Mobile menu


Милиция! Полиция. Незаконное задержание милицией. МВД Украины! Оборотни в погонах

Понедельник, 24 Октябрь 2011 19:19 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Как защититься при незаконном задержании милицией. Как заполнять протоколы ГАИ: рецепт победы мздоимцев их же оружием. А мент Как защититься при незаконном задержании милицией Рекомендуем украинцам для самозащиты при незаконном задержании милицией предавать это широкой огласке. Об этом М.Банников сказал во время пресс-конференции, посвящённой случаям задержания граждан и содержания их в милиции, в частности трагической гибели студента Игоря Индило. “Если у вас ситуация такая, как у Игоря Индило, или ваших родственников незаконно заключили в тюрьму, издеваются и прочее, то, во-первых, это огласка, огласка и ещё раз огласка”, - отметил он.

Суд пожурил и отпустил мужичка, с «липовым» дипломом выбившегося в подполковники милиции

Это, по его словам, можно сделать с помощью специализированных интернет-ресурсов, с помощью общественных организаций правозащиты и пр. М.Банников акцентировал внимание на праве граждан во время задержания поинтересоваться, в связи с чем это связано, то есть узнать причину, и праве сделать телефонный звонок своим родным или адвокату, чтобы сообщить о задержании и месте, куда вас везут. Кроме того, по его словам, если вы задержаны, то важно найти профессионального и, главное, независимого адвоката. При этом правозащитник выразил убеждение в необходимости отмены статьи 155 Уголовно-процессуального кодекса, которая позволяет какому-либо следователю прокуратуры или милиции, налоговой, СБУ задержать какое-либо лицо на трое суток до избрания ему меры пресечения. По словам М.Банникова, система пыток и нечеловеческого обращения с гражданами Украины “является системной в органах Министерства внутренних дел”. Он также заявляет, что милиция является непрофессиональной: “Она не умеет общаться, не умеет документировать доказательства, не умеет доказывать вину лица, собирать прямые, косвенные доказательства... Она фактически всё время пытается сделать так, чтобы человек признал себя виновным”. При этом правозащитник обратил внимание, что в Украине на сегодняшний день существует плановое раскрытие преступлений. И при этом показатель составляет, по его данным, более 90%, тогда как в Европе раскрытие преступлений идёт на уровне 40%. “Если милиционер раскрывает меньше преступлений, чем по плану, с него снимают зарплаты, премии”, - отметил М.Банников. Такой подход в организации работы в структурах МВД, по его убеждению, и вызывает использование пыток и избиения задержанных при раскрытии преступлений. 26 мая телеканал “1+1” сообщил, что в одном из общежитий Киева участковый милиционер забрал студента И.Индило в районный отдел милиции Шевченковского района столицы, а на утро родителям предложили забрать тело парня из морга. В милиции отметили, что «после смерти судебная медицинская экспертиза не выявила следов насильственной смерти, но при этом констатировала черепно-мозговую травму и кровоизлияние». При этом в милиции опровергли информацию о том, что смерть студента наступила в результате действий сотрудников милиции. 28 мая прокуратура Шевченковского района Киева возбудила уголовное дело по факту превышения служебных полномочий сотрудниками Шевченковского райуправления милиции столицы, в котором погиб И.Индило. Как заполнять протоколы ГАИ: рецепт победы мздоимцев их же оружием Общение с работниками ГАИ - не самое приятное занятие. Поэтому, когда гаишники досаждают водителю без веских на то причин, не стоит с этим мирится. Ведь гаишников можно легко победить их же оружием. Старые бланки протоколов, которые были утверждены приказом МВД Украины № 1217, составлены таким образом, что водитель автоматически становился нарушителем, лишь подписав протокол. В верхней части сотрудник ГАИ заполнял графу «Сведения о личности нарушителя». В конце протокола ставилась подпись о том, что водитель ознакомлен со статьями 63 Конституции Украины, 268 КУоАП и 130 КУоАП. Там также было написано «Подпись нарушителя». Далее следовало поле, в котором водитель тоже должен расписаться, под ним также значилось «Подпись нарушителя». Лишь 20 августа 2009 пресс-служба ГАИ распространила информацию о том, что использование протоколов старого образца запрещено. Вместо них сотрудники ГАИ обязаны использовать протоколы нового образца, в которых вместо слова «Нарушитель» используются термины «Гражданин» и «Лицо, которое привлекается к административной ответственности». Поэтому, если вы видите в протоколе слова «Сведения о личности нарушителя» и «Подпись нарушителя», можете быть уверены, эта бумажка годна лишь для запугивания неосведомленных водителей, которые не захотели дать взятку. Дальше патрульной машины этот протокол не пойдёт. Если же перед вами протокол нового образца, стоит заполнить все свободные графы. Особое внимание следует обратить на два поля под названием «Свидетели и потерпевшие», сотрудники ГАИ редко заполняют их самостоятельно. Если с вами в машине находятся пассажиры, впишите их имена фамилии, домашние адреса и попросите поставить подпись. Если свидетелей нет, напишите в обоих графах «Свидетелей нет» и не забудьте в оставшемся месте поставить размашистую Z. Отсутствие свидетелей является огромным промахом для сотрудника ГАИ. За такой протокол его точно никто не похвалит, а выговор сделать могут. Если вас обвиняют в превышении скорости, в графе «Объяснения личности, которая привлекается к административной ответственности; по сути нарушения» можно писать: «Двигался в плотном потоке транспорта со скоростью (на 5-10 км/час меньше чем положено на данном участке). Показатели скорости, установленные прибором (название и серийный номер прибора), не могут считаться доказательством совершенного именно мной правонарушения, так как невозможно установить аутентичность и принадлежность зафиксированной скорости к моему автомобилю. Протокол составлен с нарушением ст. 2.14 «Инструкции по организации проведения и делопроизводства в делах об административных нарушениях правил, норм и стандартов, касающихся обеспечения безопасности дорожного движения», а также ст.251 КоАП. Ходатайствую перед Судом в закрытии дела в связи с несоответствием протокола требованиям ст.256 КоАП и отсутствием состава административного правонарушения (руководствуясь ст.247 КоАП)». Если работник ГАИ обвиняет вас в проезде на запрещающий сигнал светофора, можно написать: «Выехал на перекресток (регулируемый пешеходный переход, и т.п.) в момент, когда мигающий зеленый сигнал светофора сменился на желтый. Чтобы не прибегать к экстренному торможению, и не создавать аварийно-опасную ситуацию на перекрестке, я выполнил требования п. 8.11 Правил дорожного движения и освободил перекресток». Для других нарушений в графе «Объяснения личности, которая привлекается к административной ответственности; по сути нарушения», можно писать: «С решением (ФИО и звание работника ГАИ) не согласен, подробные объяснения предоставлю на отдельном листе». При этом в графе «К протоколу прилагается» необходимо также указать, что объяснения прилагаются на отдельных листах и указать их количество. Помните, что пока в Украине только один государственный язык - украинский. Поэтому все замечания и пояснения следует писать только на украинском языке. В случае несогласия с действиями работника ГАИ подписывать протокол следует только после графы «Гр-н (ФИО) ознакомлен с его правами та обязанноятями, предусмотренными ст 63 Конституции Украини, 268 КУпАП» и «Подпись лица, привлекаемого к административной ответственности (с содержанием протокола ознакомлен, копию протокола получил, внесенные обо мне данные правильные)». Во всех остальных свободных графах следует поставить прочерк, чтоб туда уже никто ничего не дописал. Далее в течение десяти дней необходимо обратиться в суд с целью обжалования протокола. Это лучше поручить профессиональному юристу. Цена их услуг во многих случаях гораздо меньше, чем штраф за нарушение ПДД. А менты выезжают... только на трупы Милиция не обратила внимания на угрозу, а отморозок выполнил своё обещание. История, произошедшая в Забайкалье, - под стать той, где фигурировал печально известный балашихинский бандит. Вот только закончилось всё гораздо трагичнее... Надя А. познакомилась с 17-летним Артёмом С. восемь лет назад, когда училась в 9 классе. Он красиво ухаживал, дарил цветы, и Надя влюбилась без памяти. Она мечтала создать с Артёмом семью, но её счастье лопнуло как мыльный пузырь, когда она перешла на четвёртый курс. Однажды Артём придрался: - Ты мне изменяешь! Надя не успела ответить, как парень стал зверски избивать её. Выместив свою злость, он отвез Надю к её однокурснице. - Я, как увидела подругу, чуть в обморок не упала: нос сломан, вся в крови, вырван клок волос... - вспоминает Катя Л. На следующий день родители забрали Надю. Артём не мог этого стерпеть. - Он угрожал: «Я прикончу твоих родителей! А ты приедешь на похороны - убью тебя и себя!». Она боялась Артёма. В итоге Надя согласилась жить с ним. Долго не могла устроиться на работу, а тут позвонил отец: - Я подыскал тебе место. Приезжай домой. Артём воспринял идею в штыки и снова избил девушку. После этого она попросила родителей забрать её. Парень, обнаружив, что возлюбленная сбежала, бросился за ней. - Убью! - взревел он, ступив на порог их дома, и ударил Надю по лицу. Её отец попытался вступиться, но обезумевший жених избил и его. Мама набрала «102». Однако ей ответили, что выезжают только на трупы. А к участковому эта семья обращались несколько раз. Тот обещал разобраться, вот только не успел. Как-то Артём узнал, что Надя в милиции, и решил встретить её по дороге. Увидев знакомую машину, безумец направил на неё свою «Тойоту», от столкновения их машина врезалась в бетонное ограждение. Отец и дочь погибли на месте. Сазонов подошел к ним, выпустил несколько пуль из карабина и застрелился сам... Уголовное дело по данному факту не возбудили, потому как зачинщика кровавой драмы уже нет в живых. Значит, и спрашивать не с кого. Выходит, кроме Артёма, в этой истории никто не виноват? Милиция не пресекла преступных намерений С., хотя он открыто заявлял о желании убить. Руководство УВД встало на защиту подчинённых: мол, они предприняли все меры для помощи семье. Прокуратура также пытается убедить, что никто из сотрудников правоохранительных органов не виноват. Водитель должен знать не только правила дорожного движения. Как себя вести если вас остановило ГАИ Первый шаг в построении гражданского, правового общества - это изучение и выполнение действующих нормативных актов, а также умение отстаивать свои права в любых жизненных ситуациях, в том числе и на дорогах. Водитель должен знать не только правила дорожного движения, но и свои гражданские права, права и ответ-ственность сотрудников ГАИ, действующие нормативные правовые акты, процессуальные нормы административно¬го, уголовного и гражданского права, т.е. обладать определенной правовой культурой. Без этого водитель рискует стать дойной коровой для мошенников, аферистов и всякого рода недобросовестных работников. Поэтому, мы начинаем серию публикаций, с целью дать водителю определенные знания нормативных правовых актов, подсказать правильную манеру поведения в экстремальных ситуациях, вооружить его знаниями основ законодательства. Упражнение 1. Выясняем причину остановки Для начала научитесь реагировать на остановку инспектором ГАИ спокойно. Помните, что они не имеют права выйти за рамки закона, а стоят на его страже. Теперь, по сути: существует два варианта остановки ГАИ - за нарушение и «просто так» - проверка документов, дыхните и т.п. Рассмотрим эти варианты. Вариант первый: едем с утра на работу, стоит патруль и «косит» - тормозит всех подряд, проверяет документы, «дыхните» и т.п. Останавливают. Стандартная ситуация: бур-бур-бур, инспектор Петренко, ваши документы. Наши действия: 1. Никогда не выходим из машины. У инспектора ГАИ нет права это требовать. Он может вспомнить, что он работник милиции, и согласно закона Украины «О милиции» мы должны выполнять законные требования работника милиции. Мы указываем на то, что в данной фразе ключевое слово «законные». Вывод: из машины не выходить, говорить через опущенное стекло. 2. Водитель должен убедиться (перед тем как дать свои документы), что этот инспектор действительно является работником ГАИ. Мало ли кто может форму и жезл где взять. Поэтому ссылаясь на ст.5 закона «О милиции» ТРЕБУЕМ предъявить удостоверение работника милиции. Очень желательно ФИО и номер удостовере¬ния переписать. Это даст понять инспектору, что в случае чего мы точно знаем, на кого конкретно жаловаться. Кроме того, очень желательно сверить лицо в удостоверении с «оригиналом». Они ж это делают когда смотрят наши права? Вот и мы сделаем. 3. Просим инспектора предъявить постовую ведомость (документ, по которой патруль имеет право и должен нести дежурство в этом конкретном месте). Кто знает, может они после работы на «халтурку» выехали. Если не показали, не забываем потом в случае составления протокола указать об отсутствии постовой ведомости. 4. Согласно Закона Украины «О дорожном движении» мы имеем право знать, по какой причине нас остановили. ТРЕБУЕМ сказать причину остановки. Помним, что «проверка документов» - это не причина, а желание инспектора. Проверка документов - процедура для нас унизительная, она отнимает наше время и нервы. Если бы нас под домом каждое утро останавливал ППСник и просил предъявить документы - мы б обиделись? Вот на работника ГАИ мы тоже обижаемся, зачем нас отвлекать, если мы ничего не нарушили. В последнее время модным среди работников ГАИ стали такие причины остановки: а) Вы не пристегнуты. Нарушение 100%. Советуем всем пристегиваться ВСЕГДА. Сами так делаем, и не возникает проблемы, какой скрепкой куда совать, чтоб проклятый датчик не пищал. А на самом деле однажды это спасет жизнь. И у ГАИ меньше поводов для остановки. б) Операция «Зброя-Выбухивка». Это хорошая «отмазка», но не имеющая, как правило, ничего общего с реально¬стью. Как устанавливается: звоним в телефон доверия ГАИ (в каждом городе свой, инспектор вообще-то должен его Вам дать, если попросите) и говорим, что там-то и там-то стоит патруль, говорит что проводит операцию, а у нас подозрения что это не так. Вопросы у инспекторов заканчиваются, как правило, сразу же. в) Характер вашего движения вызвал подозрение, что вы нетрезвы, поэтому «дыхните». Отвечаем, что дышать инспектор будет дома на жену, в трубочку они тоже подышат все вместе, а мы будем проходить экспертизу ТОЛЬКО в наркологии, куда поедем ТОЛЬКО на их машине и ТОЛЬКО за их счет. Кроме того, намекаем, что потерянное время будет указано в жалобе в прокуратуру, а данные инспектора у нас записаны. Желание у них, как правило, сразу отпадает (кроме случаев, если вы действительно пьяны). 5. Иногда у инспекторов возникает желание «откройте багажник». Помним, что это ПРОСЬБА, а не требование. Требовать такие вещи у них нет законного права. Они могут провести только внешний осмотр, а не обыск. Они законно даже открыть дверь машины не могут - это уже обыск. Тем более бардачок, салон, багажник. Существуют варианты, когда они стоят вместе с «Беркутом» и проводят действительно какие-то операции. Требуют провести обыск багажника. Помним, что они там могут «найти» что-то, чего там никогда не было, например укроп, завернутый в газету «Сельская жизнь». Поэтому ТРЕБУЕМ составить сперва протокол об административном задержании и обыске в присутствии двух понятых, а потом уж открываем багажник. Как правило, после Ваших законных требований, желание осматривать багажник отпадает. 6. Помним, что по Конституции у нас в Украине один государственный язык, поэтому в случае невежливого общения с вами, мы имеем полное право упереться и сказать «Я вас не розумію» (актуально для восточных регионов). Часто делаю, помогает. 7. Помним, что инспекторы часто сами нарушают Закон. Например, работают в «нерабочее время», поэтому учимся всегда обращать внимание на: а) Есть ли у инспектора жетон? Если нет, то почему? А должен же быть! Опять же вспоминаем о постовой ведомости. б) На каком авто стоит инспектор? Если это авто частное, то почему? Кому оно принадлежит? Инспектор не обязан давать вам ответы на вопросы, но мы ж можем и через прокуратуру поинтересоваться, о чем инспектору и сообщаем. в) Помним про телефон доверия, мы можем позвонить туда с мобильного всегда и указать на наши подозрения. Выводы: если все делать по закону, то останавливая нас, инспектор тратит своего времени не меньше, чем вашего, а нервов, пожалуй, даже больше. И чем больше будет встречаться им таких «умных» на дороге, тем реже они этих «умных» будут тормозить. Попробуйте хотя бы раз процедуру полностью: посмотреть внимательно документы инспектора, жетон, обратить внимание на их автомобиль, поинтересоваться причиной остановки, позвонить на телефон доверия. Через неделю Вашу машину будут в страшном сне видеть все работники ГАИ Вашего города. Вариант второй: остановка за нарушение 1. Никогда не даем денег инспектору. Помним, что когда вы даете деньги, вы, во-первых, сами нарушаете закон - даете ВЗЯТКУ ДОЛЖНОСТНОМУ ЛИЦУ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ. Во-вторых, вы перечеркиваете все, что было написано выше. Закон более не на вашей стороне. И вообще, не за что ему давать денег - он вам и так сделать ничего не может. Не нервничаем, ведем себя вежливо и спокойно. 2. Аналогично варианту первому, из машины не выходим, предлагаем писать протокол, на их приглашения в их машину - отказываемся. Не имеют права требовать. 3. После составления протокола ВНИМАТЕЛЬНО его читаем. Все ли графы заполнены? Правильно ли все указано? 4. В протоколе есть три места для подписи: под нарушением, под комментарием и под тем, что со ст.63 Конститу¬ции и ст. 268 КУоАП нас инспектор ознакомил. ТРЕБУЕМ ознакомить. Советуем предварительно с ними самому ознакомиться, чтобы отличать блеяние инспектора от закона. Помним, что украинское законодательство на украинском языке, блеяние про права и обязанности на русском пусть рассказывают россиянам заезжим. А мы требуем на государственном языке (актуально для восточных регионов). В случае, когда инспектор не знает законов и не может ознакомить с вышеуказанными статьями - пишем об этом в комментариях к протоколу. Под разъяснением статей подпись НЕ СТАВИМ. 5. В комментариях ВСЕГДА пишем фразу «С протоколом не согласен, ничего не нарушал, аргументы приведу в суде». Даже если нарушал и согласен. Это нам поможет в дальнейшем. Выдаем небольшую тайну: за каждый «несогласный» протокол инспекторов заставляют писать пояснения, либо просто устраивают разнос, поэтому многие такие протоколы не доезжают дальше машины инспектора. 6. В случае превышения скорости помним, что на приборе не написано, что это МОЯ скорость. Доказать это невозможно без фото-видео съемки. А зачастую видео, как и другой техники, у них нет. 7. Помним, что в нашей стране виноват я или нет - решает НЕ инспектор, а СУД. Поэтому инспектора не боимся, спорим. Помним, что забрать права у них полномочий нет, забрать номера у них полномочий нет, забрать машину у них полномочий нет. НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ, кроме отсутствия техосмотра. В таком случае - на штра¬фплощадку. Поэтому за прохождением техосмотра следим. Рассказы про «щас заберу права», «сниму номера», «машину на штрафплощадку» - это запугивание, о чем не забываем указать в протоколе. Даже если вы едете без документов или машина не ваша. 8. Также на забываем указать в протоколе номер и марку автомобиля, на котором стоял инспектор (если автомобиль частный). Аналогично с техосмотром на его автомобиле. Перед законом все равны, и работники ГАИ тоже должны проходить техосмотр, а эксплуатировать автомобиль без него не имеют права. 9. Есть такой вариант, что инспектор, почуяв неладное, НЕ ДАЕТ вам протокол, чтоб вы туда не написали «лишнего». Помним, что это незаконно, ТРЕБУЕМ протокол для подписи и комментариев. В случае отказа - звоним в телефон доверия и жалуемся. Выводы: да, такое оформление занимает больше времени, чем дать сотню, но имеет ряд преимуществ: а) это ЗАКОННО б) это заставит работников ГАИ запомнить вашу машину и больше ее не тормозить от греха подальше в) увеличивая количество людей, которые не бегут с трясущимися руками к инспектору с «соточкой», мы заставляем их РАБОТАТЬ ПО ЗАКОНУ. Ну и в завершение: не нужно быть адвокатом, чтоб знать свои права. Знание же своих прав дает нам множество преимуществ. В ГАИ заверили, что водитель имеет право снимать на видео составления протокола 01.07.2010 15:10 В Госавтоинспекции не видят законных оснований запрета водителю производить фото- и видеофиксацию составления протокола о нарушении правил дорожного движения. Об этом на пресс-конференции в четверг сказал заместитель начальника департамента ГАИ МВД Украины в Киеве Владимир Рєзников, передаёт «Интерфакс-Украина». «Когда некоторые водители снимают на фото или на телефон (как сотрудник ГАИ составляет протокол о нарушении правил дорожного движения - ИФ), на сегодняшний день я не вижу оснований, что этот человек делает это незаконно. Законных оснований прекратить съёмку у нас нет», - сказал заместитель начальника департамента ГАИ МВД Украины в Киеве Владимир Резников. Он отметил, что видеосъёмка процесса оформления протоколов часто появляется в сети интернет и анализируется в ГАИ, что помогает устранить недостатки в работе сотрудников ГАИ. Он сообщил, что за текущий год было зафиксировано 17 случаев получения взятки сотрудниками ГАИ, а также выявлено 1432 факта попытки дачи взятки сотрудникам ГАИ водителями. Выявлено 736 тыс. нарушений скоростного режима и почти 190 тыс. фактов управления водителями транспортных средств в нетрезвом состоянии. Милиция призывает граждан снимать преступления на мобильники. С риском для жизни? 16.07.2010 12:03 Объявлено о начале акции «Мобильный патруль», в рамках которой милиционеры призывают активнее снимать происшествия и преступления на сотовые телефоны, а затем передавать отснятые материалы стражам порядка. В таком случае милиционерам останется лишь задержать преступника. Причём утруждать себя сбором доказательств оперативникам тоже не придётся, поскольку главная улика в форме видеоролика уже придёт в распоряжении следователей. «Очень часто простые люди становятся невольными свидетелями ДТП, административных правонарушений и даже преступлений, их показания очень важны во время проведения предварительного следствия», - говорится в сообщении МВД. В милиции отмечают, что «если одним хватает мужества вмешаться в ситуацию, то другие очень часто просто проходят мимо». Видимо, в МВД граждан считают настолько пассивными, что даже использование камеры телефона в век мобильных технологий относят к проявлениям если не героизма, то гражданской позиции. «Мобильный телефон сейчас есть практически у каждого человека, большинство из таких устройств имеют возможность фото- и видеосъёмки, - рассуждают милицейские чиновники. - Если человек не отваживается сам вмешаться и пресечь преступление или правонарушение, он может снять все это на камеру своего мобильного телефона, тем самым в его руках окажутся очень важные улики, которые могут быть использованы в материалах уголовного или административного дела». Съёмки и комментарии к ним жители региона могут выкладывать на официальных сайтах спецслужб и МВД. По каждому такому видео будет проводиться проверка. А авторов, чьи фото- или видеосъемки окажут помощь милиции, будут поощрять. Раз в месяц среди участников проекта «Мобильный патруль» будет проводиться розыгрыш специального приза за неравнодушие. Отметим, что в некоторых случаях россияне и без милицейских указаний уже достают мобильники и записывают жуткие расправы на видео. Иногда эти записи потом становятся важнейшими вещдоками и приводят виновников на скамью подсудимых. Например, в Пермском крае в марте 2010 года удалось раскрыть жестокое убийство покупателя, которого забили насмерть охранники магазина за подозрительный вид. Сцену расправы тайно снял на мобильник жилец соседнего дома. Как оказалось, преступление совершили охранники супермаркета «Норманн», а жертвой их стал 33-летний покупатель. По данным расследования, «в тот вечер Роман Сергеев потерял ключи и подошел к охраннику магазина, чтобы тот помог попасть ему в квартиру». Однако охранник «понял эти слова как-то неправильно, тут же вызвал на подмогу остальных чоповцев, один из которых до смерти забил несчастного, даже не попытавшись узнать, что случилось». Свидетелем зверской расправы стали случайные очевидцы. Они сняли избиение со своего балкона на видеокамеру сотового телефона. «Сотрудники следственного отдела быстро нашли преступников именно благодаря этой записи», - прокомментировал поступок граждан руководитель следственного отдела Дзержинского района Николай Платунов. Главным виновником расправы был признан охранник Александр Харченко. Правовой ликбез для водителей. Прочти, распечатай, вози с собой! Как нужно вести себя водителю остановленного транспортного средства (ТС): что нужно и что не обязательно говорить, предъявлять инспектору и какого поведения требовать от него. . Процедуре рассмотрения административного дела и обжалования действий инспектора посвятим наш следующий материал... Часть 1-я: от остановки транспортного средства до составления протокола. Прочти, распечатай, вози с собой! Вот уже два года как вступил в силу ЗУ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования регулирования отношений в сфере обеспечения безопасности дорожного движения», который привнес много нового в отношения «водитель-гаишник». Повышение штрафов и существенное расширение прав гаишников привели к логичным последствиям: водители поумнели и стали ярыми защитниками собственных прав. Они стали чаще обжаловать действия инспекторов как в административном, так и судебном порядке. Поскольку тема эта безгранична, и объять ее в одном материале нет возможности и необходимости, сегодня мы начнем наш рассказ со встречи с гаишником на дороге и закончим на порядке оформления инспектором протокола. Процедуре рассмотрения административного дела и обжалования действий инспектора посвятим наш следующий материал. Место встречи изменить нельзя Итак, инспектор ГАИ потребовал остановки ТС. Для этого он должен своим регулировочным знаком указать направление, по которому вы должны проехать – к обочине правого края дороги. Остановить транспортное средство, не забыв включить правый поворот, по требованию гаишника, – ваша прямая обязанность, за нарушение которой можно лишиться прав на срок от трех месяцев до полугода (ст.122-2 КоАП). Первое и самое главное правило – не нужно выходить из авто по требованию инспектора. Действующее законодательство в лице ЗУ «О дорожном движении» и Правил дорожного движения не содержит норм, обязывающих покидать свой автомобиль. Разговаривать с работником ГАИ можно (и нужно) через слегка приоткрытое стекло. Начинать беседу должен инспектор, указав свое ФИО и звание. Это его обязанность, предусмотренная ч.2 ст.5 ЗУ «О милиции», и право водителя, предусмотренное ст.16 ЗУ «О дорожном движении». Вместе с этими данными необходимо записать и номер жетона работника ГАИ (который находится у него на груди) и потребовать предъявить служебное удостоверение. Кроме того, пунктом 1.2 приказа МВД от 06.02.2001г. № 83 инспекторам ГАИ запрещено нести дорожно-патрульную службу без маршрутных карт, схем безопасных мест надзора за дорожным движением, графиков перемещения между конкретными местами несения службы и страховочных ремней к табельному оружию. То есть, можно потребовать маршрутную карту, дабы выяснить, имеет ли право этот инспектор в этом месте в данное время вообще стоять. Может, он вышел подежурить «по собственной инициативе». Согласно ст.16 ЗУ «О дорожном движении», водитель имеет право знать причину остановки ТС должностным лицом государственного органа, осуществляющего надзор за дорожным движением. С этого вопроса и нужно начинать разговор. Согласно п.1.1 приказа МВД от 06.02.2001г. №83, гаишникам запрещено останавливать автомобили, водители которых не совершили нарушений Правил дорожного движения, кроме транспортных средств, относительно которых имеются сведения об их незаконном завладении или противоправном использовании, в том числе с целью исчезновения с места ДТП. То есть, если нет нарушения, гаишник, в принципе, может проверить ваши документы по причине того, что автомобиль, похожий на ваш, якобы очень похож на угнанный. Этим практически всегда они и обосновывают остановку ТС. В случае, если проводится оперативно-розыскные мероприятия, остановить ваше транспортное средство – его обязанность. Без бумажки ты — букашка Далее, по требованию инспектора необходимо предъявить перечень документов, предусмотренных п.2.1 Правил дорожного движения, а именно: 1) права и талон нарушений ПДД, прилагаемый к ним; 2) техпаспорт на машину (для транспортных средств Вооруженных Сил — технический талон), а в случае отсутствия в транспортном средстве его владельца, кроме того, документы, подтверждающие право управления авто, — генеральная доверенность либо договор аренды; 3) в случае установления на ТС проблесковых маячков и (или) специальных звуковых сигнальных устройств — разрешение, выданное ГАИ, в случае размещения рекламы – согласование от ГАИ; 4) в установленных законодательством случаях дорожное письмо и документацию на груз, который перевозится; на маршрутных транспортных средствах — схему маршрута и расписание движения; на грузовых и крупногабаритных транспортных средствах и транспортных средствах, осуществляющих дорожный перевоз опасных грузов — документацию в соответствии с требованиями специальных правил; 5) полис (сертификат) обязательного страхования гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств. Если водитель освобожден от обязанности приобретать полис, нужно иметь при себе подтверждающее льготный статус удостоверение. Иметь при себе талон прохождения государственного техосмотра обязывает водителя ст.35 ЗУ «О дорожном движении». Законом прямо запрещается эксплуатация ТС, которые не прошли очередной техосмотр. Перечень документов, которые может потребовать гаишник, конечно, является исчерпывающим. Требовать иные документы, в т.ч., лицензии, разрешения, сертификаты, санитарные или экологические паспорта, свидетельства плательщика налога, талоны токсичности, любые согласования или разрешения на вывоз сырья, продукции инспектор не вправе. Бей врага его оружием (о грубых гаишниках) Правомерность некоторых действий гаишников вызывает сомнение. Поэтому нужно четко знать, чего инспектор не имеет права делать, хотя и делает. Речь пойдет о грубости, наглости, хамстве, угрозах. Согласно п.18.7 Инструкции по вопросам деятельности подразделений дорожно-патрульной службы Госавтоинспекции МВД, инспектору ГАИ запрещено: 1)вступать в разговоры с участниками дорожного движения по вопросам, которые не имеют отношения к службе; 2)обращаться к участникам дорожного движения на «ты»; 3)использовать угрожающие или оскорбляющие жесты, допускать при общении пренебрежительный тон, грубость, невежливое изложение замечаний, выражения, реплики, которые оскорбляют человеческое достоинство, угрозы, а также предъявлять безосновательные обвинения. Согласно п.18.10 этой же Инструкции, работникам ГАИ запрещено во время несения службы использовать технические средства и приборы, которые не сертифицированы в Украине и не прошли поверку или имеют свидетельство о прохождении проверки, срок которого истек. Это положение ставит вне закона принесшее в былые времена много головной боли устройство «Визир», не имеющее ни одного сертификата соответствия. О праве отобрать права Гаишник имеет право на месте забирать у нарушителя права, талон о прохождении техосмотра, и даже арестовывать ТС и отправлять его на штрафплощадку. Однако отбирать их инспектор может только в четко предусмотренных Законом случаях, а именно за те нарушения ПДД, за которые судом предусматривается лишение права управления ТС (ст.ст.121, 122-2, 124, части 1-4 ст.130 КоАП; части 1-3 ст.286 УК). За правонарушения, за которые предусмотрено только административное взыскание в виде штрафа или общественных работ, водительское удостоверение изыматься не должно. Лишить талона о прохождении ТО могут, если водитель стал участником ДТП, когда есть значительные повреждения ТС, автомобиль запрещено эксплуатировать по техническим причинам или есть все основания считать, что автомобиль не пригоден к эксплуатации по техническим причинам (неисправна тормозная система, рулевое управление и т. п.). Других оснований нет. В случае изъятия талона о прохождении ТО водитель должен будет пройти ТО еще раз. Направо пойдешь – коня потеряешь Теперь поговорим о праве гаишников арестовывать транспортные средства и отправлять их на штрафплощадку. Это право возможно в исключительных случаях, а именно: 1) эксплуатации технически неисправного ТС; 2) эксплуатации незарегистрированного (неперерегистрированного) ТС; 3) эксплуатации ТС без номерных знаков или со знаками, закрепленными в непредусмотренном для этого месте; 4) эксплуатации ТС, не прошедшего техосмотр, а также в случае, если идентификационные номера агрегатов автомобиля не совпадают с номерами, указанными в документации на автомобиль; 5) эксплуатации ТС без наличия регистрационных документов на автомобиль, разрешающих документов на управление автомобилем, сопровождающих товар документов, лицензионных карточек, полиса автогражданской ответственности (страхового сертификата «Зеленая карта»); 6) эксплуатации ТС в состоянии алкогольного, наркотического опьянения или под воздействием лекарственных препаратов, замедляющих реакцию человека; 7) в случае нарушения правил дорожных перевозок опасных грузов, правил проезда крупногабаритных и тяжеловесных грузов, незаконной перевозки иностранцев и лиц без гражданства по территории Украины. Протокол о правонарушении составляется на месте сотрудником ГАИ и там же принимается решение об эвакуации автомобиля на штрафплощадку. Как оформляется протокол Итак, случилась неприятность: инспектор решил, что вы все-таки нарушили и начинает оформлять протокол. Необходимо помнить, что неправильно заполненный протокол играет на руку водителю. Поэтому следует обязательно потребовать себе копию для последующего обжалования. КоАП не обязывает инспектора выдавать копию нарушителю, но право требовать копию протокола у последнего есть. На практике большинство дел в судах против ГАИ выиграются водителями именно на основании нарушения инспектором процедуры. Детально составление протокола регламентируется Инструкцией по оформлению материалов об административных правонарушениях от 22 января 2001г. Протокол заполняется на специальном бланке, разборчивым почерком и только по-украински. Зачеркивания, исправления и внесение дополнительных записей после того, как протокол подписан лицом, в отношении которого он составлен, запрещено. В протоколе указывается число, месяц, населенный пункт, должность, полное наименование органа внутренних дел, специальное звание, ФИО инспектора. Если нарушителей более одного, то протокол составляется на каждого в отдельности. В обязательном порядке указывается норма КоАП, которую, по мнению инспектора, нарушил водитель. Далее указываются данные правонарушителя: число, месяц и год рождения, полный адрес места рождения; гражданство; наименование предприятия, учреждения, организации, где работает или учится лицо, и его должность. Если лицо, которое совершило правонарушение, не работает, то об этом делается отметка в пункте 4 протокола. В случаях, когда правонарушение соединено с причинением вреда третьим лицам, не считая государства, в протоколе указываются свидетели либо потерпевшие. Советуем никогда не соглашаться с вменяемой виной. Доказывать вину – обязанность ГАИ. Кроме того, согласно ч.4 ст.256 КоАП, инспектор обязан зачитать и разъяснить нарушителю содержание ст.268 КоАП, а также сообщить о времени и месте рассмотрения административного дела. Протокол лучше не подписывать, точнее – отказаться и проследить за тем, чтобы об этом была сделана отметка. Необходимо понимать, что неправильное оформление протокола может стать спасительной соломинкой и основанием его отмены. Его необходимо всегда пытаться обжаловать. Правовой ликбез для водителей: от составления протокола до расплаты за правонарушение Мы рассказывали, как вести себя водителю при встрече с гаишником: что нужно и чего не нужно говорить и делать, чего требовать от инспектора. Отдельно мы остановились на правилах оформления протокола об админправонарушении, ошибочное заполнение которого может сыграть на руку водителю. Сегодня поговорим о последствиях составленного протокола. Приговор не является окончательным Итак, инспектор решил, что вы «нарушили» и составил протокол. Его решение – не окончательный приговор и, как говорится, обжалованию подлежит. А обжаловать его нужно в любом случае, даже, если протокол подписан. Начнем с того, что ст. 268 КоАП предусмотрено право лица, привлекаемого к административной ответственности, на помощь юриста. На основании отсутствия адвоката в момент оформления протокола либо составления постановления уже можно его обжаловать. Сотрудник ГАИ обязан выдать на месте копию протокола, а если на месте выносится постановление об административном правонарушении — копию постановления. Необходимо проследить, чтобы данные совпадали с оригиналом протокола, включая данные самого гаишника, составившего протокол и/или постановление. Также обратите внимание на то, чтобы в незаполненных графах протокола стояли прочерки и в пояснении напишите: «Cвою вину не признаю и, согласно ст. 268 КоАП Украины, прошу отложить рассмотрение дела». Проблема заключается в том, что процедура рассмотрения дел об административных правонарушениях как-то очень просто и усеченно регламентируется законодательством. КоАП не предусматривает вообще никакой процедуры административного дознания или расследования. Статьей 254 КоАП предусматривается только составление протокола об административном правонарушении, ст. 257 — направление протокола органу или должностному лицу, которому надлежит рассмотреть дело. Статьями 276-282 регулируются рассмотрение дела этим должностным лицом или органом. Больше никаких этапов производства по делу закон не предусматривает. Трудно представить, почему законодатель ограничился этими нормами и не регламентировал процесс привлечения к административной ответственности более подробно. Возможно, это было логичным в далеком 1984 году, когда принимался Кодекс, и правонарушения считались достаточно незначительными и «дешевыми» по сравнению с уголовными преступлениями. Но сегодня, когда власть, наконец, поняла, что такое правонарушение как нарушение правил дорожного движения, является достаточно серьезным из-за последствий в виде ДТП и, не дай Бог, чьей-нибудь смерти, кроме значительного повышения штрафов, не мешало бы и усовершенствовать процедуру рассмотрения таких дел. КоАП же не содержит четких процессуальных механизмов для расследования и установления объективной истины по делу. Краткие сроки приводят к тому, что рассмотрение дела носит обычно весьма поверхностный характер, если только правонарушитель не занимает активную позицию. А для этого ему нужно знать следующее. Согласно действующей процедуре, дело об административном правонарушении рассматривается в пятнадцатидневный срок со дня получения органом (должностным лицом), правомочным рассматривать дело, протокола об административном правонарушении и других материалов дела. При чем срок, в течение которого этот орган получает протокол, КоАПом не установлен. Поэтому советуем уже на следующий день после составления протокола начинать процесс обжалования протокола. Жалуйся громче других, даже если грех жаловаться Частенько рассмотрение административных протоколов проходит за закрытыми дверями, и лицо, в отношении которого составлен протокол, знать не знает о том, что в отношении него кто-то что-то рассматривает. О том, что ему вменили штраф либо лишение прав, нарушитель узнает в день получения письма со вложенным постановлением об открытии исполнительного производства. Меж тем, анализ ст. 278 КоАП свидетельствует, что лицо должно быть надлежащим образом оповещено о времени и месте рассмотрении дела в административном порядке. По факту заседания должен вестись протокол. Процедура рассмотрения дел об админправонарушениях судами более или менее регламентирована КоАП в отличие от процедуры рассмотрения в административном порядке госорганами. По крайней мере, нормы, регламентирующие судебный порядок рассмотрения дела, указывают, что нарушитель приглашается в суд повесткой за три дня до судебного заседания. Рассмотрев дело об административном правонарушении, орган выносит постановление по делу, копия которого в течение трех дней вручается или высылается лицу, в отношении которого постановление вынесено. Статья 287 КоАП регламентирует порядок обжалования постановления по делу об административном правонарушении. Постановление ГАИ о наложении административного взыскания может быть обжаловано в вышестоящий орган. То есть постановление городского управления ГАИ МВД необходимо обжаловать начальнику областного управления. В городское управление ГАИ жалоба и подается. Обжаловать постановление можно и в прокуратуру, и в суд в порядке, предусмотренном Кодексом об административном судопроизводстве. Постановление же суда необходимо обжаловать в апелляционный суд. Жалоба может быть подана в течение десяти дней со дня получения копии постановления. Этот срок может быть возобновлен, если Вы докажете уважительность причин его пропуска. В течение этих же десяти дней постановление может быть опротестовано прокурором. Апелляционный суд рассматривает жалобу в течение двадцати дней, в административном порядке жалоба рассматривается в течении десяти дней. Обжаловать постановление в любом случае нужно, чтобы потянуть время. Так, в случае изменения постановления в части наложения взыскания суд не может его усилить. Постановление апелляционного суда вступает в силу немедленно после его вынесения, является окончательным и обжалованию не подлежит. После окончания производства по апелляционной жалобе дело в течении пяти дней направляется в местный суд, через который жалоба была подана. В течении трех дней копия постановления высылается сторонам процесса. Отмена постановления с закрытием дела об административном правонарушении влечет за собой возвращение взысканных денежных сумм, возмездно изъятых и конфискованных предметов, а также отмену других ограничений, связанных с этим постановлением. В случае невозможности возвращения предмета возвращается его стоимость. Кроме того, можно возместить и моральный вред. Согласно ЗУ «О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, досудебного следствия, прокуратуры и суда» гражданину возмещается вред, нанесенный в результате незаконной конфискации имущества или незаконного наложения штрафа. Как оплатить штраф Штраф должен быть оплачен нарушителем не позднее пятнадцати дней со дня вручения ему постановления о наложении штрафа, а в случае обжалования или опротестования такого постановления — не позднее пятнадцати дней со дня уведомления об оставлении жалобы или протеста без удовлетворения. Оплатить штраф после вступления в силу постановления — настоящая проблема. В постановлении инспектора ГАИ не указаны реквизиты, по которым водитель должен платить. Чтобы их узнать, водитель должен зайти на сайт Госказначества, найти в соответствующем разделе реквизиты районного казначейства (http://www.treasury.gov.ua/main/uk/p.../article/95282), вписать их в квитанцию, после чего идти в кассу. Не успел – плати в двойном размере. В случае неуплаты правонарушителем штрафа в течение этого срока, постановление о наложении штрафа посылается в исполнительную службу для принудительного исполнения. Следует отметить, что постановление о наложении административного взыскания не подлежит выполнению, если оно не было обращено к принудительному исполнению в течение трех месяцев со дня вынесения. Однако практике почти неизвестны случаи, когда госорган либо суд не подавал исполнительный лист в исполнительную службу вовремя, из-за чего штраф «сгорал». Поэтому уповать на забывчивость чиновников не стоит. Многих водителей удивляет сумма штрафа, указанная в постановлении об открытии исполнительного производства, которое приходит им по почте спустя несколько месяцев после встречи с гаишником. Сумма эта удваивается, согласно ст. 308 КоАП. Так государство наказывает за нежелание выполнять постановление добровольно. Кроме того, не стоит забывать, что оплатить штраф нужно в течении семи дней после вынесения постановления об открытии исполнительного производства. По истечении этих семи дней нужно будет оплатить еще и исполнительный сбор – 10% от суммы штрафа. В любом случае, встретив на дороге гаишника, не пугайтесь сразу. Прав у водителя теоретически больше, чем у инспектора. Любое неправильное действие работника ГАИ нужно обжаловать. Знание процессуальных норм может способствовать полному освобождению от ответственности даже в случае нарушения водителем материальных норм. Собака на закуску В Глуховское отделение милиции 4 мая обратился местный житель Пайлак Маркиросян - у него пропала собака Багира. Правда, нашлась в тот же день, - но уже мёртвой и… полусъеденной. Пайлак живёт в 3-квартирном доме барачного типа. Соседи его - 36-летняя безработная ранее судимая Ирина и её 15-летняя дочь - заброшенный и проблемный подросток. Они и раньше ему доставляли проблемы - постоянно устраивали пьянки, да ещё подворовывали продукты и деньги. Четыре года назад Ирина стащила у него 1050грн., за что и отсидела. Но такого, как случилось с его овчаркой, Пайлак не мог себе представить даже в страшном сне! В тот день он пришёл домой и с удивлением обнаружил, что не может попасть во двор - калитка закрыта. Пришлось позвать на помощь прохожих, чтобы её открыть. Пайлак ещё подумал - странно, что его не встречает его любимица Багира. Ошейник есть, а самой собаки нет. Может, сама сняла его и убежала гулять? Но и через несколько часов она не вернулась. Тогда расстроенный хозяин и пошёл в милицию. А в это время во дворе происходила жестокая расправа над несчастным животным. По словам Ирины, с утра к ней пришла подруга с сожителем, ранее судимым. Посидели, выпили. А потом он заприметил собаку - дескать, хочу её съесть. Собачатина, мол, лучшее средство от туберкулёза. Женщины его отговаривали, но сожитель-торчок упёрся. Тогда Ирина пошла и отвязала овчарку. А “гурман” её зарезал и расчленил. Пайлак увидел из окна, как весёлая компания во дворе жарит на костре останки собаки. Прибывшие правоохранители нашли в подвале пакет с собачатиной, а во дворе - шкуру, голову и лапы. Всё, что осталось от друга человека. Случившееся шокировало всех, а председатель местного общества защиты даже хотела расправиться с живодёрами. По факту убийства собаки будет возбуждено два уголовных дела - за кражу и жестокое обращение с животными. Это грозит 6 месяцами лишения свободы. Но хозяин погибшего животного требует более строгого наказания за ужасную смерть любимицы, фактически единственного члена его семьи, его радость, гордость и утешение. А вот сами живодёры виновными себя ничуть не чувствуют. Для них, по их словам, убийство и поедание собак - привычное дело. Ирина же считает происшедшее просто неприятной ситуацией, на претензии Пайлака отвечает грубо. Говорит, что, конечно, её гость поступил неправильно, но особого раскаяния незаметно. Её несовершеннолетняя дочь просто сказала, что убьёт соседа - мол, надоел уже своими замечаниями. В кого она вырастет в таком окружении - уже, наверное, не вопрос…

