждение: утечку информации можно остановить

Законодатели многих стран полагают, что проблема решается запретами. В прошлом году Евросоюз жёстко огранил использование кук, которыми сайты метят браузеры своих посетителей. Тем временем обитатели британских городков перегораживали улицы, чтобы остановить машины Google, снимающие панорамы Street View, а немцы запрещали Facebook использовать технологию распознавания лиц. В Соединённых Штатах не отстают: в Далласе всерьёз обсуждают местный законопроект, который не позволяет вести аэрофотосъёмку с помощью беспилотных летательных аппаратов без разрешения владельцев недвижимости, над которыми пролегает их траектория. Всё зря: в еврозаконе о куках нашли лазейку, Street View всё равно сняли, а распознавание лиц продолжает работать везде, кроме Facebook.

Обычным пользователям рекомендуют следовать в интернете правилам, напоминающим кодекс поведения заговорщика: удалить аккаунты в социальных сетях, отключить Javascript с куками и поставить аддоны, ликвидирующие баннеры, кнопки соцсетей и «жучки», с помощью которых Google Analytics и другие счётчики собирают информацию. Не привлекать внимание. Не упоминать своё настоящее имя. Не показывать лица. Одним словом, конспирация.

Такая конспирация способна помешать узнать имя и домашний адрес, но Google и Facebook они интересуют в последнюю очередь. Такое поведение лишь немногим менее наивно, чем беззаботная публикация в соцсетях любых сведений о себе. И то, и другое строится на совершенно неверных представлениях о том, что увеличивает приватность, а что ей вредит. И то, и другое в конечном счёте упрощает идентификацию пользователя.

Эту не совсем очевидную идею легко объяснить с помощью следующего примера (онпозаимствован у исследователя из Стэнфорда Арвинда Нарайанана). Представьте 33 бита. Максимальное число, которое можно записать с их помощью, превышает 8,5 миллиардов. Поскольку на Земле живёт лишь 7 миллиардов человек, 33 битов более чем достаточно для того, чтобы уникально идентифицировать каждого из них.

Если мы не знаем о человеке ничего, то для того, чтобы найти его, необходимо перебрать эти 7 миллиардов одного за другим — практически нереальная задача. Однако каждый факт, на который можно ответить «да» или «нет», сокращает круг поиска вдвое.

Угадали пол? Круг «подозреваемых» ужался с 7 до 3,5 миллиардов. Выяснили, что человек бывает на веб-сервисе, насчитывающем не больше 100 миллионов пользователей? Сразу пять битов долой. Осталось узнать 27 битов. Это совсем не так трудно, как кажется, если учесть, сколько следов оставляет человек в интернете.

Когда браузер отправляет серверу запрос на получение данных, он передаёт ему свой идентификатор, содержащий название браузера, его версию и операционную систему, язык, предпочитаемый пользователем, список поддерживаемых форматов и куки. Если есть Javascript или Flash, в список можно добавить часовой пояс и список плагинов и шрифтов, установленных на компьютере. В Американском Фонде электронного фронтира (EFF) установили, что этих данных, как правило, достаточно для того, чтобы сократить круг поиска ещё на 18 битов, а иногда и сильнее.

Подумайте сами: чтобы затеряться в толпе, нужно быть настолько похожим на других, насколько это возможно. Отключение кук и Javascript ведёт к противоположному результату: оно делает заметнее. Доля пользователей Рунета, у которых отключены и куки, и Javascript, существенно ниже 0,5%. Это не толпа, и затеряться в ней нельзя. Пользователей с такими настройками так мало, что в сочетании с другими данными этого оказывается достаточно для идентификации пользователя.

И учтите, что браузер — лишь один из вариантов. Частота, с которой определённые слова употребляются в постах? Это не вполне уникальный, но ценный фактор, который можно учесть при идентификации. Шум матрицы в фотографиях, публикуемых в интернете? То же самое. С помощью Javascript можно выявить даже персональные особенности набора текста на клавиатуре — это уже почти биометрия.

Так происходит не по чьему-то злому умыслу. Утечка информации — это неизбежный побочный эффект множества современных технологий. Нельзя открыть сайт, не проинформировав веб-сервер о своём существовании. Нельзя позвонить по мобильному телефону, не выдав своего местоположения. Нельзя расплатиться кредиткой, сохранив свою личность в секрете.

Можно, конечно, запретить эти технологии и вернуться в доинтернетные времена, но кто же на такое пойдёт?

Четвёртое заблуждение: информация о вас никому не нужна

Идея, что следят только за важными людьми, — едва ли не главная причина проблем, связанных с утечкой персональной информации в интернете. Раньше это действительно было так, потому что слежка была сложным и дорогостоящим предприятием. Сейчас всё наоборот: слежка — это исходная точка, состояние по умолчанию, а усилия нужно прилагать для того, чтобы её избежать.

Причины, по которым персональную информацию собирают компании вроде Facebook и Google, не имеют отношения к важности персоны — их интересуют все без исключения. Досье на пользователей помогают им подбирать для каждого человека такую рекламу, которая наиболее привлекательна именно для него. По привлекательной рекламе чаще кликают, а эти клики — основной источник дохода Google и Facebook. То же самое верно и для тех компаний, которые пытаются что-то продать, только их волнует не клик по баннеру, а покупка. Методы остаются теми же.

Даже то, что хорошо скрыто, при желании можно обнаружить, а уж если оставить данные на виду… Людей, которые думают, что всё, что они выкладывают в интернет, заметят лишь их знакомые, да и то лишь в том случае, если дать ссылку, ждёт жестокое разочарование. Старая пословица про иголку, которую трудно найти в стоге сена, давно перестала соответствовать действительности. Это её вручную трудно найти, а с помощью поисковика?

Именно поэтому немецкие власти так переполошились, когда узнали о том, что Facebook внедряет технологию распознавания лиц. Сейчас для того, чтобы узнать, кто изображён на фотографии, нужна текстовая подпись. Без подписи поиск не работает. Распознавание лиц позволит это обойти. С его помощью людей можно будет находить в интернете не только по имени, но и по лицу. В результате окажется вскрыт огромный пласт информации, которая лежит на виду, но не может быть найдена автоматически и потому труднодоступна.

Пятое заблуждение: утечка информации — это проблема

Что же получается? Нарушение приватности — это побочный эффект множества полезных технологий, которые мы используем каждый день. Иногда к утечкам данных ведёт их принцип действия (это верно, например, для браузеров). Иногда их основное применение упрощает нарушение приватности (так работают поисковые системы: они помогают найти плохо скрытые секреты).

В будущем таких технологий не станет меньше. Наоборот, дело идёт к тому, что в офлайне данные станут утекать не менее интенсивно, чем в онлайне, а разыскивать и анализировать чужие секреты смогут не только гиганты, обладающие гигантскими ресурсами, но и небольшие компании и даже простые люди. Единственное решение — полный и всеобщий отказ от использования технологий, нарушающих приватность, но на него вряд ли стоит надеяться (скорее, такого запрета следует опасаться).

Пока у корпораций хватает стимулов для того, чтобы заниматься сбором персональной информации, он будет продолжаться. Правда, они, как правило, не делают с полученными данными ничего предосудительного. Ещё никто не пострадал от того, что ему показали более релевантный баннер, и даже довольно сомнительная с моральной точки зрения затея Target ведёт всего лишь к скидочному купону. Кому мешает скидочный купон?

Да, неприятно, что кто-то копается в твоих секретах, но тут вот какое дело: это не «кто-то», а, скорее, «что-то». Массовое нарушение приватности конвейерным методом ведут не люди, а алгоритмы, которые им служат. Обижаться на неразумные программы, особенно делающие что-то полезное — по меньшей мере странно.

Защитники неприкосновенность частной жизни перечисляют сценарии, при которых утечки персональной информации приводит к катастрофическим последствиям. Компрометирующие фотографии, которые не удалось сохранить в секрете, способны привести к потере работы или испорченным отношениям. Утекшая информация о местоположении может привлечь преступников или просто людей, встречи с которыми хотелось бы избежать. «Неправильные» политические взгляды или поведение, которые страло труднее утаить, чем раньше, становятся поводом для преследования со стороны властей или консервативных соседей.

Почти все подобные сценарии обладают одним общим свойством: секреты используются для того, чтобы не решать реальную проблему. Когда с работы могут выгнать за компрометирующие фотографии, дело не в фотографиях, а в трудовом законодательстве, которое допускает увольнения за пустяки, не имеющие отношения к делу. Если политические взгляды приходится скрывать, анонимность — слабое утешение.

Всё это — трудности переходного периода. Ещё не все приспособились к тому, что к секретам нужно относиться иначе. Ещё никто не придумал, как решать проблемы, от которых спасала приватность. Ещё не выработалась привычка к тому, что наши секреты могут интересовать не только людей, но и машины, и если первого хочется избежать, то второе зачастую полезно. Ничего: приспособимся, придумаем, привыкнем. Другого выхода всё равно нет.  Автор: Олег Парамонов,

Рубить хвосты. Что делать, если за вами слежка

Недавняя история со слежкой за Арсением Яценюком – один из немногих подобных случаев, который получил широкую огласку. Сколько оперативных сотрудников задействовано в таких мероприятиях ежедневно – остается лишь гадать.

Автор: Вилен Веремк

Скорее всего, после вступления в силу нового УПК количество слежек вырастет (см. также «Под колпаком»). При чем, наверняка, жертвами преследования далеко не всегда становятся преступники. В случае подозрения (обнаружения) слежки, прежде всего, нужно не паниковать. А для принятия дальнейших решений полезно знать как права и обязанности обычного гражданина, так и оперативных сотрудников.

Паранойе здесь не место

Заподозрив неладное и убедившись, что это не результат переутомления на работе, управляющий партнер АО «АЛИАС» Александр Горовой рекомендует проверить объективность опасений просьбой к адвокату побыть с вами во время вероятной слежки, и оценить ситуацию. Партнер ЮФ «КПД Консалтинг» Кирилл Казак также советует, прежде всего, постараться убедиться, что за вами действительно ведется слежка (изменить маршрут движения, остановиться, зайти куда-либо и т.д.).

Он замечает, что способы обнаружения слежки разнообразны и индивидуальны в каждом конкретном случае. К универсальным можно отнести: внезапные остановки, ускорения; смену маршрута; посещение и внезапное покидание общественных мест (особенно через запасной выход). «То есть, любое действие, вызывающее необходимость у преследователя совершать резкие, порой незаконные действия (нарушение ПДД, расталкивание людей, движение против потока и т.п.)», – уточняет юрист.

Стоит иметь в виду, что работу профессионалов обнаружить непросто. При слежке на авто задействованы как минимум две-три машины, подготовленные «наружники» не будут банально меняться местами. Вряд ли стоит бояться внезапно выскочившего из-за угла черного внедорожника. На таких не следят.

Обычно используют простые незаметные автомобили. Иногда для усыпления бдительности устанавливают «шашечки» такси (в случае с Арсением Яценюком такие обнаружили в багажнике «Ланоса»), рекламу, значок развозки пиццы и т.п. Пешеходов могут «провожать» на машине. В таких ситуациях важно не доверять совпадениям, а убеждаться во всем достоверно.

Что вы за мной все время ходите?

Если худшие опасения подтвердились, и за вами действительно следят, полезным будет задокументировать факт слежки. Александр Горовой поясняет, что это может быть видео или фото преследователей. Можно привлечь свидетелей, которые подтвердят систематическое наблюдение, укажут, что вас фотографировали, снимали на видео или после вас подбирали предметы, которыми вы пользовались, и т.д.

«При случае, можно в присутствии свидетелей обратиться к лицам, которые за вами следят, с претензией, что они вмешиваются в вашу личную жизнь и попросить их представиться, предъявить документы и объяснить, почему они за вами следят, вас фотографируют или снимают на видео», - говорит юрист.

Наиболее действенным способом документирования слежки является непрерывная видеофиксация преследователей и обстановки вокруг

Кирилл Казак обращает внимание, что согласно решению Конституционного суда фото и видеоматериалы не будут надлежащими доказательствами, если их автор признается, что проводил фиксацию специально. Но если он будет ссылаться, что целью записей была фиксация не следящих, а, например, интересных моментов (здания, животные, люди, автомобили и т.п.) и совершенно случайно в кадр попал один и тот же человек (автомобиль) несколько раз, такое доказательство является допустимым.

При этом юрист добавляет, что собирать показания или объяснения обычный гражданин не имеет права, поэтому не стоит создавать себе проблемы на ровном месте, пытаясь получить письменные объяснения у свидетелей, очевидцев. «Максимум, что можно сделать – зафиксировать анкетные и контактные данные этих лиц и в дальнейшем сообщить их правоохранительным органом для проведения допросов», - советует он.

В целом, отмечают эксперты, наиболее действенно в данной ситуации – обеспечить непрерывную видеофиксацию преследователей в автомобиле, их автомобиля, обстановки вокруг. С одной стороны, это будет доказательством преследования вас определенными лицами и автомобилем. С другой стороны – это доказательство, что вы не предпринимали в отношении их никаких противоправных действий.

Пишем заявление

После того, как человек убедился, что за ним ведется негласное наблюдение, следует сразу же подать об этом заявление в милицию. Сбор, хранение и распространение конфиденциальной информации о личности, незаконное проникновение в жилище, нарушение тайны телефонных переговоров, переписки письменной или электронной является уголовно наказуемым. По действующему УПК заявление в течение суток вносится в Единый реестр досудебных расследований, заводится уголовное производство и начинается досудебное расследование.

Если в милиции попытаются отговорить от подачи заявления, Александр Горовой советует настаивать на принятии, поскольку, во-первых, будет задокументирован факт обращения по поводу слежки, во-вторых, заявление обяжет милиционеров провести определенные действия. Кирилл Казак замечает, что если в милиции отказываются принимать заявление, то это противоправно. Вас просто пытаются заставить отказаться от подачи, не имея на это законных оснований.

«Лишнее, а тем более бесперспективное, уголовное производство никому не нужно, поскольку портит статистику. Соответственно, надо не «вестись» на поводу у милиции, а настаивать на принятии заявления», - советует но. Если же данные в заявлении не подтвердятся, то уголовное производство просто закроют.

Бояться ложного сообщения не стоит

Александр Горовой аргументирует важность подачи заявления еще и тем, что по закону следственный судья выдает разрешение на слежку только при расследовании тяжких преступлений. А потому, имея доказательства слежки, необходимо сразу же обращаться в милицию, чтобы развеять свои сомнения о начале уголовного преследования какими-либо правоохранительными органами. «Чем раньше вы узнаете о начале следственных действий в отношении вас – тем раньше вы привлечёте адвоката к своей защите и эффективнее сможете обеспечить свою защиту в уголовном процессе», - акцентирует внимание адвокат.

Юристы утверждают, даже если окажется, что слежки на самом деле не было, заявителю бояться нечего. Ведь уголовно наказуемо заведомо ложное сообщение о преступлении.

Если буду доказательства (фото, видео и т.д.), которые давали вам основания подозревать слежку, заявление ложным признать нельзя. «Если человек добросовестно считал, что в отношении него совершаются неправомерные действия и разобраться удалось только правоохранителям, независимо от результата (слежка подтвердилась, но она обоснованная, слежка не подтвердилась и т.п.), то никакой ответственности за это не будет (если, конечно, заявитель не признается, что знал о неправдивости своего заявления)», - поясняет Кирилл Казак.

Опера тоже имеют права

При обнаружении слежки ни в коем случае нельзя блокировать авто преследования, отбирать фото-, видеокамеры и т.д.

Впрочем, Александр Горовой все же считает – 100% гарантий того, что, обратившись в милицию, преследуемый не навредит себе дать нельзя. Все зависит от конкретной ситуации. «Например, у преследуемого есть проблемы с законом, или в случае обоснованного применения слежки, он ничего не сделает кроме того, что следящие примут меры к конспирации и в последующем не обнаружат себя», - говорит он.

В большинстве случаев, заявление, как минимум, побудит следящих тщательнее скрываться, а, как максимум, заставит отказаться от дальнейшего преследования. При этом, замечают юристы, следить в открытую могут только в случае, если хотят оказать психическое воздействие таким образом на преследуемого. Иначе, слежка в открытую – это непрофессионально, поскольку противоречит самой сути такого действия.

По словам Кирилла Казака, если слежка официально санкционирована, то правоохранители имеют все права, предусмотренные законодательством. В частности, они могут просто скрыться, их опрос и допрос прибывшими по вашему вызову работниками милиции должен проводиться с разрешения и в присутствии руководителя соответствующего органа. Естественно, оперативники могут не отвечать на вопросы преследуемого. Тем более, если их раскрыли, они имеют право действовать по ситуации, в том числе и задерживать лицо. «Поэтому не рекомендуется никаким образом вмешиваться в работу правоохранителей», - советует эксперт.

При этом следует учитывать, что если преследователи раскроются (начнут показывать служебные удостоверения и представляться сотрудниками правоохранительных ведомств), нужно зафиксировать данные (номера, серии служебных удостоверений, фамилии, имена, отчества, звания, должности), попросить объяснить причину соответствующих действий.

Этого делать не нужно

При обнаружении слежки ни в коем случае нельзя блокировать авто преследования, отбирать фото-, видеокамеры и т.д. «Если вы не народный депутат и не работник правоохранительных органов, то любые ваши агрессивные действия в отношении других граждан могут быть расценены, как хулиганство, разбой, грабёж, покушение на жизнь и здоровье других граждан, ограничении их прав на свободу передвижения либо свободу творческой деятельности», - говорит Александр Горовой.

В случае, если «хвост» – правоохранители, такие действия могут быть расценены, как препятствование работнику правоохранительных органов в исполнении своих служебных обязанностей. «Максимум, что можно сделать относительно законно – аккуратно, без повреждения, заблокировать автомобиль преследователей.

В последующем, если вас попытаются привлечь к ответственности за это, то надо просто «косить под дурачка», ссылаясь, что просто испугались преследующего автомобиля и людей в нем, на которых не было никаких признаков того, что они относятся к правоохранительному ведомству», - говорит Кирилл Казак. Однако, по возможности, стоит воздержаться от подобных действий и прибегать к ним лишь в случае крайней необходимости.

Спецслужбы прослушивают граждан и в стране, и за границей

Спецслужбы Украины располагают всеми необходимыми техническими возможностями для прослушивания граждан, как на территории страны, так и за границей.

Об этом заявил бывший заместитель главы Службы безопасности Украины Александр Скипальский на пресс-конференции,

«Запомните: для разведки, если поставлена задача, нет слова «невозможно»... Если цель поставлена, то технические возможности прослушивания есть», — сказал он.

«На каждом шагу мы знаем, что наших граждан прослушивают как тут, так и за границей. Все зависит только от того, представляет это интерес для спецслужбы или нет», — заявил бывший сотрудник СБУ.

При этом Скипальский подчеркнул, что 99,9% украинских граждан не представляют интереса для спецслужб, поскольку они законопослушны.

Секс-шпионаж: тайны ремесла

Раньше его секретами владели только спецслужбы, а сегодня их незнание может разрушить вашу жизнь. Жертвой психо­логических манипуляций, в том числе и на сексуальной почве, может стать каждый. Прочитавший же эту статью, будет предупрежден, а значит – вооружен.

 Во все времена разведки мира использовали «основной инстинкт» человека в своих целях. Первый акт эротиче­ской вербовки, а, выражаясь более привычным для спецслужб языком, «секс-мероприятие» или «медовая ловушка», описан еще в Библии. История человечества – от глубокой древности до наших дней – пронизана исто­риями о сильных мира сего, чей стремительный взлет окончился катастрофой секс-скандалов. И в наши дни этот метод считается одним самых надежных и эффективных для дискредитации политических и бизнес-конкурентов.

Иногда «секс-акции» бывают примитив­ными, иногда – это воистину ювелирная работа, при которой объект и не подозревает, что находится на коротком поводке у тех, кто подставил ему объект стра­сти. Но так или иначе, анализируя историю секс-шпионажа, нельзя не задаться вопросом: каким образом уязвимыми становятся даже люди, казалось бы, осведомленные – главы корпо­раций, опытные политики, сотрудники силовых ве­домств? Почему, сверхбдительные в остальных случаях, они оказываются слепцами, когда дело касается их самих?

Знать ответ на этот вопрос необходимо практически каж­дому. Ведь, если пару десятилетий назад технологии сексуального манипулирования были известны лишь от­дельным подразделениям спецслужб, то сегодня их рас­пространение практически неконтролируемо. Ни для кого не секрет, что различные структуры – от коммерческих до криминальных – активно используют рекомендации профессиональных психологов. Выходит, жертвой психо­логических манипуляций, в том числе и на сексуальной почве, может стать каждый. Прочитавший же эту статью, будет предупрежден, а значит – вооружен.

Секреты добываются в постели

Основные цели секс-мероприятий – не только шпионаж, то бишь до­бывание нужной информации, но и управление объектом воздействия, получение материалов для шантажа или публичной дискредитации. А еще - выведение «клиента» из нормаль­ного состояния и его психологиче­ская «ломка». К примеру, если какую-нибудь V1P-персону заразить венерическим заболеванием, можно с уве­ренностью сказать, что минимум не­сколько дней она ни о чем другом ду­мать не сможет. А значит, окажется выведенной из строя. Что тут гово­рить о доведении до импотенции и да­же суицида на почве несчастной люб­ви – увы, реальных вещей, достижи­мых с помощью эротического мани­пулирования.

Спорить о моральности примене­ния этих методов – все равно, что на костылях гнаться за поездом... Проблема в другом: если раньше эти мето­дики находились под контролем госу­дарства и использовались спецслуж­бами в государственных же интере­сах, то сегодня вы можете подверг­нуться секс-манипулированию на бизнес-переговорах, у стола собст­венной секретарши или салоне красоты. Как избежать расставленных ловушек? Для этого необходимо по­нять: как и почему человек, даже осоз­навая опасность, поддается искуше­нию? Что заставляет его бдитель­ность уснуть?

Если до Второй мировой войны секс-агентами

были одиночки с прирожденными талантами – знаменитая Мата Хари, к примеру, то во второй половине двадцатого века секс-шпио­наж был поставлен на научную осно­ву. Тщательно проанализировав пове­дение лиц, пользующихся популярно­стью у противоположного пола, пси­хологи составили программы, на ос­нове которых искусству соблазнять можно было научить любого. Или практически любого.

Специ­альный отдел, сотрудниц которого обучали неизвестным для простых смертных тайнам влияния на проти­воположный пол, был в КГБ. Разведка ГДР, «Штази», прославилась анало­гичным мужским отделом. Десятки специально подготовленных мужчин соблазняли секретарш боссов из Бон­на, и секретная информация из их постелей перетекала в кабинеты возгла­вляемой Маркусом Вольфом развед­ки ГДР.

Сотрудников спецотделов готови­ли тщательно. Они обладали столь разнообразными орудиями соблазна, что непосвященные в секреты мани­пулирования обычные люди просто не могли устоять. В их арсенале были и последние достижения психологии, и наработки древних магических ме­тодик, и спецпрепараты.