Суд пожурил и отпустил мужичка, с «липовым» дипломом выбившегося в подполковники милиции

В Донецке суд освободил от ответственности подполковника милиции, который 13 лет служил с фальшивым дипломом.

Как сообщили в пресс-группе Управления службы безопасности Украины в Донецкой области, сотрудники СБУ разоблачили противоправную деятельность 45-летнего гражданина Украины, который в 1999 году приобрел фальшивый диплом Горловского автодорожного института.

В дальнейшем злоумышленник использовал поддельный документ при трудоустройстве на офицерскую должность в одном из структурных подразделений Главного управления МВД Украины в Донецкой области. Офицерскую должность он незаконно занимал более 13 лет, принимая при этом управленческие решения, и на момент разоблачения дослужился до подполковника.

Ворошиловский районный суд г. Донецка признал мужчину виновным в совершении преступления по ч.4 ст.358 (использование заведомо поддельного документа) Уголовного кодекса Украины, но в связи с истечением срока давности совершения преступления, т.е. в соответствии с п.2 ч.1 ст.49 УК, освободил его от уголовной ответственности.

Правонарушитель уволен из правоохранительных органов.

Следователь одного из райотделов милиции Киева с подельниками убивал людей ради квартир
Следователя одного из райотделов милиции Киева, его бывшего однокурсника и еще одного сообщника подозревают в убийствах ради квартир. Как сообщает ТСН, троица убила трех человек, а вот продать жилье не успели. У двух погибших были родственники, и они после исчезновения родных сразу обратились в милицию. Арестованные во время следственных действий признались в преступлениях и уже знакомятся с обвинительным заключением. «На данном этапе есть противоречия в их показаниях. Проведены следственные действия для их устранения, но в целом данные лица признают свою вину в совершении преступления», - рассказал руководитель следственного отдела прокуратуры Максим Рябенко.В московскую банду похителей-садистов входила и капитан-полицайша из Главка18.01.2013 Столичные полицейские задержали пятерых москвичей, которые подозреваются в похищении человека, лишении свободы с применением насилия и оружия, а также вымогательстве. Среди задержанных оказалась женщина-полицейский в звании капитана и должности оперуполномоченного одного из подразделений столичного Главка МВД, а также бывший сотрудник милиции, уволенный в ходе переаттестации, сообщает сайт МВД РФ. На след банды силовики вышли в конце ноября прошлого года после задержания коммерческого директора одной из столичных фирм, подозреваемого в совершению развратных действий сексуального характера. В ходе обыска по месту его жительства нашлись видеозаписи, на которых были запечатлены издевательства над неизвестными пожилым мужчиной и девушкой. Однако задержанный упорно отказывался раскрыть какие-либо данные о своих сообщниках-истязателях и их жертвах. Но в конце прошлого года полицейским удалось вычислить и задержать преступников, сообщается в пресс-релизе. Каким образом это удалось сделать, в полиции не уточняют. Зато отмечают, что бандиты, в числе которых оказалась оборотень в погонах, незаконно использовали форму сотрудников полицейского спецназа и оружие для совершения преступлений. Женщина-полицейский будет уволена из правоохранительных органов, заверяют в МВД. Уже уволен начальник ОСБ УВД по ВАО ГУ МВД России по Москве, который давал согласие на прохождение ее переаттестации. Кроме того, к строгой дисциплинарной ответственности привлечены два поручителя: начальнику полиции ОМВД РФ по району «Перово» объявлено неполное служебное соответствие, а начальнику ОУР этого же ОМВД — строгий выговор

 

Обыск!

Как правильно подготовиться к «маски-шоу» и нежданным гостям

В последнее время в новостях все чаще сообщается о ситуациях, когда парни в масках вторгаются в очередной офис компании. В нашей стране никто не застрахован от такого визита. Ошибочно полагать, что к нему можно быть полностью готовым, но часто компании сами упрощают работу визитерам. Вот самые распространенные ошибки «принимающей» стороны.

1.

Отсутствие профессиональной охраны офиса. Перед обыском следственные органы собирают оперативную информацию о компании с целью скорейшего проникновения в нее и недопущения уничтожения информации. Как правило, за неделю до обыска оперативные сотрудники ведут наружное наблюдение за офисом, чтобы определить точки безболезненного проникновения туда.

Фото Андрей Товстыженко/zn.ua

Фото Андрей Товстыженко/zn.ua

Самое оптимальное время для обыска – отсутствие в офисе руководства (отпуск, командировка за границу) и накануне выходного дня. Без профессиональной охраны и налаженного пропускного режима компания рискует обнаружить правоохранителей в кабинете своего директора, когда их действия уже в самом разгаре. А при фактически начатом обыске уже мало смысла в выяснении оснований его проведения.

2.

Отсутствие профессиональной адвокатской помощи. Наличие у компании договора на предоставление правовой помощи во время обыска повышает шансы участия адвоката в следственном действии. Предварительное знакомство адвоката с компанией минимизирует риски его дискредитации правоохранительными органами во время обыска. Проводить кастинг адвокатов, когда внутри уже идет обыск – занятие малоэффективное.

3.

Отсутствие видеонаблюдения в офисе. Гласность – это серьезное оружие современного общества. Простой глазок камеры часто заставляет вспомнить о существовании Уголовно-процессуального кодекса и банальных правил приличия. Камеры должны быть установлены в недоступном месте во избежание их повреждения и отключения. Информация с камер должна храниться на удаленных серверах для предотвращения факта их изъятия. Необходимо иметь правоустанавливающие документы на установку и приобретение систем видеонаблюдения.

Также согласно ст. 107 УПК перед началом обыска можно заявить ходатайство о фиксации следственных действий следователем в протоколе, неисполнение этих требований влечет признание этих действий недействительными.

4.

Отсутствие правоустанавливающих документов на помещение. Часто во время обыска в определении следственного судьи отсутствует номер комнаты (офиса) обыскиваемого помещения. Если правоохранители пришли не по адресу, необходимо предъявить документы, подтверждающие право пользованием помещения (с планом расположения), и указать это в протоколе. За незаконное проникновение в жилье или другое владение лица (офис, склад, автомобиль) предусмотрена уголовная ответственность согласно ст. 162 УК.

5.

Отсутствие у компании документов, подтверждающих право собственности на имущество, изъятое во время обыска. В Украине категория частной собственности молода, да и нынешняя ситуация с законностью не способствует ее развитию. Часто в офисах присутствует винегрет из юридических лиц и горы так называемого «внебалансового» имущества.

Важно помнить, что отсутствие на балансе предприятия имущества, которое было изъято во время обыска, делает невозможным его возврат (а также отсутствие документов, которые подтверждают приобретение или аренду этого имущества). Храните оригиналы документации, которая подтверждает имущественные права, вне офиса – во избежание их изъятия.

 Автор: Денис Овчаров, адвокат и партнер практики правовой безопасности АО Юскутум

Осторожно, милиция! МИЛИЦЕЙСКАЯ БАНДА!

Громкое дело с изнасилованием жительницы пгт. Врадиевка Ирины Крашковой двумя милиционерами заставила взорваться Украину. Люди начали вспоминать все старые преступления, которые милиция не раскрыла в свое время, надеясь, что «прививка Врадиевка» сработает и добьется справедливости. Но самые «глухие» дела - те, где потерпевшие считают виновными самую милицию (укр.).

 

Автор: Александр Шахов,

Жертва № 1. Ігор Індило, 20 років

Помер від травми голови у Шевченківському РВВС Києва

18 липня родина покійного студента знову почала ходіння по муках. У цей день Деснянський райсуд Києва почав розглядати справу загибелі студента Ігоря Індило — вже втретє із самого початку. Ігор помер три роки тому — 18 березня 2010 після візиту до Шевченківського рай­відділу міліції. Нагадаємо, хлопця приволік до РВВС його сусід за гуртожитком — дільничний Сергій Приходько. Привід — нібито п'яний дебош

Живим хлопець із міліції не вийшов — швидка, що повторно виїхала, констатувала смерть від черепно-мозкової травми. Охоронці намагалися довести, що студент був п'яний, а голову розбив при падінні з лавки в камері райвідділу. Та відеозапис камер спостереження довів, що студента все ж таки заволокли до КПЗ вже в несвідомому стані, копали ногами і навіть пирскали водою з пляшки, намагаючись привести до тями після ймовірних побоїв. У підсумку двоє обвинувачених міліціонерів — черговий Сергій Коваленко та дільничний Сергій Приходько — відбулися вкрай м'яким покаранням. Коваленко амністували, він пішов з МВС на пенсію зі збереженням звання. А Приходько дали 5 років умовно.

«Ми категорично не згодні з вироком і сподіваємося, що новий суд відновить справедливість, — вважає мама Ігоря, Людмила Індило. — Чому ніхто з міліціонерів не отримав реального тюремного терміну за смерть мого сина?». Це питання донині без відповіді.

Жертва № 2. Олексій Ходаков, 32 роки

Помер у міліції Сум від «нервів»

Помер у міліції Сум від «нервів»

17 січня 2012 молодого сумчанина запросили на допит в Ковпаківський райвідділ міліції у справі про безвісти зниклого жителя. Правоохоронці зі своїх джерел отримали інформацію, що Ходаков може знати, куди подівся розшукуваний. Увечері чоловік додому не повернувся, зате дружині подзвонили з міліції і заявили, що її чоловік помер від серцевого нападу. У нього залишилися двоє малолітніх дітей. Коли близьким видали в морзі тіло для поховання, вони виявили на обличчі померлого синці, а на зап'ястях — сліди від наручників.

«У нього зуби були закривавлені, в роті запеклася кров, підборіддя було синім, — розповідав брат померлого, Ігор Ходаков. — Ніколи він на серце не скаржився, навіть тиск не підвищувався».

Рідні впевнені, що в дільниці Олексія катували, а потім все обставили під серцевий напад. Правоохоронці почали виправдовуватися, мовляв, допитуваний Ходаков був дуже збуджений, мав намір зав'язати бійку зі слідчим і міг нанести каліцтва собі й оточуючим, тож на нього й надягли наручники. Правозахисники шоковані — як можна було застосовувати браслети до свідка! Прокуратура досі розбирається в цій справі, однак до відповідальності нікого з ініціаторів смертельного допиту ще не притягнули.

Жертва № 3. Руслан Сажко, 30 років

Знайдений в петлі біля Святошинського РВВС Києва

Знайдений в петлі біля Святошинського РВВС Києва

6 січня 2011 киянин, що мав сім'ю, освіту й роботу, несподівано скоїв суїцид. Та не десь, а під стінами Святошинського райвідділу міліції. Причому після того, як побував там.

«Мій син не п'яниця і не наркоман, із психікою в нього все в порядку, працював судовим виконавцем, — згадував його батько, Олександр Сажко. — Він закінчив юрфак. Але роботу з нормальною зарплатнею не знайшов, тож пішов ще на курси при Одеській морехідці і вирішив піти у плавання».

За словами батька, хлопець не тільки оформив усі документи, а й зібрав речі, а з товаришами збирався ніби як проводи організувати. Молоді люди трохи випивали в кафе на Святошино. Там трапилася бійка, і Руслана Сажко забрали у відділок, як свідка. А вранці його несподівано знайшли в петлі на півметровому паркані неподалік від райвідділу. За версією міліції, це — суїцид через «кидок» із роботою. Начальство райвідділу пояснило батькові загиблого, що в телефоні сина знайшли контакт «господар» і він нібито з ним розмовляв перед смертю.

Але у фірмі, де покійний мав працювати, сказали, що договір був у силі і вони навіть повернули гроші, витрачені на документи. А під ім'ям «господар», за словами рідних, Руслан Сажко записав людину, яка купила в нього машину без усяких «кидків». Батько покійного вважає, що сина забили в міліції, адже коли забирав тіло з моргу, виявилося, що в нього сині руки, як від побоїв. Сажко-старший намагався шукати правди в головного міліціонера Києва, але там відповіли стандартним формулюванням — «порушень не виявлено».

Жертва № 4. Євген Звенигородський, 32 роки

Побили в дільниці і кинули помирати у сквері Харкова

Побили в дільниці і кинули помирати у сквері Харкова

30 березня 2011 патрульні затримали двох місцевих жителів — Євгенія Звенигородського та Віталія Адоніна. Нібито через те, що молоді люди намагалися вкрасти гаманець у пасажирки у маршрутці, а потім їй погрожували. Пізніше в райвідділі, не оформлюючи жодних документів на затриманих, помічник оперуповноваженого побив обох. Особливо старався над Звенигородським, закутим у кайданки. А керівництво мучителя — прапорщик і майор — не тільки не зупинили свавілля, але й коли помітили, що Звенигородський втрачає свідомість, винесли до сусіднього сквера й посадили на лавці. Побитого підібрала «швидка», та від внутрішньої кровотечі він помер.

Завдяки свідченням товариша вбитого, прокуратурі вдалося розкрутити цю справу. Якби не було цього важливого свідка — довести провину перевертнів у погонах було б майже неможливо. Адже жодних документів про привід до райвідділу не склали і приховали цей факт від керівництва. Трьох учасників екзекуції звільнили з МВС. 6 квітня 2012 суддя Київського райсуду Костянтин Садовський оголосив вирок у справі. Учасники побиття міліціонери отримали такі строки: Богдан Цихмістра вісім років в'язниці, Олександр Марченко та Олексій Лазарєв — по чотири роки. 24 квітня 2013 Апеляційний суд відхилив усі апеляції і залишив вирок першої інстанції без змін.

Жертва № 5. Ласло Коломпаров, 39 років

Не витримавши тортур, вистрибнув з вікна кабінету слідчого в Лозовій

Не витримавши тортур, вистрибнув з вікна кабінету слідчого в Лозовій

9 січня 2011 до сім'ї Коломпарових приїхала міліція і попросили главу сімейства Ласло і його дружину Лану проїхати з ними до райвідділу. Потерпілі стверджують, що міліціонери змушували їх зізнатися в розповсюдженні наркотиків. Нібито вони налагодили міжнародний канал постачання з Росії. Коли Лану вивели в коридор, вона проходила повз кабінету слідчого, де допитували Ласло.

За її словами, двері були прочинені і вона побачила, як правоохоронці б'ють чоловіка по голові, а він намагається прикритися руками. Через кілька хвилин Ласло Коломпаров, ймовірно, не витримавши знущань, вистрибнув у вікно з четвертого поверху. П'ять днів потому від отриманих травм він помер у реанімаційному відділенні міськлікарні. На лаву підсудних сіли двоє міліціонерів: Олександр Кулик та Володимир Палко. Остаточного вироку у справі ще немає. И ЭТО ТЫСЯЧНАЯ ЧАСТЬ МИЛИЦЕЙСКОГО БЕСПРЕДЕЛА!

Милиция - это наша трагедия!

Страх перед «органами». Он въелся в плоть и кровь нескольких поколений. Потому что «органы» защищали государство, не гражданина. Милиция - часть этих «органов». Поэтому страх перед милицией - норма. Наша советская (и постсоветская) норма. Такая же, как жестокость и пытки. Неужели до случившегося во Врадиевке мы не знали правду о своей милиции?

 

Я живу здесь очень давно. С 1946 года. Многое помню, многое знаю, о многом догадываюсь. Догадываюсь, потому что здесь не привыкли говорить и писать правду.

Одно из первых, ярких воспоминаний: мне 5 или 6 лет, я иду с родителями домой по улице Артёма, вечер, навстречу нам идёт милиционер, мои родители перестают говорить о чём-то своём, взрослом, затем и мама и папа крепко сжимают мои детские ладошки. Одновременно. Опасность! Какая-то непонятная мне опасность! Милиционер проходит мимо… Мои родители - уважаемые люди, врачи, закончили войну в поверженном Берлине, члены коммунистической партии.

Страх перед «органами». Он въелся в плоть и кровь нескольких поколений. Потому что «органы» защищали государство, не гражданина. Милиция - часть этих «органов». Поэтому страх перед милицией - норма. Наша советская (и постсоветская) норма. Такая же, как жестокость и пытки.

Преступление должно быть раскрыто любой ценой. Даже ценой изуверских издевательств и унижений. Что тут нового? Неужели до случившегося во Врадиевке мы не знали правду о своей милиции? Не знали, кто «крышует» наркобизнес и тысячи игровых автоматов?

 Фото: Игорь Луценко  В субботу в Десятинном переулке милиция снова показала себя во всей красе - защищала незаконную стройку, била местных жителей, арестовывала случайных граждан

   В субботу в Десятинном переулке милиция снова показала себя во всей красе - защищала незаконную стройку, била местных жителей, арестовывала случайных граждан/ Фото: Игорь Луценко

Виноват министр Захарченко? Не уверен. Лично с ним не знаком, мало знаю о его достоинствах и недостатках. Знал лишь одного из наших министров, ныне покойного «дважды самострела» Юрия Кравченко. Все они, наши министры виноваты. И - не виноваты, одновременно. Это мы, граждане дорогие, растили детей, сегодня отрабатывающих удары палкой-«демократизатором» на задержанных и арестованных. Это мы все вместе создали климат милицейской вседозволенности в стране. Мы, не шведы, не американцы.

Милиция - это наша трагедия. Ликвидировать её невозможно, оставлять в существующих реалиях - опасно. Для нас опасно. Но, простите, все мы, относительно законопослушные граждане оплачиваем невероятно тяжёлый и усердный труд специально подготовленных людей, надзирающих за состоянием законности в милицейской системе. Да, я о прокуратуре. Архаичной советской прокуратуре, десятилетиями категорически не выполняющей свою основную функцию - надзор за соблюдением законности в стране.

Ну, уступит Виктор Фёдорович, снимет с должности Захарченко. Выпустит, так сказать, лишний пар. И что дальше? Проснёмся в полицейских реалиях Великобритании? Увы, всё сложнее, страшнее. Болезнь системы не лечат пищевыми добавками (впрочем, у нас лечат, ещё как лечат).

У столь нелюбимого многими Юрия Фёдоровича Кравченко была разумная идея: начинать модернизацию милицейской системы с участковых милиционеров. Изменив их статус, подготовку, возможности… Увы, не получилось. Или - не захотелось. Не мне судить. Но, кто-то, то ли тот же министр Захарченко, то ли кто-нибудь из последующих министров неизбежно начнёт системные изменения именно в этом звене. Другого пути попросту не существует.

В тюрьмах и колониях страны множество людей. Более сотни тысяч. Понимаю, среди них есть невиновные (такое у нас, увы, правосудие). Большинство - преступники. Зачастую, жесткие, агрессивные, чрезвычайно опасные. Преступник в тюрьме - это результат работы нашей милиции. Той самой милиции. Не очень хорошо оплачиваемой, имеющей весьма скудные деньги на содержание агентуры, на закупку бензина для служебных автомобилей, на проведение серьёзных современных экспертных исследований (тех самых, которые так легко и просто заказывают опера и следаки в русских теледетективах).

Знаете, это очень напоминает отношение обывателя к психиатру: «Вы обязаны знать мысли и намерения своего пациента! Вы обязаны знать заранее о его агрессивных бредовых намерениях!» Так и здесь - лишенный самой необходимой технологии милиционер должен предусмотреть действия преступника и затем аргументированно доказать его вину.

Милиция коррумпирована. В некоторых регионах страны - тотально. Молодые офицеры с остатками романтических профессиональных намерений быстро привыкают к реалиям. Или уходят, если есть куда. Но… почему борьбу с коррупцией необходимо начинать снизу? В конце-концов, есть же у нас Администрация Президента, Кабмин, другие очень интересные структуры, весьма благожелательно относящиеся к «левым» деньгам и «левым» служебным возможностям. Горькая, и одновременно сладкая правда: мы все коррумпированы! Такая у нас финансово-экономическая система.

И такой аспект нашей правоохранительной системы: подготовка кадров. Об этом у нас не пишут, не говорят. Следовательно, не задумываются. Тысячи вчерашних школьников, несамостоятельных, незрелых молодых людей поступают в учебные заведения МВД и СБУ, где, в числе другого, постигают такие весьма специфические науки как методы допроса, технологию агентурной разработки, способы вербовки граждан, внешнее сопровождение объекта оперативной разработки и тому подобные грязноватые, но очень необходимые сугубо полицейские дисциплины.

Это - плохо. Это разрушает молодую психику, способствует скорому психологическому выгоранию. Когда-то, в уже далёкие советские времена конвойные войска состояли из таких же вчерашних школьников, ежедневно сталкиваясь с изнанкой жизни, сопровождая и охраняя заключённых, они перенимали весьма специфический опыт, унося его затем в обыкновенную жизнь своей деревни и своего города. Сегодня в Украине конвоирами работают зрелые люди, имеющие собственные семьи, собственный взгляд на мир. Думаю, пора изменить и систему набора курсантов в систему МВД-СБУ. Если мы действительно, искренне хотим иной работы нашей правоохранительной системы.

В силу своих профессиональных интересов я знаком с большим количеством людей, являющихся экспертами в этой очень важной сфере нашей государственной и общественной жизни. Смею утверждать, и в милиции, и в СБУ, и в тюремном ведомстве есть серьёзные люди, готовые предложить путь модификации правоохранительной системы. Нет лишь одного, главенствующего условия - политической воли. Надеюсь, когда-то она появится. Обстоятельства заставят.

Выражаясь медицинским языком, почти тотальное негативное отношение населения Украины к правоохранительным органам - очень плохой прогностический признак приближающейся смерти украинской государственности.

Автор: Семен Глузман, врач, член коллегии Государственной Пенитенциарной службы Украины,

Что такое милиция в Украине сегодня (маленький примерчик) - банда оборотней в пагонах!

И ПОДОБНОЕ ЗАХЛЕСТНУЛО УЖЕ ДАВНО ВСЮ УКРАИНУ (ещё со времён кучмизма)

...Посмотрев на угрюмую физиономию дежурного, я понял, что обжаловать действия милицейских сотрудников его начальнику - затея, явно обреченная на неудачу. Если в подчинении этого деятеля беззаботно существуют свободный художник-юрист Костров и веселая дура-чифиристка из статистического отдела, то и сам этот руководитель - не начальник органа внутренних дел, а заправитель балагана.

 

 Жили-были старик со старухой. Да и сейчас, слава Богу, живут. Все, кто их знает, называют по отчествам, так удобней. Он – Яковлевич, она – Яковлевна. Обоим скоро восемьдесят. Дети давно выросли и разъехались еще по просторам СССР. Внуки взрослые и тоже живут далеко. Картина эта, в общем, привычная, таких стариков в Украине немало. Пожилые люди имеют квартиру в Феодосии, но большую часть времени живут в маленьком домике в садовом товариществе «Портовик-1», что недалеко от города рядом с войсковой частью. Садовые участки окружены небольшим лесом, который, как и всякий лес в Крыму, является заповедным.

В феврале этого года утром Яковлевич, как обычно, прогуливался по лесу с маленьким беспородным псом черно-белой раскраски по кличке Бим. Бим был объектом заботы одиноких стариков, каким-никаким сторожем-звоночком и (самое главное!) глазами Яковлевича. Старик – инвалид 2-й группы по зрению, он полуслепой, и Бим своим поведением на прогулках давал ему нужные сигналы: показывал, где сворачивает дорога, где пролегает канавка…

Прогуливаясь, Яковлевич увидел метрах в пятидесяти нескольких мужчин. Он не успел, да и не смог бы разобрать, кто эти люди и что они делают в лесу близ садового поселка и в двух десятках метров от ворот войсковой части, когда прозвучал выстрел. Потом завизжала-заскулила собака и забилась в короткой агонии – выстрел был удачным. Яковлевич закричал, побежал к «охотникам» (как бегают восьмидесятилетние люди - представить нетрудно), те засуетились и стали уходить к двум автомобилям, стоявшим на дороге.

Один из группы подбежал к Яковлевичу, стал ему зачем-то показывать казенную часть своего ружья и возбужденно доказывать, что стрелял не он. Стрелок же стал оправдываться, мол, он принял собаку за зайца. Как можно была спутать пеструю собаку с серым зайцем, непонятно. Потом «охотники» свистнули своих собак (с ними были две охотничьи собаки), быстро погрузились в машины и уехали. Номер одной из них Яковлевич вблизи сумел рассмотреть и запомнил. Вот такую печальную историю о подлых людях он мне рассказал.

Потом Яковлевич похоронил свою несчастную собачку, как решето пробитую дробью, и обратился в Феодосийский горотдел милиции, рассчитывая на понимание и справедливое наказание преступника, так беспричинно и жестоко расправившегося с безобидным животным.

На его обращение по телефону, а позже и письменное заявление он получил ободряющий ответ, что, дескать, сведения занесены в Единый реестр досудебных расследований под №12013130200001444 от 12 марта 2013г. Непосвященному человеку такое громоздкое, с трудом произносимое название, конечно же, должно вселить веру в справедливость власти. А номер из семнадцати цифр вообще гарантирует торжество справедливости! Остается добавить, что криминальное производство поручено было следователю старшему лейтенанту милиции Кострову А.А.

А еще через некоторое время Яковлевич получил по почте документ, из которого понял, что наказывать кого бы то ни было никто не собирается, так как в действиях собачьего убийцы нет то ли события, то ли состава преступления.

Бумажку это Яковлевич затерял, что при его здоровье неудивительно. Да Бог с ней, надо будет – скопируют еще.

Услышав эту печальную историю, я предложил Яковлевичу стать его представителем и вместе попытаться разобраться в чудесах расследования и таком «оптимистическом» его окончании.

В начале июня, когда я по делам был в Феодосии, мы подъехали с ним к дверям городского отдела милиции. Сидящий за столом в коридоре юноша с погонами рядового и «портретом» тигра на нарукавном шевроне направил нас к дежурному.
Так начались странности милицейского существования в древнем городе Феодосии.

Дело в том, что «Тигр» является полком внутренних войск МВД, спецподразделением, предназначенным для ликвидации массовых беспорядков, в том числе и сопровождающихся погромами, поджогами и вооруженными нападениями, то есть для очень серьезного дела, а тут прикомандированный «тигренок»-срочник вместо того, чтобы совершенствовать свою боевую подготовку, занимается бабьим учетно-регистрационным ремеслом. Разве что носки при этом не вяжет. Видимо, его отцов-командиров такая «боевая» учеба вполне устраивает.

Дежурный майор вежливо, но привычно недоброжелательно (а встречал ли кто-нибудь приветливого милицейского дежурного?) выслушал меня, сказал, что следователя Кострова на месте нет, и сообщил номер его мобильного телефона.
Через телефон ощущалось, что следователь Костров напрягся, когда понял, что он говорит с представителем потерпевшего, это и понятно – представитель ведь не простой малообразованный старик.

Однако говорил он толково, и из беседы стало ясно, что дело он «закрыл» по тем соображениям, что «снайпер», случайно убивший собаку, находился в лесу с гладкоствольным оружием, приготовленным к стрельбе, так как был кем-то откомандирован на «борьбу» с бродячими животными. Об этом в деле есть соответствующая бумажка. Старика он не заметил, собаку посчитал бездомной, а потому хладнокровно выполнил свой, то ли служебный, то ли гражданский долг.

В действиях стрелка следователь Костров не усматривает признаков преступления, предусмотренного ст. 299 Уголовного кодекса Украины «Жестокое обращение с животными» на том основании, что в комментариях к ст. 299 под жестоким обращением понимается длительное воздействие на животное, а в данном случае такого воздействия не было. С материалами дела Костров ознакомить нас сейчас не может, так как передал его в статистический отдел, там и знакомьтесь сколько душе угодно.

Даже такая куцая информация вызвала недоумение. Вот целый перечень вопросов, который неминуемо возникают, и которые (бьюсь об заклад!) Костров себе не задавал и ответы на них, соответственно, не получал.

1. Если стрелок был официально направлен на отстрел бродячих животных, то почему это был отстрел, а не их отлов с последующей передержкой и гуманным безболезненным усыплением? Кто и на основании какого нормативно-правового акта придумал такой способ социальной санитарии?

2. Был ли такой отстрел плановым (а тогда – где этот безумный план?) или внеплановым (а тогда – какие предшествующие события повлекли экстремальные действия?.. В окрестностях Феодосии вспыхнула вспышка бешенства?.. Бродячие псы стали нападать на людей?).

3. Каким документом разрешено появление людей с оружием, изготовленным к стрельбе, и его применение в заповедной зоне?.. А в сотне метрах от садового товарищества, где живут люди?.. А в двадцати метрах от КПП войсковой части, где тоже находятся люди?

4. О какой безопасности может идти речь, если стрелок не видел хозяина собаки?.. Значит ли этот факт (а именно это утверждает стрелявший), что Яковлевич не попал под выстрел лишь случайно?.. Как объяснить, что инвалид 2-й группы по зрению видел стрелявшего и его компанию, а те его «в упор» не замечали?

5. Если стрелок был действительно уполномочен каким-то дегенератом-чиновником «мочить» собак, то почему он не забрал с собой труп для последующего «правильного» захоронения?

6. Почему гицели были с охотничьими собаками?

Далее. Костров плохо учил формальную логику в юридическом ВУЗе. Или же учил хорошо, но полагает, что все другие ее учили плохо. И пользуется этим.

Вот что написано в научно-практическом комментарии к ст. 299 УК: «Жестокие методы состоят в безжалостном обращении с животным, длительном воздействии на него с целью получения болезненного самоудовлетворения от наблюдения за страданиями животного». Здесь налицо перечисление двух жестоких методов: безжалостности и садизма. Это типичный пример конъюнкции в бинарной операции. Запятая в данном предложении выполняет функцию союза «и». А Костров перечисление методов то ли по злому умыслу, то ли по невежеству объединяет в один. Мол, да кто там в этом соображает?

Следователь Костров, словно карточный шулер, передергивает Уголовный кодекс, а вот Закон Украины «О защите животных от жестокого обращения» он, похоже, в руках не держал. А если бы подержал, то прочитал бы в статье 1, далеко и ходить не надо: «Жестокое умерщвление животных – умерщвление животных без использования обезболивающих средств, которые предотвращают ощущение животными боли и страха». И снова риторический вопрос: а к несчастному Биму такие средства применялись?

А если бы Костров не поленился и дальше полистать этот закон, то с удивлением обнаружил бы, что домашних животных, хоть привязанных, хоть бродячих, можно умерщвлять исключительно в помещениях, специально приспособленных для этого. Но Кострову недосуг читать законы.

Тогда ведь и стрелка придется привлекать к ответственности, и его компаньонов, незаконно охотившихся в лесу, и «доброго» дядю, который задним числом (наверняка задним) «нарисовал» бумажку, что будто бы неизвестный читателю (пока неизвестный) стрелок выполнял важную народнохозяйственную задачу. Вряд ли Кострову, его начальникам и прокурору, который как будто должен надзирать за законностью, такая перспектива покажется заманчивой. Не сомневаюсь, что браконьеры - непростые людишки. Во всяком случае, в масштабах Феодосии.

…А события в горотделе тем временем потихоньку развивались. Я позвонил по внутреннему телефону, висящему на стене, в статистический отдел. Ответил женский голос. Не берусь утверждать, что это была женщина, потому что позже я полагал, что это была плохо дрессированная мартышка. Она категорически заявила мне, что предоставлять материалы дела кому попало не будет, так как в них содержатся личные данные разных лиц. Я разъяснил ей, что являюсь представителем потерпевшего, а он и, стало быть, я имеем право знать любые сведения, касающиеся лично его. Во всяком случае, так записано в Конституции.

Ссылка на Конституцию не имела никакого результата, барышня, похоже, была классической отечественной мелкой чиновницей, для которой полунамек начальника, сказанный едва различимым шепотом, имеет гораздо большее значение, чем какая-то Конституция. Назвать нормативно-правовой акт, который не позволял бы ей предоставить документы для ознакомления, она не могла, хотя и постоянно тихо консультировалась с кем-то, говорящим мужским голосом (наверное, еще одной мартышкой).