Пожалуй, нет смысла останавли­ваться на средствах, возбуждающих половое влечение. Сегодня их можно купить практически в любой аптеке. (Экзотикой остаются разве что баллончики со спецаэрозолем, состоя­щим из смеси трав вербены и руты. Этот запах, совершенно естественный, оказывает мощное возбуждающее действие на мужчин.) Гораздо инте­реснее поговорить о психотехниках: почему человек, привыкший к режиму секретности, развязывает язык перед своим партнером?

Психологи объяс­няют это теорией об интимной зоне: подсознательно человек отождествля­ет с собой любого, допущенного в ин­тимную зону (расстояние от 15 до 40 см от тела). Важно заметить, что проникновение в интимную зону не обязательно связано с половым контактом. Давно известно, что мно­гие ценнейшие агенты были врачами, парикмахерами, массажистами...

Представим себе гипотетическую ситуацию: человек выставляет свою кандидатуру на выборах, скажем, в Верховную Раду. Ясно, что политиче­ские конкуренты любой ценой будут искать на него компромат. Предупре­жден он и об угрозе секс-мероприя­тий, поэтому на всех женщин смотрит с подозрением и старается избегать новых знакомств. Выходит, соблаз­нить его – невыполнимая задача? От­нюдь. В таких ситуациях, как правило, задействуются психокомплексы, при­сущие каждому человеку. Например, стремление выглядеть хорошим и страх выглядеть плохим, чувство дол­га, чувство вины, глубоко пустившие корни в подсознание еще с самого детства...

Естественно, прежде, чем к жертве подводят объект будущей роковой страсти, ее тщательнейшим образом разрабатывают, собирая информацию о привычках, подробностях биографии и т.д. Затем на основе полученной информации квалифицированные психологи соз­дают психологический портрет с ука­занием болевых точек, нажимая на которые можно управлять челове­ком. Одной из них является живущий в глубинах подсознания идеал противоположного пола.

У каждого ведь свои пристрастия – внешность, цвет волос, формы тела, поведение. Не­сложно предположить, что, встретив идеал, мало кто способен помнить о предосторожности (особенно, если этот «идеал» еще и опрыскан из спец­баллончика). Дальнейшее – дело сек­суальной техники и психологического манипулирования, умелого воздейст­вия на психокомплексы человека – страх, великодушие, жалость, месть, сравнение и т.д.

Как управлять чужими мозгами

Впрочем, по большому счету, все вышеперечисленное – вчерашний день. За последние пару десятилетий стремительно рас­пространились технологии куда более эффективные и менее трудоем­кие. Сегодня не нужно ни психологи­ческих портретов, ни прочих долгих исследований – есть техники универсальные, действующие практически на всех, без учета личностных осо­бенностей. Во времена холодной войны в закрытых лабораториях ве­лись научные разработки по управ­лению человеком. После окончания «холодной войны» они стали достоянием всех, кто го­тов платить и имеет необходимые средства. И вот что мы имеем в ре­зультате.

Нейролингвистическое програм­мирование (НЛП) и эриксонианский гипноз (подробнее о них – Первобытная магия криминального гипноза) хотя и предназначались изначально для исцеления людей, сего­дня активно используются как психо­логический инструмент манипуляции практически везде – в коммерческой и политической рекламе, в бизнесе, на переговорах, в личном общении. Это действительно эпохальные от­крытия, ибо с колоссальной эффективностью объясняют и позволяют прогнозировать поведение человека. Некоторые специалисты в этой облас­ти любят сравнивать мозг человека с компьютером, а психотехники НЛП – с клавиатурой, с помощью которой им можно управлять.

Самое главное – с их появлением отпала потребность в создании психологического портрета и дли­тельной подготовке к установке секс-­ловушки. Даже внешность исполняю­щего главную роль в этой операции может абсолютно не совпадать с иде­алом жертвы. Не обязательно мани­пулятору и заранее знать свою жерт­ву – он в состоянии добиться эффек­та, действуя спонтанно, по нарабо­танной схеме. Впрочем, для описа­ния теоретической базы данных наук в журнале не хватит места.

Да и не это является нашей целью, а то, как научить людей избегать подобного манипулирования. Многие считают, что противостоять техникам НЛП и эриксонианского гипноза нельзя. На самом деле – можно. Для этого важ­но лишь одно – внимательно осозна­вать происходящее вокруг и подлин­ную мотивацию своих поступков. А на что обращать внимание – мы вам подскажем, приведя несколько при­меров наиболее конкретного исполь­зования этих техник.

Почему мужья уходят от хороших жен к плохим любовницам

Если вы находитесь наедине с мало­знакомым объектом противопо­ложного пола и вдруг, ни с того ни се­го, начинаете ощущать себя давними и близкими друзьями, последите за жестикуляцией собеседника. Вы, не ис­ключено, обнаружите, что он копирует ваши движения или же дышит в такт вашему дыханию. Если затем собесед­ник начинает расспрашивать вас о лю­бимом человеке (существующем или которого вы любили в прошлом), уси­ленно интересуясь вашими чувствами и ощущениями, деталями свиданий и т.п., – велика вероятность того, что на вас пытаются воздействовать с помо­щью техники НЛП «Перенос влюблен­ности».

Самая эффективная тактика с вашей стороны – прервать общение, грубо сменить тему и уйти куда-ни­будь на люди. Если вы позволите бе­седе продолжаться, устоять будет сложно.Если находясь в обществе малозна­комой и до этого совершенно непривле­кательной для вас особы, вы вдруг чув­ствуете тепло в половых органах или в районе живота, переходящие в сильное сексуальное возбуждение, – будьте бди­тельны: возможно, происходит попытка скрытого воздействия.

Подобные приемы часто использу­ются и во время переговоров: во-пер­вых, чтобы не дать вам сосредоточиться на обсуждаемой проблеме; во-вторых, вызвать симпатию и даже привязан­ность к партнеру по переговорам, тем самым склонив вас к неоправданным уступкам. Набирает все большую популярность технология, на жаргоне специалистов остроумно именуемая «разговор с грудью». В переговорах принимает участие женщина с глубоким декольте, а потом… Потом Вы удивляетесь, зачем  подписали договор на таких невыгодных для себя условиях.

Известный ученый Десмонд Моррис соз­дал шкалу из двенадцати ступеней раз­вития отношений между мужчиной и женщиной – от обмена взглядами до по­лового акта. Интересно, что согласно этой шкале прикосновение к голове по своему воздействию считается более интимным, чем поцелуй! То есть, чело­век, которому мы позволяем прикасать­ся к своей голове, имеет на нас почти та­кое же влияние как супруг или сексуаль­ный партнер. Вот вам и научное объяс­нение успеха агентов – парикмахеров, массажистов и медработников. А отсю­да вывод – во время контакта с предста­вителями данных профессий не расслабляйтесь, а внимательно контроли­руйте, что они говорят и делают.

Кстати, если дело дошло до сексуального контакта, то велика вероят­ность использования против жертвы семантического кодирования, привя­зывающего ее к манипулятору. Подоб­ным примерам несть числа и в жизни обычных людей. Скажите, сколько раз вам приходилось слышать о банальней­шей ситуации: муж бросает семью и уходит к любовнице. При этом семья у него просто замечательная. Жена-ум­ница, красавица, он ее любит, мучается, а все равно уходит. И работа у него ве­ликолепная.

И сам он талантливый ин­теллектуал. А любовница – женщина, мягко говоря, с сомнительным про­шлым и настоящим – ни красоты, ни ума и т.д. Мужчина уходит к ней, жертвуя зачастую не только семьей, но и карьерой. В конце концов, и она его выбрасывает на улицу – опустившегося и никому не нужного. Как объяснить эту загадку? Специали­сты по НЛП объясняют ее однозначно – семантическим кодированием.

Переводя эту терминологию на про­стой язык, получим следующее. Как из­вестно, для того чтобы человека загипнотизировать, его необходимо ввести в измененное состояние сознания. Но это состояние, причем неизмеримо более глубокое, спонтанно возникает у чело­века при сексуальном контакте, особен­но за несколько секунд до и во время оргазма. Любая сказанная в этот мо­мент фраза может стать внушением, а при регулярном повторении – самореа­лизующейся программой, определяю­щей поведение человека. Вот так-то!

Впрочем, едва ли эту технику можно считать изобретением НЛП. Ее издре­вле используют адепты тантры и других восточных эзотерических учений, а так­же различные народные «маги».

Если в такой момент любовница жарко шепчет фразы типа «Ты – мой навеки!», «Я хочу от тебя ребенка!», «Если ты меня бросишь – я покончу с собой!» и т.п., мужчина, зачастую даже не осознавая происходящего, становится закодированным на привязанность к этой женщине.

А ведь таким образом можно коди­ровать не только на привязанность – но и, например, убедить уйти с работы в ответственный момент, не подписать (или подписать) контракт, сформиро­вать отношение к другому человеку... Конечно, для этого необходимо создать соответствующий логический контекст и правильно сформулировать фразу… Но не будем вдаваться в детали, ибо наша задача научить противоядию, а не яду.

Разумеется, всего арсенала примеров эротического манипулирования в одной статье не перечислить. Да и не нужно. Поняв их суть, вы сможете во­время выявить манипуляторов и защи­титься. Хотя самая лучшая защита от манипулирования всех видов – это раз­витие личных волевых качеств и избав­ление от психокомплексов. Тогда вы сможете избежать участи главной геро­ини известного триллера под названием «В постели с врагом».

В кабаке, недалеко от главного здания СБУ, прослушивали VIP-посетителей

Как сообщил источник в правоохранительных органах, в элитном киевском ресторане «Космополит» (ул. Владимирская, 47), расположенном рядом с главным зданием Службы безопасности Украины (ул. Владимирская, 33), на протяжении длительного времени занимались тайной прослушкой разговоров и видеонаблюдением за посетителями. В 200 метрах от главного здания СБУ прослушивали дипломатов и чиновников прокуратуры
 

По словам источника, информация о расследовании засекречена, поскольку завсегдатаями ресторана были сотрудники центрального аппарата СБУ, прокуратуры центральных районов Киева, сотрудники дипломатических представительств.

На вопрос корреспондента сам ли владелец ресторана хотел обзавестись компроматом, или это была схема одной из конкурирующих силовых структур, - наш собеседник ответил ссылкой на тайну следствия, но отметил, что заведение было давно на контроле оперативных служб МВД из-за сигналов о торговле там легкими наркотиками, подтверждение чему обнаружены на изъятых аудио- и видеофайлах.
 
По словам источника, сотрудникам СБУ, Генпрокуратуры, прокуратуры города Киева и прокурорам столичных районов дарились дисконтные карточки со скидкой от 50 до 100%, что уже является признаками коррупции, хотя зачастую карточки оформлялись на подставных лиц.
 
«Есть четкая информация, кто является фактическим владельцем этих карточек, - подчеркнул собеседник. – И она в ближайшее время станет достоянием общественности с указанием фамилий и должностей».
 
Как стало известно нашему корреспонденту, аналогичная схема работы используется в загородном клубе «Партизан», владельцем которого, как и ресторана «Космополит», также является Александр Кубицкий.
 
Источник в правоохранительных органах также напомнил об аналогичном скандале, случившемся в 2009-м году в развлекательном комплексе Броваров, где прослушивали и видеодокументировали посетителей. Тогда незаконные действия владельца заведения, клиентами которого были сотрудники расположенной рядом броварской прокуратуры, пресекли оперативники главка СБУ в Киеве и Киевской области.

Чеченский след в английской смерти ведёт и в Киев

23.07.2013

Бизнесмен Александр Перепеличный, скончавшийся при странных обстоятельствах в Англии, был суперинформатором не только местных и швейцарских следователей, но и российских правоохранительных органов. его фамилия упоминается в расследуемом СК РФ деле группировки «решальщиков», предлагавших бизнесменам помощь со стороны администрации президента РФ. У руководителя бригады киллеров этой ОПГ, «авторитета» Валида Лурахмаева, при обыске было обнаружено досье на Перепеличного. Незадолго до смерти бизнесмен связался из Англии с российскими силовиками, рассказал, почему заинтересовал «решальщиков», а также предоставил информацию об их связях.

Как стало известно «Росбалту», при обыске квартиры Валида Лурахмаева следователи нашли немало для себя интересного. Там, в частности, были многочисленные фотографии «авторитета» (в том числе — на фоне Эйфелевой башни), сделанные во время его поездки во Францию. В СК РФ считают, что во время этого визита Лурахмаев готовил убийство одной из жертв группировки «решальщиков» - бывшего владельца предприятия «Саратовстройстекло» Михаила Ланина, застреленного 7 марта 2011 года неподалеку от Ниццы.

Также следователи и представители спецслужб весьма неожиданно для себя обнаружили у Лурахмаева увесистое досье на бизнесмена Александра Перепеличного. Из него следовало, что «авторитет» интересовался местом проживания Перепеличного в Англии, собирал о нем всю возможную информацию. Возникли подозрения, что этот бизнесмен может стать очередной жертвой Лурахмаева.

Незадолго до смерти Перепеличный связался из Англии с российскими силовиками и изъявил желание предоставить информацию. Согласно его рассказу, он помогал различным российским бизнесменам переводить деньги на запад и выгодно их там вкладывать там. Среди его клиентов были и чиновники, с которыми его знакомил близкий родственник, долгое время работавший на Старой площади. По уверению Перепеличного, этот родственник участвовал в бизнесе «решальщиков», поддерживал с ними отношения.

После того, как в 2010 году Александр перебрался жить в Англию, некоторые его клиенты посчитали, что он задолжал им крупные суммы. Особенно на него был рассержен тот самый родственник: он как раз вышел на пенсию и остался «у разбитого корыта», а винил в этом Александра. Сам Перепеличный заявил, что к исчезновению неформальной и крупной «пенсии» своего близкого никого отношения не имел. Однако тот думал иначе, неоднократно связывался с Александром, угрожал. Потом родственник обратился за помощью к Лурахмаеву, который при помощи проживающей по всему миру чеченской диаспоры активно подключился к вопросу «выбивания» денег у Перепеличного.

Александр назвал представителям спецслужб конкретные фамилии и суммы. Предоставленная им информация проверяется. Впрочем, никаких новых сведений он предоставить уже не сможет: 17 ноября 2012 года тело Перепеличного было обнаружено неподалеку от арендованного им дома в графстве Суррей. Бизнесмен умер во время утренней пробежки. Его смерть наделала в Англии немало шума, поскольку Перепеличный предоставил властям Великобритании и Швейцарии информацию о заграничной судьбе миллиардов рублей, похищенных из российского бюджета при помощи афер с возмещением НДС и даже назывался в СМИ «главный свидетелем по «делу Магнитского». В том числе благодаря его сведениям было начато расследование об отмывание средств через банк Credit Suisse.

Однако недавно британская полиция заявила, что смерть Перепеличного была естественной. «После проведения патологоанатомических и токсикологических исследований не осталось никаких оснований полагать, что к смерти господина Перепеличного может быть причастно третье лицо», — заявил представитель полиции графства Суррей.

По данным правоохранительных органов РФ, Валид Лурахмаев, обладавший связями среди чиновников разного ранга, стал участником группировки так называемых «решальщиков» в 2007 году. По версии СК РФ, бывший сотрудник налоговой полиции Михаил Коряк и бывший циркач Дмитрий Пивоваров, выдавая себя за чиновников администрации президента, за крупные суммы денег обещали помочь бизнесменам в получении должностей, заключении выгодных контрактов, покупке заинтересовавших их предприятий и т.д. Примечательно, эти люди действительно имели связи (как среди чиновников, так и в госкомпаниях). Никто из клиентов «решальщиков» не сомневался в их возможностях. Например, Дмитрий Пивоваров принимал клиентов в кабинете на Старой площади, где расположены здания администрации президента и других госорганов.

Суммы, которые они получали, колебались от 200 тыс. евро (за небольшую должность в администрации президента) до 3 млн евро (за место губернатора Саратовской области). Рекорд же «решальщиков» составил 20 млн евро – столько бизнесвумен Татьяна Бальзамова и помощник депутата Госдумы Михаила Слипенчука (именно ему принадлежали деньги), заложили в ячейку банку за подписание выгодного контракта по транспортировке газа транзитом через Украину. Позже вся сумма из банка была украдена.

По версии правоохранительных органов, если пострадавшие бизнесмены обращались с заявлениями в полицию и знали настоящие имена кого-то из участников афер, к делу подключался Лурахмаев. Он выходил на связь с жертвами, представляясь разными именами, и предлагал встретиться, чтобы решить финансовые проблемы. После этого пострадавшие бизнесмены погибали.

В 2010 году бизнесмен Михаил Ланин задумался о том, чтобы занять руководящую должность в какой-нибудь госкомпании. По данным правоохранительных органов, помочь ему вызвался бывший сотрудник ФСНП Михаил Коряк, с которым Ланин был знаком по строительному бизнесу. Тот, по данным следствия, свел его с несколькими якобы сотрудниками администрации президента, которые вначале пообещали Ланину и его сыну должности в Центральном аппарате МВД, потом в «Олимпстрое», затем в «Межрегионгаз-Саратов». Причем под каждое предполагаемое назначение «чиновники» просили финансовые вливания.

В общей сложности Ланин передал им 200 млн рублей. Только в 2011 году Ланин заподозрил неладное. Он потребовал вернуть ему 200 млн рублей, пригрозил обращением в правоохранительные органы. Бизнесмена пригласил во Францию на встречу с «руководящим сотрудником администрации президента», которого изображал Валид Лурахмаев. Он пообещал переписать на коммерсанта коттедж неподалеку от Ниццы, стоивший как раз 200 млн рублей. Однако вместо чиновника во Франции Ланина ждали чеченские киллеры.

В том же 2010 году один из депутатов Саратовской областной думы от «Единой России» решил занять кресла главы области. Помочь ему согласился приятель Михаил Ланин, который свел парламентария с «влиятельными чиновниками». Те попросили единоросса положить в ячейку Судостроительного банка в Москве 2 млн евро и 38,5 млн рублей, взамен пообещав обеспечить ему назначение на пост руководителя области. Деньги из банка были украдены.

Печальная судьба ждала другого посредника в переговорах между бизнесменами и «решальщиками», бывшего делового партнера Коряка Максима Озирного. Его вызвали для обсуждения финансовых проблем в Турцию, где Озирного убили, а тело облили кислотой.

Летом 2011 года возврата украденных 20 млн евро у Коряка (сам он категорически отрицает свою причастность к преступлению) стала требовать бизнесвумен Татьяна Бальзамова. Тогда ей предложили приехать в Киев для личной встречи с президентом Украины Виктором Януковичем по поводу подписания газового контракта. Сразу по приезду ее попытался застрелить киллер, но его пистолет дал осечку. Украинские полицейские «по горячим следам» задержали исполнителя. Им оказался гражданин России Иван Мартынов, ранее служивший в одном из спецподразделений. Впоследствии за покушение на убийство он был приговорен к десяти годам тюрьмы.

Мартынов по фотографии опознал в Лурахмаеве человека, который встретил его в Киеве, передал фотографию Бальзмовой, оружие и указал время, во сколько приедет на Украину бизнесвумен. Эти материалы были приобщены Следственным комитетом РФ к делу группировки «решальщиков».

СК РФ полагает, что Мартынова и Лурахмаева свел посредник — Султан Сигуари, расследование в отношении которого сейчас закончено.

Автор: Александр Шварев

СБУ слідкує за громадськими активістами, як з цим боротись!?

В своїй діяльності громадські активісти часто стикаються з тим, що на контакт з ними виходять представники спецслужб. Також бувають випадки, коли внутрішні розмови стають відомі третім особам.

Таке траплялось зокрема і зі мною.

Саме тому я вирішив на власному прикладі перевірити, а чи збирає Служба Безпеки України інформацію про мене, захотів отримати офіційну відповідь.

Відповідно до статті 10 закону "Про доступ до публічної інформації", кожна особа має право знати, чи збираються відомості про неї, і якщо так -- з якою метою використовуються та поширюються.

Я звернувся до СБУ з відповідним запитом, в якому просив повідомити чи збирається про мене інформація.

Звертаю увагу, що стаття 6 закону "Про доступ до публічної інформації" передбачає випадки, коли доступ до інформації може обмежуватись. Це так званий "трискладовий тест". Якщо всі три умови виконуються, тоді інформацію можуть не надати.

Тобто, доступ до інформації може бути обмежений:

  • виключно в інтересах національної безпеки, територіальної цілісності або громадського порядку з метою запобігання заворушенням чи злочинам, для охорони здоров'я населення, для захисту репутації або прав інших людей, для запобігання розголошенню інформації, одержаної конфіденційно, або для підтримання авторитету і неупередженості правосуддя;
  •  якщо розголошення інформації може завдати істотної шкоди цим інтересам;
  •  якщо шкода від оприлюднення такої інформації переважає суспільний інтерес в її отриманні.

Абсолютно очевидно, що інформація про те, чи збираються відомості про мене, ніяк не може завадити територіальній цілісності, національній безпеці тощо...

Тобто, будь-яка шкода від оприлюднення такої інформації відсутня. Відповідно, жодна з умов "трискладового тесту" не виконується, а значить така інформація має надаватись.

Проте, коли у відповідь на свій запит я отримав листа, я побачив, що в наданні такої інформації мені відмовлено. Тобто, вимоги закону "Про доступ до публічної інформації" були повністю проігноровані. І взагалі, в відмові не було жодного посилання на якийсь конкретний закон та на конкретну статтю.

Оскільки я не погоджувався з такою відповіддю СБУ, то вирішив подати позов до суду.

Перші дві інстанції в задоволенні моїх вимог відмовили, тобто стали на бік Служби Безпеки України). При чому, так само проігнорувавши в мотиваційних частинах своїх рішень перевірку інформації на "трискладовому тесті", чого вимагає ЗУ "Про доступ…".

Касаційна ж інстанція навіть не відкрила провадження, тобто взагалі відмовилась розглядати справу (ухвала Вищого адмінсуду:

Оскільки на сьогодні вже всі можливі інстанції в Україні для захисту мене пройдено, то я звертаюсь до Європейського суду з прав людини для відновлення своїх прав.

Основною метою є через Страсбург змусити Україну прийняти зміни до діючого законодавства таким чином, щоб правоохоронні органи та спецслужби були зобов'язані повідомляти громадян про проведену щодо них оперативно-розшукову або контр-розвідувальну діяльність, після закінчення проведення цих заходів.

Таким чином, у громадян буде можливість пізніше оскаржити ці дії правоохоронців і отримати компенсацію за втручання в приватне життя.

Шпионский сервер посольства США в Украине: скандальные подробности

Сервер американского посольства, одетый, несмотря на жару, в черный плащ, ходил по улицам Киева и все норовил, сука, нашпионить. Да, все именно так. Украина оказалась, судя по кричащим заголовкам местных СМИ, в эпицентре мощнейшего шпионского скандала. Короче, все было так: сисадмин АНБ Сноуден решил, что так дальше жить нельзя, и сбежал в Москву через Китай. И рассказал всем о серверах, расположенных в сотнях стран мира, которые используются проклятыми амерами для подслушивания и подглядывания в душах. А причем здесь Украина?