Она отсылала меня к следователю, а я ей упорно разъяснял, что следователь уже «отфутболил» меня к ней. В конце концов, она заявила, что я должен дождаться прихода ее начальника, который сейчас отсутствует. Бессмысленный разговор подошел к концу, и мне осталось только поинтересоваться, с кем именно я потерял пять минут времени. На это я получил замечательный ответ, что представляться она не будет, так как в отделе статистики не работает, а просто зашла попить чайку. А тех, кто в отделе работает, а не просто пьет чай, рядом нет. Вот так!

Посмотрев на угрюмую физиономию дежурного, я понял, что обжаловать действия милицейских сотрудников его начальнику - затея, явно обреченная на неудачу. Если в подчинении этого деятеля беззаботно существуют свободный художник-юрист Костров и веселая дура-чифиристка из статистического отдела, то и сам этот руководитель не начальник органа внутренних дел, а директор балагана. Ну, коль его устраивает такое статус кво.

Я потянул Яковлевича, который все это время растерянно топтался рядом, в городскую прокуратуру. Молодой человек, «сидевший» на приеме граждан, оказался на удивление неглупым, спокойным и адекватным. Он внимательно меня выслушал, несколько раз поморщился, когда я цитировал милицейских должностных лиц, и удивился, зачем следователь направил нас в статистический отдел. В двух словах он объяснил, почему в статотделе невозможно ознакомиться с материалами, там просто очень мало места, даже стола нет, но завтра дело уже будет возвращено следователю. Он предложил мне написать заявление, но честно предупредил, что прокуратура направит его для проверки начальнику горотдела милиции. Меня это не устраивало. Что ж, даже безрезультатный разговор может оказаться вполне осмысленным и добрым. Только странно, что такие чиновники иногда встречаются.

Активные действия подошли к концу, из Феодосии мне нужно было уезжать, а беспомощный старик вынужден был остаться со своей обидой. Но, я думаю, что точку в этом деле ставить еще рано. С материалами мы все равно ознакомимся. Фамилии всех фигурантов, и охотников, и гицелей, и их покровителей аккуратно выпишем. «Дырок» в материалах обнаружится больше, чем достаточно, в этом у меня сомнений нет. А дальше – как Бог даст.

Надеяться на украинское (в данном случае – феодосийское) кривосудие наивно, но «попить крови» бездушных собачьих убийц и бездушных чиновников – получится. Именно «попить крови», выражение «помотать душу» в данном случае не подходит, нет у них души, только туловище.

А главное получится вот что. У каждого из этих хомосапиенсов есть дети, супруги, родственники, друзья и знакомые. Придется сделать так, чтобы, например, у сына хулигана-гицеля приятели с насмешкой спрашивали про папу, за спиной жены непредусмотрительного начальничка, подписавшего (неужели бесплатно?) бумажку о противозаконном истреблении собак, шушукались соседи, милицейскому начальнику его начальник раздраженно бурчал: «На хера мне это нужно читать?». Метод, конечно, беспощадный. Но отчего их жалеть?

Ну, и напоследок. Сам я в Бога не верю, не получилось научиться. Пока… Но к религиозным правилам отношусь со вниманием. По Закону Божьему убить любое живое существо – тяжкий грех. И всякий человек, преступивший эту заповедь – будет гореть в аду кромешном. Пусть подумают от этом герои этой статьи. Пусть подумают…

Владимир Ажиппо, ветеран МВД, специально для «УК»


От «УК»: цинично-неуважительное отношение к старикам и покрывательство живодеров будут иметь для всех «героев» этой публикации продолжительные негативные последствия. Мы очень постараемся.

У «врадиевских насильников» ещё много грехов - моральные уроды!

Двум подозреваемым во врадиевском изнасиловании – сотрудникам милиции Евгению Дрыжаку и Дмитрию Полищуку - инкриминируются и другие служебные преступления

Как сообщили в пресс-службе прокуратуры Николаевской области, в ходе расследования уголовного производства по подозрению жителей пгт Врадиевка в причинении тяжких телесных повреждений, изнасиловании и разбойном нападении на молодую женщину, в Единый реестр досудебных расследований внесены новые сведения.

«В действиях подозреваемых работников милиции Д. и П. выявлен ряд должностных уголовных преступлений, совершенных последними во время службы в органах внутренних дел», - рассказал заместитель прокурора области Дмитрий Ефименко.

Проведение досудебного расследования поручено следственному отделу прокуратуры Николаевской области.

Как сообщали «Комментарии», 26 июня во Врадиевке трое мужчин, двое из которых были офицерами милиции, жестоко избили и изнасиловали местную жительницу Ирину Крашкову.

Жители пгт Врадиевка Николаевской области вышли на акцию протеста с требованием наказать двух сотрудников милиции, которые подозреваются в изнасиловании и нанесении тяжких телесных повреждений молодой женщине. Возмущенные тем, что одного из насильников – капитана милиции Евгения Дрыжака не привлекают к ответственности, жители Врадиевки ночью разгромили местное управление милиции. При этом пострадали 13 человек, большинство – вследствие применения милиционерами слезоточивого газа.

Позже Дрыжак был арестован, а по факту штурма РОВД открыто уголовное производство.

По делу Ирины Крашковой следователями назначено и проведено более 30 экспертиз, в результате которых получено достаточно данных, подтверждающих причастность всех троих подозреваемых к этому тяжкому преступлению.

Типичные нравы, принципы и грехи сотрудников МВД

Спорить с теми, кто ругает милицию, непросто. Они во многом правы — она далеко не такая, как нам хотелось бы. Цель задуманных в верхах реформ — решить хотя бы некоторые из накопившихся проблем милицейского ведомства, исходя из желаний общества. Но вот вопрос: а чего хотят сами милиционеры? Автор: Инна Золотухин

И не усугубят ли эти изменения ситуацию? Ведь прежде чем что-то менять, необходимо изучить вопрос изнутри. И как бы пафосно это ни звучало, заглянуть в душу даже рядового милиционера. Эту задачу мы и попытались выполнить. В частности, понять, почему в одной ситуации менты — герои, способные ценой своей жизни задерживать бандитов, а в другой — воры и насильники? Выяснить, что заставляет их идти на неблагодарную работу за мизерные деньги?

И в конце концов разобраться, как милицейская система вообще работает?

Типаж первый: Крестьянин

Возраст: от 20 до 40 лет

Место рождения: село или районный центр

Цель прихода в милицию: найти работу в городе

Зарплата: от 2000 до 2500 гривен

Мечта: после выхода на пенсию вернуться в родное село

Я плыву по длинному темному коридору в облаке из пыли и запаха подгоревшей картошки. Где-то впереди лучик света и грохот кастрюль. Общая кухня в коммунальной квартире — привет из далекого советского прошлого. Большинство киевлян уверены: так в столице уже никто давно не живет. Но неподалеку от станции метро «Дарница» расположены милицейские общежития, где стражи порядка ютятся в 12-метровых комнатушках с женами и детьми.

– Сколько лет мы тут живем? — вспоминает один из местных обитателей и мой старый знакомый Сергей. — Наверное, 12. Я поступил на службу в столичную милицию уже будучи женатым (сынишке моему было тогда 2 годика). Поселили меня в ведомственную общагу. В комнату, где кроме меня проживали еще трое правоохранителей, а прописано было 120!

– Как это 120?

– А так вот. Прописаны у нас, а живут в студенческих общагах или еще где-то. Но меня это не устраивало. Надо было семью в столицу забирать. Пришлось перед начальством на карачках ползать, чтобы помогли с жильем.

– А что значит «на карачках»?

– Ну-у-у, первый год я деньги собирал. Надо было подмазать руководству, чтоб выделили семейную общагу.

– Бабушек на стихийных рынках «пощипывал»?

– Нет, бабушек я не трогал. Жалко стареньких: всю жизнь работали, и на пенсии покоя нет. А вот у кавказцев — мигрантов, которые в Киеве без документов живут — деньги брал. Ну и алкашам карманы подчищал. Все равно пропьют. А мне для семьи нужно было.

– А сейчас тоже так подрабатываешь?

– А ты как думаешь?

– А в Бога ты веришь?

– Хочешь сказать, что грешен? Да, не без этого. Но у меня двое детей (младшенький сын уже в столице родился), и жена в детском садике за копейки работает. Как мне их на зарплату 2000 гривен в Киеве прокормить? Я Боженьке свечки ставлю. Надеюсь, простит. Я ему пообещал, что сыновьям дам высшее образование. В милиции они работать не будут…

У себя дома, в шортах в цветочек и растянутой майке, 32-летний Сергей — простой мужик с серыми добрыми глазами и пивным животиком, совсем не похож на сержанта Патрульно-постовой службы (ППС). Как бы я не пыталась представить его в форме и каске, дерущимся с протестующими, у меня ничего не выходит. Взмахнуть бы волшебной палочкой и вернуть Серегу с супругой Ларисой (пухленькой, симпатичной блондинкой) в родную хату в одном из сел Винницкой области.

В юности Сережа с Ларисой о большом городе даже не мечтали. Если бы на малой родине была достойная работа, там бы и остались. За 12 лет в столице к толчее в метро и загазованному воздуху они так и не привыкли.

– Я с крестьянским делом и не расставался, — улыбается Сергей. — Мы с женой два раза в год ездим к родителям помогать на огороде. Поэтому мясо и овощи у нас свои. А если бы покупали все это по столичным ценам, уже без портков остались бы. Да что там говорить. Я в своем селе в поле выйду, вдохну полной грудью и чувствую себя человеком! А в городе все как кильки в банке. Тяжело…

– А ты когда в милицию на службу устраивался, понимал, каким образом деньги придется зарабатывать?

– Догадывался, конечно. Я же не идиот. Как иначе жить, если ты все время голодный, но при власти? Поневоле начнешь думать, как использовать ксиву. Ну и коллектив тоже... Если не будешь по общим правилам жить, сгноят. У нас украинцев менталитет такой — все, что плохо лежит, в дом тащить, жене и детям. С одной стороны, это плохо. А с другой, только благодаря этому умению мы все до сих пор и живы.

– А как это «по правилам» жить? Говорят, патрульны начальству ежемесячно «абонплату» отдают?

– «Абонплата» — это в Госавтоинспекции. А у нас поборы от случая к случаю. Все понимают, что в ППС низкие зарплаты, доступа к богачам, которых можно «пощипать» по-крупному, нет, а работа собачья. Поэтому особенно и не давят. Правда, если попадешься на горячем (например, заберешь у пьяного телефон, а он тебя запомнит и заявление подаст) — уволят. А то и посадить могут.

– А ты своей работы не стесняешься?

– Мы же не только вымогательством занимаемся! —неожиданно обижается Сергей. — Это от случая к случаю. А в остальное время за порядком следим в городе. Выполняем важную функцию. Вот представь, что будет, если мы завтра все куда-нибудь исчезнем. В Киеве такой беспредел начнется — мало не покажется…

– А на рейдерских атаках вы зарабатываете? Когда один бизнесмен с другим за предприятие воюет…

– Ну что ты глупости говоришь! Эти вопросы, я думаю, решаются на уровне большого начальства. ППС и «Беркуту» только команду дают: этих задержать, а тех не трогать, чтобы пока мы их противников «вяжем» они на завод спокойно зашли и все документы забрали. Или же стоять и не вмешиваться. Был как-то случай: оба предпринимателя наняли ребят (борцов), а они друг с другом драку затеяли. Но нам сказали их не разнимать. Мы и не дергались.

– А что в своей работе ты считаешь самым трудным?

– Тяжелее всего охранять порядок на митингах оппозиции, — вздыхает после минутного раздумья Сергей. — Милиционеры — буфер между властью и протестующими. И нам достаются все оскорбления. Как будто и не люди мы. Не украинцы. Вот бы кого-нибудь из них в нашу шкуру!

Сергей постукивает ложечкой по блюдцу. В этом звуке вроде бы нет ничего особенного, но сейчас он разрывает наступившую тишину.

– Мы с моим кумом Петей (он тоже в ППС живот рвет) недавно на рыбалку ездили — как-то хрипло начинает Сергей. — Выпили бутылочку водочки. И так развезло на солнышке… Знаешь, о чем говорили? О том, что мы с ним (и такие, как мы) в ППС навсегда застряли. Времени учиться и вверх по карьерной лестнице подниматься у нас не было — семьи надо было кормить. А теперь что? Безнадега! При Союзе ментам хоть квартиры давали…

– Хочешь сказать, если бы нормально платили и жилье выделяли, вы бы от левых денег отказались?

– Конечно! У нас что, совести совсем нет?! Или ты думаешь, мне приятно, когда меня мои одноклассники «ментом поганым» называют? Стыдно, конечно. Но что поделаешь, если нас в такие условия поставили?

– А после выхода на пенсию что делать собираешься? Какая у тебя мечта?

– В Киеве перспективы у меня нет, — вздыхает Сергей. — Вот денег поднакоплю, службу закончу, и вернемся мы с Лариской домой в село. Может, ферму свою откроем. Мы с ней по ночам об этом разговариваем. Здорово было бы…

Типаж второй: Мент по крови

Возраст: от 25 лет и старше

Место рождения: столица или другой город, семья милиционеров

Цель прихода в милицию: заработать деньги

Зарплата: в зависимости от выслуги, от 4000 до 6000 гривен

Мечта: свой бизнес

Одна из сетевых кофеен в центре столице. Напротив меня уютно устроился на диванчике симпатичный брюнет «под сорок» в ладном костюмчике. Пять минут назад он лихо подкатил к кафе на новенькой иномарке и сразу предупредил: времени для беседы у него мало, нужно много вопросов порешать. Руслан — следователь столичного милицейского главка и потомственный мент. Его дед и отец служили в органах.

– А ты в детстве о какой работе мечтал? — спрашиваю я у него. — Милиционером хотел стать?

– Я мечтал быть футболистом! — улыбается Руслан. — Помню, как мама меня книжки заставляла читать. А я от нее во двор к ребятам удирал мяч погонять. Хочешь спросить, почему я в ментовку пошел? А куда же еще? Отец деньги собирал не один год, чтобы я поступил в Академию МВД. А когда я школу закончил, сказал: иди учись, а потом работай и «отбивай».

– Что значит «отбивай»?

– В семейный бюджет возвращай. У нас семья небогатая.

– А что тебя больше всего удивило в Академии?

– То, что у нас в группе был только один парень, у которого родители не служили в милиции, а работали врачами.

– Говорят, что сын майора может стать майором. А генералом никогда, потому что у генерала есть свой сын…

– Да, это о нашей милиции. Еще и за должность заплати…

– А ты платил?

– А как же…

– А в каких подразделениях чаще всего работают дети милиционеров?

– Все зависит от влиятельности их родителей, их связей. Чаще всего, конечно, в УБОП или БЭП. Там самые крупные деньги крутятся — можно проверять бизнесменов, выявлять нарушения (например, у кого-то из них землеотвод неправильно оформлен, или документы есть на 100 бутылок спиртного, а реально была завезена партия в несколько тысяч) и ставить перед предпринимателями вопрос ребром: либо плати, либо иди по статье. Коррупционеров «пощипывать». Я тебе так скажу, в УБОП или БЭП все за год–два становятся суперэкономистами.

– Экономистами?

– Это мы их так называем. Бизнесменами то есть. Потому что они знают, как делать большие деньги в рамках системы МВД.

– А когда ты лично впервые столкнулся с коррупцией?

– Через год после того, как начал работать следователем. Мы взяли торговца с большой партией нелегальных мобильных телефонов и уже начали его оформлять, когда меня на ковер начальник вызвал. Мол, неси все. И документы, и сотовые. Пришлось отдать, а процесс возбуждения уголовного дела остановить. Мне тогда так обидно было — хоть бы один телефон подарил! Они в то время еще не у всех были…

– И как ты отреагировал?

– Отцу пошел жаловаться. А он мне говорит — с начальством надо быть гибким. Иначе работать не сможешь. И я это запомнил. А на следующий день начальник снова меня позвал. Нужно было квалифицировать преступление: от этого зависело, будет ли проходить человек по делу как свидетель или как подозреваемый. Шеф сказал — надо делать свидетеля. Я и сделал.

– Получается, ты вот так сразу и сломался?

– Получается, что так. Но я же пришел в милицию потраченные на меня родителями деньги отбивать. И понимал, что иначе нельзя. В милиции все начальники коллектив под себя формируют. Если ты не хочешь быть к руководителю лояльным, работать не сможешь.

– Ты должность следователя уже 12 лет занимаешь. Какая у тебя сейчас зарплата?

– Будешь смеяться — 3500 гривен.

– Тут не смеяться, а плакать надо! Тем не менее деньги ты отбил — раз машину купил…

– И квартиру тоже, — хитро улыбается Руслан. — Правда, с помощью родителей. Главный принцип милицейской структуры — как с тобой, так и ты. Я на работе с утра до ночи сижу, в кабинете ремонт делаю за свои деньги, бумагу и картридж для принтера сам покупаю. Почему я не должен зарабатывать? Тем более что часть этих денег я на работу и трачу. Все-таки я от нее моральное удовлетворение получаю — у меня это, видимо, наследственное. Иначе ушел бы уже. Столько начальников поменялось за эти годы. И каждый все под себя греб!

– А на чем ты лично можешь заработать?

– Сейчас милицию новым УПК так опустили, что и не на чем. Без прокурора мы ничего сделать не можем. Надо с ним делиться. А это дело опасное и хлопотное. Я не рискую. Ну а коллеги иногда пытаются что-то «подтянуть». Например, на переквалификации преступления с тяжкого на нетяжкое (от этого зависит срок наказания, который получит человек). Или когда бизнесмены друг с другом счеты сводят (в таких случаях один из них приводит человечка, который пишет заявление о том, что второй предприниматель нарушил закон).

Ну и наконец, если кто-то написал заявление о том, что его «кинули на крупную сумму денег», и готов отблагодарить следователя за то, чтобы ему вернули долг. Будет ли дело раскрыто — этому человеку, естественно, неважно. Главное, чтобы средства были возвращены.

– Выходит, он платит следователю наперед?

– Конечно! Иначе никто делать ничего не будет.

– А сколько твоих одногруппников погорели на взятках?

– Человек пять. Знаешь, тут все от уровня интеллекта зависит. Умные редко попадаются. Ну а дураки… Как-то у нас ребята из управления Внутренней безопасности повязали одного следака на взятке прямо в кабинете. За этой процедурой наблюдал его коллега. А спустя два часа его тоже задержали. Представляешь, он не подумал о том, что в кабинете остались увебешные видеокамеры. И решил взять на лапу!

– А ты считаешь, что коррупция в милиции это нормально?

– Нет, конечно. По сути, мы торгуем законом. А это неправильно. Но для того чтобы эту систему исправить, нужно все кардинально изменить.

– А почему неправильно? Тебя послушать, так взяточничество это нормально!

– Нет, ты меня не так понимаешь. У меня дед в милиции при Союзе работал в розыске — лишней копейки не взял. А жизнью много раз рисковал. Даже ранен был, когда бандитов задерживал. Поэтому любимый фильм у нас в семье «Место встречи изменить нельзя». Но мы с отцом смотрим его как сказку и понимаем, как она далека от реальной жизни.

– Так что же делать с нашей милицией?

– Во-первых, зарплаты повышать и квартиры давать — чтобы люди знали, за что служат, и боялись работу из-за взятки потерять. Ведь сейчас большинство из нас (особенно тех, у кого пенсионный возраст подходит) в органах ничего не держит. Во-вторых, запретить начальникам подразделений подбирать команду под себя. Пусть работают с теми, кто есть. Даже если эти люди им не по душе. В-третьих, организовать ротацию хотя бы начальников УВД. Так, чтобы они больше двух лет на одном месте не задерживались, не обрастали коррупционными связями среди местных чиновников и бизнесменов. Ну а в-четвертых, придумать идею. Такую, ради которой даже современные менты готовы были бы работать сутки напролет. Вот в Советском Союзе она была. И дед мой ради нее жизнь положил. Мы, кстати, с отцом ему о том, что у нас на работе творится, не рассказываем. Жалеем старика. Пусть лучше живет в иллюзиях.

– А о чем ты мечтаешь?

– Когда пойду на пенсию, подамся в бизнес. Благо связей хватает. Да и деньжат я уже поднакопил…

Типаж третий: Сыщик

Возраст: от 27 лет старше

Место рождения: жители столицы и приезжие

Цель приода в милицию: в большинстве случаев ради идеи

Зарплата: в зависимости от выслуги, от 3500 до 6000 гривен

Мечта: нет

Станция метро «Левобережная». Около 18 часов вечера. Я опаздываю. Но Андрей терпеливо меня ждет. Мы знакомы так давно, что условности излишни.

– Сейчас в ресторан пойдем! — говорит он, когда я появляюсь. — Только что за деньгами к барыге заглянул на Березняки…

– А не противно тебе барыжные деньги брать? — спрашиваю я у Андрея, оперативника столичного УГРО.

– Я не возьму, другие возьмут. Барыги были и будут. Никуда от них не денешься. А закрывать их смысла нет — мелочь. Это тебе не наркобароны, которые кокс с героином для элиты возят. Но заметь, я наркотики не продаю. Совесть у меня чистая!

Уже в ресторане я уточняю:

– Слушай, а почему ты в милицию пошел работать? Столько лет знакомы, а этот вопрос я тебе никогда не задавала.

– Я в школе борьбой занимался. Аттестат получил в 90-е, и выбора у меня не было. Либо в бандиты идти, либо в менты. И я с детства сыскарем мечтал быть. Фильмов о героической советской милиции смотрел слишком много.

– У тебя выслуги уже 20 лет есть?

– И зарплата уже не 20 долларов (как после развала Союза), — с нескрываемой иронией в голосе отвечает он. — Жир — 5000 гривен!

Пока официантка принимает у нас заказ, вспоминаю, как мы с Андреем познакомились. Я пришла к нему в больницу, чтобы написать репортаж о героическом опере, получившем ранение во время задержания вооруженных бандитов. Тогда милицейское начальство пророчило ему блестящую карьеру в органах. Мол, после такого подвига будет продвигаться по карьерной лестнице, дорастет до генерала...

– Да кому я нужен! — комментирует мои воспоминания Андрей. — Через две недели обо мне все забыли. Иди выполняй свою работу, и все. Я тогда был дураком и романтиком. А теперь закоренелый циник. Жизнь всех ломает.

– Только не говори, что ты людей избивал…

– Вот ты наивная, — смеется он. — Я и противогаз надевал! Но только тогда, когда был уверен, что передо мной настоящий преступник. Знаешь, почему у нас людей пытают? По двум причинам. Либо задержанный первый раз попался и сотрудничать с милицией не желает (те, у кого по две–три ходки за плечами, сразу с нами договариваются). Либо если начальство требует тяжкое и резонансное преступление раскрыть. А у нас доказательств нет. Обрати внимание. Бьют задержанных молодые опера. У них кровь еще играет. И иллюзии есть, что если у тебя в кармане лежит корочка — значит, тебе все можно. А мы, старики, ленимся напрягаться. Да и пытают в последний год намного реже. Ведь с новым УПК необходимость выбивать явку с повинной отпала. Какой смысл, если в суде подозреваемый от всего откажется?

– То, о чем ты говоришь, называют профессиональной деформацией. Людей, потерявших голову от свалившейся на них власти и уверовавших в свою безнаказанность, по правилам, должны отсеивать из органов на этапе психологического тестирования, которое каждый год проходят все милиционеры параллельно с медосмотром. Почему этого не происходит?

– В милицию никто не хочет идти работать. У нас постоянный кадровый голод, и психологи вынуждены закрывать глаза на многие вещи.

– Один твой коллега мне как-то сказал: «Через три года работы в милиции у меня появилось ощущение, будто я озверина выпил».

– А как ты хотела? Если долго общаться с преступниками (а мы на работе сутками), поневоле становишься жестким. Кажется, что весь мир — дерьмо. В результате страдают родственники. Ты же не можешь быть на работе одним человеком, а дома другим. Я вот раньше все думал: почему в милиции в 40 лет на пенсию уходят. Теперь понял. Просто больше человеческая психика выдержать не может. Или надо с оперативной работы в кабинет с мягким креслом пересаживаться…

– А у тебя такая возможность есть?

– За должности надо много платить. У меня столько нет.

– А как в УГРО деньги сейчас можно заработать? Кроме «крышевания» торговцев наркотиками? Может быть, на ночных клубах? Там же наркотики тоже гуляют…

– Места, где развлекается золотая молодежь, начальство курирует. Очень редко нам в руки попадается кто-нибудь из детей богачей и просит нас не портить ему биографию. Мы и не портим. Иногда и мелких торговцев оружием ловим. Но тоже нечасто (это тема СБУ). А вообще ты должна понять: раньше, в рамках старого Кодекса, сыскари все преступления раскрывали. Соответственно, и возможностей у нас было больше. Мы могли что-то решать. Теперь это должен делать следователь. А опера у него — мальчики на побегушках. Получив заявление, он нам говорит, какие оперативные мероприятия мы должны провести.

– Но выполняя его поручения, вы можете человека правильно допросить, а можете и неправильно…

– Не без этого.

– И на цене, наверное, играете? Теперь ведь, чтобы закрыть уголовное дело, надо не только со следователем, но еще и с прокурором договариваться. А это дорого. С вами, видимо, на первоначальном этапе дешевле будет.

– Вот видишь, ты сама все знаешь! — улыбается Андрей. — Но я это редко практикую. Только тогда, когда преступник не опасен для общества и у меня нет возможности собрать доказательства преступления. А вообще сейчас у оперов настоящим везением считается поймать бандита с вещдоком. С украденными деньгами, например. Возврат делают 20–30 процентов, а остальное себе забирают. Или группу накрыть. Если преступники умные, одного за решетку отправят, а остальные сразу откупятся. А постоянный заработок — квартирные кражи или грабежи. В милиции ведь как. Если за три–четыре дня преступления не раскрыли, о нем все забывают. А опера заинтересуешь — он еще в деле покопается. Бывает, и за супружеские конфликты беремся. И, кстати, не всегда за деньги. Иногда посидишь, выпьешь с человеком бутылку и понимаешь — надо ему помочь. Хотя денег у него нет. Что мы, звери какие-то?

– Так можно все оправдать. Мол, иначе нельзя…

– Ну извини. У меня жизнь только одна!

– Неужели честных ментов даже среди оперов не бывает?

– Знаешь, способные работать сыщики знают, как левые деньги достать. А те, кто ни на что не годен — штаны в кресле протирают. Вот их, наверное, честными и можно назвать.

– А что ты думаешь делать на пенсии? У тебя же возраст уже подошел…

– А я на пенсию пока не собираюсь. Куда мне идти? Что я еще умею делать?

О чем Андрей мечтает, я не спрашиваю. Не имеет смысла. Все его надежды и иллюзии уже давно разбились о существующую реальность. По дороге домой я вспоминаю историю еще одного своего знакомого милиционера. Он работал оперативником в «семерке» (бандитский отдел) ГУБОП и раскрыл невероятно громкое преступление — второе уголовное дело в стране, если считать первым убийство журналиста Георгия Гонгадзе. А ушел на пенсию пять лет назад в 42 года. Просто оказался в милиции никому не нужен. Когда я позвонила ему и попросила дать интервью, он сказал, что говорить не будет. А потом признался, что до сих пор тоскует по своей работе сыскаря.

– Знаешь, она мне и по ночам снится, — тоскливо сказал он в трубку.— Работаю сейчас начальником охраны банка. Вроде бы зарплата большая и должность непыльная — все прекрасно. А жить тошно…

Как нам обустроить милицию

Опыт общения с милиционерами показывает, что в правоохранительных органах есть здоровый костяк профессионалов, которые готовы работать честно, уважать себя и свою работу. Что им мешает это делать? Во-первых, мизерная компенсаций. Когда у человека оклад 3000 гривен, а также пистолет, наручники и мощное удостоверение, он не избежит соблазна использовать эти дополнительные ресурсы в личных целях. Во-вторых, тотальное взяточничество, связанное с распределением должностей и поступлением в милицейские вузы. В-третьих, блат и кумовство.

– Я недавно вернулся из Москвы — ездил к своему другу, который возглавляет одно из управлений в полицейском главке столицы России, — рассказывает один из старших офицеров ГУМВД в Киеве.

– Ты удивишься, но мой приятель утверждает: после реформирования уровень коррупции среди российских правоохранителей стал значительно ниже. Теперь полицейские получают достойную зарплату (она может составлять несколько тысяч долларов США) и боятся из-за взятки рисковать постоянной работой и достойной пенсией в будущем. Кроме того, постепенно обновляется кадровый состав ведомства. Кадровики могут брать на работу лучших кандидатов (с высшим образованием и высоким интеллектуальным уровнем) и отсеивать слабых.

В то же время, по мнению экс-министра Внутренних дел Украины Михаила Корниенко, в любой организации рыба гниет с головы.

Поэтому вначале необходимо решить три вопроса. Уделить существенное внимание подготовке начальников УВД и организовать их ротацию по регионам (любопытно, что в свое время ныне покойный экс-глава МВД Юрий Кравченко специально отбирал таланты среди старших офицеров и отправлял их на годичное обучение в Академию МВД). Искоренить в органах такое явление, как взятки за должности.

И, наконец, должным образом организовать работу Департамента внутренней безопасности.

– В свое время, чтобы помешать кадровикам вымогать деньги за должности и звания, в МВД Украины была введена практика решать эти вопросы на коллегии министерства, — вспоминает Михаил Корниенко. — Ведь заплатить сразу всем ее членам никому не под силу. Кроме того, я советовал бы принимать на работу в Управление внутренней безопасности людей, которые уже занимали в милиции высокие должности, состоялись в жизни (в том числе и в финансовом отношении) и не нуждаются в том, чтобы покрывать милицейских коррупционеров.

– Нельзя рассчитывать, что сразу после повышения зарплат в органах появятся настоящие таланты, — считает один из высокопоставленных чиновников МВД. — Специфика нашего ведомства такова, что людей надо готовить и закалять на практике. Например, отправлять пришедших из милицейских вузов новичков на работу в ППС или назначать участковыми. И лишь потом, спустя пару лет, когда они уже приобрели необходимый опыт «на земле», переводить в опера и следователи. Уверен, что такой подход через какое-то время повысит уровень раскрываемости преступлений.

Новая специфика заказных убийств в Украине: стреляют «невидимок»

На «рынке» заказных убийств украинских бизнесменов меняются тенденции. Если еще недавно жертвами становились персоны известные либо своей деловой активностью, либо криминальным прошлым (а чаще – и тем, и другим), то недавние преступления обращены на представителей так называемой «новой волны невидимок». Тех, кто поднялся за последние годы и так же незаметно стал доминировать на рынке.

 

Еще одна специфическая особенность таких убийств – где бы они ни происходили, след тянется на Западную Украину…

Три смерти

Вечером 26 августа на ул. Монастырского в Сиховском районе Львова в подъезде собственного дома был зарезан директор IT-компании NRAVO Роман Микита. Ему нанесли 13 ножевых ранений. Единственным возможным свидетелем злодеяния является его двухлетняя дочь. Малышка зашла в лифт и терпеливо ждала, пока отец, припарковав оранжевый джип «Лексус» последует за ней. Но до лифта Роман так и не дошел. Он не успел так же достроить особняк за городом и увидеть второго ребенка, которым беременна его жена.

Убийство Микиты шокировало IT-рынок: компания, которую он возглавлял, сейчас занимает первое место в рейтинге крупнейших отечественных разработчиков телефонных игр. В прошлом году они заработали $5 млн.: возможно, не столь уж впечатляющую сумму для нефтебизнеса или агропромышленного концерна, но феноменально высокую для «гейминга».

Меньше, чем за месяц до трагедии во Львове, в харьковском загородном ресторане «Охотный двор» тремя выстрелами из пистолетом с глушителем был застрелен Ярослав Бисага ‒ совладелец и генеральный директор лидирующей на рынке импорта шин и запчастей компании «Омега-Автопоставка». По данным журнала Forbes, выручка компании в 2012 году составила 3,2 млрд. грн, чистая прибыль – 39,8 млн. грн. В первом квартале 2013 года было заработано всего 518 млн. грн, из них прибыли – 6,7 млн. грн.

Несмотря на то, что Бисага жил, работал и был убит в Харькове, западно-украинские корни есть и тут: бизнесмен родился и вырос на Закарпатье, оттуда уехал учиться в Харьков, однако, свой бизнес по импорту шин и деталей начинал якобы с земляками. Через западную границу.

Убийство мэра Феодосии Александра Бартенева по косвенным признакам не соответствует нашим критериям. Он не был «невидимкой» бизнесе, его деловые успехи остались в прошлом, до прихода во власть, как и все, что было связано с лихими 90-ми. Которые отразились на биографии практически каждой заметной фигуры в крымском истеблишменте.

Есть лишь один критерий, позволяющий нам упоминать и это преступление тоже: обрез одноствольного охотничьего ружья 16-го калибра, из которого в ночь с 26 на 27 июля в подъезде своей пятиэтажки был смертельно ранен Бартенев, оказался «родом» из Тернопольской области. Там его изъяли у представителей местной ОПГ милиционеры, по документам «утилизировали», а на самом деле – потеряли. Или сбыли обратно братве. И вот ружье, хоть и не висящее на стене, выстрелило…

Охота на геймера

Украинская специфика заключается в том, что три четверти бизнеса выросло на фундаменте, построенном еще в начале 90-х, а иногда – еще раньше, при советском кооперативном движении. Нынешние миллионеры и миллиардеры (кому за 40) начинали с малых предприятий при государственных гигантах; с челночного бизнеса, кооперативных кафе, «нефтяных вертушек», налаживания взаиморасчетов с Россией, бартерных схем и коммерческих киосков.

Те, кто помоложе, пришли в уже разросшиеся фирмы первопроходцев: начинали там менеджерами, потом основали свой собственный бизнес и сумели не прогореть. И только маленькая толика успешных людей заработала на том, с чего собственно и стартовала. Как правило, это люди молодого поколения – от 25 до 35 лет. Именно они умели смотреть в будущее и видеть в нем новые перспективы для развития своего бизнеса.

Роману Миките еще не исполнилось 34 года, и он был из разряда тех, кто успевает пройти максимум карьерный ступеней до 40 лет. Его партнер по бизнесу Андрей Табачин, напротив, к управлению собственной компанией по разработке мобильных игр для недорогих телефонов шел много лет.

Сначала он «отпахал» на монстров индустрии программных продуктов Spilne-Software и Epam (одно время они работали во Львове вместе). Потом основал игровую студию, а три года назад создал Nravo. На сегодня это – крупнейшая независимая игровая студия в Украине. Компания по производству игр для мобилок, если так можно сказать, полного цикла: от идеи до сбора денег с платных площадок за виртуальные мечи, кирпичи и другие игровые «штуки».

Продукция фирмы адаптирована на российского или украинского пользователя с (прямо скажем) далеко не запредельным уровнем интеллекта. Но она хорошо продается не только в СНГ, где Nravo, по некоторым данным, занимает до 15% рынка и теснит россиян (одновременно и сотрудничая с ними), а и в Польше или Америке. На сайте компании указано, что не так давно она вышла на польский рынок, а в Чикаго у Nravo есть свой офис.

Но, главное, что фирма умеет не только производить забавный и пользующийся спросом продукт, но и собирать за него деньги. Что в пиратском мире мобильных игр совсем не просто. Говорят, что концепцию того, как «ловить пролетающие копейки» придумал именно Микита. Он был мозгом процесса, пик которого эксперты относили на 2014-2015гг. Если это правда, то смерть Романа может нанести Nravo почти непредсказуемый ущерб в обозримом будущем. Похоже, что это понимали те, кто замыслил жестокое убийство директора гейминговой «конторы».

При этом у экспертов с многолетним опытом работы в органах почти нет сомнения, что милиция будет искать, прежде всего, «бытовой мотив» преступления. Руководствуясь тем, что для убийства был использован не пистолет с глушителем, и не снайперское ружье, а нож.

Нефтяной мотив

Мэр Феодосии Бартенев, скончавшийся в больнице через пару дней после разбойного нападения, также смотрел в будущее. Сейчас милиция пытается продвигать версию, что преступлению было совершено с целью ограбления. Но опытные оперативники с этим не согласны.

Бывший первый заместитель министра МВД Украины генерал-полковник милиции Михаил Корниенко, возглавлявший крымский главк МВД с 1995 по 1997 годы, прямо заявил журналистам: «Безусловно, это заказное убийство. Возможно, убийцы хотели создать именно такое впечатление (ограбление, ‒ Автор.). Но оно, конечно же, связано с деятельностью погибшего», ‒ заявил Корниенко.

Еще один бывший начальник МВД Украины в Крыму ‒ Геннадий Москаль заявил, что считает основными версиями убийства Бартенева борьбу за контроль над перевалкой нефти в Феодосии, где работает фирма, которую ранее возглавлял мэр. И вот тут, пожалуй, стоило бы «притормозить» и «порыться» в фактах.

До избрания мэром Феодосии Бартенев возглавлял компанию, которая занималась продажей нефтепродуктов. Потом официально отошел от дел, но неофициально продолжал его частично контролировать. Тем более, что в нефтебизнесе остался его сын.

Ключевым проектом в нефтяной сфере приморского города является идея строительства частной нефтеперевалки. Еще в начале 2000-х годов ее «спонсором» выступил российский миллиардер, владелец ЮКОСа Михаил Ходорковский. Для реализации этого плана еще в 2003 году было создано ЗАО «Кафа», которому горсовет передал в аренду на 49 лет около 9 гектар земли, где фактически уже находилась местная нефтебаза. Но Ходорковский впал в немилость, и буквально через несколько месяцев после выделения земли был арестован. Других инвесторов не нашлось и строительство нефтеперевалки пришлось заморозить.

Только спустя много лет, когда Бартенев уже был мэром, проектом заинтересовался казахский миллиардер Бахытбек Байсеитов. В 2010 году фактически умершую компанию с участием ЮКОСа перерегистрировали в ООО «Кафа-терминал», и она на 100% стала принадлежать фирме «Вита-ХХІ» Байсеитова.

По идее, строительство частного нефтеперевалочного комплекса в Феодосии уже должно было завершиться. Но у проекта есть противники. Это не местные жители, не экологи и даже не конкуренты. Это очень мощная украинская ФПГ с корнями в Днепропетровске, которая раньше выпускала нефтепродукты на западно-украинских НПЗ, а потом их закрыла. Но все равно продолжает контролировать значительную часть нефтяного рынка страны, и, что для нее особенно важно, все морские нефтетерминалы Украины. Появление терминала в Феодосии означает для этой ФПГ окончание периода единоличной власти над портовой нефтеперевалкой.

Для того, что сохранить статус кво, противники проекта всей жизни мэра Бартенева устраивали разные каверзы – от судебных преград, связанных с выделением земли до (по слухам) запугивания потенциальных подрядчиков строительства. Однако, говорят, что решение о том, чтобы строить в Феодосии терминал на деньги казахского миллиардера, было принято на достаточно высоком уровне. И Бартенев праздновал победу. Ровно до того момента, как загадочный обрез из Тернопольской области, не оборвал его жизнь.

Карпатский след харьковского расстрела

Убийство директора компании «Омега-Автопоставка» Ярослава Бисаги вечером 1 августа в ресторане «Охотный двор» не пытались замаскировать ни под ограбление, ни под бытовую поножовщину. Он приехал в дорогой загородный ресторан на переговоры по бизнесу. Водитель и охранник находились на улице возле машины. Убийца спокойно прошел на летнюю площадку, где сидел бизнесмен, подошел сзади и выпустил ему три пули в спину. Одна из них попала в область сердца. От полученного ранения 42-летний Басага скончался на месте, а киллер спокойно покинул заведение.

Позднее следователи нашли брошенный пистолет «Форт» (переделанная в боевой «резинка») с глушителем. Как выяснилось позже, «резинка» была зарегистрирована в Запорожье, где пару лет назад пропала, о чем владелец написал заявление в милицию.

Кто убил бизнесмена, доподлинно пока неизвестно. Милиция проверяет разные версии. Выследить его было делом нехитрым – в ресторане, где его застрелили, он бывал достаточно часто. Сама фирма была зарегистрирована в каком-то селе под Харьковом. И мало кто догадывался, что каждый второй украинский фермер, владелец КАМАЗа или трактора, «Газели» и даже иномарки покупает шины и запчасти у хлопцев из харьковского села. Фирма (незаметно для остальных) стала лидером в сфере импорта шин и запчастей в Украине. Она является (на секундочку!) официальным дилером продукции свыше 350 заводов. Имеет заказчиков в России и странах СНГ.

По идее, при таких раскладах застрелить Бисагу мог любой «жесткий» конкурент, пытающийся любой ценой прорваться на рынок, где уже все застолбила «Омега-Автопоставка». Но, как говорят специалисты, таких «рвущихся» конкурентов пока замечено не было. Не слышали в деловых кругах и о попытках рейдерского захвата компании. Тем более, что второй партнер Бисаги – депутат облсовета от ПР Юрий Дудырев – сейчас временно возглавил компанию, и вряд ли кому-нибудь ее отдаст.

Поэтому, как ни странно, некоторые эксперты склоняются к версии, что Бисагу убил выстрел из прошлого. «Возможно, на заре независимости, когда «Омега» была лишь сетью ларьков по продаже запчастей, которые (скажем прямо – разными тропами) пересекали границу в Закарпатье, в то время полностью контролируемом «генералами от ОПГ», были взяты какие-то обязательства, имелись какие-то временные партнеры, посчитавшие, что с ними некорректно обошлись.

И, вернувшись в криминальный строй и не договорившись «по-хорошему», они прислали профессионального киллера убить закарпатского бизнесмена, ставшего одним из самых крутых предпринимателей харьковского региона. То, что это преступление совершено профессионалом и, по почерку, из криминального мира – очевидно», ‒ считает один из бывших сотрудников милиции.

P.S. По его мнению, все три убийства, о которых шла речь в этой статье, имеют минимум шансов быть раскрытыми. В то же время они указывают на тенденцию, которая, возможно, станет более заметной уже в ближайшее время: покушения на «невидимок», чьи успехи в бизнесе становятся известны широкой общественности, увы, только после смерти.   Автор: Артем Бобров

Расценки в киевских судах: сколько берут негодяи в мантиях до того, как их посадят

Судей в Украине стали массово ловить на взяточничестве. Средняя цена дела — $2000, которые передают проверенные люди по безналу. Адвокаты утверждают: «Если судья ни с кем не ссорится у себя в суде, не имеет конфликтов с вышестоящими судами, то он спокойно делится добычей и творит, что хочет».

 

Авторы: Марина Петик , Богдана Евсеева

Киевских судей стали ловить на взятках. Недавно на взятке в размере $7 тыс. попались два судьи Соломенского района. А в Киевской области погорели судья и помощник адвоката — $50 тыс. пытались передать за решение земельного вопроса.

Шесть лет тюрьмы с конфискацией всего имущества получил судья Оболонского райсуда за $3 тыс. «Он заверил почти сотню несуществующих решений, что причинило ущерб почти на 4 млн грн», — объясняли в Генпрокуратуре. Три года условно с отсрочкой приговора на два года дали помощнику судьи Оболонского райсуда. Он требовал $7 тыс. за то, что ускорит рассмотрение дела, а решение будет принято в пользу одной из сторон.

СРЕДНЯЯ ЦЕНА ДЕЛА

Адвокаты говорят, что поймать судью на взятке не так-то и просто. «Если судья ни с кем не ссорится у себя в суде, не имеет конфликтов с вышестоящими судами, то он спокойно делится добычей и творит, что хочет. А если судей публично ловят на взятке — это не что иное, как внутренние разборки», — считает адвокат Татьяна Монтян.

По мнению правозащитника Эдуарда Багирова, половина решений в наших судах выносится за вознаграждение. «Не все судьи взяточники. Но в каждом суде есть 2–5 судей, которые выносят любые решения. Они и определяют ценовую политику на этом рынке», — говорит Багиров. По словам Монтян, средняя цена дел, которыми сейчас завалены суды — $2 тыс. Суммы зависят и от благосостояния «клиента».

«Судьи могут пробить по разным базам, что есть у него и ближайших родственников, например, могут ли они продать квартиру. Заоблачных сумм не назначают — лучше хоть что-то взять, чем ничего. Но если делом интересуется СМИ, то суммы вырастают в разы. Равно и если решение явно незаконное. За обычное дело в районном суде придется отдать $1,5–2 тыс., в апелляционных — $3–5 тыс. каждому судье. Ну, а в Высшем на мелочи не размениваются и берут по-крупному.

Это может доходить и до миллионов», — говорит Монтян. По словам Багирова, от ДТП можно откупиться за $5–20 тыс., от крупного мошенничества, к примеру, со строительной аферой — от $100 тыс. «Мне один человек рассказывал, что потратил на суды $1,5 млн. Часть адвокатам и на судебные издержки. А большая часть — вознаграждения», — говорит Багиров.

ПО БЕЗНАЛУ

Передавать вознаграждения могут только надежные люди. «Это проверенные адвокаты, родственники, хорошие друзья. Кстати, вместо денег могут просто передавать ценные бумаги или права на землю или в бизнесе», — говорит Багиров. «Также есть люди, которые работают по конкретным судам, заносят туда деньги. Их не боятся и доверяют. А сами деньги в конвертах в наше время только умственно отсталые передают, сейчас это делают с помощью электронных платежей, через карточки», — добавляет Монтян.

«ЧАСТО НАС ПРОСТО ПОДСТАВЛЯЮТ»

Судьи не согласны с тем, что они массово берут взятки. «Многие судьи честно относятся к своей профессии. А попадаются на горячем правоохранителям те, кто купил свою должность и вынужден отрабатывать, чтобы вернуть затраченные средства. Но бывают случаи, когда неудобного судью, который отказывается выполнять неправомерные требования председателя суда по какому-то делу, просто подставляют. Или судья законным решением перешел дорогу высокому чиновнику.

Тогда в его кабинете тоже могут найти конверт с вознаграждением. Кроме того, порой желание получить вознаграждение — не от хорошей жизни, а от того, что человек пытается вырваться из нищеты. У нас судья социально не защищен», — считает исполнительный директор Ассоциации судей Украины, председатель Комитета защиты судей Руслан Роженко.

Судьи на правах анонимности жалуются, что брать деньги их вынуждает «нищета» - зарплаты-то у них «всего лишь» раза в 3 выше, чем средние в стране. «Мы на скрепки, бумагу, ксерокс, конверты, ручки и прочее скидываемся из собственного кармана. Иногда за свой счет приходится и кабинет ремонтировать, чтобы люди не пугались. Сейчас зарплата у нас 10–12 тыс. грн. Но для семьи это не так много», — жалуется судья одного из райсудов. 

Европротокол: как правильно заполнить. Инструкция

Европротокол — простой способ быстро оформить ДТП и покинуть место происшествия, не дожидаясь ГАИ. Но успех выплаты будет сильно зависеть от правильности заполнения. Предлагаем вам инструкцию по правильным действиям с европротоколом.

 Инструкция по заполнению Сообщения о дорожно-транспортном происшествии. Инструкция переведена сначала с украинского на русский канцелярский язык, а затем курсивом даны пояснения редакции, для облегчения понимания.

ВНИМАНИЕ! Прежде чем заполнять Сообщение о дорожно-транспортном происшествиисоветуем Вам, при наличии соответствующих технических средств, провести фотографирование места события и обоих транспортных средств, причастных к дорожно-транспортному происшествию. Указанные фотографии передать страховщику вместе сСообщением о дорожно-транспортном происшествии.

Даже поверхностный анализ как самого Закона, так и ситуации с его внедрением дают основания утверждать, что Закон (цитируем харьковского классика) «написан по-дебильному». Что полностью исключает применение и системное внедрение этого Закона. Более того, применение Закона, о котором речь пойдет ниже, существенно ограничит граждан в реализации прав и законодательных гарантий. А также сделает возможным осуществление масштабных мошеннических действий - и не только на страховом рынке. Почему Закон о европротоколе получился мертворожденным уродцем, не имеющим шансов на жизнь.

  1. Сообщение о дорожно-транспортном происшествии (далее - Сообщение) - письменное сообщение установленного Моторным (транспортным) страховым бюро Украины (далее - МТСБУ) образце, которое подается Страховщику или МТСБУ водителем транспортного средства, причастного к дорожно-транспортному происшествию. —  речь о том самом «Европротоколе», который всюду по тексту именуется «сообщением».

2. Сообщение заполняется и подписывается водителями транспортных средств, причастных к дорожно-транспортному происшествию (далее - ДТП). Сообщение может оформляться одним из водителей транспортных средств исключительно в случае, если оформление ДТП совершалось уполномоченными на это работниками милиции. — европротоколом можно воспользоваться и самостоятельно, в случае если были вызваны представители ГАИ и именно они оформляли ДТП. Не совсем понятно, правда, зачем тогда нужен европротокол, но такая возможность есть. Если же ГАИ на ДТП не выезжало, то один европротокол заполняется двумя участниками ДТП.

3. При составлении Сообщения используется только один комплект документов, который составляется из трех листов: титульного листа, оригинала и копии Сообщения любого участника ДТП. — не нужно заполнять два европротокола каждому из участников. Берем один комплект и заполняем вдвоем.

4. Сообщение заполняется четко, разборчиво, от руки шариковой ручкой, желательно печатными буквами, при этом обязательно указываются все сведения о каждом участнике ДТП. Выбор участником колонки (желтая или голубая) не имеет значения.

5. В случае наступления ДТП с участием только обеспеченных (застрахованных - прим. ред.) транспортных средств, при условии отсутствия травмированных (погибших) людей, а также при согласии водителей этих транспортных средств относительно обстоятельств его совершения, при отсутствии у них признаков алкогольного, наркотического или другого опьянения или пребывания под действием лекарственных препаратов, который понижают внимание и скорость реакции, эти водители имеют право вместе составить Сообщение. В таком случае водители транспортных средств после составления Сообщения имеют право покинуть место ДТП и освобождаются от обязательства информировать Госавтоинспекцию МВД Украины о его наступлении.

6. Исправления в Сообщении категорически запрещаются. Вместо испорченного бланка заполняется другой.

ВНИМАНИЕ! Только после подписания Сообщения водителями - участниками ДТП, листы разделяются для каждого из водителей.

7. Порядок заполнения Сообщения:

7.1. Пункты 1, 2 заполняются согласно с фактическими датой и временем наступления ДТП с указанием места ДТП;

7.2. В пунктах 3, 4 Сообщения верное утверждение отмечается знаком «Х»;

7.3. В пункте 5 указываются сведения о свидетелях ДТП. В случае, если свидетели ДТП не установлены или отсутствуют, то в этом пункте делается запись, например: «не установлены» или «отсутствуют»;

7.4. В пункте 6 указывается информация о страхователе согласно с данными полиса обязательного страхования гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств или «Зеленой карты» (далее- Сертификат страхования);

7.5. Пункт 7 заполняется согласно с данными свидетельства о регистрации транспортного средства и Сертификата страхования. Сведения в указанных документах должны совпадать;

7.6. Пункт 8 заполняется согласно с данными Сертификата страхования. Поле «ДА» пункту 8«Покрывает ли полис причиненный вред транспортному средству?» обозначается знаком «Х» при наличии договора добровольного страхования наземных транспортных средств (КАСКО);

7.7. Пункт 9 заполняется согласно с данными удостоверения водителя - участника ДТП. Также водитель - участник ДТП указывает номер своего телефона или электронный адрес (е-mail) и адрес фактического проживания;

7.8. В пункте 10 стрелкой нужно указать направление и место начального удара (первичного контакта);

7.9. В пункте 11 коротко указываются видимые повреждения каждого транспортного средства;

7.10. В пункте 12 (ячейки 1-17) отмечаются знаком «Х» обстоятельства, которые характеризуют и относятся к ДТП.