Оказывается, один такой сервак установлен в Киеве. Поскольку Сницарчук и Содель до сих пор отходят от побоев, нанесенных бесконтактным способом, то освещать тему взялись другие «шакалы пера». По их мнению, долбаный сервер стоит в подвале нового комплекса зданий американского посольства. Он периодически жужжит, мигает, падло, зелеными огоньками и постоянно за кем-то следит. До этого времени я наивно считал, что сервер это просто комп с увеличенным объемом памяти, на который сливается все говно в офисе. Во всяком случае, так говорил один из первых моих сисадминов – задумчивый бородач с ясным взором, устремленным далеко внутрь себя. Теперь, после разоблачительных сюжетов на «Интере» и, что странно, новостей на «УП» Притулы, мои технические познания существенно расширились. Серверы по ночам фоткают секретные объекты, бухают в гей-барах с осведомителями и делают «закладки» в Администрации Президента. Особенно умиляют ибланы-политологи, которые начинают с традиционным для них непростым выражением лица рассуждать о вещах, в которых они (ибланы) ничего не шарят. Это они у юльков научились. Те тоже могли биотопливо из мочи вымерших мамонтов добывать. А Юлия Владимировна с ее легендарными «морськымы водоростямы» и дыркой в Черном море, с помощь которой можно отсосать до трети мировых запасов углеводородов? 

Не хочу обливать дерьмом всех политологов подряд. Есть среди них крайне достойные люди. Опять же не хочу называть достойных людей, поскольку их тут же с дерьмом смешают. Что делать, так устроен тырнет. Но свидомые политологи – это нечто. Как вам такое заявление: «Американцы с помощью киевского сервера следили за Россией, поскольку Украина теперь их геополитический партнер»? Просто чудеса генной инженерии какие-то. 

Я, конечно, не большой специалист в сфере шпионажа. Однако даже конченому ежу понятно: сервак – это всего лишь инструмент. Сам по себе он шпионить не может, какое бы ему программное обеспечение ни ставили. Все, естественно, упирается в человеческий фактор. Попытка раздуть шпионский скандал в Украине, примазаться, так сказать, к глобальному противостоянию Путина и Обамы из-за сисадмина вышла явно неудачной. 

Не надо бояться черного американского сервера. Нам, сука, не страшны ни АНБ, ни прочие хайтековские конторы. Во-первых, скрывать уже нечего. «Оранжевые» продали последние секреты по второму кругу. Новые попробовали втюхать лохам из АНБ тот же товар, но не получилось. Шпионаж и Украина просто несовместимы

Начнем с того, что амеры чувствуют себя в украинском разведсообществе, как дома. В «оранжевые» времена, по словам нынешнего друга Хиллари Клинтон Олега Рыбачука, ЦРУ обустроило офис в СБУ. Чтобы, значит, далеко не ходить. Доблестным украинским разведчикам вручал дипломы лично посол США. Какой там сервер, о чем вы говорите? У цээрушников наверняка болели головы от переизбытка информации. К ним постоянно все бегали, рассказывали всякие ужасы, просили денег, поддержки, денег и еще денег. Диппредставительство Штатов работало в сумасшедшем ритме. Не хватало людей и площадей. Пришлось даже строить новый корпус с блэкджеком и сисадминами. Помню, был очень активный посол США. Карлосом звали. Такой, знаете ли, въедливый. Во все вникал. Не гнушался даже потрахивать ведущих журналисток страны с целью получения информации из первых рук. Просто титан разведки.

Справедливости ради отмечу, что наши тоже не пальцем деланы. «Робинзоны» и «лесники» сводили с ума аналитиков всех разведывательных ведомств США, а также их союзников. Они никак не могли понять, чем там занимаются. Перехватывали весь исходящий и входящий трафик, подсылали специальную собаку, чтобы разнюхать подробности, давали денег. Ничего не помогало. Просеивание миллионов мегабайт информации приводило к одному выводу: народ смотрит порносайты, качает книги и изредка пользуется поисковиком, забивая туда запросы типа «средство от геморроя», «отзывы туристов о пляжах Хорватии», «биография Раисы Богатыревой». Естественно, амеры пребывают в святой уверенности, что их водят за нос. Спешу их успокоить: многие у нас тоже считают, что их водят за нос. Но все настолько, сука, секретно, что никого поймать нельзя. Это высший пилотаж разведывательной деятельности. А вы говорите, Сноуден. Да щенок он, этот Сноуден. У нас люди старой закалки, тырнетом не пользуются. И не потому, что боятся утечек в зловещей сервак АНБ, расположенный в посольстве США за дверью с кодовым замком. Просто не умеют. Это понадежнее будет, чем всякие там firewall'ы и прочая мутотень. Электронной почтой не пользуются, эсэмески шлют матерного содержания. Вот это, я понимаю, бойцы. Орлы, одним словом. 

Поэтому не надо бояться черного американского сервера. Нам, сука, не страшны ни АНБ, ни прочие хайтековские конторы. Во-первых, скрывать уже нечего. «Оранжевые» продали последние секреты по второму кругу. Новые попробовали втюхать лохам из АНБ тот же товар, но не получилось. Шпионаж и Украина просто несовместимы. Спросите у Евгения Кирилловича Марчука. Правда, лучше не спрашивайте, а то уши могут не выдержать тонн низкосортной лапши, которую он обычно вешает благодарным слушателям в лице бывшей малярши. Да, амеры контролируют весь тырнет. Ну и сервер им в руки. Пусть анализируют срач в каментах. Может, попустит. 

Александр Зубченко

Как спецслужбы России следят за гражданами в Сети

Есть несколько видов СОРМ – для прослушивания телефонов, для работы в интернете и для сбора информации с элементами metadata. Коробка СОРМ стоит у всех – и у магистральных операторов, курирующих центральные каналы связи, и у маленьких провайдеров, обслуживающих провинциальные города. Даже интернет-сервисы вроде Mail.ru и «ВКонтакте» для создания собственного хостинга получали лицензию, в которой прописано обязательное условие по установке устройства СОРМ.

 

Благодаря разоблачениям Эварда Сноудена мир узнал об американской системе электронной слежки PRISM. О том, чем она похожа на российскую систему СОРМ и чем от нее отличается, рассказал один из авторов книги «Новые игры патриотов. Спецслужбы меняют кожу. 1991–2004 гг.», главный редактор портала Agentura.ru Андрей Солдатов.

 – Давайте обсудим российскую программу электронной разведки, известную как «Система оперативно-розыскных мероприятий» (СОРМ).

– Начнем с того, что закон 2008 года, регламентирующий полномочия спецслужб по доступу к телефонным переговорам и переписке абонентов операторов связи, по сути стал отражением порядка, существовавшего задолго до этого. По факту система слежки в нынешнем виде действует с начала 2000-х, а начала складываться еще в конце 1990 годов.

Есть несколько видов СОРМ – для прослушивания телефонов, для работы в интернете и для сбора информации с элементами metadata. Коробка СОРМ стоит у всех – и у магистральных операторов, курирующих центральные каналы связи, и у маленьких провайдеров, обслуживающих провинциальные города. Даже интернет-сервисы вроде Mail.ru и «ВКонтакте» для создания собственного хостинга получали лицензию, в которой прописано обязательное условие по установке устройства СОРМ.

Оператор перед установкой устройства приходит в местное управление ФСБ, где ему обычно советуют, у какого производителя закупить оборудование. Коробку покупают, ставят, прокладывают кабель до управления ФСБ и ждут, когда оттуда придет комиссия с проверкой.

Грубо говоря, после этого любая информация, доступная провайдеру, может быть снята с кабеля сотрудником спецслужб. Это, кстати, означает, что одно и то же отправленное письмо может быть перехвачено как на самом почтовом сервисе, так и на каналах связи.

Дальше информация может по-разному обрабатываться. Это может быть и целенаправленный поиск по конкретному человеку: получили судебный ордер на Иванова Иван Иваныча и набивают его фамилию в систему, собирая всю доступную информацию. Или, например, в преддверии визита Путина в Тверь в локальном интернете идет проверка на возможность организации теракта – тогда для поиска используются ключевые слова.

– Вот, допустим, человек отправляет электронное письмо, где встречаются слова «бомба» и «президент». Его тут же ставят «на карандаш»?

– Здесь мы вступаем в область предположений. Но, насколько я как человек внешний могу судить, этот процесс не автоматизирован. А вот американцы в нем далеко продвинулись. Конечно, сведения, опубликованные Сноуденом, – это не технические документы, а скорее презентации; однако, судя по ним, там спецслужбы достигли больших успехов в автоматизации, хотя, несмотря на это, все равно снимают и многократно дублируют весь трафик. У них гигантские хранилища данных, занимающие целые поля – последнее строится в Юте.

– Насколько же СОРМ сопоставим с заграничными аналогами вроде той же PRISM?

– Ключевой является географическая разница. СОРМ может читать только то, что размещено на серверах в России. Похожая ситуация в США, зато у них хостится гораздо больше глобальных сервисов – те же сервера Facebook и Google. Поэтому американские спецслужбы могут получать их закрытую информацию, а российские – нет. Почтовые глобальные системы, которые по умолчанию используют протокол https, например Gmail, практически непроницаемы для СОРМ.

Из общения с техническими специалистами я также делаю вывод, что операторы СОРМ не очень понимают, как следить за тем, что лежит в «облаках». Другая проблема для СОРМ – как отслеживать телефонный разговор, если он перебрасывается с устройства на устройство. В Skype звонок может переадресовывается с обычного скайп-аккаунта на айфон или даже на телевизор пользователя, и для обычных традиционных методов перехвата, какие есть у СОРМ, это не очень решаемая задача.

– Получается, по многим параметрам СОРМ проигрывает западным программам электронной разведки?

– Это не совсем точно. Речь идет прежде всего о географических различиях. Многие «облака» не находятся в безвоздушном пространстве; если бы их сервера были расположены, например, в Германии, то ее спецслужбам было бы легче работать. Однако так сложилось, что большая часть крупных сервисов все-таки находится на территории США, что дает естественное преимущество при слежении.

– Если заграничные сервисы часто непроницаемы для СОРМ, верно ли это и в обратном случае?

– Когда вы посылаете письмо, скажем, в США, то оно проходит через международные узлы связи. Довольно давно известно, что на всех трансатлантических кабелях в нескольких точках есть системы перехвата, которые зеркалируют трафик и способны фиксировать всю информацию, исходящую из России. Это в какой-то мере может иметь отношение и к внутреннему трафику: интернет устроен таким образом, что если есть затруднения на каких-то узлах, то трафик автоматически перенаправляется на каналы большей емкости, которые могут проходить через те же заграничные узлы связи.

– Стоит ли ожидать, что в будущем технический потенциал СОРМ увеличится?

– Конечно. Но тут важен не технический момент, а законодательный. Есть технология Deep Packet Inspection (DPI) – она решит проблемы с переадресованными звонками и даже, как мне говорили, позволит что-то делать с облачными сервисами.

Это инструмент и для работы в социальных сетях типа Facebook – с помощью него можно подменять страницы протестных групп, как это делают в Узбекистане. Из любой другой страны человек просто заходит на нужные ему страницы в Facebook, а в самом Узбекистане автоматически попадает на страницу, где собираются данные о тех, кто интересовался оппозиционным ресурсом.

Проблема в том, что операторы покупают устройства DPI для своих нужд, и невозможно просто навесить эту коробку на коробку СОРМ, за которую отвечают спецслужбы. Поэтому в будущем вполне ожидаемо принятие поправок, которые будут регулировать такие тонкости и дадут спецслужбам новые полномочия.

Если это случится, это будет уже не новым видом слежки за Васей – от подъезда до того, какие он письма пишет. Речь идет о сборе информации о том, что люди думают и обсуждают, какие хотят мероприятия посетить.

– Как на подобные новшества реагируют сами операторы связи?

– Есть разница в подходах в России и на Западе. У нас операторы поставили коробку, выполнили условия и стараются больше в ту комнату не входить и не думать, что там происходит. Оператор в США знает, какая информация перехватывается, и имеет к ней доступ – ведь представитель спецслужб должен показать ордер перед ее получением.

В России тоже необходимо сначала получить судебное решение, однако показывать его операторам спецслужбы не обязаны. В результате сотрудник получает ордер и показывает его себе и собственному начальнику внутри ФСБ.

Если мы доверяем ФСБ на 100%, тогда все нормально. Ну а если мы считаем, что нужен хоть какой-то внешний контроль, то ситуация выглядит немножко по-другому. Надо сказать, что западных правозащитников возмутило как раз то, что из-за PRISM американская система стала приближаться к российской. Если раньше они получали ордера на человека, то сейчас – ордер на съем всего трафика в течение, допустим, трех месяцев.

– Кстати, а какие структуры имеют право на доступ к информации, получаемой с помощью СОРМ?

– Есть восемь ведомств (ФСБ, МВД, ФСО, таможня, ФСКН, СВР, УФСИН и ГРУ. – РП), однако в 1990-х, когда СОРМ только создавалась, это было поручено ФСБ, которая и определяет правила игры. ГРУ и СВР имеют право на ограниченный доступ в рамках своей деятельности.

Надо отметить, что сейчас строятся параллельные системы слежения. Насколько известно, у ФСКН и УФСИН уже есть свои специальные подразделения. Кроме того, по сайту госзакупок видно, что идет активное приобретение необходимого программного обеспечения и устройств. Это позволит им организовать собственные системы и действовать самостоятельно, не обращаясь в ФСБ.

Это, конечно, увеличит возможности для потенциального нарушения права на частную жизнь. Также не следует забывать: чем больше возможностей для получения закрытой информации, тем больше возможностей для коррупции.

– Может быть такое, что отдельные сотрудники спецслужб пользуются личными данными граждан в корыстных целях?

– Надо помнить, что у ФСБ специальный статус, и уголовные дела по незаконной прослушке с участием ее сотрудников мне не встречались. Однако, просматривая такие дела, мы каждый раз натыкаемся на сотрудников МВД. Если в 1990-е прослушкой занимались частные детективные агентства, ЧОПы и другие частники, то теперь некоторые полицейские продают на сторону коммерсантам возможности своей техники. И происходит это достаточно регулярно.

– А что насчет крупных интернет-бизнесов? Они сотрудничают со спецслужбами или только подвергаются мониторингу с помощью СОРМ?

– Опять же, на Западе многие интернет-компании публикуют отчеты по прозрачности, в которых указывается количество запросов от правоохранительных органов в разных странах, которые они получили за определенный период. История со Сноуденом показала, что были запросы, о которых никто не знал, тем не менее это лучше, чем ничего.

Наши компании очень далеки от подобных отчетов, и, думаю, никогда к этому не придут. Объясняется это законом о гостайне, хотя информация о простом количестве запросов без указания конкретных обстоятельств по каждому из них к гостайне не относится.

Я не вижу тесного сотрудничества между спецслужбами и нашими сервисами. Неправильно говорить, что его вообще нет, но скажем так: нет прямых свидетельств. Понятно, что они обычно выполняют получаемые запросы, но не более того.

Известно, что Microsoft дружит с российским государством, поэтому все думали, что Skype (в 2011 году Microsoft купила компанию Skype за $8,5 млрд. – РП) будет прозрачен для ФСБ. Но в тех случаях, когда в качестве улик использовались распечатки его чата или запись с камеры, технический анализ указывал скорее на использование трояна, чем на взлом протокола программы.

В «Анатомии протеста» был момент с Удальцовым и его помощникам, когда они общаются по Skype. Но, насколько можно судить, и здесь информация была получена либо с помощью скрытой камеры, писавшей происходящее на экране, либо трояна, который превратил компьютер в шпиона, пересылавшего информацию на сервер спецслужбы.

То же самое могу сказать и про нашу крупнейшую социальную сеть «ВКонтакте». Насколько можно судить по документам, они выполняют то, что им предписано, но неизвестно, чтобы они добровольно передавали модераторские права сотрудникам спецслужб или позволяли им пользоваться другими «бэкдорами».

Соцсети и так, по всей видимости, постоянно мониторятся с помощью СОРМ и других специальных программ, и с этим они ничего поделать не могут.   Автор: Алексей Аликин,

Азбука для тех, кому нечего скрывать в телефонном разговоре

Вы помните утверждения людей, которым нечего скрывать — так вот это самое большое заблуждение. Для сотрудника аналитического отдела СБУ после работы со звуковыми файлами ваших переговоров, а равно и с вашими абонентами (друзьями, родственниками, коллегами, любовниками и недругами) — вся ваша жизнь, все ваши секреты и тайные желания будут видны как на ладони.

 Не так давно в зарубежных новостях был сюжет о человеке, который всю свою жизнь снимал на видео. Источником записи было нечто из ряда автономных автомобильных видеорегистраторов, закрепленное на голове. В сюжете говорилось о том, что этот парень пожелал сохранить и увековечить себя живущего и/или пока живого. Что именно привело его к этому решению — останется секретом, как и множество его архивных записей. В сюжете им была озвучена всего лишь одна версия, мол: «Мне жалко времени, потому и записываю, а если что и забыл — могу отмотать назад».

Если говорить о юзабилити подобных девайсов, которые в течении ближайших пяти лет должны войти в повседневную жизнь каждого из нас, то сейчас это прерогатива спецслужб и телеиндустрии, для спорта и экстрима — это экшн камеры, а для автомобилистов — автомобильные видеорегистраторы. Вскоре в обиход войдут и такие девайсы, которые будут чем-то средним между Google Glass и автомобильным видеорегистратором. Они уже есть в продаже за рубежом, но пока используются, скорее, в профессиональной деятельности, а не в личных целях.

Существуют такие понятия, как: государственная информация, общественная, профессиональная и частная. Сегодня любая информация может стать достоянием отдельных личностей, как любая частная информация, так и государственная — все зависит от ее ценности и конечной стоимости.

Чем больше углубляешься в проблемы сбора, сохранения и защиты информации, тем больше понимаешь — информации в чистом виде не бывает. А если возникает определенная необходимость, то и информационные события развиваются по сложным сценариям. И кулисы у этого театра, поверьте есть.

Порой мне кажется, что крылатая фраза: «кто владеет информацией — тот владеет миром» уже давно не актуальна. Тот, кто владеет миром или «мирком», тот и снабжает (читать — дозирует) угодной ему информацией, зрители то не поменялись — меняется закулисье.

Значимость источника информации в том, что он может ее подать на свое усмотрение — это особенно проявляется при ее сборе. Личная информация может не только перехватываться, но и целенаправленно искажаться, как со стороны первоисточника, так и сборщика. Подобным образом формируется компромат на людей любого ранга.

«В этом заключались одни из главных причин возникновения арабских революций. Чиновникам не было выбора. Или идти в тюрьму или на путь предательства» — поясняет Анатолий Клепов, российский ученый, один из ведущих мировых экспертов в области информационной безопасности.

Когда я смотрел на того парня, который всю свою жизнь снимал на видео, меня привлекла фраза — он может «промотать назад» свою жизнь и это вполне может стать доказательством его истинной жизнедеятельности, в которой нет «угодной» кому-то дезинформации. Ему не предъявят запись с камер наблюдения, где он грабит ювелирный магазин и его не обвинят в подготовке теракта, если он заранее побеспокоится о грамотном сохранении архива.

Из откровений воров, которые промышляют квартирными кражами можно сделать хороший вывод — там, где дом или квартира укреплена от проникновения больше, является не лучшим объектом посягательств. Чем больше человек пренебрегает своей безопасностью, тем больше у него возникает проблем.

Мне приходилось слышать от множества людей утверждение, что им нечего скрывать, они ведут законопослушный образ жизни и могут спокойно и свободно разговаривать по телефону на любые темы, мол меня не слушают, потому как у меня нет цифры с шестью нолями. Слушать, может быть и не слушают, а вот все то, что абонент наговорил за N-ое количество времени содержится в определенной базе банных и доступно для анализа в любой момент.

Персонально прослушивать могут любого абонента и слушают тогда, когда по «услышанному» требуется быстрое принятие решений. В этом случае слушают не только все доступные коммуникации, но и производят наружное наблюдение электронными и техническими средствами.

Разберем подробнее ситуацию с мобильными телефонами. То, что это персональный шпион в кармане, который стучит на своего хозяина в добровольно-принудительном порядке, не является новостью. Как именно это происходит — знает далеко не каждый.

И так, вы включили мобильный телефон без сим-карты — в этом случае IMEI вашего телефона «снюхался» с несколькими ближайшими сотами для возможности совершить звонок на номер единый номер экстренной помощи «112″, в Украине он должен заработать в 2014 году. Что произошло? Ваш телефон с IMEI уже «засвечен» с определенным месторасположением ± десятки метров в черте города и ± несколько сот метров за его чертой.

Вы вставили сим-карту. Происходит то же самое, с разницей в том, что сим-карт «пришьется» к IMEI трубки и подхватит соты уже своего оператора (primary), а все совершенные голосовые и текстовые данные начнут свой отсчет по сбору информации за передвижением вашей трубки. Это не обозначает, что трубка не «общается» с сотами стороннего оператора. Общается, с одним условием — второстепенного значения (no primary).

Вы совершили первый звонок. В дополнение к вышеизложенному происходит сбор некоторых технических данных, происходит запись разговора с тем человеком, который поднял трубку в ответ на ваш звонок. В этом случае у каждого оператора остается по одному оригиналу разговора отдельно, связанные перекрестной технической информацией о втором абоненте. Если в момент разговора вы совершаете движение, в момент перехода между сотами своей сети, происходит сохранение и этой информации, которая дает возможность отследить направление пути вашего следования.

Вы отключили телефон кнопкой «выключить». В этом состоянии ваша трубка как бы «мертва», но клинической смертью — с некоторой периодичностью она все же опрашивает ближайшие соты. Как мы уже понимаем, ваше месторасположение возможно определить даже тогда, когда вы будете передвигаться в автомобиле по какой-то трассе.

Вы изъяли аккумуляторную батарею из трубки. Если она сама не является «подготовленным» устройством для вашего слежения, то тогда ваша трубка уже не опасна, но как только вы вставите батарею на место без включения самой трубки — соты вновь «высветят» ваше месторасположение.

Если вы приняли звонок. Основанием для ответа на входящий звонок может быть ряду причин. Основание первое — звонящий абонент вписан в записную книжку, вы его лично узнали или договаривались с кем-то по времени о звонке. Основание второе — номер отчетливо отображается и имеет стандартный вид.

Если вам хоть что-нибудь не понравилось в наборе цифр звонящего и/или номер скрыт для определения — лучше трубку не поднимать. Минимально, что может быть достоянием звонящего, который скрывает свой номер — это ваш голос, по которому можно идентифицировать человека и использовать его для каких-то нужд. Как мы понимаем, не для поздравления с Новым Годом.

Вы изъяли сим-карту из трубки и вставили другую сим-карту. В этом случае происходит «пришивание» нового номера к IMEI вашей трубки. Данные о старой сим-карте сохраняются в базе данных, как и всех последующих, вставленных в эту трубку. К слову о трубках, работающими с несколькими сим-картами, в которых заводом изготовителем присваивается два разных IMEI — не обольщайтесь, есть еще серийный номер трубки и прочая техническая информация.

Тем людям, которые используют мобильную связь в своих преступных умыслах или совершают противоправные действия, можно только посочувствовать, как правило спецслужбы имеют мощнейший информационный арсенал для оперативно-розыскной деятельности. И очень плохо, когда этот арсенал обрушивается на того, который ведет законопослушный образ жизни.

Вы помните утверждения людей, которым нечего скрывать — так вот это самое большое заблуждение. Для сотрудника аналитического отдела СБУ после работы со звуковыми файлами ваших переговоров, а равно и с вашими абонентами (друзьями, родственниками, коллегами, любовниками и недругами) — вся ваша жизнь, все ваши секреты и тайные желания будут видны как на ладони.

Допустим, допустим вы никому не интересны, у вас и правда нет шести нолей, но вы являетесь связующим звеном в чужой игре, где ваша информация будет служить лишь дополнением в цепи событий. А если учесть, что у каждого есть свои скелеты в шкафу, а у друзей друзья вообще могут быть связаны с уголовным миром, то получается весьма удручающая картина.

В наше время без мобильной связи жить весьма сложно. Сим-карта стоит копейки, новая трубка пустяки, а вот жилье и среда обитания — это уже не малые хлопоты. Все дело в том, что если в определенном месте (жилье, среда обитания), которое находится у спецслужб или криминальных структурах на особом счету, включается в работу новая сим-карта или «всплывает» новый IMEI, то его уже «ведут»: возможно, именно по этому «одноразовому» или «одностороннему» каналу связи будет сказана или передана важная информация.

Иными словами, если в ожидаемом месте планируются какие-то преступные действия, например: на 101 км Одесской трассы «всплывает» новый IMEI или «ожила» старая сим-карта — это сигнал для правоохранителей, как и помощь с определением точного месторасположения и/или вид передвижения предполагаемого преступника.

Отдельным приветом можно передать обладателям мобильных телефонов, в которых заводской IMEI изменен на 15-ть нолей (IMEI:000000000000000) — как вы думаете, много ли в вашем городе или регионе окажется в нужный момент включенных трубок да еще и с новыми сим-картами?

«Кроме того телефоны, в которых умышленно был изменен злоумышленниками IMEI с применением специального программного обеспечения мгновенно определяют в Европе и заводят уголовное дело за нарушение прав на использование международного идентификатора мобильного оборудования» — поясняет Анатолий Клепов, — «какой толк в этом устройстве, по голосу мгновенно определят. Положение тоже. Речь потом будет использована в качестве доказательств. Вот это важно».

Для законопослушных остается только одно — установить себе на смартфон программу для записи телефонных разговоров в автоматическом режиме и поставить напоминание — один раз в неделю сохранять звонки, а затем пересохранять на какой-то удаленный сервер или на носитель информации с надлежащим хранением, в сейфе или еще где.

Увы, это будет уже третья (!) копия ваших разговоров по мобильному телефону. Но если и ее не будет, навряд ли у вас будет возможность отмотать назад и вспомнить, о чем же вы говорили три года назад.

Автор: Игорь Приходь

Русская разведка и война 1812 года: военные агенты Александра I при дворе Наполеона

Сегодня, когда речь заходит о российской военной разведке, то фигурирует в основном ХХ век. Между тем ее исторические корни гораздо глубже. К сожалению, функционирование разведки накануне и в ходе войны 1812 года относится к малоизученным темам российской военной истории. А ведь российская разведка накануне Отечественной войны 1812 года контролировала все европейские столицы.

 Впервые централизованная структура управления русской военной разведкой была создана за два года до вторжения наполеоновских войск в Россию. Произошло это в 1810 году по инициативе бывшего в то время военным министром Михаила Богдановича Барклая-де-Толли и с одобрения императора Александра I.

Летом 1810 года генерал в докладе Александру I выдвинул программу организации разведки за границей и получил разрешение «направить к русским посольствам военных агентов». В круг обязанностей «военных агентов» входили вербовка агентуры, сбор разведывательной информации за рубежом, ее анализ и выработка рекомендаций для российского руководства.

КРАСАВЕЦ ЛЕАНДР СООБЩАЕТ ИЗ ПАРИЖА

Почему инициатива Барклая-де-Толли нашла полную поддержку у русского самодержца? Как считают историки, впервые мысль о полезности приобретения платных информаторов посетила самого Александра I еще в сентябре 1808 года – во время поездки последнего на переговоры с Наполеоном в Эрфурт. В один из сентябрьских дней, когда утомленный беседами с императором Наполеоном русский монарх отдыхал в гостиной княгини Турн-и-Таксис, туда вошел французский министр иностранных дел Талейран.

После первых же слов приветствия он обратился к Александру I с неожиданным вопросом: «Государь, для чего вы приехали в Эрфурт? Вы должны спасти Европу, а вы в этом преуспеете, только если будете сопротивляться Наполеону». Александр I был буквально ошеломлен и вначале подумал, что это провокация. Однако министр сразу же поделился с русским царем секретной информацией о планах французского императора.

Именно с этой беседы началась активная деятельность одного из самых ценных осведомителей за всю историю русских спецслужб – его высочества светлейшего князя и владетельного герцога Беневентского, великого камергера императорского двора, вице-электора Французской империи, командора ордена Почетного легиона князя Шарля-Мориса Талейрана-Перигора.

После отъезда из Эрфурта Александр I наладил регулярную тайную переписку с Талейраном, серьезно полагаясь на поступавшие от него сведения. Царь очень дорожил этим контактом, оберегал его от случайной расшифровки, прибегая к строжайшему соблюдению правил конспирации. Так, для зашифровки источника информации он использовал несколько псевдонимов: Анна Ивановна, Красавец Леандр, Кузен Анри, Юрисконсульт.

Желание Талейрана оказывать русскому царю «информационную поддержку» объяснялось в первую очередь весьма сложными и порой скандальными отношениями между Наполеоном и его министром иностранных дел. В качестве примера можно привести один из выпадов Наполеона в адрес Талейрана, сделанный им публично в присутствии десятков придворных в Тюильри в январе 1809 года.

По свидетельству очевидцев, император Франции в буквальном смысле слова со сжатыми кулаками подбежал к Талейрану, бросая ему в лицо оскорбительные обвинения. «Вы – вор, мерзавец, бесчестный человек! – бешено кричал на весь зал Наполеон. – Вы не верите в Бога, вы всю вашу жизнь предавали, для вас нет ничего святого, вы бы продали вашего родного отца! Я вас осыпал благодеяниями, а между тем вы на все против меня способны… Почему я вас еще не повесил на решетке Карусельной площади? Но есть, есть еще для этого достаточно времени!»

Кроме того, Талейран считал несбыточным стремление французского императора к созданию всемирной империи путем завоевательных войн и предвидел неизбежность его падения. Одновременно в данном случае присутствовали не только элемент личной обиды на Наполеона и неверие в его политику, но и самый вульгарный меркантильный интерес. В частности, сведения о французской армии Красавец Леандр передавал всегда за крупное вознаграждение. «Главное качество денег – это их количество», – цинично рассуждал надежный информатор. И информация французского министра довольно дорого обходилась русской казне.

Сообщения Талейрана русскому царю становились все подробнее и… тревожнее. В начале 1810 года Александр I направил в Париж в качестве советника русского посольства по финансовым вопросам графа Карла Васильевича Нессельроде – будущего министра иностранных дел в правительстве Николая I. Однако в Париже он фактически являлся политическим резидентом русского царя и посредником между ним и Талейраном, с которым поддерживал конфиденциальные отношения.

Ценность сообщений Талейрана во много раз возросла, когда французский министр иностранных дел стал использовать втемную своего друга – министра полиции Фуше. От него Красавец Леандр получал самые достоверные и секретные сведения о внутриполитической обстановке во Франции, брожении в провинциях, расстановке политических сил.

В декабре 1810 года Нессельроде направил Александру I ряд сообщений, которые подтвердили наихудшие опасения российской дипломатии: Наполеон действительно готовился к нападению на Россию. Талейран даже называл конкретную дату – апрель 1812 года – и рекомендовал Александру I «крепить оборону, так как война уже у порога Российского государства».

ОСОБАЯ РОЛЬ ОСОБЕННОЙ КАНЦЕЛЯРИИ

Созданный военным министром Барклаем-де-Толли в предвидение войны с Наполеоном первый специальный разведывательный орган России в 1810–1811 годах именовался Экспедицией секретных дел при Министерстве Военно-сухопутных сил. В начале 1812 года экспедицию реорганизовали в Особенную канцелярию при военном министре. Канцелярия работала в условиях строжайшей секретности и подчинялась только Барклаю-де-Толли. В мемуарах современников она не упоминается.

Первым руководителем военной разведки 29 сентября 1810 года был назначен полковник Алексей Васильевич Воейков. Он родился 9 декабря 1778 года. С отличием окончил Московский университетский пансион. На военной службе находился с 1793 года. Являлся ординарцем у Александра Васильевича Суворова в ходе швейцарской кампании. Участник Русско-турецкой и Русско-шведской войн. Затем, до назначения директором экспедиции, – плац-майор. В период Отечественной войны – командир бригады 27-й пехотной дивизии. С ноября 1812 года – генерал-майор. Участник Заграничного похода 1813–1814 годов.

В марте 1812 года Воейкова на посту директора теперь уже Особенной канцелярии сменил полковник Арсений Андреевич Закревский. Он родился 13 сентября 1786 года. Из дворянского рода польского происхождения. С отличием окончил Гродненский (Шкловский) кадетский корпус. Служил полковым адъютантом, начальником канцелярии командира полка. Отличился в сражении при Аустерлице (ноябрь 1805 года): во время боя спас командира полка от плена, предложив ему свою лошадь вместо убитой. В декабре 1811 года назначен адъютантом к Барклаю-де-Толли с зачислением в лейб-гвардии Преображенский полк. В начале 1812 года произведен в полковники, а затем назначен руководителем военной разведки.

С началом Отечественной войны граф Закревский находился в Действующей армии. Отличился в сражениях под Витебском и Смоленском, а также в Бородинском сражении. Затем до 1823 года являлся дежурным генералом Главного штаба. С 1823 по 1828 год – командир Отдельного финляндского корпуса и финляндский генерал-губернатор. В апреле 1828 года был назначен министром внутренних дел. В 1829 году получил звание генерала от инфантерии. В августе 1830 года возведен в графское Великого Княжества Финляндского достоинство. С 1848 по 1859 год являлся московским генерал-губернатором, членом Госсовета.

Свою деятельность российская военная разведка вела сразу по нескольким направлениям: стратегическая разведка (сбор секретной политической и военной информации за границей); тактическая разведка (сбор сведений о войсках противника на территории сопредельных государств, что было очень важно накануне войны); контрразведка (выявление и нейтрализация агентуры спецслужб Франции и ее союзников); войсковая разведка.

Таким образом, впервые добыча секретной военно-политической информации за рубежом была поставлена на регулярную, профессиональную основу. Следует подчеркнуть, что все сведения, полученные по линии военной разведки накануне 1812 года, были очень внимательно рассмотрены императором Александром I и позволили ему принять необходимые меры по подготовке к предстоящей войне.

Создавая первый специальный централизованный разведывательный орган, Барклай-де-Толли понимал, что ему нужны постоянные представители – «зарубежные военные агенты» – в российских посольствах ряда европейских стран. Именно они должны были добывать разведывательную информацию «о числе войск, об устройстве, о вооружении и духе их, о состоянии крепостей и запасов, способностях и достоинствах лучших генералов, а также о благосостоянии, характере и духе народа, о местоположениях и произведениях земли, о внутренних источниках держав или средствах к продолжению войны» (из доклада Барклая-де-Толли Александру I).

Эти военные агенты должны были находиться при дипломатических миссиях под видом гражданских чиновников и служащих Министерства иностранных дел. В посольства и миссии, где главами состояли «послы военных генеральских чинов», были направлены для разведработы офицеры в качестве адъютантов таких послов-генералов.

ТАЙНЫЕ ПОСЛАННИКИ БАРКЛАЯ

Министр с особой тщательностью подбирал военных агентов, которым предстояло выехать в столицы ряда европейских государств для работы в российских посольствах. В дальнейшем, обогатившись опытом дипломатической и разведывательной деятельности и возвратившись на родину, эти офицеры успешно продвигались по службе, делали карьеру.

В список Барклая-де-Толли одним из первых попал артиллерийский поручик Павел Граббе. В сентябре 1810 года он прибыл в Мюнхен, где состоял в скромном «звании канцелярского служителя» при русской миссии.

Внук шведского дворянина, еще в XVIII веке перешедшего на российскую службу, граф Павел Христофорович Граббе родился в 1789 году. Успешно окончив Первый кадетский корпус в Санкт-Петербурге в 1805 году, он начал службу подпоручиком во 2-м артиллерийском полку. Несмотря на достаточно юный возраст, в том же году принимал участие в походе в Австрию, затем сражался при Голымине и Прейсиш-Эйлау. В августе 1808 года переведен на службу в 27-ю артиллерийскую бригаду и вскоре стал поручиком. А через два года ему суждено было отправиться на разведработу в Баварию.

В период Отечественной войны Павел Граббе был адъютантом Барклая-де-Толли, который командовал 1-й Западной армией. В дальнейшем граф Граббе сделал блестящую карьеру – дослужился до звания наказного атамана Войска Донского. В 1866 году ему было присвоено звание генерала от кавалерии. С 1866 по 1875 год являлся членом Госсовета Российской империи.

В Берлин к российскому послу генерал-лейтенанту Христофору Андреевичу Ливену в качестве адъютанта был направлен полковник Роберт Егорович Ренни.

Потомок выходцев из Шотландии, перебравшихся в Россию, Роберт Ренни родился 12 апреля 1768 года в Риге. Окончил Рижский лицей. На военной службе с 1786 года. В звании прапорщика в составе Елецкого пехотного полка в ходе польской кампании 1794 года воевал с конфедератами в Курляндии. За храбрость получил звание капитана. Участвовал в экспедиции в Голландию. Отличился в сражении при Прейсиш-Эйлау, за что был награжден орденом Святого Владимира IV степени с бантом. В 1808 году произведен в полковники.

За ценные разведывательные сведения, регулярно направляемые русскому командованию во время работы в Берлине, Ренни был награжден орденом Святой Анны II степени. В период Отечественной войны 1812 года – генерал-квартирмейстер 3-й Западной армии. В 1813 году ему было присвоено звание генерал-майора.

В числе первых для работы в российской военной разведке был привлечен полковник Федор Васильевич Тейль ван Сераскеркен. Голландец по происхождению барон Тейль ван Сераскеркен родился в 1771 году. В 1803 году из капитанов голландской службы был принят тем же чином в Русскую армию. Зачислен в Свиту Его Императорского Величества по квартирмейстерской части. В 1805 году принимал участие в экспедиции на остров Корфу.

Затем воевал с французами в Пруссии в казачьем отряде генерала Платова. Во время войны со шведами сражался при Идельсальми, был ранен. В 1810 году командирован на разведывательную работу в Вену в качестве адъютанта при российском посланнике генерал-лейтенанте Шувалове с заданием: организовать разведывательную работу и добывать необходимые сведения о передвижении, численности войск Наполеона и их вооружении.

С мая 1814 года генерал-майор Тейль ван Сераскеркен работал в русских дипломатических миссиях при Неаполитанском дворе и при Ватикане, а также являлся посланником в Вашингтоне и Рио-де-Жанейро.

В этом небольшом очерке хотелось бы также рассказать о сотруднике центрального аппарата военной разведки подполковнике Петре Андреевиче Чуйкевиче. Он родился в 1783 году. Происходил из дворян Полтавской губернии. После окончания Сухопутного шляхетского кадетского корпуса в 1804 году служил командиром взвода Кронштадтского гарнизонного полка, а также состоял в Свите Его Императорского Величества по квартирмейстерской части.

Участник военных кампаний против французов (1807) и турок (1807–1809). С 1810 года – сотрудник-аналитик центрального аппарата Экспедиции секретных дел. Фактически он являлся заместителем директора военной разведки. Военный писатель и один из образованнейших офицеров Русской армии, Чуйкевич занимался обобщением и анализом всей поступающей разведывательной информации. Кроме того, в его обязанности входили направление агентуры за границу, подготовка аналитических записок, рассылка маршрутов для передвижения воинским частям на западной границе.

В начале января 1812 года Чуйкевич составил дислокационную карту наполеоновских сил, которая постоянно обновлялась. По этой карте военный министр и император Александр I следили за передвижениями французских корпусов. В апреле 1812 года Петр Чуйкевич сформулировал в письменном виде итоговые рекомендации для ведения войны против Наполеона: предложил отступать в глубь страны и затягивать военные действия из-за численного превосходства армии противника.

С 1821 по 1829 год Петр Чуйкевич находился «по особенному поручению» на разведывательной работе в Лайбахе (Любляне). С 1823 года – генерал-майор.

Помимо указанных выше офицеров активно действовали за рубежом накануне Отечественной войны и другие военные разведчики. Так, военным агентом в Саксонии (Дрезден), где российское посольство возглавлял генерал-лейтенант Василий Васильевич Ханыков, стал майор Харьковского драгунского полка Виктор Антонович Прендель, происходивший из австрийских дворян. В 1811–1812 годах он совершил ряд поездок по странам Европы для сбора сведений о переброске французских войск к русским границам. В период Отечественной войны командовал отрядом партизан. В 1831 году командирован в Галицию и произведен в генерал-майоры.

Адъютантом при российском посланнике в Испании генерал-майоре Николае Репнине с 1810 года был достаточно молодой офицер поручик Павел Брозин. До направления на работу за границу он являлся активным участником военных кампаний 1805–1809 годов. Отлично проявил себя в период Отечественной войны 1812 года. В 1817 году был произведен в генерал-майоры.

В 1811 году Роберта Ренни на посту адъютанта посла в Берлине заменил поручик Григорий Орлов. Родился он в 1790 году. На военной службе с 1805 года. Участник кампании с французами 1807 года. Во время Отечественной войны 1812 года был прикомандирован к Барклаю-де-Толли. Участвовал во многих сражениях, получил несколько ранений, под Бородином лишился ноги. Награжден орденом Святого Владимира IV степени с бантом. «Уволен за ранами» в звании полковника в 1818 году.

УДАЧЛИВЫЙ РАЗВЕДЧИК ЧЕРНЫШЕВ

И все-таки наиболее удачливым и активным российским разведчиком рассматриваемого предвоенного периода можно считать полковника Александра Ивановича Чернышева. С 1809 по 1812 год он выполнял важные дипломатические поручения во Франции и в Швеции, состоял «адъютантом Александра I при Наполеоне» (личным представителем российского императора в военной ставке Наполеона во время боевых действий французской армии против Австрии и Пруссии). С 1810 года Чернышев постоянно находился при дворе французского императора. Именно от него из Парижа поступали в Центр наиболее важные и ценные сведения.

Светлейший князь Александр Чернышев родился 30 декабря 1785 года в семье сенатора, генерал-поручика, правителя костромского наместничества, являвшегося представителем старинного дворянского рода, известного с конца XV века. По существовавшему тогда обычаю Александр с рождения был записан на военную службу вахмистром в лейб-гвардии Конный полк. Получил домашнее образование под руководством аббата Перрена. С 1801 года – камер-паж, затем произведен в корнеты Кавалергардского полка.

В июне 1804 года назначен адъютантом к командиру полка генерал-адъютанту Федору Петровичу Уварову. В ноябре 1806 года произведен в штабс-ротмистры. За храбрость, проявленную в ряде сражений, удостоен золотой шпаги с надписью «За храбрость», ордена Святого Георгия IV степени и креста Святого Владимира IV степени с бантом. В феврале 1808 года боевой офицер Александр Чернышев был направлен в Париж.

Имя Чернышева в то время часто появлялось в разделах светской хроники и местных сплетен парижских газет. Рослый красавец с непокорной вьющейся шевелюрой, прекрасный рассказчик и острослов, он неизменно становился душой любого общества, особенно того, где были прекрасные дамы. В великосветских салонах неизменно бытовало представление о посланце российского царя как о жуире и удачливом покорители женских сердец.

Но это была лишь театральная маска. Репутация легкомысленного повесы служила прекрасной ширмой для ловкого и умного царского посланца, которому всегда удавалось получать важную информацию о политических и военных планах Наполеона накануне франко-русского военного конфликта 1812 года.

Прибыв на разведывательную работу в Париж, Чернышев быстро вошел в доверие к императору Франции, установил добрые отношения со многими приближенными Наполеона. За короткий срок русскому полковнику удалось приобрести информаторов в правительственной и военной сферах французской столицы, наладить и расширить сеть ценной агентуры.

Так, сотрудник военного министерства агент Мишель, входивший в небольшую группу французских чиновников, составлявших раз в две недели лично Наполеону в единственном экземпляре секретную сводку относительно численности и дислокации французских войск, передавал Чернышеву копию этого документа, которая отправлялась в Петербург. Случалось, что копия донесения ложилась на стол русского военного агента раньше, чем оригинал попадал к Наполеону.

Российский император высоко ценил своего представителя во Франции и передаваемую им информацию. Однажды на полях одного из донесений Чернышева он даже написал: «Зачем не имею я побольше министров, подобных этому молодому человеку». Полковнику Чернышеву шел в то время только 26-й год.

В период Отечественной войны Александр Чернышев являлся командиром партизанского отряда. Опыт разведывательной работы в Париже и профессиональное разведывательное чутье очень пригодились ему в организации партизанского движения в районах, оккупированных наполеоновскими войсками. В ноябре 1812 года «за успешные действия по возлагаемым на него поручениям и благоразумное исполнение отважной экспедиции» Чернышев был произведен в генерал-майоры и пожалован в генерал-адъютанты. С 1827 года – генерал от кавалерии. В 1832–1852 годах являлся военным министром. С 1848 по 1856 год занимал пост председателя Государственного совета.

В целом российская военная разведка накануне и в ходе Отечественной войны 1812 года сумела достойно противостоять французской

Глеб Жеглов и Володя Шарапов служили... в сыскной полиции, а Батько Махно, а Лёва Задов?

Задолго до того как братья Вайнеры создали свой знаменитый роман «Эра милосердия» (сейчас он чаще выходит под названием «Место встречи изменить нельзя»), действие которого происходит сразу после Великой Отечественной войны, почти зеркально похожая история произошла в действительности. И местом ее действия стал Ростов-папа…

«Что было, то и будет, что происходило, то и произойдет, и нет ничего нового под солнцем»… Так учит нас Екклесиаст – мудрый царь Соломон. С тех давних пор наблюдение это не утратило своей актуальности.

Новое – это хорошо забытое старое. Особенно полезно об этом вспомнить нынче, когда так остро встала проблема с терроризмом и этнической преступностью. Многие деятели бросились бить в колокола: мол, такого в России доселе не было! Так ли?

Перенесемся в Ростов 1908 года. «Как причудливо тасуется колода!» – заметил как-то булгаковский Воланд. Оказывается, задолго до того как братья Вайнеры создали свой знаменитый роман «Эра милосердия» (сейчас он чаще выходит под названием «Место встречи изменить нельзя»), действие которого происходит сразу после Великой Отечественной войны, почти зеркально похожая история произошла в действительности. И местом ее действия стал Ростов-папа…

«Черные маски»

«Сторожа убили в подсобке… Денежный ящик в кассе взломан, а на стене обувного отдела толстым черным карандашом была нарисована черная кошка…

– Слушай, Глеб, а для чего же они все-таки это делают? – Я показал на рисунок.