ВНИМАНИЕ! Обязательно указывается количество отмеченных знаком «Х» ячеек;

7.11. В пункте 13 отображаются: расположение транспортных средств А и В на момент наступления ДТП, стрелками направление их движения, дорожные знаки и разметка, название улиц или дорог. Для обозначения автомобиля используется значок

Для изображения разделительных полос, перекрестков и улиц используются значки «╠ », « ╬ », « ═ »;

7.12. В пункте 14 предоставляется дополнительная информация, которая не содержится в Сообщении и которую водитель транспортного средства считает необходимым изложить. При необходимости разрешается использование дополнительного листа. В таком случае в пункт 14 Сообщения вносится запись «дополнительные пояснения на ___ листах прилагаются»;

7.13. В пункте 15 ставится подпись (подписи) лица (лиц), которое оформляло (оформляли) Сообщение.

Пример европротокола

 

Беспредел на дорогах: люди гибнут, а виноватых нет

Генерал-майор милиции, начальник центра безопасности дорожного движения и автоматизированных систем МВД Украины Сергей Будник, автомобильный эксперт Алексей Мочанов и адвокаты о ситуации на дорогах Украины.

 

 Основная тема обсуждения - несколько резонансных происшествий, в ходе которых толпа, возмущенная бездействием сотрудников ГАИ и безнаказанностью владельцев транспортных средств, чинила самосуд, вытаскивая горе-водителей, нарушивших ПДД, из автомобилей и нанося им телесные повреждения.

«Мы делаем все возможное»

Такого мнения придерживаются представители власти в лице г-на Будника, который коротко охарактеризовал положение на украинских дорогах. Сергей Иванович начал с того, что проанализировал изменения, произошедшие в национальном законодательстве, регулирующем данную сферу правоотношений. По его словам, если в 2007 г. на украинских дорогах в ДТП погибло 9600 человек и было травмировано около 78 тыс., то в 2011 г. число погибших сократилось до 4800, а травмированных – до 22 тыс., что обусловлено ужесточением ответственности за нарушение ПДД, в т. ч. и увеличением сумм штрафов.

Сегодня в этом направлении также ведется активная работа. Так, 10 июня с. г. за основу был принят законопроект №2026 «О внесении изменений в Кодекс Украины об административных правонарушениях относительно усиления ответственности за нарушение требований законодательства в сфере дорожного движения».

Данным законопроектом предполагается применение множительного коэффициента к размеру штрафа, предусмотренного за нарушение ПДД, в зависимости от класса/типа транспортного средства. За основу классификации взята Европейская классификация легковых автомобилей, ориентированная на сегментацию целевого рынка, которая не ограничиваются такими параметрами, как габариты или масса, а включают еще и цену, вид, набор опций.

В другом законопроекте (№2123а «О внесении изменений в Кодекс Украины об административных правонарушениях» относительно унификации штрафов за нарушение ПДД) из сумм штрафных санкций предлагается исключить диапазон «от и до». По мнению авторов данной инициативы, единая сумма штрафа за то или иное правонарушение позволит исключить дифференциацию участников дорожного движения при определении суммы штрафа, наложенного сотрудником ГАИ.

Культура на дорогах

А вот водитель с многолетним стажем Алексей Мочанов убежден, что законодательные нормы играют важную, однако не первоочередную роль. Безопасность на дорогах зависит, прежде всего, от таких факторов, как их состояние, исправность автотранспорта, а главное – от культуры самих участников дорожного движения.

Среди прочих примеров г-н Мочанов обратил особое внимание на ситуации, сложившиеся на побережьях Италии и Испании, где установлен четкий лимит скорости, и ее превышение ее даже на 1 км влечет за собой ответственность в виде достаточно большого штрафа, а также в Германии, где водитель за каждое правонарушение получает определенное количество баллов. При получении максимального количества баллов немецкий водитель несет значительные материальные потери, которые выражаются в прохождении разнообразных платных тестов, а также в занесении в группу риска при страховании. Страховка для такого водителя будет в несколько раз дороже, чем для иных владельцев транспортных средств.

В Украине культуру участникам дорожного движения прививают парламентарии. Так, несколько месяцев назад был принят за основу законопроект №2312 о внесении изменений в ст. 122 и 265-2 КоАП относительно правил дорожного движения и стоянки автотранспорта.

Целью данного законопроекта является обеспечение безопасных и беспрепятственных условий для движения инвалидов с поражением органов зрения, а также транспортных средств скорой медицинской помощи, пожарной охраны, аварийно-спасательных служб, милиции путем повышения административной ответственности водителей за нарушение правил остановки и стоянки, а также непредоставление преимущества в движении указанным оперативным транспортным средствам.

А вот авторы законопроекта №2790 вообще предлагают ограничить или запретить дорожное движение. Правда, только в курортных зонах и зонах отдыха АРК. Нардепы надеются, что таким образом удастся не только способствовать сохранению уникальной окружающей среды Крыма, но и улучшить ситуацию на крымских дорогах, перегруженных в период отпусков.

«Самосуд – не выход!»

Безопасностью же потерпевших вследствие дорожно-транспортных происшествий обеспокоены авторы законопроекта №3031. Обязанность по выплате компенсаций пострадавшим парламентарии предлагают переложить на страховщиков транспортных средств. Для разработки подобного механизма проектом предусматривается:

  • конкретизация обязанности по предоставлению извещения о дорожно-транспортном происшествии;
  • урегулирование порядка и сроков уведомления о дорожно-транспортном происшествии моторного (транспортного) страхового бюро Украины;
  • осуществление четкой привязки к моменту, от которого должно начинаться течение срока для принятия решения о выплате;
  • установление четкой обязанности страховщика относительно уведомления потерпевшего или иного лица, имеющего право на получение страхового возмещения, а также санкций за нарушение такой обязанности;
  • увеличение размера пени за нарушение срока осуществления выплаты.

А вот брать правосудие в свои руки потерпевшим категорически не рекомендуют как представители власти в лице С. Будника, так и адвокаты. Данная позиция объясняется тем, что бдительные граждане сами могут быть привлечены к административной или даже уголовной ответственности за превышение мер, необходимых для задержания правонарушителя. «Тем более что на месте нарушителя рано или поздно может оказаться любой из тех, кто ранее проявлял особое рвение при его задержании», – подчеркнул г-н Будник.

Комментарий:

Сергей Будник, начальник центра безопасности дорожного движения и автоматизированных систем МВД Украины

– Вопрос безопасности дорожного движения сегодня находится в центре внимания. Многие водители игнорируют цивилизованные требования законодательства относительно обеспечения безопасности дорожного движения. Мало того, что они подвергают опасности себя, они создают огромные проблемы для иных участников дорожного движения. Сегодня ГАИ совместно с общественностью удается достичь определенных положительных результатов по сокращению количества ДТП. Назову несколько цифр. Так, в 2007 г. на дорогах в результате ДТП погибли 9600 человек и приблизительно 78 тыс. были травмированы. В 2011 г. на наших дорогах погибли 4800 человек, а травмированы были приблизительно 22 тыс. Это говорит о том, что когда в 2008 г. вступило в силу новое законодательство, согласно которому были повышены штрафные санкции и изменен порядок привлечения к ответственности нарушителей, риск аварийности был снижен. Сегодня мы также выступаем за ужесточение ответственности, в частности, за увеличение штрафов.

Классификация легковых автомобилей (законопроект №2026)

A:
Mini cars («мини»)
коэффициент 1
B:
Small cars («малый»)
коэффициент 1
C:
Medium cars («низкий средний»)
коэффициент 1
D:
Larger cars («средний»)
коэффициент 2
M:
Multi purpose cars (MPV-минивены)
коэффициент 2
E:
Executive cars («высший средний»)
коэффициент 3
F:
Luxury cars («люкс»)
коэффициент 4
J:
Sports utility (SUV, в частности, внедорожники)
коэффициент 4
S:
Sport coupés (Спорткары/купе/кабриолеты)
коэффициент 5

ТОП-5 дорожных фактов (worldlifeexpectancy.com):

  1. Согласно статистике, в Украине на каждые 100 тыс. жителей в авариях погибает 18,8 человек
  2. На первом месте по смертности на дорогах находятся страны Африки и Азии (за счет огромного количества смертельных аварий с мотоциклами и мотороллерами)
  3. В Украине люди гибнут на дорогах в 3 раза реже, чем в Намибии, в 2 раза реже, чем в Таиланде, в 1,5 раза реже, чем в Арабских Эмиратах, однако чаще, чем в Польше, Беларуси или Молдове
  4. К самым безопасным для вождения странам относятся Германия, Великобритания, Израиль, Япония
  5. Установлено, что реже всего получает травмы во время аварии человек, сидящий на переднем месте рядом с водителем.

Автор: Катерина Беляева

В украинской милиции раскрывают по 5 «оборотней» за день

Каждый день с начала года, ставшего для правоохранителей как никогда скандальным, в среднем на пятерых украинских милиционеров открывают уголовные производства.

Такую статистику, 1359 производств за 273 дня, предоставил департамент внутренней безопасности МВД, который борется с «оборотнями в погонах», пишет издани. Для сравнения: в 2012-м за это время было возбуждено в 4 раза меньше уголовных дел.

«В этом году подразделения милиции проверялись больше 6 тысяч раз. По фактам взяточничества открыто 199 уголовных производств, 36 из них – против милицейских руководителей. 53 производства открыто о причастности сотрудников к незаконному обороту наркотиков, шестеро подозреваемых также начальники разных уровней», – отрапортовало Управление по связям с общественностью МВД.

В итоге более трёх сотен милиционеров стали подозреваемыми, а 63 уже бывших стражей закона приговорены к наказаниям.

«Когда нарушение выявлено, люди наказываются без сожаления, – говорит спикер МВД Сергей Бурлаков. – Стало меньше случаев сокрытия преступлений, потому что министр лично распорядился регистрировать все обращения граждан. Меньше случаев завышения показателей».

Как уточнил сотрудник пресс-службы МВД Сергей Пархоменко, за 9 месяцев прошлого года по материалам органов внутренней безопасности против сотрудников милиции было возбуждено 354 уголовных дела. «Осуждены в 2012-м были 145 сотрудников МВД», – уточнил Пархоменко.

Как один из вопиющих случаев «оборотней» МВД приводит такой пример: «На 5 лет тюрьмы осуждены двое бывших сотрудников одесского угрозыска. Каждый месяц на протяжении года они вымогали и получали от предпринимателя более 6 тыс. грн за то, что не будут ему мешать работать». Их поймали на горячем, суд приговорил их к тюрьме с отсрочкой наказания на 3 года Фото с сайта chernovik.net

В этом году милиционеры уже совершили преступлений в 4 раза больше, чем в прошлом

Сотни милиционеров пойманы на взятках, десятки — на продаже наркотиков и вымогательстве

Каждый день с начала года, ставшего для правоохранителей как никогда скандальным, в среднем на пятерых украинских милиционеров открывают уголовные производства. Как сообщает, такую статистику, 1359 производств за 273 дня, предоставил департамент внутренней безопасности МВД, который борется с «оборотнями в погонах». Для сравнения: в 2012-м за это время было возбуждено в 4 раза меньше уголовных дел.

«В этом году подразделения милиции проверялись больше 6 тысяч раз. По фактам взяточничества открыто 199 уголовных производств, 36 из них — против милицейских руководителей. 53 производства открыто о причастности сотрудников к незаконному обороту наркотиков, шестеро подозреваемых также начальники разных уровней», — отрапортовало Управление по связям с общественностью МВД.

В итоге более трех сотен милиционеров стали подозреваемыми, а 63 уже бывших стражей закона приговорены к наказаниям.

«Когда нарушение выявлено, люди наказываются без сожаления, — говорит спикер МВД Сергей Бурлаков. — Стало меньше случаев сокрытия преступлений, потому что министр лично распорядился регистрировать все обращения граждан. Меньше случаев завышения показателей». Как уточнил сотрудник пресс-службы МВД Сергей Пархоменко, за 9 месяцев прошлого года по материалам органов внутренней безопасности против сотрудников милиции было возбуждено 354 уголовных дела. «Осуждены в 2012-м были 145 сотрудников МВД», — уточнил Пархоменко.

Как один из вопиющих случаев «оборотней» МВД приводит такой пример: «На 5 лет тюрьмы осуждены двое бывших сотрудников одесского угрозыска. Каждый месяц на протяжении года они вымогали и получали от предпринимателя более 6 тыс. грн за то, что не будут ему мешать работать». Их поймали на горячем, суд приговорил их к тюрьме с отсрочкой наказания на 3 года.

Охотники за педофилами поймали майора СБУ. У сотен сотрудников аппарата отобрали удостоверения?

  1. октября сотрудники милиции задержали майора N Службы безопасности Украины во время встречи с 15-летним юношей, по подозрению в растлении несовершеннолетнего. Задержание вызвало беспрецедентный скандал в спецслужбе, который вполне вероятно завершится кадровыми выводами.
 

Обстоятельства этой истории слишком скандальны и шокирующие, чтобы в это можно было поверить до получения официальной информации. Как сообщает источник  в СБУ, майор вел анонимную переписку на одном из интернет-сайтов знакомств, интересуясь несовершеннолетними мальчиками — под псевдонимом «Универсальный солдат». Общественные активисты, которые занимаются розыском педофилов в социальных сетях и обнародованием их имен, решили поймать педофила — об этом сообщил Валерий Тронц, участник антипедофильского фронта под названием «Киев-Против».

Мальчик встретился с мужчиной, который сходу начал домогаться интимных отношений с несовершеннолетним. Вся беседа фиксировалась на видео и аудио. Когда все улики против себя незнакомец произнес, появились активисты, которые потребовали от извращенца представиться. Педофил заявил, что он майор СБУ на спецзадании, и демонстративно размахивал служебным удостоверением перед видеокамерой. Активисты вызвали милицию, которая, по данным «Цензор.Нет», установила, что задержанный — действительно является майором департамента контрразведки СБУ, имеющим высокий уровень доступа к государственным тайнам.

В результате проверки улик управлением внутренней безопасности СБУ факты обвинения против майора полностью подтвердились. Это вызвало беспрецедентный скандал в СБУ. Дело майора-педофила, по словам источника «Цензор.Нет», стало предметом объяснений, который глава СБУ Якименко был вынужден давать лично главе государства В.Януковичу. Как сообщает источник, Президент якобы заявил: «Ладно с коррупцией хреново боретесь, но какого вы начали п..ров плодить!»

Столь бурной реакции на правонарушение руководство СБУ, по мнению сотрудников, в истории спецслужбы не было еще никогда. Начиная с понедельника 14 октября у сотен сотрудников департамента контрразведки, внутренней безопасности, инспекции, оперативных подразделений были отобраны служебные удостоверения! Событие беспрецедентное, поскольку теперь у большинства сотрудников СБУ отсутствуют документы, удостоверяющие служебный статус. То есть теперь большинство сотрудников спецслужбы не имеют права проводить следственно-оперативные мероприятия — им нечем подтвердить свою личность и право ношения оружия, ведение слежки.

Сложилась удивительно скандальная и вместе с тем удивительно анекдотическая ситуация. Удостоверения СБУ будут возвращены сотрудникам только после проведения специального психологического тестирования личного состава. Тестирование с применением детектора лжи в обязательном порядке пройдут все сотрудники Службы безопасности. По данным «Цензор.Нет» такое распоряжение подписал председатель СБУ Якименко.

Пятеро донецких ментов получили за пытки всего по 5 лет

Прокуратура возмущена мягкостью приговора и требует более сурового наказания.

В Донецке прокуратура обжаловала приговор пяти бывшим милиционерам, осужденным на 5 лет лишения воли за насилие над задержанными, как слишком мягкий.

Как сообщилисегодня в пресс-службе прокуратуры Донецка, прокуратура потребовала более сурового наказания для милиционеров, которые обвинены в пытках.

Так, было установлено, что в феврале 2013 года пять работников милиции доставили в отделение четырех молодых людей. Поводом для этого стало подозрение в совершении ими кражи металлолома в садовом товариществе.

В отделении милиции к пострадавшим применялось физическое и психологическое давление. После этого правоохранители требовали передать им денежные средства в размере 8 тыс. грн за то, чтобы не привлекать к уголовной ответственности за якобы совершенную кражу в садовом товариществе.

Часть денег правоохранители получили, после чего пострадавшие обратились в прокуратуру Пролетарского района Донецка.

По данному факту прокуратурой было начато уголовное производство по ст.127 (истязание), ст. 190 (мошенничество), ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением), ст.365 (превышение власти или служебным положением) УК Украины.

После завершения расследования, которое проводилось прокуратурой района, обвинения были предъявлены двум оперуполномоченным, участковому, водителю-милиционеру и начальнику отделения милиции.

Пролетарский районный суд в октябре текущего года признал пятерых правоохранителей виновными в совершении инкриминируемых им преступлений и назначил наказание в виде 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Но, по словам старшего прокурора Пролетарского района Донецка Юлии Хейфец, прокуратура посчитала приговор слишком мягким, в связи с чем направила на этой неделе апелляционную жалобу в суд высшей инстанции и «будет требовать для бывших работников милиции более сурового наказания».

Согласно информации, предоставленной УНИАН из неофициальных источников близких к правоохранительным, осужденные милиционеры избивали задержанных граждан, надевали на них противогазы и душили.

Грабители из расплодившегося «птичьего» спецназа отобрали у харьковчанина миллион

Сотрудники спецподразделений избили мужчину в самом центре Харькова

Как сообщают «Вести», вечером 26 ноября в центре Харькова четверо мужчин, двое из которых — сотрудники спецподразделений милиции «Грифон» и «Беркут», — совершили разбойное нападение на мужчину. Они избили его и забрали более $100 тыс.

По информации пресс-службы прокуратуры Харьковской области, все четверо злоумышленников задержаны.

Им объявлено о подозрении в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 187 Уголовного кодекса Украины (разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц и направленный на завладение имуществом в крупных размерах).

Задержанным избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Досудебное следствие продолжается. Нападающим грозит до 15 лет лишения свободы.

План «Перехват»? Требуйте ориентировку или приказ!

Довольно часто сотрудники ГАИ и вообще представители правоохранительных органов при остановке водителей ссылаются на план «Перехват» и различные спецоперации. Может ли инспектор ГАИ стоять где попало и по причине спецоперации останавливать ваш автомобиль? Законны ли их действия и что нужно знать водителям – выяснял АвтоПортал.

Какие полномочия есть у представителей правоохранительных органов при проведении «Перехвата», и обязаны ли показывать соответствующие бумаги – нам рассказали юристы компании «Safir Consulting Group».

О плане «Перехват»

Проведение операции «Перехват» дает право представителям правоохранительных органов останавливать авто. Причем делать это могут не только сотрудники ГАИ, поскольку «при выполнении заданий по охране общественного порядка, общественной безопасности и борьбе с преступностью могут привлекаться другие сотрудники органов внутренних дел, военнослужащие внутренних войск и т.д.»

При проведении спецопераций останавливать авто могут не только сотрудники ГАИ, но и других правоохранительных ведомств

Согласно Инструкции по вопросам деятельности подразделений дорожно-патрульной службы ГАИ МВД, сотрудники ГАИ имеют право останавливать и осматривать транспортные средства, проверять документы в случаях, предусмотренных законодательством. Данные права сотрудников ГАИ закреплены в п. 7.3.

Инструкции, посвященном основаниям для остановки транспортных средств. Исходя из этого можно сделать вывод, что правомерность осмотра авто «в случаях, предусмотренных законодательством», будет аргументироваться такими сотрудниками именно наличием в Инструкции того или иного основания для остановки авто (несмотря на несовершенство формулировки такого основания для осмотра).

Что касается документов, являющихся основанием для остановки авто, следует требовать у остановившего вас лица приказ/ориентировку, созданную в связи с проведением специальной операции, поскольку предоставленный документ будет служить доказательством для правомерности такой остановки.

Следует требовать у остановившего вас лица приказ/ориентировку, созданную в связи с проведением специальной операции

В каких случаях инспектор ГАИ может стоять посреди дороги

В редакцию АвтоПортала неоднократно приходили письма с просьбами разъяснить, могут ли сотрудники госавтоинспекции стоять на проезжей части, где им захочется. В частности, Алексей Мусиенко описал произошедший с ним случай так:

«Гаишник стоял прямо посередине пешеходного перехода (возле КП), между рядами. Как результат – образовалась настоящая пробка. Подъехав ближе, я предложил сотруднику ГАИ лечь на переходе, после чего его коллега, который ловил нарушителей скорости, остановил меня через несколько километров и начал проверять все (от документов до содержания аптечки), сославшись на какую-то операцию. Вопрос: могут ли инспекторы ГАИ стоять на переходах и в других «спорных» местах? Имею ли я право, как водитель, сделать замечание или позвонить в службу доверия? Какие наказания может понести инспектор?»

Сотрудник ГАИ может стоять так, чтобы не создавать аварийных остановок или препятствий в движении

Отвечают юристы:

Согласно п. 12.4. Инструкции по вопросам деятельности подразделений дорожно-патрульной службы ГАИ МВД, пешее патрулирование разрешается с целью обеспечения безопасности дорожного движения на небольших по протяжности, напряженных по интенсивности и небезопасных по аварийности участках улично-дорожной сети (кроме автомобильних дорог государственного значения), на стационарных постах, в населенных пунктах, при выполнении распорядительно-регулировочных действий и при обеспечении спецмероприятий.

Если инспектор препятствует передвижению транспорта, ему можно сделать замечание или попробовать пожаловаться на него в службу доверия

Место несения службы сотрудник ГАИ обязан выбирать таким образом, чтобы иметь возможность своевременно фиксировать и останавливать административные правонарушения в сфере дорожного движения без создания аварийных остановок или препятствий в движении.

Если эти правила нарушены, замечания делать не запрещается (естественно, если они высказаны в корректной форме). В службу доверия также можно звонить. Но надеяться, что инспектор понесет серьезное наказание (выговор или отстранение от выполнения должностных обязанностей), не стоит.

По мнению юристов, наиболее вероятным исходом служебного расследования, необходимого для применения дисциплинарных санкций к сотруднику (в случае проведения такого служебного расследования), будет устное либо письменное замечание (если, конечно, действия сотрудника не повлекли за собой аварию или существенно не повлияли на права участников дорожного движения другим образом).

Делаем выводы

Если инспектор ГАИ или другой представитель правоохранительных органов останавливает вас и ссылается на проведение любой операции, требуйте предъявления приказа/ориентировки, который(ая) является доказательством для правомерности такой остановки. Что касается случаев, когда инспектор ГАИ стоит посреди дороги или явно препятствуют движению транспорта, можно сделать ему замечание или попробовать пожаловаться на него в службу доверия. Но вряд ли он понесет какое-то наказание.

Пiдроздiли Державтоiнспекцiї Код Телефон "гарячої лінії ДАІ"  Адреса
Департамент ДАI МВС України 44 272-4659  вул. Лук'янiвська, 62, м. Київ, 04171
УДАI ГУМВС України в АР Крим 652 55-01-61 вул.Київська, 152а, м.Сiмферополь, 95034,
ВДАI УМВС України в Вiнницькiй областi 432 59-34-34  вул,Ботанiчна, 23, м.Вiнниця, 21100
ВДАI УМВС України в Волинськiй областi 332 74-22-44  вул.Залiзнична, 15, м.Луцьк, 43000
УДАI УМВС України в Днiпропетрiвськiй областi 56 744-51-92  вул.Ширшова, 9, м.Днiпропетровськ, 49600
УДАI ГУМВС України в Донецькiй областi 62 345-23-30  вул.Ходаковського, 10, м.Донецьк, 83023
ВДАI УМВС України в Житомирськiй областi 412 25-85-86  вул.Щорса, 96, м.Житомир, 10031
ВДАI ГУМВС України в Закарпатськiй областi 3122 3-22-86  вул.Кошевого, 2, м.Ужгород, 88000
УДАI УМВС України в Запорiзькiй областi 61 224-30-20  вул.40р.Радянськiй Українi,57а, м.Запорiжжя, 69035
ВДАI УМВС України в Iвано-Франкiвськiй областi 3422 30-5-73  вул.Юностi, 23, м.Iвано-Франкiвськ, 76000
УДАI ГУМВС України в Київськiй областi 44 249-8402  вул.Ф.Ернста, 3, м.Київ, 03153
УДАI ГУМВС України в м.Києві 44 483-70-64  вул.Хмельницького, 54, м.Київ, 01030
УДАI УМВС України в Кiровоградськiй областi 522 35-75-33  вул.Панфіловців, 22-Б, м.Кiровоград, 25030
УДАI УМВС України в Луганськiй областi 642 93-57-80  вул.Лiньова, 150, м.Луганськ, 91008
УДАI ГУМВС України в Львiвськiй областi 322 64-69-41  вул.Перфецького, 19, м.Львiв, 79053
ВДАI УМВС України в Миколаївськiй областi 512 21-20-91  вул.Новозаводська, 16, м.Миколаїв, 54056
ВДАI ГУМВС України в Одеськiй областi 482 30-17-53   вул.А.Корольова, 5, м.Одеса, 65114
ВДАI ГУМВС України в Полтавськiй областi 532 59-07-25  вул.Фрунзе, 164, м.Полтава, 36008
ВДАI УМВС України в Рiвненськiй областi 362 63-58-21  вул.С.Бендери, 14а, м.Рiвне, 33028
ВДАI УМВС України в Сумськiй областi 542 21-31-14  вул.Бiлопiльський шлях, 18/1, м.Суми, 40009
ВДАI УМВС України в м. Севастополь 692 65-06-83  вул.Промислова, 1, м.Севастополь, 99040
ВДАI УМВС України в Тернопiльскiй областi 352 52-38-86  вул.Котляревського, 24, м.Тернопiль, 46000
УДАI ГУМВС України в Харкiвськiй областi 57 704-15-81  вул.Шевченка, 26, м.Харкiв, 61013
ВДАI УМВС України в Херсонськiй областi 552 43-25-36  вул.Сенявiна, 128, м.Херсон, 73034
ВДАI УМВС України в Хмельницькiй областi 382 70-31-31  пров.Коцюбинського, 35/2, м.Хмельницьк, 29008
УДАI УМВС України в Черкаськiй областi 472 39-32-11  вул.Л.Українки, 21, м.Черкаси, 18000
ВДАI УМВС України в Чернiгiвськiй областi 462 72-54-51  вул.Борисенка, 66, м.Чернiгiв, 14037
ВДАI УМВС України в Чернiвецькiй областi 372 55-05-13  вул.Заводська, 22, м.Чернiвцi, 58007
 
 

В первые часы после задержания — максимальный риск подвергнуться пыткам

Продолжается практика задержания лиц без надлежащей последующей регистрации, принуждение их к даче явки с повинной и даче показаний относительно других лиц, а также вымогательство денег.