– …Идут на риск, чтобы на людей ужас навести, понимаешь, силы к сопротивлению их лишить: раз, мол, «Черная кошка», значит, руки вверх и не чирикай, а то хуже будет!»

Братья Вайнеры. Место встречи изменить нельзя

– Ваше высокоблагородие, мы делаем все, что в наших силах! – Ростовский полицмейстер Балабанов, вытянувшись во фрунт, стоял перед генерал-майором Иваном Зворыкиным, градоначальником донской столицы.

– Вам с такими силами надобно редис на Новом базаре перебирать! – гаркнул Зворыкин, и иконостас орденов на его груди грозно звякнул в унисон. – Новой рррэволюции ждете?! Ууух!!!

– Да это же… обычная уголовщина, ваш… сок… бла…

– Что же это за уголовники, когда они за малым не артиллерию в бой бросают?! В Тифлисе, батенька, тоже год назад банк ограбили-с! Думали – нормальные налетчики, оказалось – социял-демократы…

У градоначальника было две слабости – артиллерия и революционеры. Артиллерию Иван Николаевич любил беззаветно: прослужил в ней долгие годы. Так же безоглядно он ненавидел «рэволюционэров», что доказал во время октябрьских событий 1905 года, когда прошелся со своими солдатиками по Саратовской губернии и быстро утихомирил «смутьянов». Тамошний губернатор Петр Аркадьевич Столыпин изрядно впечатлился решительностью бравого вояки и, став премьер-министром империи, назначил его градоначальником Ростова и Нахичевани.

– Извольте зарубить себе на носу: шайку «черных масок» должно обезвредить в кратчайшее время! – И Зворыкин резанул ладонью воздух так, словно отсек башку неведомому башибузуку. – На то мы государем и поставлены, чтобы блюсти покой мирных обывателей! А вы… Хорошенькое Рождество Господне устроили-с! Крест на вас есть или вы басурманин? А может, синагогу тайно посещаете?

Положение полицмейстера было незавидным. Еще свежа в памяти смута пятого года, которая в Ростове обернулась кровавым еврейским погромом. И по сию пору в городе отзывается эхо октябрьских беспорядков. Вот недавно в магазине Аптекмана накрыли склад бомбистов.

Дело в том, что накануне рождественских праздников 1908 года по Ростову прокатилась волна дерзких разбойных нападений, которые совершала таинственная шайка налетчиков в черных масках. Вооруженные пистолетами и ножами, они врывались в магазины и лавки перед самым закрытием, когда на улицы опускалась ранняя зимняя мгла. Обычно никто не сопротивлялся: грозный вид черномордых молодчиков заставлял всех в ужасе валиться ничком на пол. Разбойники выгребали выручку, а заодно потрошили кошельки и карманы посетителей.

Грабители не останавливались и перед пролитием крови. В гастрономе Палузова на Среднем проспекте приказчик Тимофей Катульский и сторож Егор Терехин попытались было защитить хозяйское добро. Бандиты расстреляли их в упор. На выстрелы поспешили дежурившие поблизости двое городовых.

– Стоять, вражьи дети! – грозно крикнул один из них и выстрелил в воздух.

В ответ раздался мощный залп. Патронов бандиты не жалели: позже на месте преступления насчитали больше семидесяти стреляных гильз. Оба полицейских были тяжело ранены, но ограбление удалось предотвратить: «черные маски» бежали с места преступления, бросив добычу и труп подельника.

Городовой – это вам не Сеня Тузик

«…– Значитца, так, Сергей Ипатьич: пуля эта – 6,35, от ''омеги'' или ''байярда''.

Длинный нож – «заточка» – вошел прямо в сердце, он пробил насквозь все его худенькое мальчишеское тельце и воткнулся в деревянную спинку скамейки…»

Братья Вайнеры. Место встречи изменить нельзя

Начальник агентурного отдела полиции коллежский секретарь Алексей Семенов слыл одним из самых опытных и хватких сыщиков. Ему и поручили дело «черных масок».

– Да-с, судари мои, – обратился он к здоровякам-полицейским, которые помогали ему при осмотре места происшествия, – доложу я вам, люди работали тут вполне серьезные. Отчаянный народ. Глядите, с какими стволами на дело шли…

Блюстители законности с любопытством принялись вертеть в руках гильзы.

– Нешто вы по ним систему угадать можете? – уважительно спросил один из них.

– Угадывают, милейший, рысака на бегах, – усмехнулся Семенов. – А тут и к бабушке не ходи – гильзы от парабеллума и маузера. – Поглядел внимательнее и добавил: – Скорее, от маузеров. Но это уточним…

Полицейские крякнули от восхищения. Ученый человек их благородие, что скажешь…

С первых шагов сыщику повезло. Убитый налетчик оказался армянином. Несколько очевидцев к сему присовокупили, что один из преступников, ворвавшись в гастроном, кричал с явным кавказским акцентом: «На пол, сыволочи, зарэжу!» Неужто – дело рук «туземцев»? Именно так именовали тогда выходцев с Кавказа и из Закавказья. А что – судя по бесшабашному зверству, похоже на то. Семенову не раз приходилось сталкиваться с «абреками». В 1906 и 1907 году он лично участвовал в разгроме грузинской и дагестанской шаек, совершавших налеты на дома состоятельных ростовцев. Чтобы скрутить отчаянных разбойников, немало пришлось положить сил и усердия. Впрочем, «абреков» тогда положили в изрядном количестве.

Да, ежели «туземцы», надо держать ухо востро. Они стреляют не задумываясь. В январе 1906-го шайка чеченцев ограбила андреевское сельское правление. А позже на станции Гудермес принялись «дуванить» – награбленное делить. Переругались, устроили пальбу да шестерых своих же и уложили. Дикий народ.

Семенов подключил к расследованию всю имевшуюся у него агентуру и осведомителей. Околоточные и городовые прочесывали «ямы», «малины» и прочие злачные места. Однако, несмотря на рвение, дело так и не двигалось с места.

Помогла случайность. Через год, 30 декабря, на Большой Садовой три подвыпивших кавказца нагло и развязно приставали к фланирующим барышням, чем вызвали возмущение нескольких проходивших мимо мастеровых.

– Убери лапы, ишак горный! – оттолкнул один из них «туземца», когда тот полез обнимать испуганную молоденькую девушку.

– Что сказал? Что сказал?! – пронзительно завопил тот и выхватил «камский» кинжал, гордость всякого кавказского мужчины.

– Э, любезный, не балуй! – сурово пригрозил мгновенно возникший городовой Грушко. – Убери ножичек, и пожалте-ка все со мной в участок!

– Пашел вон, мэнтух рваный! – злобно заверещал кавказец.

– Что-о-о?!! – бешено сверкнул очами городовой и двинулся на дебошира. Но хулиган тут же пустил в ход кинжал. Смягчила удар зимняя шинель, и все же лезвие прошло сквозь сукно и вонзилось в бок Грушко. Полицейский охнул, однако отпустил абреку такую затрещину, что тот обмяк и грохнулся на колени. Двое других «туземцев» бросились наутек.

– Лови их, ребятушки! – крикнул мастеровым городовой, оседлав кавказца и скрутив ему руки. Ребятушки бросились в погоню. Одного из беглецов сбили с ног подоспевшие дворники, а вот другому повезло: отбиваясь от преследователей кинжалом, он скрылся в городском саду.

Кавказцев доставили в участок. Один представился персидским подданным Сагрибом Бабахановым, другой – бакинским мещанином Мартиросом Гасумовым. Впрочем, паспортов у них было несколько, и все – на разные фамилии. При обыске в меблированных номерах, где остановились «туземцы», полиция изъяла бланки паспортных книжек, гашиш и три браунинга. Бабаханов и Гасумов оказались в камере знаменитого Богатянского централа (позже он стал именоваться Богатяновским).

Ксива для Хорена

«…''Шлю тебе с ним, Анюта, живой привет, будь с ним ласкова, за добрые слова его одень, обуй и накорми – вечно твой друг''.

– А больше тебе Фокс ничего не говорил?

– Больше ничего. Только Ане велел передать, чтобы она сказала: он за всю компанию хомут на себя надевать не желает, ему вышака брать на одного скучно. Если не захотят его отбить, он с себя чалму сымет – всех отдаст…»

Братья Вайнеры. Место встречи изменить нельзя

С этого момента Семенов, что называется, ухватил судьбу за бороду. Вскоре на имя одного из надзирателей сыскной полиции поступила докладная записка. Агент по кличке Шуня, исполнявший роль «наседки» в Богатянской тюрьме, сообщил, что Бабаханов обратился к арестанту Лебеденко с просьбой передать на волю «ксивенку». Лебеденко как раз освобождался и с радостью согласился. Адресок крайне любопытный: армянину Аршаку Гарибяну, приказчику того самого гастронома Палузова, который был ограблен в канун прошлогоднего Рождества.

Когда об этом сообщили Семенову, он воспрянул духом:

– С освобождением Лебедева не грех и подождать. Пусть еще посидит…

К тому времени Алексей Семенов служил уже в новой должности. 6 июля 1908 года в империи Высочайшим указом Его Императорского Величества был утвержден закон об организации сыскной части. Проект закона разработал министр внутренних дел Столыпин, а 23 июня законопроект одобрила Дума и передала государю. Теперь Семенов именовался чиновником особых поручений сыскной полиции, под его началом находились несколько надзирателей и целый штат агентов всех мастей. Это позволяло коллежскому секретарю действовать более оперативно и эффективно.

Итак, сыщики перехватили тайную записку от задержанного «перса». Вернее, записок от Бабаханова было две, и обе – на армянском языке. В первой «персидский подданный» просил Аршака «отстегнуть» гонцу пятьдесят рубликов и свести его с неким Хореном. В другой Бабаханов угрожал: «Вытаскивайте меня отсюда срочно! Денег не жалейте. Есть план нового дела, на котором можно взять 150 тысяч! Но о нем расскажу по выходе на волю. Если же не поможете мне и Мартиросу, молчать не станем. В каторге будем вместе с вами браслетами греметь…»

– Славно, славно, – похвалил Семенова полицмейстер Балабанов, когда ему доложили о первых результатах. – Только где же, батенька, прямые улики?

– Ну как же? Письмо приказчику ограбленного гастронома, угрозы, план преступления…

– Право же… «О чем-то там расскажу, есть неведомый план…» Да эти мазурики от всего отопрутся! Дескать, шутки шутили, предавались пустым мечтаниям. Думайте, батенька, думайте, как их на чистую воду вывести!

И Семенов придумал. План его был дерзок и рискован. Полицмейстер даже поначалу поморщился: дурное влияние авантюрных сочинений Дюма-пэра и господина Понсона дю Террайля… Но под напором упрямого коллежского секретаря в конце концов дрогнул. Шансы на успех невелики, однако при удачном раскладе можно ликвидировать всех налетчиков. Овчинка стоит выделки.

Засланный казачок

«Ну, представляюсь я уголовником, почему-либо освобожденным из камеры, где подружился с Фоксом. В доказательство даю письмо и поясняю, что главное он велел передать банде на словах, ну, чтоб с письмом не засыпаться… И я ''по указанию Фокса'' назначаю операцию. И на операции вяжем их к чертовой матери!»

Братья Вайнеры. «Место встречи изменить нельзя»

План Семенова был прост. Он предложил послать в бандитское логово под видом освободившегося Лебеденко… агента сыскной полиции! Тот должен предложить «абрекам» план ограбления сберегательного банка на улице Почтовой – «фартовое дело» на 150 тысяч. А уж в банке всех их, голубчиков, возьмут с поличным.

Эту сумасшедшую идею Семенову подсказал агент сыскной полиции Афанасий Черкасов. Молодой и отчаянный казак с верховьев Дона, Афанасий отличался особой бесшабашностью. Не раз он вступал в схватки с вооруженными до зубов уркаганами, бросался под пули. Во время одной стычки какой-то уголовник полоснул лихого агента ножом по лицу. Афанасию пришлось долго лечиться, он перенес несколько операций. Но шрам остался.

– Ваше благородие, дозвольте поквитаться с этими ракальями! – горячо просил казак Семенова. – Душа горит!

– А если столкнешься с каким-нибудь знакомцем? Коли признают тебя, пощады не жди.

– Не признают! Я после лечения, изволите сами видеть, бороду отпустил да усы. Родной тятя не сразу признает. Да и то сказать: сроду я этих ушкуйников не шугался. Семи смертям не бывать...

Все прошло гладко, как и предполагал Черкасов. Приказчик-армянин, прочитав записки, принял «Лебеденко» с распростертыми объятиями. Он свел бородатого агента на Старопочтовую, 158, где в доме Ивана Галустова снимали квартиру пятеро армян. Документы у них были, что называется, «чистый глаз» – в переводе с языка мазуриков это значило «в полном порядке». Выходило, что в Ростов прибыли армянские коммерсанты из Шуши Елизаветпольской губернии по торговой надобности.

– Так оно и есть, дорогой, – весело пояснил гостю Хорен, главарь налетчиков. – Торговцев трясем, капитал наживаем. Коммерсанты, да!

И он расхохотался.

– Знаешь, что здесь написано? – спросил Черкасова главарь, указывая на «ксивы».

– Я и по-русски не шибко грамотен, а по-вашему вовсе не разумею.

– А про план на сто пятьдесят тысяч?

– Ну… – Черкасов сделал вид, что замялся. – Про план мы с Сагрибом толковали. Только он не велел выкладывать, покуда на свободку не выскочит.

– Да плевать я хотел на то, что он велел! – вспыхнул Хорен. – Рассказывай!

– Не, так не пойдет… Моя доля какая?

– Ты еще и торгуешься?! Да мы тебя отсюда живьем не выпустим!

– Ну и не узнаете ничего!

Дело за малым не дошло до драки, сверкнули ножи… Но в конце концов мнимый Лебеденко и реальные бандиты сошлись на том, что гость проведет разведку и необходимую подготовку к операции. И затем сообщит день, когда все вместе пойдут «брать» банк.

А теперь – горбатый!

«– Граждане бандиты!..

Ваша банда полностью блокирована… Предлагаю сдаться по-хорошему…

– А если по-плохому? – спросил горбун.

– Тогда другой разговор. В связи с исключительной опасностью вашей банды я имею указание руководства живьем вас не брать…».

Братья Вайнеры. Место встречи изменить нельзя

Операция по захвату шайки была назначена на 10 января. На эту дату выпадал день рождения одного из налетчиков, и Черкасов предложил сделать ему своеобразный подарок. Однако неожиданно все резко переменилось…

Восьмого января в кабинете Семенова раздался телефонный звонок.

– Ваше благородие, тревога! – раздался в трубке срывающийся голос Афанасия. – Через полчаса «абреки» идут брать ювелирный магазин на Таганрогском!

– Как?!

– Да так! Они его давно обхаживали. А нынче, глядит-ка, какая метелища на дворе, в двух шагах ничего не видать! Вот они под этим покровом в магазин-то и нагрянут. Я с ними, а вы уж наших предупредите…

Семенов тут же связался с полицейской частью второго участка и приказал устроить в магазине засаду, а также окружить его вооруженными городовыми и агентами в штатском.

– По возможности избегайте кровопролития, – проинструктировал он дежурного полицейского офицера.

– А если?...

– «А если» – тогда берегите своих, а с чужими не считайтесь.

В первой половине дня к ювелирному салону в центре Ростова подлетели две пролетки. Из них высыпали шестеро человек и ворвались в магазин:

– Всем – на пол! Кто дернется, получит пулю!

Приказчики послушно повалились на узорные мраморные плиты, а налетчики бросились опустошать витрины и стеллажи, набивая драгоценностями карманы и кожаные саквояжи. В это время Черкасов ударом рукоятки револьвера по затылку «отключил» одного из грабителей, державшего на прицеле входную дверь. Полицейские ворвались в салон одновременно с улицы и из подсобного помещения.

Не ожидавшие нападения, уголовники растерялись. Лишь один из «туземцев» отчаянно сопротивлялся и в бешенстве откусил палец схватившему его агенту. Тот завопил от боли и отпустил преступника. Бандит выхватил браунинг, дважды выстрелил в полицейского и рванул к выходу. В двери путь ему перекрыл городовой Фрол Ермоленко. Преступник и страж порядка выстрелили одновременно. Пуля сразила грабителя наповал, а городовой скончался двумя часами позже на операционном столе от раны в живот.

Услышав пальбу, преступник, оставшийся в пролетке «на стреме», схватился за вожжи и попытался дать стрекача.

– Стоять! – зычно гаркнул на него городовой Семен Карпухин.

В ответ армянин выстрелил несколько раз, однако промахнулся: Карпухина спасла метель. Выстрелы услышал проходивший пожарный Василий Матюхин. Он вскочил на облучок и ударом кулака сшиб армянина в снег. Затем Матюхин и Карпухин навалились на уголовника и связали его.

Остальные грабители уже ждали приезда конвойной команды, скованные ручными кандалами.

– На Старопочтовую, живо! – крикнул Черкасов и прыгнул в пролетку, захватив с собой нескольких агентов.

Оказалось, в последний момент сам главарь шайки Хорен, сказавшись простуженным, решил на «дело» не идти и отлеживался на «хазе». Видимо, почуял неладное. Едва подкатила пролетка с полицейскими, армянин встретил ее пальбой с двух рук, «по- македонски». Афанасий Черкасов и околоточный надзиратель Григорий Турчанинов проникли в дом через чердачное окно и принялись стрелять в дверь, отвлекая уголовника.

Хорен попытался уйти от обложивших его полицейских по крышам. Однако тут его встретил сыскной агент Мстислав Яхневич. Бандит попытался выстрелить в упор.

– Матка боска! – крикнул Яхневич и ударил армянина по руке.

Пуля ушла вбок. Агент рванул стрелка за кисть и ловким движением заломил ее. Хорен охнул, выпустил маузер и завалился набок.

– Вот и добже, – весело приговаривал Яхневич, связывая бандита. – То тебе, пся крев, не из пистоля палить, то ест джиу-джитсу…   Автор: Фима Жиган

Слежка за украинцами в интернете: кто и зачем?

Электронный ящик на бесплатном почтовом сервисе есть почти у каждого украинца. Но не все в тот момент, когда ставят галочку «Согласен» под соглашением об использовании сервиса, вдумываются в то, на что соглашаются. Вашу переписку по e-mail читают роботы, телефон выдает личную информацию даже без прослушки, а микрофон в ноутбуке может стать «жучком».

 

Автор: Владислав Бовсунов

 Разоблачения экс-сотрудника Агентства национальной безопасности США (АНБ) Эдварда Сноудена продолжают шокировать мировое сообщество: по его словам, американские власти осуществляют крупномасштабный мониторинг интернета — читают электронную почту, данные в соцсетях, форумах, следят за общением с помощью видеосервисов и не только.

Одна из последних новостей: спецслужбы США способны прослушать любой смартфон в мире.

Экс-глава Агентства нацбезопасности США генерал Майкл Хэйден в ответ на обвинения беглого сисадмина посоветовал всему миру вопросы, которые сейчас задают правительству США, переадресовать властям всех без исключения государств, которые занимаются, по его словами, тем же самым.

Правда, ничего нового Сноуден для ИТ-специалистов и спецслужб других стран мира не сообщил. Так, Дмитрий Медведев не звонит по «айфону», который ему подарил Стив Джобс, а Ангеле Меркель только в этом году специалисты по информбезопасности разрешили использовать смартфон (для нее разработали спецмодель). В компьютерах военного назначения или для хранения секретной безопасности в госучреждениях всего мира используются платы, изготовленные по спецзаказу (существует возможность «зашить» шпионскую программу прямо в устройство) и с особым софтом.

Паранойя? Журналисты газеты «Вести» спросили ИТ-специалистов, которые занимаются кибербезопасностью, о том, насколько такие меры предосторожности оправданы, ведется ли точно такая же слежка за украинцами со стороны наших силовиков и как защищается сам Сноуден.

ТЕЛЕФОН: ВЫДАЕТ ПОЛ, НАЦИОНАЛЬНОСТЬ И ПРИВЫЧКИ

Профессор компьютерных наук и директор Центра применения информтехнологий Принстонского университета Эдвард Фелтен недавно опубликовал статью, в которой рассказал о том, как много можно узнать о человеке по телефонному звонку даже без прослушки самого разговора.

Спецпрограмма присваивает каждому звонку метатэги, на основе которых создаются «цифровые портреты». Для анализа достаточно лишь отследить несколько звонков за день и сравнить с распечаткой за год. Например, человек совершил двухминутный звонок на номер гинекологической клиники, затем пятиминутный звонок на номер, которому он звонит каждый год на День Матери, а затем на номер, с которым абонент подолгу общается после полуночи. Затем следует звонок на номер Центра планирования семьи. Сразу можно сказать, что это женщина с проблемами в личной жизни.

Пол. Женщины в бизнес-время ведут короткие разговоры с широким кругом абонентов, а вечером и в выходные — долгие беседы с пятью-шестью избранными номерами. Мужчины не любят «висеть на телефоне».

Возраст. Если человек часто допускает ошибки при наборе номера, звонит редко и только днем, мало пользуется SMS и избегает мобильного интернета, а в списке вызываемых абонентов находится до пяти номеров, это, скорее всего, пенсионер. Молодежь можно опознать по более активному использованию мобильного интернет-трафика по сравнению с голосовыми звонками. А если абонент не общается до обеда в будние дни — это студент или школьник.

Происхождение. Выходцы из СССР отмечают 23 февраля и 8 марта, рассылая поздравительные SMS землякам, ирландцы всегда празднуют День святого Патрика, американцы — Дни отца и матери.

E-MAIL: ВАШУ ПОЧТУ ВСЕГДА ЧИТАЮТ РОБОТЫ

Электронный ящик на бесплатном почтовом сервисе есть почти у каждого украинца. Но не все в тот момент, когда ставят галочку «Согласен» под соглашением об использовании сервиса, вдумываются в то, на что соглашаются.

Компания Google сразу после скандала со Сноуденом выпустила разъясняющий пресс-релиз: «Людям, пользующимся веб-сервисами, не стоит удивляться тому, что их сообщения обрабатываются провайдером до того, как они попадают в ящик адресата. У пользователя вообще нет каких-либо разумных оснований полагать, что информация, которую он добровольно передает через третьи руки, остается конфиденциальной».

Нужно понимать, что аналогично специальные программы-роботы читают и анализируют письма на всех без исключения бесплатных почтовых сервисах. Их создатели сделали это для того, чтобы пользователю показывалась реклама, которая учитывает его личные интересы. Например, если написать в письме, что у вас родился ребенок, еще долго на мониторе будут показывать ролики и баннеры с товарами для детей.

Однако спецслужбам перенаправляются для анализа письма, содержащие информацию о преступлениях. Особенно, если речь идет о любых формах радикализма (религиозного фанатизма, идеях о превосходстве одной расы над другой), наркотиках, оружии и так далее. Понятное дело, что у американских спецслужб есть доступ к сервисам американских компаний, а у российских — к информации на серверах, размещенных в России, у европейских — в Европе.