Пока милицейское спецподразделение «Беркут» избивает на центральных улицах столицы студентов, журналистов и прочих мирных граждан, секретариат уполномоченного Верховной Рады по правам человека пытается распространить среди правоохранительных органов практическое пособие «Минимальные стандарты надлежащего обращения: анализ национального и международного опыта». Речь идет о надлежащем обращении с лицами, задержанными (или взятыми под стражу) правоохранительными органами по подозрению в совершении преступления.

В местах несвободы пользуются советскими стандартами

Андрей Черноусов, председатель Ассоциации независимых мониторов, говорит, что в Украине сейчас более 5 тыс. мест несвободы (к таким относят не только тюрьмы и колонии, но и интернаты, геронтологические пансионаты, психиатрические больницы). В них пребывают более миллиона наших сограждан. Специально обученные независимые наблюдатели (мониторы) посещают такие места, составляют отчеты об условиях содержания людей.

«К сожалению, в любом из таких мест пользуются устаревшими стандартами, оставшимися еще с советских времен. Для примера. Штатное расписание, разработанное в 1969 году для школы-интерната, предполагает наличие кочегара, садовника и т. д. Ни одной штатной единицы психолога, реабилитолога, логопеда, психиатра, педиатра... Стандарты нужно менять. Данное пособие — первая попытка что-то изменить, продемонстрировать, какими должны быть подобные стандарты. Не подкрашивать, не подрисовывать нужно, а сделать капитальный ремонт структуры. Возможно, начнем с тюрем и в конце концов дойдем до социальных учреждений», — надеется А. Черноусов.

Председатель Ассоциации независимых мониторов считает существующую пенитенциарную систему карательной, репрессивной. «Философия лишения человека свободы заключается в том, что целью ее является именно лишение свободы. Это и есть наибольшее наказание для человека. А советская тюремная философия заключалась в том, чтобы человека не просто лишить свободы, но и все время наказывать — с самого начала, с момента его задержания, до самого конца его заключения. Наказывать его теми условиями, теми ограничениями, которые не имеют под собой ни единого разумного основания».

Выводы инспекции Европейского комитета против пыток

Контакт человека с правоохранительной машиной начинается с момента задержания. Именно в этот момент человек особенно уязвим. Как утверждают эксперты по правам человека, изучившие украинскую и международную практику, задержанный рискует быть подвергнутым пыткам в первые минуты и часы после задержания.

Европейский комитет против пыток (полное название — Европейский комитет по вопросам предотвращения пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания) неоднократно отправлял в Украину свои делегации. Вот что выявила делегация комитета, побывавшая у нас с плановым визитом с 9 по 21 октября с. г.:

«По результатам наблюдений делегации в ходе визита в 2013 году следует утверждать, что еще много необходимо сделать для обеспечения полной и надлежащей имплементации УПК. Во-первых и прежде всего, практика задержания лиц (обычно на срок от нескольких часов до двух дней, в отдельных случаях до недели) органами внутренних дел без надлежащей регистрации продолжается, в течение означенных временных периодов задержанные лица, которые рассматриваются как отказавшиеся от сотрудничества, поддаются риску жестокого обращения без обеспечения в их отношении соответствующих правовых гарантий.

Делегация заметила (после сравнения документации и записей видеонаблюдения), что положение УПК относительно записи точного времени задержания часто не применяется, а также, что в протоколах и реестрах указывается неточное или противоречивое время задержания.

Делегация получила многочисленные жалобы, касающиеся жестокого физического обращения (главным образом, касающиеся ударов руками, ногами и дубинками) от лиц, находившихся в учреждениях МВД. Означенные жалобы были получены не только от взрослых мужчин, но и женщин, а также подростков мужского и женского пола.

В некоторых случаях примеры жестокого обращения были таковы, что могут быть оценены как пытки (подвешивание при помощи наручников и неоднократное нанесение тяжелых ударов дубинкой лицу, находящемуся в подвешенном состоянии; причинение электрических шоков с помощью электрошокера и военного полевого телефона; удушение с помощью противогаза и пластикового пакета). В некоторых случаях делегацией были собраны медицинские доказательства (путем непосредственного осмотра и по результатам осмотра медицинской документации), подтверждающие заявленные жалобы.

Подавляющее большинство полученных жалоб касается временного периода сразу после задержания, когда указанные лица были подвергнуты начальному опросу оперативным офицером. Первоначальный опрос очень часто предшествовал тому моменту, когда задержание было оформлено надлежащим образом.

Целью заявленных случаев жестокого обращения по полученной информации было принуждение задержанных к предоставлению явки с повинной, даче показаний в отношении других лиц и вымогательство денег».

В этих сухих строчках, написанных канцелярским языком, кроется страх, боль и отчаянье людей, попавших в милицейскую мясорубку. Как-то на одной из пресс-конференций прозвучала информация о том, что, по словам многих адвокатов, каждый пятый из их подзащитных, ныне осужденных — невиновен в инкриминируемом ему преступлении. А осудили этих людей благодаря их «добровольным признаниям», полученным в первые же часы (или дни) после задержания. Яркий пример — дело Ивана Нечипорука. В этой ситуации страшно как то, что невинные люди отбывают чужой срок, так и то, что преступники, среди которых жестокие убийцы, находятся на воле.

Права задержанных

Возможно, если у нас войдут в практику новые, цивилизованные стандарты обращения с задержанными, подобные случаи с осуждением невиновных станут досадным исключением, а не повседневной практикой. Авторы пособия «Минимальные стандарты надлежащего обращения» рассмотрели действующее украинское законодательство, нормативные документы Совета Европы и практику Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и, опираясь на эти нормы, вывели стандарты надлежащего обращения с задержанными.

Это минимальные стандарты, ниже которых государству опускаться нельзя, иначе не избежать решения ЕСПЧ в пользу истца-гражданина. Они пока носят рекомендательный характер (то есть не обязательны к исполнению), но есть надежда, что все предложенные стандарты в скором времени будут отражены в законодательстве и подзаконных актах.

Согласно международным стандартам, обеспечивающим задержанным основные гарантии против жестокого обращения, лицо, взятое под стражу правоохранительными органами, с момента задержания имеет следующие права:

— право сообщить третьей стороне о своем задержании (на выбор: члену семьи, другу, консульству своей страны и т. д.). Осуществление этого права может быть ограничено ясно обозначенным способом только на четко определенный период и только с целью защиты интересов правосудия;

— право на доступ к адвокату (право связаться с адвокатом, право на визит адвоката, право на присутствие адвоката во время допроса). Лицам, не имеющим денежных средств для оплаты услуг адвоката, должна предоставляться бесплатная правовая помощь. При этом должна быть гарантирована конфиденциальность как при реализации права связаться с адвокатом, так и во время его визита;

— право на доступ к врачу, включительно с правом быть осмотренным врачом. Просьба задержанного быть осмотренным врачом всегда должна выполняться. Сотрудники правоохранительных органов не имеют права решать, в каких случаях просьба может быть удовлетворена, а в каких — нет. Осмотр по просьбе задержанного может быть произведен выбранным им врачом, но в таком случае осмотр осуществляется за счет задержанного. Медицинское обследование должно происходить таким образом, чтобы разговор между врачом и пациентом не был слышен представителям правоохранительных органов.

Результаты каждого медицинского обследования задержанного, его заявления и выводы врача официально протоколируются врачом и передаются задержанному и его адвокату. Конфиденциальность медицинской информации должна быть строго соблюдена, при этом сам задержанный может на нее ссылаться.

О своих правах задержанный должен быть уведомлен незамедлительно. Его должен уведомить оперативник, взявший под стражу, а не следователь, пришедший спустя сутки, чтобы предъявить обвинение (как это сплошь и рядом делается сейчас).

А теперь опять позволю себе процитировать отчет делегации Европейского комитета против пыток:

«Задержанные лица часто не имели возможности сообщить своим близким о содержании под стражей в течение нескольких часов (иногда дней) после фактического задержания. То же касается доступа к адвокату, который предоставлялся только после предварительного опроса оперативными офицерами или в момент составления протокола задержания или даже позже.

Что касается письменной памятки о правах, следует отметить, что она предоставлялась задержанным лицам в основном уже после составления протокола о задержании, а не в самом начале задержания. Кроме того, данная памятка изложена языком, который сложно понять лицу без юридического образования, а также в большинстве случаев задержанным не предоставляли копию этого документа».

«Личное дело» как защита от пыток

Одним из стандартов, предусматривающим защиту от пыток и ненадлежащего обращения, является строгая фиксация всего происходящего с задержанным с момента задержания. Причем в едином документе — досье или личном деле. Сейчас у нас такого документа просто нет, разрозненные сведения о задержанном хранятся в разных журналах, которых около 20. Предлагается ввести единый документ — «Личное дело», в котором отражалось бы все связанное с задержанным, все меры, которые были применены к нему, а именно:

— время, когда лицо было лишено воли, то есть момент, с которого лицо было обязано оставаться с сотрудником правоохранительных органов, независимо от места задержания лица;

— мотивы задержания;

— время, когда лицо было проинформировано о своих правах;

— фиксация повреждений, проявлений психического расстройства и т. д.;

— время, когда были оповещены близкие (консул, адвокат и т. д.);

— время, когда они посетили задержанного;

— время, когда задержанного осмотрел врач;

— время, когда задержанному предложили еду, питье;

— время, когда проводился допрос;

— время, когда лицо было переведено в другое учреждение или освобождено и т. д.

Под пунктами, где речь идет о вещах, которые могут быть в распоряжении задержанного, о факте сообщения ему о его правах, о его отказе в применении какого-либо из прав должна стоять подпись задержанного. Адвокат должен иметь доступ к этому документу.

Данное личное дело должно все время сопровождать человека: начали заполнять в дежурной части, потом повезли в СИЗО и т. д.

На мой вопрос, кто именно будет заполнять досье на задержанных (ведь каждый из нас понимает, что написать можно все, что угодно), представитель омбудсмена, руководитель департамента секретариата по вопросам реализации национального превентивного механизма Юрий Белоусов ответил: «Я считаю, что эту форму должен заполнять сотрудник дежурной части. Он не проводит следственные действия, ему, по большому счету, все равно, виновен человек или нет. Он не является лицом заинтересованным.

Он принимает задержанного и должен отвечать за его благополучие. Новый УПК определяет, что в органе досудебного расследования должно быть лицо, уполномоченное отвечать за права задержанных. Мы же считаем так: если человек имеет отношение к расследованию, он не может быть полностью объективным. В мировой практике подобные досье заполняет офицер дежурной части».

«Но ведь нет гарантии, что этот сотрудник правоохранительных органов будет правдиво заполнять эту форму», — возразила я. «А сейчас какие гарантии? Сейчас вообще невозможно это все проконтролировать. Нужно быть очень квалифицированным специалистом, чтобы понять, где можно найти нужную информацию, если ее вообще можно найти. Заполняется огромное количество журналов, находящихся в разных местах.

В один журнал записывают сведения об оказании медицинской помощи, в другой — о выведении из камеры и т. п. А так — все в одном документе. Можно сразу узнать, кормили ли человека и когда, выводили ли его из камеры и когда, а также куда выводили, сколько времени длилось следственное действие, осматривал ли его врач до и после допроса и т. д. Это в любом случае даст хоть какие-то гарантии надлежащего обращения».

«И людей сразу же перестанут пытать в милиции?» — съязвила я. «К сожалению, пытки в полиции случаются и в развитых странах, и в Великобритании, и в США, и во Франции. Масштабы, конечно, другие. Поймите, предлагаемое нами «Личное дело» — это только один из инструментов предупреждения пыток. Есть и другие, и в комплексе они работают, — ответил Юрий Белоусов.

— Если этот инструмент получит применение, у нас будет больше возможностей для контроля ситуации. Мы внезапно приезжаем с инспекцией в районное отделение, обнаруживаем задержанных и запрашиваем их личные дела. Если досье не заполнено или вообще не заведено, это уже повод для подозрений, что с задержанными обращаются ненадлежащим образом».  (Продолжение следует)   Автор: Инга ЛАВРИНЕНКО,

Конфискация автомобиля: к чему быть готовым?

Дорога, взмах жезла, это «Рубеж». «Что случилось»? «Должок»! Так начинается почти все истории, когда на мониторе системы видеоконтроля «Рубеж» перед инспектором ГАИ высвечивается номер авто, разыскиваемого исполнительной службой. В большинстве случаев избежать штрафплощадки уже не получится. Как уменьшить непредвиденные расходы, а что еще более важно — сохранить в подобной ситуации рассудительность и сберечь свои нервы. 

За что могут забрать автомобиль?

Начнем с того, что ГАИ действительно может иметь законные основания для задержки автомобиля и временной конфискации его на штрафплощадку. Инициатором задержания может выступать как гаишник, так и исполнительная служба, которая сотрудничает с правоохранительными органами. Тем не менее, если в первом случае стражи дорожного порядка во многих ситуациях действительно выполняют предписания законов, то во втором — пользуются разными нормативно-правовыми актам (приказами, постановлениями и т. д.), которые этим самым законам противоречат, хоть и не должны этого делать.

Вкратце напомним, что по своей инициативе гаишники имеют право задерживать машины, если водитель пьян, у него нет документов (прав, свидетельства о регистрации), отсутствует номерной знак и т. д. Полный перечень причин можно освежить в памяти, перечитав статью 265-2 Админкодекса Украины. Нас же в данной статье интересует ситуация, когда стражи дорожного порядка задерживают автомобиль по инициативе государственной исполнительной службы (ГИС).

Причинами для объявления госисполнителем автомобиля в розыск могут быть долги по коммунальным платежам, перед кредиторами, неуплата алиментов и т. п. Тем не менее по признаниям самих гаишников, владельцы около половины всех задержанных машин по инициативе ГИС на самом деле вовремя не оплатили штраф за нарушение правил дорожного движения. Поскольку этот сценарий является наиболее популярным, его и рассмотрим.

Итак, что же происходит после того как, предположим, ГАИ выписала вам штраф и вы его вовремя не оплатили? Напомним, на добровольную оплату дается 10 дней. Через 15 дней с момента составления протокола гаишники имеют право передать постановление о штрафе для его принудительного взыскания в исполнительную службу. Для передачи постановления исполнителям на законных основаниях у гаишников есть три месяца. В случае его передачи ГИС открывает дело об исполнительном производстве. После этого госисполнитель должен известить должника рекомендованным письмом с уведомлением и предложить погасить долг добровольно в течение семидневного срока. По его истечению исполнительная служба переходит к принудительному взысканию. Сумма штрафа при этом автоматически увеличивается вдвое.

В теории ГИС сперва должна попробовать компенсировать долги за счет зарплаты, банковских счетов должника или наложить арест на часть его имущества. В случае с небольшой суммой, например, сгодится и телевизор. Тем не менее на практике госисполнитель при обнаружении у должника движимого имущества, зачастую арестовывает именно последнее. Особенно если над должником висит уже не один, а несколько штрафов за нарушение ПДД.

Другими словами, временно отобрать машину могут даже у водителя, нарушившего правила использования ремней безопасности и задолжавшего государству всего 51 грн.

Конфискация автомобиля исполнительной службой — к чему быть готовым?, фото 2

Где могут забрать автомобиль?

Проблемы у должников в основном возникают на стационарных постах ГАИ, оборудованных системой видеоконтроля «Рубеж». Шутка ли, но начав пару лет тому назад с установки нескольких десятков систем, сейчас государство довело их количество практически до сотни. Благодаря «Рубежам» за первые десять месяцев текущего года гаишники отправили на штрафплощадки почти 19 тысяч автомобилей!

Список всех постов, оборудованных системой «Рубеж» можно найти в Приказе МВД № 246 от 27.03.2012.

Работает система по тому же принципу, что и система «Гарпун», помогающая ловить нарушителей скоростного режима. Неподалеку от поста устанавливается видеооборудование, которое передает картинку на компьютеры. Последние распознают номера и сравнивают их с базами данных должников, угнанных автомобилей и прочих нарушителей. Как только система обнаружит разыскиваемую машину, в комнате дежурного инспектора прозвучит звуковой сигнал, а на мониторе отобразится снимок автомобиля. Благодаря «Рубежу», выйдя на дорогу гаишник уже заранее знает какую машину в потоке нужно остановить.

Тем не менее задержать автомобиль должника может и обычный патруль. Им также выдаются списки разыскиваемых транспортных средств. Таким образом, если вы уже знаете, что за вами числится должок, то лучше сперва с ним разобраться и уж затем садиться за руль.

Остановили — что делать?

Для того чтобы понять, как следует вести себя в данной ситуации, сперва нужно разобраться в предпосылках всех сторон и выяснить на основании чего действуют гаишники и исполнительная служба? Последняя в данном случае руководствуется Законом «Об исполнительном производстве», пункт 1 статьи 40 которого разрешает привлекать сотрудников МВД для розыска транспортного средства должника.

На основании чего действует ГАИ?

Вот тут начинается самое интересное — поскольку в случае с временным задержанием автомобилей гаишники пользуются Постановлением Кабмина № 1102 от 17.12.2008 «О порядке временного задержания и хранения транспортных средств на специальных площадках и стоянках», второй пункт которого гласит:

  • «В случае обнаружения ТС должника, объявленного в розыск в соответствии со статьей 40 Закона Украины «Об исполнительном производстве», уполномоченное лицо Госавтоинспекции немедленно временно задерживает такое транспортное средство и доставляет его на специальную площадку или стоянку».

В данном случае Постановление, которое является подзаконным актом, толкает гаишника на превышение своих должностных обязанностей, поскольку:

  1. в упоминаемой уже ранее статье 265-2 Кодекса об административных нарушениях среди причин для временного задержания нет такой причины как «розыск исполнительной службой»;

  2. согласно закону «Об исполнительном производстве» ГАИ привлекается лишь для розыскатранспортного средства, но не для его задержания и уж тем более его конфискации, пускай и временной — согласно статье 41 Конституции, частная собственность может конфисковаться только по решению суда.

Другими словами, Постановление Кабмина противоречит вышестоящим законам, чего делать не должно, побуждая тем самым гаишников на подвиги, которые они совершать не должны также. Тем не менее достоверно сказать, кто тут на самом деле тиран, а кто жертва — сложно.

Можно ли требовать выезда на место остановки государственного исполнителя?

Можно и нужно, поскольку в совместной базе данных ГАИ и ГИС не указываются номера конкретных исполнительных дел, которые послужили причиной объявления того или иного автомобиля в розыск. То есть, ничего больше, кроме как сказать, что ТС было объявлено в розыск согласно статье 40 закона «Об исполнительном производстве», гаишник не сможет.

Более того, в статье 2 закона об «Исполнительном производстве» черным по белому написано, что:

  • «Принудительное выполнение решений осуществляют государственные исполнители, определенные Законом Украины «О государственной исполнительной службе».

То есть временно задержать машину в описываемом нами случае могут только лишь госисполнители, приняв автомобиль на ответственное хранение.

Увы, на практике даже апеллирующему к ранее упомянутым законным требованиям должнику очень редко удается убедить сотрудников ГАИ в незаконности происходящего. Зачастую общение задержанного и инспектора напоминает сцену о насосах и колесах из фильма А. Райкина «Люди и манекены». Правда, не столь комичную. В большинстве случаев представитель госавтоинспекции будет слепо выполнять требования Постановления и переубедить его можно будет только в судебном порядке и, понятное дело, лишь постфактум.

Конфискация автомобиля исполнительной службой — к чему быть готовым?, фото 5

Не смог отбиться — что дальше?

Дальше — эвакуатор и штрафплощадка. Согласно все тому же Постановлению № 1102, перед эвакуацией машины гаишник в присутствии двух понятых обязан составить «Акт осмотра и временного задержания транспортного средства». Этот акт обязательно нужно получить на руки и проверить правильность его составления. В нем должны быть указаны:

  • должность, место работы, ФИО лица, принимающего решение о временном задержании и доставки ТС на специальную площадку или стоянку;

  • дата, время, место нахождения ТС и причины для временного задержания;

  • тип, марка, госномер, перечень выявленных во время визуального осмотра повреждений ТС;

  • название, адрес и телефонные номера предприятия, доставляющего ТС на штрафплощадку, госномер эвакуатора;

  • адрес штрафплощадки;

  • ФИО водителя эвакуатора.

Согласно другому подзаконному акту — совместному Приказу МВД и Минюста № 607/56/5 от 25.06.2002 «Об утверждении Инструкции о взаимоотношениях органов внутренних дел Украины и органов исполнительной службы при принудительном решении судов и других органов (должностных лиц)», в течении трех дней ГАИ должна будет известить исполнительную службу об обнаружении транспортного средства и его местонахождении.

На практике в первый же рабочий день в ГИС лучше будет наведаться самому. Ведь чем раньше объявишься, тем раньше сможешь решить вопросы с исполнительной службой, а значит и раньше (и дешевле) забрать автомобиль со штрафплощадки.

Сколько стоит хранение на штрафплощадке?

Сразу стоит отметить, что государственных штрафплощадок практически не осталось. ГАИ пользуется услугами частных подрядчиков, с которыми формально должны быть заключены договоры. Согласно последнему совместному Постановлению МВД, Минразвития и Минфина № 967/1218/869 от 10.10.2013, установлены следующие расценки:

Название услуги

Единица измерения

Размер платы, грн за одно транспортное средство

1

Транспортирование транспортного средства на специальную площадку (стоянку) полной массой:


 


 


 

до 2000 кг включительно

За услугу

600 грн


 

от 2000 до 3000 кг

За услугу

700 грн


 

от 3000 кг

За услугу

850 грн

2

Хранение транспортного средства на специальной площадке (стоянке):


 


 


 

за первые-седьмые сутки, включительно

за сутки

120 грн


 

за каждые следующие сутки, начиная с восьмых суток

за сутки

20 грн

Как забрать машину со штрафплощадки?

Все зависит от целей. Если есть желание быстрее забрать машину без компенсации в судебном порядке своих расходов, то стоит незамедлительно обратиться в исполнительную службу и закрыть имеющиеся долги. Затем оплатить услуги эвакуатора и штрафплощадки. На практике закрытие исполнительного производства может занять одну-две недели — все будет зависеть от загрузки госисполнителя. Путем несложных расчетов можно определить, что даже семидневное нахождение автомобиля на подобного рода стоянке обойдется в 840 грн + 600 грн за эвакуатор.

Другой путь — попробовать компенсировать свои расходы. Это долгий путь (примерно от трех до шести месяцев), предполагающий в конечном итоге подачу как минимум двух судебных исков. Первый о неправомочности действий и/или превышении полномочий должностными лицами. Второй же иск будет зависеть от исхода первого. В случае положительного решения он будет предполагать возмещение финансовых убытков со стороны государства.

В последнем случае, нужно знать, что удерживать транспортное средство на штрафплощадке имеют только лишь в течение трех суток. Это требование, кстати, имеется в том самом Постановлении № 1102. Сверх этого срока задерживать автомобиль на специальной стоянке не имеют права. Другими словами, по истечению трех дней можно смело обращаться в милицию с жалобой на незаконное удержание частной собственности. В случае бездействия последней — писать заявление в прокуратуру.

Кроме этого, важно знать, что смету за транспортировку и хранение транспортного средства должна составить ГАИ и передать ее в исполнительную службу. На ее основании последняя должна будет выставить счет должнику. Другими словами, в отличие от первого варианта, оплачивать услуги эвакуатора и штрафплощадки должнику следует не на основании квитанций, выданных гаишниками или сотрудниками стоянки, а на основании документов, выданных в ГИС. К слову, только такой путь является законным и часть уплаченных денег в итоге доберется до казны.

Об этой норме должны знать как гаишники, так и госисполнители, ведь она содержится в пункте 4.8 совместного Приказа МВД и Минюста № 607/56/5 :

  • «За время хранения транспортного средства должника на специальных площадках или стоянках должностное лицо Госавтоинспекции составляет смету расходов и подает ее в орган исполнительной службы, инициировавший задержание транспортного средства. Орган исполнительной службы компенсирует Госавтоинспекции расходы за хранение транспортного средства должника за счет средств исполнительного производства с дальнейшим занесением их в расходы на проведение исполнительных действий».

Конфискация автомобиля исполнительной службой — к чему быть готовым?, фото 8

Советы и рекомендации

Эта часть материала актуальна в первую очередь для тех, кто выбрал второй вариант решения — то есть по закону с последующей компенсацией расходов через суд. В таком случае стоит помнить, что не стоит подписывать бумаги, касающиеся услуг транспортировки автомобиля эвакуатором и его последующего хранения на штрафплощадке. Обязательно нужно получить на руки экземпляр Акта осмотра и временного задержания ТС и убедиться, что инспектор, принимающий решение о транспортировке автомобиля, указал свою должность, место работы, ФИО и поставил подпись.