«Анонимность гарантируют лишь платные сервисы локальных ИТ-фирм», — говорит Александр Киселевский, руководитель ИТ-компании SL Global Service. Но только в том случае, если информация передается по защищенным каналам и в зашифрованном виде. Даже если силовики конфискуют серверы, доступа к данным у них не будет.

Причина оперативности стала понятна немного позднее. 11 июня Эдвард Сноуден, экс-аналитик компании Booz Allen Hamilton Holding Corp., работавшей на правительство, обнародовал секретные документы. Где речь идет о том, что американское правительство создало секретную систему тотальной слежки за гражданами под названием «ПРИЗМА». Этот компьютеризированный комплекс может обрабатывать данные со скоростью 20 гигабит в секунду и имеет доступ к информации большинства провайдеров, телефонных компаний и кабельных сетей всего мира.

США создали беспрецедентную систему слежки за гражданами

ВЭБ-КАМЕРЫ: НЕ ПРОСТО ОБЩЕНИЕ

О том, что видеообщение по скайпу или с помощью любого другого видеосервиса передается от сервера к серверу, и в течение этого процесса информация не только сохраняется, но и многократно дублируется (это сделано для получения качественной картинки), общеизвестно.

В том случае, если спецслужбам нужно просмотреть чей-то разговор в режиме реального времени или даже в записи спустя неделю после того, как он состоялся, они получат такую возможность, ничего не взламывая (судя по обнародованным Сноуденом данным, компании, владеющие сервисом, сами предоставляют им доступ по запросу на конкретную личность).

Однако не все знают, что за пользователями можно шпионить и с помощью установленных вэб-камер, которые сегодня есть в практически каждом смартфоне, планшете или ноутбуке. О том, насколько это просто, доказал швейцарец Джон Мэтерли. Еще в 2009 году он создал якобы для тестирования уязвимостей сетевого оборудования сервис Shodan, который «тестирует», а на самом деле взламывает видеокамеры, подключенные к интернету — в данный момент база системы включает до полутора миллиардов доступных сетевых устройств.

Среди них и детские радионяни, и роутеры, и IP-телефоны, и персональные мобильные устройства (планшеты, смартфоны, ноутбуки). Пугает то, что сервису удалось найти уязвимость и выдать ее в общий доступ сетей светофоров, систем отопления зданий и даже целых промышленных предприятий, водоочистных сооружений и электростанций.

Аналогичным способом можно активировать даже микрофон, подключенный к интернету (например, встроенный в смартфон), и с помощью специального оборудования записывать разговоры. «Жучки» остались лишь в фильмах о шпионах ХХ века.

СМАРТФОНЫ ЛЕГКО ВЗЛАМЫВАЮТСЯ

На днях появилась информация о том, что спецслужбы (различных стран) скупают у хакеров программы-эксплойты, которые позволяют получить удаленный доступ к жесткому диску любого компьютера, подключенного к интернету. Согласно с данными Сноудена, если взломанный компьютер синхронизирован со смартфоном, то у спецслужб появляется доступ к смс-переписке, списку контактов, а также фото и видео.

«Вся активность пользователей в интернете сохраняется и анализируется. Данные не удаляются с серверов никогда», — говорит эксперт по ИТ-безопасности киевской компании «Айкюжн» Геннадий Гулак. По его словам, спецслужбам вовсе не обязательно взламывать компьютер пользователя — всю информацию технически возможно перехватывать с помощью провайдера интернета либо компаний, владеющих облачными сервисами, с которыми синхронизирован смартфон, планшет либо компьютер.

Если верить Сноудену, то глобальные ИТ-компании, которые заявляют о том, что надежно защищают персональные данные пользователей, добровольно передали АНБ и ЦРУ софт для взлома собственных кодов шифрования. И хотя Microsoft, Yahoo, Google, Facebook, PalTalk, AOL и ряд других поспешили это опровергнуть, «осадок остался». Также недавно выяснилось, что сеть TOR, якобы обеспечивающая анонимность, частично спонсируется правительством США — если пользователь попал под прицел спецслужб, надеяться на неуязвимость информации, которую он передает с ее помощью, глупо.

В том числе с помощью устройства, подключенного к интернету, несложно отследить и местоположение пользователя, а также перехватить то, что он выкладывает в сеть. Единственная защита — использование платной программы-анонимайзера и дополнительное шифрование данных.

КАК СКРЫВАЕТСЯ ОТ СПЕЦСЛУЖБ ЭДВАРД СНОУДЕН

Для человека, желающего минимизировать объём информации, доступной соглядатаям, остаётся единственный, совсем в духе Эдварда Сноудена, параноидальный совет: отказаться от использования высоких технологий в пользу лоу-тех. Это означает, прежде всего, бумажную почту вместо электронной и проводной телефон вместо скайпа и хэнг-аутов. Почему?

Как защищается от прослушки Эдвард Сноуден и как защищаться нам?

Сноуден, знакомый с методами работы спецслужб, до смешного параноидален. Зарубежные СМИ описали его чудачества, а мы попросили ИТ-специалистов прокомментировать, почему он поступает именно так.

Своих посетителей в Гонконге Сноуден заставлял извлекать батарейки из сотовых телефонов, а сами телефоны прятать в холодильник

Холодильник хорошо гасит звуки, а некоторые модели (с металлическим корпусом) — еще и радиосигнал.

Компромат на спецслужбы он хранит на четырех винчестерах, отключенных от компьютера

Жесткие диски можно разве что украсть: удаленно файлы Сноудена никто не просмотрит и не уничтожит.

Отказался общаться со СМИ по телефону даже по зашифрованному каналу

Закрыть коммуникационные каналы можно лишь с помощью криптографии (голос переводится в цифровой сигнал, а затем шифруется). Важна не только стойкость шифра-алгоритма, но и его правильное применение. Любая ошибка, допущенная по незнанию или недосмотру, приведет к взлому.

Не стал передавать информацию по интернету

Браузеры ведут журнал посещений и любят отчитываться о действиях пользователя разработчикам (так поступает, в частности, Chrome). В том числе с их помощью можно перехватывать пароли.

Сам не пользуется e-mail и никому не советует

Без понимания того, где физически хранится почта, выдают ли местоположение или личность какие-то нюансы в работе программного и аппаратного обеспечения (вроде ближайших станций сотовой связи или MAC-адреса), считать этот инструмент безопасным нельзя.

ЧТО ДАЛЬШЕ: В МИРЕ БУДУЩЕГО НЕ ОСТАНЕТСЯ СЕКРЕТОВ

«Вопрос необходимости тотального мониторинга интернета и голосовой связи — медаль о двух сторонах», — считает член набсовета ИТ-консорциума Intecracy Group Юрий Сивицкий. Если бы пристрастия, к примеру, Чикатило, вычислили с помощью его интернет-активности, а он явно заходил бы на определенные сайты, можно было бы спасти более 50 загубленных жизней. В этом случае слежка оправдана, как и для предотвращения терактов, массовых убийств и других серьезных преступлений.

С другой стороны, возможна ситуация, когда собранную с помощью ИТ-технологий информацию будут использовать для давления. Например, пользователь инициирует петицию против войны в Сирии, а информсистема поставит его за это в список тех, кому откажут в визе либо устройстве на работу в международную компанию. «Этот вопрос нужно отрегулировать с помощью международных конвенций, как с химоружием», — считает Сивицкий.

«Сноуден показал миллиардам пользователей Сети то, что мы живем в новом мире, мире, где сложно что-либо скрыть», — говорит Геннадий Гулак. И этот процесс только начался. Если сегодня сопротивляться слежке еще как-то можно, то с развитием мобильного интернета, ростом объема передаваемых данных, распространением систем распознавания лиц и биометрии секреты исчезнут вовсе.

СБУ: ЗНАЕТ НЕ ВСЕ

С иностранными спецслужбами все ясно. А как в Украине? Источник в СБУ на правах анонимности сообщил «Вестям», что сейчас тотальной слежки за украинцами нет: «Ее ведут лишь в рамках открытого уголовного процесса, если речь идет о тяжких преступлениях. На канал передачи данных в этом случае ставят спецаппаратуру. Решение про осуществление таких действий должно быть изложено в постановлении суда».

На практике это формальность, так как судьи подписывают такие бумаги от СБУ, не читая. Но система глобального мониторинга не создана — идея с установкой спецаппаратуры у всех провайдеров и операторов связи существует лишь в виде законопроектов. Поэтому наши силовики изымают сервера физически.

СИЛОВИКИ ИМЕЮТ ПРАВО ВЕСТИ СЛЕЖКУ

Нардеп Святослав Олийнык, который является автором нового Уголовно-процессуального кодекса (вступил в силу в ноябре прошлого года), говорит, что законодательство Украины разрешает силовикам проводить так называемые «негласные следственные действия».

Причем следить могут не только в отношении подозреваемого, но и другого лица, если в результате слежки есть возможность получить данные о преступлении. Разрешается проводить скрытый аудио- и видеоконтроль, просмотр, выемку или наложение ареста на корреспонденцию. Кроме того, допускается контроль звонков, SMS, MMS, переписки в интернете, изъятие данных из компьютера без ведома владельца.

В течение года сотрудники СБУ или МВД обязаны сообщить гражданину о том, что за ним производилась слежка.

70,5 тысяч стукачей Царская охранка завербовала в начале ХХ века

До начала XX века русская политическая полиция применяла в основном наружное наблюдение и перлюстрацию. Возникновение массового революционного движения, а затем и политических партий вызвало необходимость создания широкой агентурной сети. Как это было.

 

 Число агентов наружного наблюдения было около одной тысячи

До начала XX века русская политическая полиция применяла в основном наружное наблюдение и перлюстрацию. Возникновение массового революционного движения, а затем и политических партий вызвало необходимость создания широкой агентурной сети.

Многие деятели политического сыска осознали тогда важность постановки секретной агентуры: С. В. Зубатов, Г. М. Трутков, П. И. Рачковский. Последний в записке «Об условиях деятельности русской политической полиции» отмечал, что необходимо немедленно «приступить к правильной организации внутренней агентуры, чтобы этим способом учредить рациональный и вполне достигающей своей цели надзор за оппозиционными элементами в столицах и во всех выдающихся культурных центрах империи».

В феврале 1907 года Департамент полиции МВД разослал подведомственным розыскным учреждениям два документа, в которых излагались формы и методы работы политического розыска по изобличению государственных преступлений — инструкции по организации наружного (филёрского) и внутреннего агентурного наблюдения. Филерами были штатные работники охранки, а агентами — завербованные внештатники.

Агентов «внутреннего осведомления» часто вербовали в среде арестованных. К одним подсаживали своего сотрудника, который, войдя в доверие, склонял к откровенным показаниям. Других заинтересовывали материально или, при наличии компрометирующих материалов, возвращением свободы. Больше всего подходили привлекавшиеся или подозревавшиеся по политическим делам, одинокие, находившиеся в тяжелом материальном положении, а также самовольно возвратившиеся из ссылки. Начальник Московского охранного отделения П. П. Заварзин полагал: «Самым надежным сотрудником для розыска является тип беспартийный, проводимый в обследуемую среду через ее организации постепенно, начиная от низшей к высшей».

Плата подавляющему числу стукачей была небольшая. Каждые два-три месяца, а также в особо важных случаях, агент должен был иметь личное свидание с чинами полиции. Таким агентам не рекомендовалось определять постоянное жалование: «За сведения, которые при проверке окажутся основательными и полезными, им будет выдаваемо вознаграждение от 1 до 15 рублей».

Нередко со стукачами охранка вообще расплачивалась вещами. Полицейский офицер Спиридович вспоминал один случай:

«Однажды ко мне явился «сознательный бундист« с кипой прокламаций и объяснил, что более двух месяцев разносит литературу по районам, а комитет (Бунда. — РП) не выполнил обещания купить ему калоши. Обозленность его на обман с калошами была так велика, что я, прежде всего, подарил ему именно новые калоши. И проваливал же он потом своих сотоварищей, проваливал с каким-то остервенением. Вот что наделали калоши».

Число стукачей охранки перед Первой мировой насчитывалось 70 тысяч 500 человек. Агентов наружного наблюдения было около одной тысячи — их число в губерниях колебалось от 6 до 40, в обеих столицах ежедневно на службу выходило от 50 до 100 агентов-филёров.

Огромную массу — численно ее никто не подсчитывал — составляли «вспомогательные агенты» охранки — из среды местных конторщиков, дворников, паспортистов, швейцаров и другой гостиничной прислуги. Связь с ними поддерживал, как правило, участковый надзиратель. Вспомогательные агенты должны были доносить о приезжих, подозрительных личностях, ночных посиделках и тому подобном. В отличие от штатных секретных сотрудников такой агент всегда имел постоянное место работы, и осведомление не являлось для него основным источником существования.

Иногда эта система, созданная охранкой, давала осечки. «Особенно опасны секретные сотрудники, уличенные в недобросовестной службе по розыску. Знакомые с требованиями розыска, они начинали шантажировать и систематически лгать», — отмечал в своих воспоминаниях полицейский офицер Заварзин. К примеру, по архивным документам Костромского губернского жандармского управления, из 99 секретных сотрудников органов политического сыска губернии не заслуживающими доверия числились 38 человек (то есть более трети).

Таким образом, царской охранке вроде бы удалось создать эффективную систему слежки и «профилактики» оппозиционных движений в России. Однако в 1917 году выяснилось, что эта система в одночасье все же рассыпалась как карточный домик.

Автор: Лев Крош

Охота на кротов: как среди сотрудников КГБ и ГРУ разразилась эпидемия предательств

Накануне перестройки среди сотрудников КГБ и ГРУ разразилась эпидемия предательств. Все семьдесят лет своего существования СССР являлся государством тотального дефицита, однако никогда не испытывал нехватки в одном – в перебежчиках…  Бежали все: помощники вождей и балерины, писатели и спортсмены, министры и рабочие. Но то были физические перебежчики...

 А сколько было духовных, кто по ночам, прильнув к радиоприемникам, с жадностью внимал «вражьим голосам» – радиостанциям «Голос Америки», «Свобода», «Немецкая волна», «Голос Израиля», чтобы хоть на час, хоть мысленно, но оторваться, убежать от советской действительности!

И дело не в особенностях менталитета граждан страны Советов. Примерно та же картина наблюдалась и в других странах социалистического лагеря. Кстати, вы никогда не задумывались, почему мы говорили «социалистический лагерь», но «капиталистический мир»? Может потому-то и бежали, что социализм был лагерем?

В начале 1980-х гг. тенденция «ухода на запад» получила широкое распространение и среди сотрудников советских спецслужб. На профессиональном арго спецслужбистов это называется стать «кротом».

Продавая противнику наши стратегические секреты, «кроты» исподтишка готовились к «мягкой посадке» на Западе. Это была самая опасная и убыточная для СССР разновидность перебежчиков.

Став «кротом», имярек исправно, а иногда с еще большим рвением, чем прежде, продолжал исполнять функциональные обязанности на своем рабочем месте, а всю конфиденциальную, секретную и особой важности информацию аккуратно «сливал» своим закордонным работодателям. Разумеется, за приличное вознаграждение, во много раз превышавшее его должностной оклад в родном учреждении.

Через некоторое время тенденция ухода в «кроты» приобрела такое распространение в среде офицеров нашей разведки, что их коллеги из западных спецслужб уже захлебывались от наплыва этих «инициативников» и брали на иждивение только самых-самых выдающихся секретоносителей. Хотя и таких к ним являлось немало с предложением своих услуг…

Тому были вполне объективные причины. Разрушение разведки и контрразведки, замена крючковых на бакатиных, баранниковых на барсуковых, разбазаривание высококлассных профессионалов, обнищание научно-технической интеллигенции и офицеров, имевших доступ к госсекретам, не могло не сказаться на нашей обороноспособности.

Рокировки, проводимые Горбачевым, а в последующем и Ельциным, создавали благоприятные условия для успешной деятельности в нашей стране всем западным спецслужбам. В то время они чувствовали себя в России, как микробы в питательном бульоне.

И все же необходимо подчеркнуть, что «кроты» составляли лишь ничтожно малую часть от многотысячного корпуса советских разведчиков.

Супруги-шпионы

В конце августа 1985 г. заместитель командира «Альфы» подполковник Владимир Зайцев был срочно отозван из отпуска и получил приказ подобрать и подготовить бойцов для «съема» (на профессиональном жаргоне – негласное задержание) полковника Геннадия Сметанина, помощника резидента ГРУ в Лиссабоне.

От нашего особо ценного агента Олдрича Эймса, возглавлявшего контрразведывательное отделение в одном из подразделений ЦРУ, стало известно, что Геннадий Сметанин и его жена Светлана занимаются шпионажем в пользу США с 1983 г.

Полковник инициативно предложил свои услуги ЦРУ. Вызвавшись сотрудничать, он на первой же встрече за свои услуги запросил миллион долларов, за что получил оперативный псевдоним «Миллион», под которым и проходил в секретных платежных ведомостях ЦРУ.

Получив решительный отпор, Сметанин умерил свои аппетиты до 360 тысяч. Пояснил, что именно такая сумма ему нужна, чтобы покрыть растрату казенных денег.

ЦРУ заплатило ему, но к его истории отнеслось с подозрением, решив, что полковник просто хочет продать себя подороже. Действительно, верилось с трудом, что в такой крошечной оперативной точке, каким являлся Лиссабон, могли крутиться такие огромные деньги.

Когда в конце августа 1985 г. Сметанины прибыли в Москву в очередной отпуск, силами «наружки» и «слухачами» из 12 отдела КГБ СССР (прослушивание телефонов и внедрение микрофонов) за ними было установлено круглосуточное наблюдение.

Тотальный контроль принес результаты: были получены данные, прямо указывавшие на сбор ими дополнительных сведений для американских работодателей, а также о намерении супругов остаться за границей навсегда. К примеру, полковник, неожиданно воспылав любовью ко всем своим однокашникам по службе в ГРУ, стал активно посещать их на дому и во время застолий делать фотографии на память. Ясно, что эти снимки значительно пополнили бы картотеки американских спецслужб, затруднив впоследствии работу наших военных разведчиков при выезде в заграничные командировки.

Пробыв в Москве около трех недель, супруги-шпионы отправились в Казань, чтобы навестить и, как небезосновательно считали в КГБ, попрощаться с родителями и близкими.

Владимир Зайцев решил, что лучшего места для негласного задержания шпионской парочки не найти и с группой захвата немедленно вылетел в Татарию.

Но через три дня он понял, что скрытно «снять» супругов не удастся: они все время были окружены многочисленными родственниками и друзьями. Тем не менее, Зайцев не отказался от мысли провести «съем» именно в Казани, на вокзале или в аэропорту – в зависимости от того, какую обратную дорогу предпочтут Сметанины.

12 сентября местные сыщики наружного наблюдения, на которых возлагался визуальный контроль за передвижениями шпионов, доложили Зайцеву, что объекты взяли билеты на самолет и 14 сентября должны вылететь в Москву. Одновременно слуховым контролем телефонных разговоров брата Сметанина удалось установить, что объект конспиративно, с помощью своих родственников приобрел два билета на скорый поезд №37 Казань-Москва.

Эти маневры насторожили Зайцева. Как назло, утром того дня, когда супруги-шпионы должны были покинуть Казань, местная «наружка» их потеряла! Зайцев начал лихорадочно листать сводки наружного наблюдения и слухового контроля, пытаясь найти в них какую-нибудь зацепку, ранее незамеченную деталь, которая могла бы указать на возможное место пребывания объектов.

И нашел. В день приезда Сметаниных в Казань им кто-то позвонил по межгороду. Услышав голос звонившего, Геннадий не стал с ним разговаривать, ограничился короткой репликой: «Я тебе перезвоню позже, извини, мы только что с дороги». Казанские технари быстро установили, что звонок поступал от двоюродного брата объекта, проживавшего в поселке Козловка. Однако в дальнейшем Сметанин попыток связаться с ним не предпринимал. Но полной уверенности в этом не было, так как шпион мог позвонить брату с телефона своих многочисленных родственников и друзей.

Зайцев развернул карту Татарии. Так и есть! Козловка находится в непосредственной близости от железнодорожной магистрали Казань-Москва: Сметаниным не обязательно садиться в поезд именно в Казани, они спокойно могут сесть и в Козловке.

На всякий случай Зайцев решил выждать один час, оставаясь в Казани. В Козловку он выслал разведдозор во главе со своим заместителем Виталием Демидкиным. Уже через сорок минут тот вышел на связь и доложил, что супруги-шпионы гуляют «по-черному» в обществе двоюродного брата Геннадия и его приятелей.

Обнаружение «крота» отнюдь не решало проблем – брать шпионскую парочку на станции все равно нельзя: их наверняка будут провожать родственники и собутыльники. Может завариться такая каша! Значит, «съем» придется проводить непосредственно в поезде, во время движения.

Геннадия и Светлану «сняли» через пятнадцать минут после того, как поезд отошел от перрона Козловки. Задержание произошло бы гораздо позже, если бы отступник ехал без жены. Надев парик и очки, он настолько изменил внешность, что идентифицировать его по имевшимся фотографиям категорически не представлялось возможным.

Тут же в купе предателя переодели в заранее приготовленный спортивный костюм и отобрали личные вещи – правило, которому неукоснительно следовали группы захвата. Делалось это исключительно с одной целью: обнаружить предметы, в которых могли находиться капсулы со смертельным ядом.

Во время осмотра вещей Сметанина «альфовцев» насторожило то, как он настойчиво пытался вернуть себе отобранные очки. Странно, тем более что стекла в очках были без диоптрий.

Как выяснилось в дальнейшем, в дужках очков находились ампулы с сильнейшим ядом из семейства курареподобных. Сметанину достаточно было сжать пальцами дужки, чтобы из микрорезервуаров вытекла смертоносная жидкость. Ее даже глотать не надо было – попав на кожу, капля яда гарантировала уход в мир иной в течение 20 секунд. Единственное, что могли бы при вскрытии констатировать патологоанатомы – смерть от острой сердечной недостаточности.

Личный обыск Светланы Сметаниной не проводили до самой Москвы – в группе захвата отсутствовали женщины. Исходя из мер предосторожности, ей надели наручники, а отдельные части туалета и аксессуары тщательно осмотрели и даже прощупали.

В богато расшитом поясе, инкрустированном черненым серебром, были обнаружены сорок четыре ячейки с крупными алмазами. В ходе допросов выяснилось, что алмазы были переданы супругам двоюродным братом Геннадия, ранее работавшим на алмазных приисках Якутии. После продажи их за границей мистер «Миллион» вплотную приблизился бы к своей мечте состояться миллионером.

Блокбастер как источник оперативной информации

Геннадий Вареник, офицер КГБ, находившийся в служебной командировке под прикрытием сотрудника корпункта АПН в Бонне, работал в пользу США чуть более полугода.

Он предложил свои услуги сотруднику ЦРУ Чарльзу Левену в апреле 1985 г. после того, как растратил полученные им на оперативные расходы семь тысяч марок. Эти деньги ушли на развлечения, на приобретение новой мебели, одежды для жены и дочерей.

Вареник заблуждался, считая, что по собственной инициативе установил контакт с сотрудником ЦРУ. Первый шаг для сближения был сделан все-таки Левеном, разумеется, не без помощи других сотрудников американской резидентуры в Бонне. Ими были созданы условия, вынудившие советского разведчика искать материальную помощь у ЦРУ.

Чарльз Левен, человек неопределенного возраста: от тридцати до сорока пяти лет, находился в Бонне в качестве журналиста, якобы представлявшего сразу несколько американских изданий. Какие темы он освещал, на полосах каких изданий, этого никто не знал, однако поговаривали, что из-за своих снайперски метких публикаций он приобрел немало недоброжелателей, поэтому в последнее время вынужден печататься исключительно под псевдонимами.

Принадлежность американца к миру журналистики ни у кого не вызывала сомнения, потому что он всегда был в курсе самых последних сенсаций и скандалов, касались ли они великосветских тусовок или правительственных кругов Германии.

Идея «Фитнесса» – такой псевдоним присвоили Варенику американцы – добровольно «таскать каштаны из огня» была щедро проавансирована ЦРУ: денег дали столько, что хватило не только покрыть недостачу, но и приобрести много других красивых вещей.

Умело манипулируя страхом руководства ЦРУ перед вездесущим КГБ, Вареник на очередной явке сообщил своему оператору, что Комитетом разработана операция, призванная создать видимость, что немцы не приемлют присутствия американских войск на территории Германии. Для этого он, якобы, получил задание подобрать рестораны и бордели, посещаемые американскими военнослужащими, где можно было бы заложить мини-бомбы.

Со слов Вареника, взорвав бомбы КГБ рассчитывал не только вызвать протест американского командования в адрес немецких властей, но и создать стену отчуждения между США и Германией. Ну, а чтобы новые хозяева охотнее поверили в этот бред, Вареник представил им подробнейшую информацию об операциях КГБ в Германии, в частности, «сдал» трех наших информаторов из числа высокопоставленных чиновников западногерманского правительства.

Как впоследствии на допросах признался Вареник, нелепица о мини-бомбах пришла ему в голову, когда он смотрел американский кинобоевик.

Однако досужий вымысел вызвал в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли невероятный ажиотаж. Да и в Белом доме информация «Фитнесса» пришлась как нельзя кстати. Незадолго до этого Рейган назвал СССР империей зла. Таким образом, данные, представленные Вареником, были восприняты в администрации президента как подтверждение тезиса о жестокости Советов. Спешно ЦРУ дало задание своим офицерам ознакомиться с обстановкой в указанных предателем злачных местах, а те сообщили, что информация «Фитнесса» подтверждается.

На протяжении десятилетий смыслом существования Центрального разведывательного управления была борьба с СССР, с коммунизмом. И если бы кадровые сотрудники не подтвердили измышления Вареника, то ЦРУ становилось «голым королем»: как тогда оправдать перед налогоплательщиками годовой бюджет, превысивший к тому времени пять миллиардов долларов?!

Все силы руководителей ЦРУ были направлены на создание видимости, что Советский Союз – мощный агрессивный противник. Хотя, на самом деле, в Управлении прекрасно знали, что это далеко не так – ни по потенциалу, ни по стратегическим устремлениям СССР.

Однажды сумев ввести своим новым хозяевам возбуждающий воображение наркотик, Вареник пошел дальше. 4 ноября он по экстренному каналу связался с Чарльзом Левеном и заявил, что со дня на день КГБ установит мини-бомбы, а его для дополнительного инструктажа вызывают в Восточный Берлин. В этой связи предложил свою помощь: он дезертирует и сделает публичное заявление-признание. Однако в Лэнгли среди ветеранов разведки нашлись трезвые головы, которые охладили пыл зарвавшегося агента. «Фитнессу» было объявлено, что ЦРУ держит ситуацию под контролем и просит его повременить с переходом на Запад. Вместе с тем, «кроту» за проявленное рвение было выплачено дополнительное вознаграждение.

А он только этого и добивался. Привыкнув к легко достающимся деньгам, Вареник «добывал» интересующие его работодателей сведения, не вставая с кушетки. Хотя, справедливости ради, следует добавить, что одними только фантазиями работа Вареника в пользу США не ограничивалась.

Он передавал своему оператору Чарльзу Левену и такую вполне реальную информацию, как характеристики на вновь прибывших сотрудников ТАСС и АПН, которых американцы подозревали в принадлежности к КГБ; копии со служебных документов, попадавших в руки изменника по роду основной деятельности; сведения о намечаемых советской резидентурой в Бонне мероприятиях. Кроме того, советские эксперты полагали, что Вареник сдал противнику около 200 кадровых сотрудников КГБ и ГРУ и их информаторов.

В 1997 г. в российской периодической печати появились высказывания родственников Вареника, дескать, за что же его расстреляли, если ничего плохого он своей Отчизне не сделал, а только Комитету госбезопасности. Да и вообще, был он образцовым семьянином, не пил, не курил, интимных подружек не имел, был добрым и отзывчивым, даже помогал своим коллегам по корпункту.

На этот посыл можно ответить коротко: Вареник – предатель, а товарищеские отношения по работе и благополучие в семье не исключают предательства.

Предателю – особо важное задание

Командировка подполковника Мартынова Валерия Федоровича в Вашингтон по линии технической разведки считалась очень престижной и давала шанс сделать блестящую карьеру.

На восточном побережье США расположено множество исследовательских лабораторий, промышленных фирм, информационных центров и библиотек, используя которые молодой и предприимчивый офицер мог получить интересующие нас научно-технические материалы. Здесь часто проводились конференции и презентации, их посещение или участие в них открывали широкие возможности по установлению полезных с точки зрения разведки контактов.

Имея такие перспективы, амбициозный подполковник не сомневался в своем светлом будущем. Тем более, что был он трудяга и усердно «пахал» вашингтонские просторы. Вместе с тем, Мартынов был неопытен, что проявилось в 1982 г. на научной конференции при установлении им контакта с американским «ученым». Мартынов, не заметив, как попал в расставленные сети, стал фигурантом совместной операции ФБР и ЦРУ Courtship, целью которой являлась вербовка советских граждан, работавших в Вашингтоне.

Считая своего нового знакомого перспективной оперативной связью, Мартынов стал развивать с ним отношения.

Активную разработку Мартынова американцами не заметили и в московском Центре, скорее всего, потому, что молодой разведчик был весьма убедителен в своих отчетах, умело преподносил прогресс в развитии отношений со своим новым другом. Тем временем отношения Мартынова с «ученым» углубились настолько, что американцы решили перейти в наступление, в результате которого подполковник был завербован. ФБР приобрело в его лице агента под псевдонимом «Pimenta», ЦРУ – «Gentile».

Американцы, чтобы подсластить пилюлю, предложили «новобранцу» сообщить в Москву, что его знакомство с «ученым» увенчать вербовкой – тем самым ЦРУ получало канал для поставки дезы советской стороне. Передаваемая информация будет достаточно привлекательна и сумеет убедить Центр, что Мартынов добился безусловного оперативного успеха. Тот не возражал и в течение следующих трех лет исправно, каждые две недели встречался с сотрудником ЦРУ Родом Карлсоном и специальным агентом ФБР Джимом Холтом. Встречи проводились на различных конспиративных квартирах, всего их было более пятидесяти.

Действительно, по прошествии года усилия ФБР по дезинформации Москвы с помощью «ученого» увенчались успехом: вскоре Мартынов был назначен руководителем линии «Х» резидентуры.

Мартынов отчитывался перед американскими работодателями о деятельности резидентуры за истекший период, включая результаты операций и их оценку Центром, сообщал о полученных из Москвы указаниях, не забывая сдабривать их сплетнями и байками, циркулировавшими в Ясенево. Он также давал ФБР наводки на возможных кандидатов вербовочных подходов и разработок.

Часть передаваемой противнику информации Мартынов черпал из висящей на стене у кабинета резидента Андросова карты Вашингтона, где отслеживалась текущая оперативная обстановка, в частности, результаты перехватов переговоров бригад наружного наблюдения ФБР и места их рассредоточения.

Станислав Андреевич Андросов на пост главы вашингтонской резидентуры был назначен в 1982 г., главным образом, благодаря своим дружеским связям с Владимиром Крючковым, в то время начальником Первого главного управления КГБ (внешняя разведка).

Крючков руководил ПГУ уже одиннадцать лет и за это время значительно политизировал его. Двигаясь к этой цели, он вынудил уйти в отставку нескольких заслуженных ветеранов разведки таких, например, как Борис Соломатин, заменив их преданными ему бывшими партийными функционерами, пришедшими в органы госбезопасности в результате так называемого партийного набора. Именно эти варяги, исходя из опыта прежней работы, способствовали тому, что вскоре была предана забвению одна из основополагающих заповедей разведки: «Шпион – не бюрократ. Его дело – добывать документы, а не красиво составлять их».

Андросова считали клевретом Крючкова, и многие находившиеся под его началом профессионалы смотрели на него с презрением, отчасти из-за нелепого инцидента, продемонстрировавшего всему личному составу резидентуры профессиональную несостоятельность их руководителя.

В конце 1983 г. Андросову взбрело в голову установить возле своего кабинета огромную карту Вашингтона. Каждому сотруднику, покидающему посольство, предписывалось отмечать булавкой на карте то место, куда он направлялся. Теперь резидент, окинув карту беглым взглядом, мог в любой момент установить, где находятся его бойцы. Эту заведомо негодную инициативу Андросов реализовал без согласования и в отсутствие полковника Виктора Черкашина, который отвечал за контрразведывательное обеспечение деятельности резидентуры.

В марте 1984 г. Черкашин вернулся из отпуска и при виде карты пришел в ужас. «Если среди наших сотрудников заведется «крот», то ему достаточно будет каждое утро смотреть на карту, и ФБР будет абсолютно точно знать, где в этот день работают наши люди!» – возмутился Черкашин.

Однако после пятнадцатиминутной перебранки он понял, что резидент не собирается расстаться со своей идеей.

Слова Черкашина оказались пророческими, и очень скоро он сумел доказать резиденту собственную правоту.

Полковнику были известны радиочастоты, которыми пользовались в вашингтонском отделении ФБР для поддержания связи с топтунами, находящимися на маршруте, то есть ведущими слежку за офицерами резидентуры.

Слушая переговоры по радио центральной диспетчерской службы Бюро со своими топтунами подчиненные Черкашина – сотрудники отдела собственной безопасности – всегда знали, за кем есть хвост, а за кем – нет.

Проанализировав все сводки радиопереговоров более чем за год, Виктор Черкашин пришел к заключению, что до мая 1982 г. ФБР не знало точно, кто именно из служащих посольства является сотрудником КГБ, кто офицером ГРУ, а кто «чистым» дипломатом. Когда в какой-либо из дней ФБР устанавливало слежку за десятью нашими дипломатами, только четверо из них оказывались разведчиками.

Однако с мая процент попадания в десятку у ФБР резко увеличился. Самое худшее было то, что нередко наружка объявлялась в условленном месте даже раньше нашего разведчика.

Объяснение складывающейся ситуации для Черкашина было очевидно: противнику удалось осуществить агентурное проникновение в резидентуру. И главным свидетельством тому была адресная организация слежки ФБР за нашими разведчиками.

Своими соображениями полковник немедленно поделился с резидентом, но понимания не встретил. Андросов с порога отверг гипотезу, что среди сотрудников действует «крот», и тогда Виктор Иванович провел эксперимент.

На следующее утро на общем совещании он объявил, что к булавкам на карте будет добавлена еще одна. Ею будет обозначен некий «особо законспирированный» разведчик, в настоящее время работающий в посольстве под надежнейшим прикрытием и выполняющий чрезвычайно ответственное задание Центра. Никто, кроме посла, резидента и его заместителя по контрразведке, якобы, не знает, кто из сотрудников является этим «суперразведчиком». Черкашин также оповестил всех, что каждый день будет лично отмечать его местонахождение, чтобы другие сотрудники невзначай не привели фэбээровских ищеек туда, где он работает.

В течение следующей недели Виктор Иванович усердно перемещал спецбулавку по карте. Разумеется, на самом деле никакого «секретного человека из Центра» не было и в помине, ибо делалось все исключительно в проверочных целях.

Через три дня после начала эксперимента по радио был перехвачен разговор между бригадой фэбээровской наружки и центральной диспетчерской. Топтуны ожидали «спецсотрудника» на том самом месте, которое Черкашин отметил булавкой. Туда они прибыли, получив задание сделать фотоснимки нового сотрудника резидентуры.

Теперь Черкашин имел на руках все козыри, чтобы убедить резидента, что его идея с картой в корне ошибочна и, кроме вреда, ничего не приносит. Бесспорной оказалась и гипотеза полковника, что ФБР внедрило в резидентуру своего «крота». Но кто он? Черкашин составил перечень всех сотрудников, работавших в мае 1982 г., и сопоставил его со своим собственным рабочим списком. Имя Валерия Мартынова явно выделялось.

В апреле 1984 г. Черкашин представил Андросову множество косвенных доказательств того, что «кротом» может быть Мартынов, а к концу месяца составил проект телеграммы на имя Крючкова о ситуации, сложившейся в резидентуре. В тексте отсутствовали какие-либо фамилии сотрудников, подозреваемых в принадлежности к агентуре ЦРУ и ФБР, не было и предложений по их выявлению. Просто излагались результаты анализа перехватов радиообмена бригад наружного наблюдения ФБР (но без ссылки на эксперимент) и найденных радиомаяков в машинах оперработников.

Выводы напрашивались сами – ФБР располагало информацией, которую не могло получать только на основе слежки за нашими разведчиками, а лишь с помощью «крота», инфильтрованного в коллектив резидентуры.

Ознакомившись с телеграммой, Андросов тихо произнес: «Виктор Иванович, не обвинит ли нас Центр в шпиономании и разжигании атмосферы недоверия в разведке? Боюсь, что наши соображения не найдут понимания и поддержки… Мое предложение – не отправлять телеграмму, а подождать до мая, когда из Москвы прибудет с плановой проверкой один из заместителей Крючкова. Вы как, не против?»

На том и остановились.

Когда приехал проверяющий, Черкашин поначалу чувствовал себя окрыленным, полагая, что тот оценит сделанные им разоблачения, но вместо этого заместитель Крючкова схватился за голову: «Вы что, черт подери, не знаете, что сейчас творится в Москве?! Да если наружу хоть слово просочится о том, что в вашингтонской резидентуре действует американский шпион, карьере Крючкова тут же придет конец, да и весь Первый главк будет опозорен! Вы забыли, что разведка никогда не выносит дерьмо из собственной избы?! Уж лучше пусть кто-то нагадит внутри, чем наружу!»

Черкашин понял, что паркетные генералы хорошо воюют только под ковром, но так как изменить что-либо было не в его силах, он внешне смирился и уступил.

Причина нервозности проверяющего заключалась в том, что двумя месяцами ранее умер Юрий Андропов и Крючков остался без могущественного покровителя. Генеральным секретарем ЦК КПСС избрали давнего соперника Андропова – Константина Черненко, и Крючков был очень обеспокоен тем, что ему придется оставить пост главы внешней разведки, так как знал, что Черненко готов избавиться от него при малейшем промахе.

В итоге посиделки в кабинете Андросова закончились тем, что заместитель Крючкова велел перевести Мартынова на участок работы, где бы он был лишен допуска к засекреченной информации, и, в конце концов, – отправить негодяя в Москву, чтобы там с ним разобрались по-тихому.

Таким образом, дворцовые интриги, которые плели Крючков и его приспешники, заставили всех офицеров вашингтонской резидентуры (только ли их одних?!) в течение последующих почти полутора лет ходить по острию лезвия, а изменнику позволили снабжать своих американских хозяев оперативно значимой информацией.

Отозвать предателя в Москву под благовидным предлогом не представлялось возможным, поэтому Виктору Ивановичу ничего не оставалось, как ждать удобного случая.

Спустя десятилетия полковник Черкашин дал свою оценку казусу с Мартыновым: «Допускаю, что Мартынов полностью не представлял себе возможных последствий своих действий. По мнению ФБР и ЦРУ, он пошел на сотрудничество с ними из-за идеологических расхождений с политикой СССР. Он также не был удовлетворен своей работой в разведке и вынужден был «терпеть» ее из-за привилегий, которые, как он считал, ему заслуженно полагались.

Американцы платили Мартынову 200-400 долларов в месяц, что дает основание предположить, что деньги не были основным мотивом его предательства. В действительности его главной целью было сделать карьеру в системе КГБ, в полной мере обеспечить свою семью, дать детям хорошее образование, чего, как он рассчитывал, можно добиться, сотрудничая с американцами. Говоря проще, он находил вполне приемлемой сделку по схеме: предательство Родины – благополучие семьи. Шпионаж для Мартынова был разновидностью бизнеса, который, полагал он, никогда не будет раскрыт. Он был уверен, что советская разведка просто не в состоянии вербовать в США агентов, способных выявить факт его связи с ЦРУ и ФБР.

Мартынова вряд ли можно характеризовать как особо ценного агента для американских спецслужб. Не считая сведений общего характера и того, что он знал о работе линии «Х» в резидентуре (а она, линия, не была основным объектом внимания ЦРУ и ФБР), Мартынов имел весьма ограниченный доступ к интересующей американцев информации. Передаваемые им материалы не имели никакого отношения к вопросам национальной безопасности или международных отношений СССР. Разведывательная информация, которую он сообщал в ЦРУ и в ФБР, – расположение, структура, численный состав резидентуры, режим ее работы и т.п. – представляла интерес только разве что для действовавших против нас контрразведывательных подразделений ФБР.

И последнее: горькая ирония предательства Мартынова заключалась в том, что довольно жесткий и подчас эффективный контрразведывательный прессинг ФБР затруднял нам вести разведывательную работу в Вашингтоне, а это отражалось на положительных результатах резидентуры и, как следствие, ограничивало и его, «крота», собственную шпионскую деятельность, а, значит, и размер его гонорара. Тем не менее, американцы возлагали большие надежды на то, что Мартынов продолжит работать с ними и в будущем, когда займет более высокое место в иерархии советской разведки.

Когда Эймс в мае, а Хансен в октябре 1985 г. подтвердили мои догадки о предательстве Мартынова, я был потрясен, поняв, что он и является тем «кротом», поисками которого я занимался более года. Действительно, с мая 1982-го ФБР стало устанавливать слежку целевым порядком и только за сотрудниками резидентуры, оставив в покое «чистых» дипломатов. Стало ясно, что Бюро располагает точной информацией о ведомственной принадлежности служащих советского посольства.

Вместе с тем, сознание того, что я был прав в моих подозрениях относительно внедренного в резидентуру «крота» противника, не принесло мне никакого удовлетворения – только горечь и напряжение… Несколько месяцев я бился над проблемой, под каким предлогом отправить Мартынова в Москву.

Самый простой вариант – отпуск. Но он только недавно из него вернулся. Поэтому отправить его в отпуск снова было бы глупо, это вызвало бы у него обоснованное подозрение. Имелись и другие варианты, например, получение награды в Центре за хорошие показатели в работе либо необходимость присутствия в Москве для решения каких-то, неожиданно свалившихся, семейно-бытовых проблем. Но дело все в том, что разведчик-профессионал Мартынов был прекрасно осведомлен о таких приемах нашей контрразведки. Он распознает малейшую фальшь или несуразность предложения вылететь в Москву и тут же рванет в ФБР.

Кроме того, затруднительно было контролировать действия членов его семьи, поскольку они все вместе проживали вне жилого комплекса «Айрин», арендуя квартиру в пригороде Вашингтона, и в случае опасности могли быстро исчезнуть.

Следовало также считаться с возможностями американского «хозяина» Мартынова – ФБР, которое постоянно отслеживало обстановку вокруг своего агента, и незамедлительно приняло бы исчерпывающие меры по его спасению, появись на его горизонте что-либо подозрительное…

Маскируя нашу осведомленность о двурушничестве Мартынова, мы, к сожалению, не имели права ограничить его доступ к секретной информации, а остальные сотрудники резидентуры не получили каких-либо указаний по соблюдению повышенных мер безопасности. Не произошло никаких изменений и в устоявшемся распорядке работы резидентуры. Все шло, как обычно, и Мартынов, как всегда, получал всю оперативную почту, поступавшую в Вашингтон по линии «X». Он также мог вести любые разговоры на темы, интересующие его американских боссов, со своими коллегами по резидентуре, которые, увы! не догадывались об истинных целях инициатора этих разговоров.

Опыт подсказывал мне продолжать придерживаться прежней линии поведения в отношении предателя, если я не хотел проиграть в этой схватке со спецслужбами противника.

В общем, резидент и я более чем на полгода замерли в ожидании удобного, а главное – оправданного повода, чтобы под убедительным для американцев предлогом отправить Мартынова в Москву.

Как вдруг у ворот жилого комплекса посольства возник Юрченко, и я почувствовал, что Фортуна не только повернулась ко мне лицом, но и схватила меня за руку – ведь теперь я знал, как отправить в Москву предателя Мартынова! Да-да, негодяя и горе-перебежчика Юрченко будет этапировать в столицу нашей Родины ни кто-нибудь, а разведчик резидентуры, пользующийся огромным доверием и наделенный большими полномочиями – Валерий Федорович Мартынов! Ну, уж вам, коллеги из ФБР и ЦРУ, никогда не догадаться о наших истинных планах – лишь бы, не дай Бог, самому себя на радостях не выдать!

Следующие два дня были самыми напряженными. Я должен был проследить, как Юрченко поднимется на борт специально за ним присланного самолета «Аэрофлота», и что рядом с ним будет находиться Мартынов.

Как вдруг 7 ноября за два дня до запланированного возвращения Юрченко домой, Мартынов на несколько часов исчез из помещения резидентуры…

Меня пробила легкая дрожь. Успокоил я себя тем, что Мартынову необходимо получить напутствия от своих операторов, после чего он непременно вернется. Так и случилось. К концу рабочего дня Мартынов появился в посольстве и внешне казался невозмутимым. Тем не менее, ночью я глаз не сомкнул. Имитировал Мартынов свое спокойствие? Для чего – чтобы поверили, что ничего необычного не происходит? Может быть, он планирует сбежать на следующий день?!

Разумеется, для меня было естественно предположить, что Мартынов размышляет о причинах, побудивших руководство резидентуры включить его в команду по сопровождению Юрченко. А может, его спокойствие объясняется тем, что он знает: он ни в коем случае не поднимется на борт, улетающий в Москву?!

…Прибыв в аэропорт, автобус без каких-либо препятствий подъехал прямо к самолету. Уезжающие стали прощаться. Ко мне, улыбаясь, подошел Мартынов и протянул руку. Я, пожимая ему руку, по привычке воспитанного человека смотрел ему в глаза. Ни один мускул не дрогнул на моем лице, впрочем, и на его тоже – он по-прежнему улыбался во весь рот… 9 ноября самолет благополучно приземлился в «Шереметьво-2». Мартынов, как только вышел из самолета, был «снят» бойцами группы «Альфа» и доставлен в Лефортовскую тюрьму….