Кроме этого, в ГИС необходимо ознакомиться с исполнительным делом. Например, в случае с неоплаченными штрафами за нарушение ПДД, убедиться, что исполнительное производство началось не позднее трех месяцев со вступления в силу постановления об административном правонарушении. К слову, принудительно взыскать штраф исполнительная служба имеет право только лишь в течение шести месяцев. Поэтому, если вы обнаружите, что протокол о нарушении ПДД был составлен более девяти месяцев назад, то никаких претензий к вам исполнительная служба иметь уже не должна.

Известный адвокат Владимир Караваев считает, что отсудить расходы за хранение машины можно даже оплачивая услуги хранения по квитанциям, которые выставит стоянка. Только в таком случае квитанцию ни в коем случае не стоит отдавать сотрудниками площадки, ну или обзавестись ее нотариально заверенной копией, которую потом можно будет представить в ходе судебного рассмотрения.

Также правозащитник рекомендует буквально с первых минут временной конфискации машины начинать сбор документов, подтверждающих непредвиденные расходы. При этом в них должна содержаться детальная информация (кто, за что и сколько потратил?). В случае ухудшения здоровья адвокат советует обращаться к врачу и открывать историю болезни, чтобы впоследствии иметь больше оснований для указания в иске не только претензий на материальное, но и на моральное возмещение. Полный перечень советов Караваева можно найти в памятке водителю, доступной в виде PDF-файла на его сайте.

Другими словами, возвращать свои долги, а также оплачивать штрафы лучше своевременно, ведь для автовладельцев они могут обернуться всем вышеописанным триллером. Сложно представить, что вовремя не внесенные сто-двести гривен могут впоследствии превратиться в несколько тысяч гривен и дни/недели нервотрепки. Тем не менее, именно так ситуация зачастую и развивается.

Как, будучи трезвым, не стать пьяным

В этой статье мы отвечаем на главные вопросы, которые должны волновать водителя, которого подозревают в управлении транспортным средством в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Можно только приветствовать недавнее ужесточение наказания для водителей за «пьянку», ведь нетрезвый водитель представляет опасность не только для себя, но и для окружающих. Но, к сожалению, рассчитывать на порядочность и добросовестность инспекторов ГАИ можно далеко не всегда.

Поэтому, чтобы не стать жертвой обмана нечистых на руку охранников правопорядка, нужно точно знать процедуру освидетельствования, права и обязанности инспекторов, а также свои собственные. В этой статье мы отвечаем на главные вопросы, которые должны волновать водителя, которого подозревают в управлении транспортным средством в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Остановка для «понюхать» — нередкий случай. Хотя формально это и не разрешено, но инспектор всегда может оправдать свои действия тем, что «манера езды вызвала подозрения». Как правило, все подозрения рассеиваются сразу после начала общения. Но что делать, если подозрения не рассеялись и гаишник, хитро улыбаясь, говорит: «Мабуть, учора шось було?».

В такой ситуации самое главное сохранять спокойствие и точно знать все нюансы процедуры. Для того, чтобы раскрыть тему, мы решили составить своеобразный FAQ в виде вопросов и ответов.

Какое наказание предусмотрено за вождение в пьяном виде?

Если водитель действительно находится в состоянии опьянения, гаишник должен лишь изъять права на срок до трех месяцев и вместо них выписать временное водительское удостоверение. Дальнейшую же судьбу водителя будет уже определять судья. В первый раз он может назначить штраф в размере от 3 400 до 5 950 гривен или лишить права вождения сроком от одного года до двух лет. Вместо лишения прав предусмотрен административный арест сроком от 7 до 10 суток. Тем не менее к последней мере судьи прибегают крайне редко. Зачастую виновники приговариваются либо к оплате штрафа, либо к лишению права вождения.

Читайте также Как оплачивать штрафы ГАИ?

За повторное нарушение в течение года предусмотрены лишение прав сроком от 2 до 3 лет или арест на 10-15 суток. В качестве «бонуса» судья также может решить изъять транспортное средство, возврат которого владельцу нужно будет впоследствии оплачивать.

Если водитель попадется пьяным в третий раз, то ему грозит до 10 лет лишения права вождения, а также уже не возможное, а обязательное платное изъятие автомобиля. См. ст. 130 Админкодекса Украины.

Где и кто определяет степень опьянения?

Осмотр водителя, в отношении которого имеются сомнения относительно его трезвости, может проводиться как на месте, так и в медучреждении. На месте осматривать водителя может гаишник или врач. В медучреждении — только врач в присутствии милиционера.

Нужно ли выходить из машины для осмотра?

Нужно, поскольку по другому осмотр не пройти. Согласно Приказу МВД № 111 от 27.03.2009 об утверждении Инструкции по вопросам деятельности подразделений дорожно-патрульной службы Госавтоинспекции, инспектор вправе попросить выйти водителя из автомобиля при достаточных основаниях считать, что водитель пьян. См. пункт 27.4 Приказа № 111.

Должны ли при осмотре присутствовать понятые?

При проведении осмотра на месте должны присутствовать два свидетеля, а вот при осмотре в медучреждении по закону их присутствие необязательно. Понятые также должны присутствовать и при отказе водителя от прохождения медосвидетельствования в заведении здравохранения, поскольку этот факт заносится в протокол. Сотрудники милиции свидетелями быть не могут. См. пункт 2.6 Приказа МВД и МОЗ № 400/666 от 09.09.2009 (Инструкция по выявлению у водителей признаков опьянения).

Должен ли составляться протокол?

Протокол об административном правонарушении должен составляться обязательно. Если осмотр проводится на месте, то его результаты, согласно Приказу МВД и МОЗ №400/666, должны заноситься в протокол при двух свидетелях. После этого водитель может в нем написать свои объяснения, затем понятые должны расписаться. Копия протокола обязательно должна передаваться водителю.

В протоколе гаишник укажет выявленные признаки алкогольного опьянения:

  1. запах алкоголя изо рта;
  2. нарушение координации;
  3. нарушение речи;
  4. выраженную дрожь пальцев;
  5. резкое изменение окраски кожного покрова лица;
  6. поведение, не соответствующее обстановке.

Обратите внимание, что никаких тестов наподобие прохождения по прямой, поднимания с земли монеты инспектор проводить не имеет права, поскольку не является врачом и попросту не может трактовать их результаты. Поэтому, все указанные им признаки являются косвенными.

Кроме внешних признаков в случае с алкогольным опьянением в протоколе также должны указать результаты алкотестера. Если у аппарата предусмотрен компактный принтер, то распечатка обязательно прикрепляется как к оригиналу протокола, так и к его копии.

Алкотестер Alcotest Drager 6810 с переносным принтером.

Алкотестер Alcotest Drager 6810 с переносным принтером.

Согласно все тому же Приказу МВД и МОЗ, признаками наркотического опьянения являются:

  • чересчур суженные или наоборот расширенные зрачки, не реагирующие на свет;
  • замедленность или наоборот чрезмерная активность;
  • покраснение лица или неестественная бледность.
  • В каких случаях осмотр проводится на месте и можно ли от него отказаться?

С определенной точностью степень опьянения гаишники смогут установить только лишь при наличии алкотестера. Последние имеются далеко не в каждой патрульной машине. Поэтому, при их отсутствии придется проходить освидетельствование в медучреждении.

Обязательно проконтролируйте, чтобы факт отсутствия алкотестера был указан в протоколе.

К слову, по закону от осмотра гаишником на месте можно сразу отказаться и потребовать пройти освидетельствование в медучреждении. Тем не менее, при наличии алкотестера и уверенности в своей трезвости лучше сперва проходить осмотр на месте и только лишь в случае несогласия с его результатами требовать прохождения освидетельствования в медучреждении.

В каких случаях осмотр проводится в медучреждении и можно ли от него отказаться?

Освидетельствование в медучрежнении проводится в следующих случаях:

  1. у гаишника на месте нет алкотестера;
  2. водитель отказался проходить осмотр на месте;
  3. водитель не согласен с результатами алкотестера;
  4. водителя подозревают в употреблении не спиртных напитков, а наркотических и лекарственных препаратов, снижающих внимание и скорость реакции.

Важно знать, что если от осмотра на месте водитель действительно вправе отказаться (или не согласиться с его результатами), то отказ от прохождения освидетельствования в медучреждении автоматически приравнивается к признанию вины. Поэтому, даже если вы сильно куда-то спешите, дела все-таки придется отложить. Серьезным основанием для отказа от освидетельствования в медучреждении судья может посчитать лишь угрозу чьей-либо жизни, либо здоровью.

В случаях c ДТП, в которых есть пострадавшие, осмотр водителей должен проводиться в обязательном порядке и только в медучреждениях. См. пункт 1.8 Приказа МВД и МОЗ №400/666.

Должен ли гаишник выписывать направление в медучреждение?

Обязательно, ведь в противном случае медосвидетельствование придется оплачивать из своего кармана, поскольку формально получится, что в медучреждение вы обратились по собственному желанию. Чтобы этого не произошло, требуйте инспектора выписать направление. Его форму см. в Дополнении 1 к вышеупомянутому Приказу №400/666.

Кто и на чем должен доставлять водителя в медучреждение?

Если гаишник предполагает, что водитель пьян, то его должны отстранить от управления транспортным средством. Формально доставлять водителя в медучреждение должны на патрульном автомобиле. Тем не менее задайте-ка себе вопрос, а готовы ли вы оставить свою машину, к примеру, в незнакомом месте? А если еще и ночь на дворе? Поэтому, нередко водители вынуждены усаживать за руль гаишников, хотя по закону не обязаны этого делать.

В данном случае, есть смысл обратить внимание на поведение самого инспектора. Если он действует с нарушением процедуры, ведет себя странно, нужно задуматься — стоит ли ему доверять ключ от автомобиля, поскольку в такой ситуации весьма увеличиваются шансы впоследствии найти машину на штрафплощадке.

Кроме этого, есть и еще один не менее интересный вопрос: а должен ли гаишник после медосвидетельствования доставить водителя к месту остановки? За вопросом сразу и ответ — не должен. Увы, но никаких четких инструкций на этот счет вышеупомянутые подзаконные акты не дают. Поэтому и получается, что инспектор увезти водителя обязан, а вот вернуть обратно — нет. В службе доверия ГАИ нам сообщили то же самое. К слову, в соседней России в случаях, когда освидетельствование подтверждает трезвость водителя, гаишник должен доставить последнего к месту остановки или стоянки автомобиля (см. пункт 137.5 Приказа МВД РФ № 185). Примечательно, что в РФ эти нововведения вступили в силу еще в 2009 году.

Исходя из вышесказанного, опытный читатель наверняка догадается, что в данном случае недобросовестный гаишник вполне может использовать несовершенство украинского законодательства, как дополнительный механизм давления на водителя.

Поэтому, еще раз подчеркнем: для того чтобы минимизировать риски превращения добросовестного инспектора в недобросовестного, перед прежде чем ехать в медучреждение обязательно требуйте прохождения осмотра на месте в присутствии двух понятых. И лишь в том случае, если у инспектора не окажется с собой алкотестера (или вашего несогласия с результатами) соглашайтесь проходить осмотр в медучреждении, но только после выписки направления и составления протокола.

И еще один немаловажный момент — согласно пункту 2.9 Приказа № 400/666, доставить водителя на медосвидетельствование должны в течении двух часов. В процессе оформления протокола следите за правильностью указания в нем даты, времени и места его составления.

Могут ли гаишники увезти машину на штрафплощадку?

Могут, но не должны. Согласно статье 265-2 Админкодекса, гаишники действительно вправе временно задержать машину, если ее водитель находится в состоянии опьянения. При этом принудительная транспортировка автомобиля на штрафплощадку может осуществляться только лишь в том случае, процитируем, «если размещение задержанного транспортного средства существенно мешает дорожному движению». Если машина стоит на обочине или находится в месте, где стоянка не запрещена, то ни о какой штрафплощадке не может быть вообще и речи.

Кроме этого, часть вторая этой же статьи гласит, что сотрудник автоинспекции должен предоставить возможность водителю сообщить другому лицу о своем задержании, а также принять меры по возвращению автомобиля к месту его постоянной дислокации. Другими словами, водитель имеет право попросить сесть за руль кого-то из близких. До его приезда, инспектор лишь может заблокировать машину специальным средством, например, колесным блокиратором. Последние у гаишников встречаются редко. Тем не менее, это вовсе не повод увозить машину на штрафплощадку. Ведь не должны же водители вместо сотрудников ГАИ возить в багажнике свой собственный «дежурный» блокиратор!

Более того, до момента подтверждения факта опьянения вопрос о временном задержании транспортного средства и вовсе не должен подыматься.

Может ли инспектор временно забрать права?

Права изымаются в тех случаях, когда наказание за правонарушение предполагает лишение права вождения на определенный срок в судебном порядке. Поэтому, если факт опьянения водителя действительно подтвердится, то гаишник обязан изъять водительское удостоверение (сроком до трех месяцев), чтобы прикрепить его к материалам дела об административном правонарушении. После этого судьба прав уже будет вершиться в зале судебных заседаний.

Читайте также Где возвращать временно изъятые права?

Как дуть в алкотестер?

Алкотестер является специальным техническим средством, определяющим содержание алкоголя и его количество в выдыхаемом человеком воздухе. Приборы с повышенными точностью и сроком службы еще нередко именуются алкометрами — именно такие с недавних пор должны использовать гаишники. Список утвержденных приборов установлен Приказом МВД № 33 от 01.03.2010. В него входят немецкие аппараты Envitec AlcoQuant 6020, Alcotest Drager 6510, 6810, 7410, а также прибор «Алконт 01», который производят в Беларуси и Украине.

По закону у водителя должно определяться количество алкоголя «в крови», а не «в парах выдыхаемого воздуха». Тем не менее уже давно научно доказано, что соотношение концентрации алкоголя в крови и выдыхаемом воздухе постоянно. Поэтому, измерив его в воздухе, можно весьма точно определить концентрацию алкоголя в крови.

Алкотестеры используют усредненное соотношение, равное примерно 1/2000, 1/2100 (в Украине, США), или 1 к 2300 (Турция, Португалия). Другими словами, если содержание алкоголя в крови составляло бы 0,25 г/л, то его концентрация в воздухе была бы равна 0,00011 г/л или 0,11 мг/л (при условии соотношения 1 к 2100). Обратите внимание, что зачастую приборы используют в качестве единицы измерения миллиграммы (мг/л).

Напомним, что в Украине законодательство допускает наличие в крови не более «0,2 промилле». Что же это за промилле такое и как оно соотносится с миллиграммами? Соотношение очень простое и составляет 0,45. Другими словами, в 1 промилле ровно 0,45 мг/л или 0,00045 г/л. В качестве примера, рассчитаем чему равно 0,2 промилле: 0,2 * 0,00045 = 0,00009 г/л или 0,09 мг/л. Некоторые алкометры умеют автоматически переводить мг/л в промилле. Заблаговременно уточняйте у инспектора единицы измерения, чтобы избежать недоразумений.

Промилле обозначается символом ‰ или латинскими буквами BAC (Blood Alcohol Concentration).

Перед тем как дуть в алкотестер (в присутствии двух понятых!), обязательно попросите инспектора предъявить свидетельства о госрегистрации прибора и его поверки (срок ее действия составляет не более 6 месяцев). Кроме этого, согласно пункту 2.5 Приказа МВД и МОЗ, гаишник также должен рассказать о правилах его использования.

После ознакомления с аппаратом водителю предложат взять мундштук. Он должен быть запакован в герметичную целлофановую упаковку. Перед распаковкой проверьте ее целостность. Когда мундштук будет вставлен в алкотестер, обязательно попросите инспектора провести контрольный забор воздуха, чтобы убедиться, что прибор работоспособен и показывает 0 мг/л. Только после этого дуйте в мундштук. Затем, не отходя от инспектора, вместе с понятыми не сводите глаз с дисплея алкотестера, на котором высветится результат.

Алкометры могут запоминать определенное количество предыдущих тестов, а также быть оборудованными небольшим принтером. Поэтому, обязательно следите, чтобы в распечатке содержались именно ваши результаты. Запомните число, которое перед этим высветилось на дисплее, сравните его с распечаткой. Кроме этого, обязательно проверьте на ней время и дату тестирования.

Как проходит освидетельствование в медучреждении?

Освидетельствование в медучреждении на данный момент является наиболее точным способом определения состояния опьянения. Как мы уже выяснили, оно должно проводиться не позднее двух часов после остановки. Регламентирует процедуру осмотра в медучреждении так называемый «Акт медицинского осмотра», который является дополнением № 2 к Инструкции по выявлению у водителей признаков опьянения (Приказ № 400/666). Он составляется в единственном экземпляре и остается в заведении здравоохранения.

Во время медосвидетельствования врач проведет внешний осмотр, понаблюдает за поведением и речью водителя. Замеряет его пульс и артериальное давление. Попросит пройти тесты — поднять предмет с пола, встать в позу Ромберга (проверка равновесия: ноги вместе, руки вытянуты, глаза закрыты), дотронуться с закрытыми глазами к кончику носа. Кроме этого, при подозрении алкогольного опьянения врач также попросит «продуть» алкометр. Для увеличения достоверности результатов через 20 минут врач должен повторить тестирование на алкометре.

Результаты осмотра фиксируются в «Акте», а вердикт врача — в «Выводах» (дополнение № 3). Последние составляются в трех экземплярах: по одному для водителя и инспектора, а третий остается в медучреждении.

Должны ли при освидетельствовании в медучреждении брать пробу крови?

Важно отметить, что взятие пробы для анализа крови является необязательным. То есть врач, может как взять ее, так и не взять. Все дело в том, что Инструкция требует обязательного анализа крови только лишь в двух случаях:

  • при подозрении наркотического или лекарственного опьянения (пункт 3.7);
  • если водитель в результате ДТП находится в бессознательном состоянии или получил тяжелые травмы (пункт 3.14).

При этом при подозрении наркотического опьянения вместо крови для анализов может браться моча, слюна, смывы с губ и лица водителя (пункт 3.12). Пробы должны отбираться в две емкости: первая для проведения анализов, а вторая — для хранения в течение 90 дней.

Очень часто для невозможности фальсификации результатов осмотра, водителям советуют обязательно сдавать для анализов кровь. Тем не менее, как мы уже выяснили, в случае с алкогольным опьянением врач брать ее не обязан.

Можно ли оспорить выводы медосвидетельствования?

Результаты осмотра в медучреждении в глазах судьи являются основным доказательством виновности водителя. Поэтому, если в выводах врача будет подтвержден факт опьянения, то судья без колебаний вынесет вердикт «Виновен». Смягчить приговор сможет только уважительная причина — опять таки если, основанием для посадки за руль послужила угроза чьей-либо жизни или здоровью.

Кроме этого, заставить судью заколебаться перед решением сможет лишь альтернативный медицинский осмотр или грубые нарушения упомянутой Инструкции, которые должны подтверждаться документально или на основании свидетельских показаний.

Напомним, что в Киеве медосвидетельствование по направлению ГАИ в основном проводят по адресу ул. Семьи Хохловых, 5. В этом же здании находится отделение дорожно-патрульной службы ГАИ. Найти альтернативный медосмотр в Киеве оказалось непросто. Частные структуры брать кровь для определения алкоголя отказываются. Среди госзаведений нам удалось найти лишь одно учреждение, согласившееся взять на анализ кровь и мочу, а также одно заведение, в котором нам подтвердили возможность круглосуточного проведения медосмотра.

Кровь и мочу можно сдать:

в Бюро судебно-медицинской экспертизы, Бондарский переулок, 7-А, тел.: 464-16-12. Кровь — около 200 грн. Кровь и моча — около 400 грн. Прием анализов осуществляется по будним дням с 9:00 до 15:00. При себе нужно иметь документы, подтверждающие личность. Результаты можно получить в указанное рабочее время через час после сдачи анализов или на следующий день.

Альтернативный медосмотр на определение состояния опьянения можно пройти:

в отделении Киевской городской наркологической больницы «Социотерапия», проспект Освободителей, 6, тел.: 516-52-03. Круглосуточно. При себе нужно иметь документы, подтверждающие личность. Гаишники также нередко доставляют сюда подозреваемых в опьянении.

Другими словами, в трехмиллионном Киеве нашлось всего два места, куда водитель может в случае чего обратиться.Обратите внимание, что альтернативные осмотр и сдачу анализов необходимо проходить сразу же после первичного осмотра в медучреждении. Другими словами, если вы обратитесь в другое медучреждение только лишь на следующий день, то судья может посчитать такие результаты недостоверными. Результаты необходимо прикреплять к материалам дела официально через судебную канцелярию.

В сухом остатке

Увы, но «пробелов» в нормативно-правовых актах, которыми руководствуются гаишники при выявлении и отстранении пьяных водителей от управления, очень много. Практически все они в умелых руках могут использоваться как механизмы дополнительного прессинга на водителя. Поэтому, чтобы не стать без вины виноватым, всегда требуйте от инспекторов четкого соблюдения процедуры. Ведь даже простое напоминание о необходимости приглашения двух свидетелей и составления протокола могут заставить сотрудника посчитать вас достаточно трезвым.

Оборотень из «Грифона» организовал банду, которая за месяц отобрала у бизнесменов 1.5 млн. гривен

В Харькове будут судить правоохранителей, которые организовали серию грабежей осенью минувшего года.

«Вестям» стало известно из собственных источников в милиции, что до суда двое сотрудников спецподразделений «Грифон» и «Беркут» и двое их гражданских подельников будут оставаться за решеткой. Сценарий для грабежей квартет разрабатывал в обычной квартире на Салтовке, а награбленные миллионы оборотни в погонах хотели отнести в банк, но не успели.

В ноябре в сухой милицейской сводке сообщалось, что в самом центре Харькова на улице Кооперативной вечером 26 ноября произошло ограбление. Неизвестные инсценировали ДТП и отобрали деньги у предпринимателя. Оказывается, что для этой инсценировки квартет во главе со старшим сержантом «Грифона» (подразделение занимается охраной участвующих в судебных процессах лиц) Виктором Л. заранее купил «Таврию».

Около «Пельменной» преступники протаранили авто предпринимателя. А после предъявления удостоверения штатного сотрудника МВД испуганного водителя избили, усадили в авто, надели наручники и, отобрав деньги, бросили в машине на соседней улице.

Материал в тему Капитан милиции в Харькове с газовым баллончиком напал на девушку

«Уже тогда стало ясно, что налеты совершают профессионалы и действуют по одной схеме, ведь второго ноября в другом районе города при подобном же нападении у бизнесмена отобрали 30 000 евро, 2,5 тысячи долларов и 80 000 гривен», — сообщил нам источник в УВД. Что интересно, во время нападений оборотни предъявляли удостоверения сотрудников Антикоррупционного комитета по вопросам правосудия и борьбе с организованной преступностью. Четверку поймали на следующий же день после второго эпизода сотрудники УБОП в Харьковской области.

По словам нашего источника, организатор банды — 26-летний старший сержант Виктор Л. полгода работал в «Грифоне», жил на Салтовке, но сам из Купянска, имеет высшее образование. Когда группа была задержана, у сержанта дома нашли десятки карточек мобильных телефонов, холодное и травматическое оружие, поддельные документы, сотни купюр, банковские карты и документы на открытый депозитный счет. Найденная часть денег не соответствует тому, что успели присвоить грабители. «Скорее всего, есть депозиты, о существовании которых пока неизвестно», — говорят правоохранители.

На время досудебного следствия сотрудников внутренних органов оставили в СИЗО, хотя адвокат старшего сержанта настаивал на том, что его подзащитный имеет положительные характеристики, помогает следствию и заболел в СИЗО, а потому его можно отпустить под домашний арест. Но судью это не разжалобило и до конца марта она оставила решение в силе. Минимум, который ждет подельников, 10 лет лишения свободы. Тем временем из «Грифона» сержанта уже уволили, а в спецподразделении «Беркут» нам не смогли сказать, числится ли еще у них такой сотрудник.

Что такое ментовский беспредел

Моя цель – познакомить читателя с основными видами незаконных действий и преступлений, совершаемыми сотрудниками правоохранительных органов с целью фабрикации уголовных дел, а также способами защиты и противодействия. Мои рекомендации – не панацея, но, возможно, помогут вам сэкономить нервные клетки, а возможно, и годы жизни.

Практически любой человек в любой момент может попасть под ментовскую раздачу, и, как правило, многие из нас оказываются совершенно неподготовленными. Отсюда ошибки, за которые иногда люди расплачиваются годами, проведенными за решеткой.

От поведения человека в день ареста, а также в первые дни и недели заключения зависит очень многое в его дальнейшей судьбе. Поэтому, я думаю, что мой опыт будет полезен для людей, которые попадут в такой переплет. И я считаю необходимым поделиться этим опытом.

Я родился в 1964 году в Челябинске и вырос в благополучной интеллигентной семье. До 1991 года, за исключением инспекторов ГАИ, вообще не сталкивался с властями. В конце 80-х открыл с друзьями кооператив, и мы начали возить из Польши парфюмерию.

Все было хорошо до 1 февраля 1991 года, когда нас взяли на вокзале, где мы встречали поезд, которым через Москву нам везли товар из Польши.

Милиция подготовилась тщательно. Брала нас бригада из ментов и кагэбистов. Брали грубо, тыкая пушками в спину, хотя никто из нас и не думал оказывать сопротивление. Телевидение уже было наготове. Снимали товар, который перевозился в поезде, а также обыск у меня на квартире.

Нам повезло, что в отделение нас вели вместе и этого времени хватило, чтобы договориться: якобы я один – владелец всего товара, а они мне по