Я находился уже в Москве, когда над Мартыновым шел суд, и был вызван в качестве свидетеля обвинения. Он признал себя виновным и дал исчерпывающие показания относительно своей шпионской деятельности.

После того, как изменник был расстрелян, я вместе с рядом других офицеров ПГУ (исключая, разумеется, резидента Андросова) получил выговор за недостаточную бдительность, не позволившую своевременно разоблачить американского агента в вашингтонской резидентуре. Это – единственный выговор в моем личном деле за сорок лет службы в органах государственной безопасности СССР».

Предательство как месть за сына. И за Сталина

7 июля 1986 г. на одной из тихих московских улочек бойцами «Альфы» был «снят» генерал-майор в отставке ГРУ ГШ ВС СССР Дмитрий Федорович Поляков, когда он в парадном мундире при всех регалиях направлялся в Военно-дипломатическую академию, чтобы произнести напутственное слово очередным выпускникам, будущим военным разведчикам. Какой фарс! Нет, не фарс – трагедия. Ведь через некоторое время досье на всех этих выпускников генерал, в иночестве – агент «Топхэт» и «Бурбон» – передал бы в США – своим хозяевам. И участь цвета нашего офицерства была бы решена в ФБР или ЦРУ.

Дмитрий Поляков служил американцам не потому, что стал жертвой шантажа и собственного малодушия, отнюдь. Генерал был предателем по убеждению.

Отвергая политические ориентиры советского правительства времен хрущевской оттепели, Поляков считал, что руководство СССР незаслуженно попирает и предает забвению идеалы сталинской эпохи, за которые он сражался на фронтах Великой Отечественной войны.

Были и другие, более тривиальные причины, побудившие подполковника, а со временем – генерал-майора, служить сначала ФБР, а затем Центральному разведывательному управлению. Среди них – тщеславие. Но основным побудительным мотивом, толкнувшим Дмитрия Полякова в объятия американских вербовщиков была месть за погибшего младенца-сына.

В ноябре 1961 г., когда Поляков работал в нью-йоркской резидентуре ГРУ, в Соединенных Штатах свирепствовала эпидемия гриппа. Младший из его трех сыновей заболел, получил осложнение на сердце, спасти его могла только срочная дорогостоящая операция. Поляков обратился к руководству резидентуры за материальной помощью, чтобы сына прооперировали в нью-йоркской клинике. Запросили штаб-квартиру ГРУ, оттуда ответили отказом, и младенец умер.

Буквально на следующий день после смерти ребенка Поляков, озверевший от несправедливости судьбы и начальства, утративший веру в ГРУ и в СССР, предложил свои услуги высокопоставленному офицеру американской армии. Предложение было принято безоговорочно. Вскоре офицер помог Полякову установить контакт с вербовщиком ФБР, ищущим потенциальных изменников из числа сотрудников КГБ и ГРУ.

Сотрудничество с Бюро продолжалось до 1962 г. Руководство ЦРУ считало, что такой ценный источник, каким был подполковник Поляков, используется ФБР не по назначению. Ведь он – кладезь ценнейшей информации! Джон А. Маккоун, в то время директор ЦРУ, согласовав с президентом Джоном Кеннеди вопрос об использовании Полякова, немедленно позвонил Гуверу и предложил передать ему на личную связь перспективного офицера ГРУ. Сделка состоялась. Полякову был присвоен псевдоним «Бурбон», и он сразу попал в разряд особо засекреченных ценных агентов.

За 25 лет, что Поляков состоял на службе у американцев, СССР понес ущерб в десятки миллионов долларов.

В ЦРУ обоснованно считали Полякова одним из самых продуктивных источников. В недрах Управления для анализа материалов, поступавших от Полякова, даже было создано специальное подразделение, едва успевавшее их обрабатывать.

«Топхэт» передал американцам более 100 копий секретных выпусков журнала «Военная мысль», который публиковался для советского руководства, и где излагались состояние, стратегия, тактика и планы Верховного командования СССР. Он выкрал тысячи страниц документов, в которых были даны технические характеристики самого секретного советского оружия.

Работая в резидентурах ГРУ в Бирме, Индии, в Центральном аппарате Генштаба, в Военно-дипломатической академии Советской Армии «крот» раскрыл своим американским хозяевам принадлежность к внешней и военной разведке около 1500 советских офицеров и около двухсот агентов из числа иностранных граждан. Во время войны во Вьетнаме Поляков представил ЦРУ стратегическую информацию о численности, структуре и боеспособности северо-вьетнамских войск.

В начале 1970 гг. он передал в ЦРУ сведения, что Китай находится на грани прекращения военно-экономического сотрудничества с Советским Союзом. Это помогло Соединенным Штатам «прорубить окно» в КНР.

Звание генерал-майора Полякову присвоили в 1974 г. Одним из его покровителей был начальник управления кадров ГРУ генерал-лейтенант Изотов, до этого назначения 15 лет проработавший в аппарате ЦК КПСС. В уголовном деле Полякова фигурируют дорогие подарки, сделанные им Изотову. За генеральское звание, к примеру, изменник своему благодетелю презентовал серебряный сервиз на 12 персон, специально для этой цели купленный ЦРУ.

Генеральский чин обеспечивал Полякову доступ к материалам, которые не были связаны с его прямыми служебными обязанностями. Например, к перечню военных технологий, которые закупались или добывались советской разведкой на Западе.

Поляков сдал семь наших «кротов» – шесть старших офицеров США и одного Великобритании, работавших в пользу СССР.

До сих пор американцы гордятся так называемым «британским делом». И это несмотря на то, что оно было закрыто в конце 1960-х гг. Поляков передал ЦРУ копии с фотографий, сделанных нашим британским «кротом», которые тот, в свою очередь, переснял с секретных документов, иллюстрирующих действие системы управляемых ракет, состоящих на вооружении ВС США. Изучив снимки, сделанные «Топхэтом», в Лэнгли проследили путь этих документов по инстанциям и выяснили, на каком этапе они попали в руки нашего агента. Таким образом, ЦРУ вышло на отдел управляемых ракет Министерства авиации Великобритании. Там и работал наш человек – Фрэнк Боссарт. Его арестовали и приговорили к 21 году тюремного заключения.

В этой связи вызывает недоумение, почему в ГРУ так легко смирились с утратой в чрезвычайно сжатый срок – 5 лет – столь большого числа (семи!) своих особо ценных агентов и не провели надлежащего расследования причин их провала.

Ясно одно: пренебрегая кооперацией со Вторым главным управлением КГБ в плане поиска и возможного разоблачения инфильтрованного в свою среду агента противника, ГРУ не смогло самостоятельно установить источник утечки разведывательной информации.

Выйдя в 1981 г. в отставку, Поляков помог американской контрразведке раскрыть нескольких наших разведчиков-нелегалов, заброшенных в США на оседание под видом иммигрантов и уже сумевших натурализоваться, устроиться на работу в американские госучреждения. Этому способствовала не дьявольская всепроникаемость Полякова, а косность партийно-бюрократической советской системы.

Отставник Поляков продолжал работать в Главном разведывательном управлении освобожденным секретарем парткома. Убывшие в длительные загранкомандировки разведчики-нелегалы оставались на партийном учете по прежнему месту работы, то есть косвенно были подотчетны предателю: учетные карточки, партвзносы, вопросы отсутствия на партсобраниях и тому подобное. Так что вычислить их как нелегалов для изменника, имевшего к тому же опыт разведывательной работы, труда не составляло.

На одном из допросов «Топхэта» сотрудники Следственного управления КГБ Александр Духанин и Юрий Колесников поинтересовались, не жалко ли ему преданных им нелегалов, молодых русских парней, которых он сначала готовил на специальных курсах, а затем отправил на электрический стул?

Ответ был обескураживающим: «В этом и заключалась моя работа. Можно еще чашечку кофе?»

Поляков служил американцам уже 17 лет, как вдруг в 1978 г. попал под подозрение. В тот год сведения о его шпионской деятельности были умышленно слиты в средства массовой информации США начальником контрразведки ЦРУ Энглтоном, который считал, что «Топхэт» подставлен советской разведкой. Вскоре после этого американский журналист Эдвард Эпштейн опубликовал книгу о Ли Освальде, в которой подтверждалась информация Энглтона, полученная журналистами от его источников в ЦРУ и ФБР.

В 1979 г. подозрения относительно Полякова подтвердил Хансен, в то время еще сотрудник нью-йоркского отделения ФБР.

Невзирая на эти сигналы, Поляков во второй половине 1979 г. был направлен в Индию в качестве военного атташе и одновременно резидента ГРУ. Он находился там до июня 1980 г., когда, наконец, руководство военной разведки обратило внимание на информацию Хансена, и отозвало генерала в Москву. Но и после этого он бесконтрольно продолжал работать в штаб-квартире Управления на Хорошевском шоссе. Там отказывались верить, что один из самых заслуженных генералов военной разведки, к тому же участник ВОВ, воевавший с первого и до последнего дня, может быть предателем.

Сведения на Полякова были косвенными, что давало возможность его защитникам утверждать: Хансен – двойной агент, по заданию ФБР пытающийся опорочить ГРУ и дискредитировать его сотрудников. Однако главная причина, почему в отношении Полякова не было предпринято никаких попыток провести расследование, заключается в нежелании руководства военной разведки выносить сор из избы. По этой же причине не был проинформирован и КГБ.

Поляков, узнав через свои связи в руководстве ГРУ, что находится под подозрением, немедленно лег на дно и временно прекратил контакты с ЦРУ. Но затем с помощью новейших средств связи продолжил снабжать американцев информацией о советских военных разведчиках, выезжавших в долгосрочные загранкомандировки.

С 1980 г., когда «Топхэт» после заграничных вояжей окончательно осел в Москве, американцы для поддержания с ним связи использовали только бесконтактные способы – тайники и радиосредства. Последним отводилась решающая роль, для чего агенту вручили устройство размером с пачку «Беломора», из которого он производил радиовыстрел – передачу сведений, – длившуюся не более 3-4 секунд.

Предварительно закодировав информацию, – страницу машинописного текста, – «Топхэт» засовывал в карман плаща пачку «Беломора», садился в «букашку» или «червонец» – именно эти троллейбусы проходили по Садовому кольцу мимо американского посольства. Стоило троллейбусу поравняться со зданием дипломатической миссии США, агент нажимал нужную кнопку, и игра была сделана. Поди, попробуй запеленговать – да никогда!

Лишь в редчайших случаях «Топхэт» производил тайниковые закладки. При этом магнитные контейнеры он не только изготавливал собственными руками, но и лично закладывал их на традиционных маршрутах передвижения своих операторов из ЦРУ.

Что касается выемки контейнеров, то эти операции никогда не были для предателя в тягость: деньги-то по радио не примешь! Надо отметить, что вознаграждение Полякову (по его собственному требованию) американцы редко выдавали валютой или рублями: за 25 лет он в общей сложности получил около 90 тысяч рублей наличными. Вознаграждение, как правило, было в виде ювелирных изделий с бриллиантами, уникальных столярных инструментов и рыболовных принадлежностей: все свободное от шпионажа время Поляков что-то строгал, пилил, мастерил, либо ловил рыбу.

Казус генерала Полякова во всех отношениях не имел прецедентов в истории отечественных спецслужб. «Топхэт» не только поставил своеобразный рекорд по длительности работы в пользу противника и по объ-ему переданной им секретной информации политического и разведывательного характера. Рекорд еще и в другом – все это время «кроту» удавалось не попасть в поле зрения нашей контрразведки. Впрочем, последнее обстоятельство вполне объяснимо.

Во-первых, Поляков долгие годы являлся кадровым офицером ГРУ Генштаба ВС СССР и хотя бы поэтому был досконально осведомлен о методах и приемах, используемых КГБ в своей деятельности по выявлению агентуры противника. Причем, был он не рядовым оперативным сотрудником, а старшим офицером, а затем и генералом. Отсюда – беспрерывный приток информации, который в итоге помогал «Топхэту» не совершать ошибок, а когда надо было, то и лечь на дно.

Во-вторых, американцы тоже не благодушествовали, а оберегали своего сверхценного источника самыми изощренными способами, начиная от мероприятий по дезинформации, призванных отвести от «Топхэта» любые подозрения, и кончая применением самой совершенной радиоэлектронной аппаратуры.

Свидетельствует полковник Черкашин: «Поляков – один из многих американских агентов, которые были раскрыты и осуждены после вербовки Эймса и Хансена в 1985-ом – в «год шпиона». Однако его место особое в этом трагическом и страшном списке, поскольку никто другой из остальных не занимал столь высокого положения в иерархии советского разведывательного сообщества и никому так долго, и так эффективно, не удавалось шпионить в пользу нашего противника.

Случай с Поляковым уникален, поскольку ему удалось, сотрудничая с ФБР и ЦРУ, избежать ареста в течение двадцати пяти лет. Разумеется, это к вопросу о профессионализме работавших с ним сотрудников спецслужб США и неэффективности наших органов государственной безопасности».

Автор: Игорь АТАМАНЕНКО,

Прослушка ФСБ: реальная жизнь «королей» Бирюлево - крышевание, «отжимы», заказные аресты

Видимая часть бирюлевской действительности с ее гопотой, полчищами мигрантов, бытовой неустроенностью, уличной преступностью вылезла на экраны и в газеты. В тени остаются ключевые персонажи этого театра жизни, те, кто устанавливает правила игры: криминальная часть власти, бизнеса, силовиков. Иногда завеса тайны приоткрывается и перед нами предстает картина реальных взаимоотношений хозяев района.

 В конце августа мне передали аудиозапись, сделанную в процессе оперативно-розыскных мероприятий ФСБ. Живой разговор офицера полиции и местного бизнесмена. Запись — февральская, в ней всплывают некоторые подробности случившегося 22 января громкого ареста первого заместителя префекта Южного административного округа (ЮАО) Олега Малинина и его сына Константина.

Но основная тема — полицейские наезды, взятки чиновникам, крышевание, «отжимы», заказные аресты. То есть реальная жизнь реальных бирюлевских «королей». На оперативной записи офицер полиции отчитывается о проделанной работе перед бизнесменом Владимиром Б. (фамилия известна редакции. — И. М.). Бизнесмен — из категории так называемых «решал», работающих в тесной связке с коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов. Речь о том, что некий Адамян — владелец компаний, занимавшихся обслуживанием домов и уборкой территорий в Западном и Восточном Бирюлево, заартачился и более не желает платить, к тому же ищет защиту у других силовиков. Собеседников интересует, что еще можно взять с Эдуарда Адамяна и его супруги Валентины Бугаенко.

«Решала» интересуется недвижимостью супругов:

— Где-то в Турции или Греции, где-то… там у них гостиничный комплекс…

Полицейский показывает полную осведомленность:

— Это у нее в Эмиратах…. Там другие раздоили их. Их до нас разули на 43 ляма…

— У нее сейчас денег нет?..

— Есть три квартиры. У нее квартирки не простенькие… супер, евроремонт и все остальное. На Алексеевской только она хотела выставить квартиру за 80 лямов на продажу.

«Решала» продолжает тему:

— Ну а вы — че?.. Не пытались их забрать?

Полицейский объясняет, что в связи с метаниями Адамяна и его супруги приходится менять схему наезда:

— Выходить <надо> на тех, кого они против нас настропаляют… Хотят посадить — изобразим то, что нас посадили. Они же опять платить будут… за все эти мероприятия. А потом мы выползаем на горизонте, ну что, сука, кому вы тут нас заказывали? Опять раздача… Их можно доить всю жизнь. Они просто тупые бараны… к кому бы они ни обратились, их опять раздоят.

Запись, сделанная оперативниками ФСБ, в полной мере свидетельствует о невыносимости бытия рядового бирюлевского бизнесмена. Теперь о том, что же держит его в этой кислотной среде, что компенсирует ему моральные и главное — материальные издержки.

Вот сведения о предпринимателе Эдуарде Адамяне, которые мне удалось собрать. Вместе с женой 12 лет занимается бизнесом в сфере ЖКХ. У семьи было две фирмы — «Меркурий» и «Лидер». Рентабельность бизнеса крайне высока. По признанию Адамяна, при месячном обороте 10—12 млн рублей расходы «Меркурия» составляли 1,5—2 млн рублей в месяц. В основном это фонд зарплаты. При этом работало в компании около двухсот человек. Из них около 95% — не оформленные официально.

«Процентов десять из них москвичи, остальные — мигранты, — рассказывает Адамян. — Кто-то получал копейки, а кто-то в среднем 10—12 тыс. Уборщица, к примеру, по нормативам, за уборку подъездов должна получать 7 тыс., реально — 3 тыс. Не хочешь работать за такие деньги — придут другие. Люди живут в электрощитовых (в два яруса ставили лежаки, могли по 15 человек жить в однокомнатной квартире), в подвалах, в бытовках на стоянках». Адамян утверждает, что все это знают и в полиции, и в ФМС.

Это — картина реального бизнеса в сфере ЖКХ, на прокорм хватает многим. Но у подобного бизнеса есть один-единственный алгоритм развития — у кормящихся разыгрывается аппетит. И настал момент, когда оказалось, что Адамян — лишнее звено между коммунальными деньгами и их конечными получателями. Ко времени оперативного мероприятия ФСБ, на котором была сделана скрытая аудиозапись, фактическим владельцем фирмы Адамяна «Меркурий» был уже тот самый бизнесмен-«решала», который фигурирует у нас как Владимир Б.

Адамян утверждает, что Владимир Б. при помощи своих покровителей в органах «увел» у него компанию, поменяв директора, и начал самостоятельно распоряжаться деньгами, поступающими по договорам подрядных работ. В собственности Адамяна и его жены Валентины Бугаенко оставалась только техника…

А 23 января коммунальщик попал в центр громкого коррупционного скандала. В этот день в новостях центральных телеканалов, посвященных аресту первого заместителя префекта ЮАО Олега Малинина, фигурировал «неизвестный бизнесмен», передавший сыну чиновника Константину два миллиона рублей «для папы» — это и есть Эдуард Адамян.

Дело было так. 22 января Адамяна забрали в отделение полиции для того, чтобы сделать «последнее китайское предупреждение», ибо бизнесмен, как уже сказано выше, вел свою контригру.

— Надо было срубить Адамяна, поскольку он хотел нас кинуть… — объясняет собеседнику офицер полиции. — Его (Адамяна) захватывают, вывозят на Кржижановского* …Ах ты, сука, нас хотел заказать? Вот тебе все разговоры, переговоры, фото, видео, аудио, че хочешь… Ты че, сука, мутишь, жить надоело, я ему говорю… Мол, последнее тебе китайское предупреждение…. Тут все вроде все по плану, все ровно идет. Вдруг мне звонят — разворачивайся. Я говорю, че такое? Ничего, говорят, бессонная ночь…

Оказалось, что о задержании Адамяна узнали в Главном управлении экономической безопасности МВД. ГУЭБ давно вело оперативную разработку Олега Малинина, первого заместителя префекта ЮАО, а в донесениях Адамян фигурировал как один из «кормильцев» чиновника. И в следственное управление на улице Кржижановского примчались офицеры ГУЭБа… В этот же вечер Адамян превратился в «жертву вымогательства». Его обвесили записывающей аппаратурой и отправили передавать деньги сыну чиновника Константину Малинину.

Дальнейшее показали все главные новостные программы федеральных телеканалов. Костя Малинин бился с собровцами как лев, но не устоял.

Сейчас, через девять месяцев после тех событий, Адамян утверждает, что 2 миллиона рублей дал Константину Малинину в долг и что с Олегом Малининым его связывают не денежные, а дружеские отношения. Следствие же настаивает на версии, что эти деньги были расплатой за выигранные подряды на уборку территорий и обслуживание домов в Бирюлеве.

— Костя просил у меня 2 млн в долг, он хотел купить автомобиль, — рассказывает Адамян. — Деньги были в бардачке, говорю, мол, бери. Он взял, а когда вышел из машины, его взяли. Там задержали Костю и еще четверых. В полиции Костю били, и он поехал с этими деньгами к отцу. Как Павлик Морозов.

…В ту же ночь был арестован и Олег Малинин.

Что удивительно, «дойка» Адамяна продолжалась даже после такой «засветки». Вымогателей ничуть не пугало, что Адамян теперь является важным источником информации и ГУЭБ заинтересован в нем. Материальные ценности, все еще остающиеся у коммунальщика и его супруги, не дают покоя фигурантам аудиозаписи.

Из разговора, записанного через месяц после ареста Малининых, становится понятно, что Владимир Б. заинтересован в новом задержании Адамяна.

— Его задержат, да? А отпустят когда? — интересуется Владимир.

Полицейский обнадеживает, что задержат:

— Они повод найдут, но долго продержать не смогут.

— Ну дня три подержат хотя бы? — уточняет «решала».

— Больше двух часов не продержат… Свыше двух часов — это уже надо через суд.

— Я понял.

Адамяна действительно задержали. А за несколько часов его пребывания в отделении полиции технику, все еще принадлежащую супругам, экспроприировали. Это молниеносная операция. С разных стоянок были уведены 8 тракторов и 25 снегоуборочных роторов, а также 10 сварочных аппаратов, 10 пропановых баллонов с горелками, 5 генераторов, 10 сушилок…

Отьем техники должен был стать финальным аккордом вытеснения Адамяна из коммунального бизнеса. Но он не угомонился, начал писать жалобы и заявления, поднял свои многочисленные связи. В итоге сегодня на Адамяна заведено уголовное дело по обвинению в неуплате налогов, и он сидит под домашним арестом в одной из деревень Домодедовского района.

Приходится констатировать: безусловно, оказывается прав вымогатель в погонах, утверждающий на аудиозаписи, что таких, как Адамян, будут «разводить» всю жизнь. К кому бы за защитой он ни пошел — процесс необратим. Но давайте задумаемся, а чьи деньги отжимали вымогатели у бизнесмена от ЖКХ?

* На улице Кржижановского располагается следственное управление УВД Юго-Западного административного округа Москвы.

Справка 

Южному административному округу Москвы, куда входит и прогремевшее Западное Бирюлево, патологически не везет с властью.

Работали в ЮАО префект Юрий Буланов и его первый заместитель Вячеслав Щербаков. Летом 2010-го оба были арестованы и тут же уволены со своих должностей. В августе 2011-го Кунцевский райсуд Москвы признал их виновными в хищении около 18 млн рублей, выделенных на ремонт жилого фонда в Южном округе.

Еще один фигурант этого громкого уголовного дела — Абесалом Гулордава, руководитель двух фирм с одинаковым названием «ЖКХ-Сервис» (одно — ОАО, второе — ООО «ЖКХ-Сервис»), — в международном розыске. Абесалому инкриминируют хищение 1 млрд рублей из 4 млрд, выделенных на капремонт 189 домов в ЮАО, и «откаты» Буланову и Щербакову за подряды на «благоустройство территорий».

6 марта уже этого года были арестованы заместители префекта ЮАО Наталья Баташова и Владимир Галеев. Чиновников подозревают в вымогательстве 5 млн рублей у подрядчиков, занимавшихся оборудованием дворовых детских площадок. Пикантная подробность. Двухлетний контракт с Баташовой подписан за неделю до ареста чиновницы — 27 февраля.

Как АНБ шпионит за миром: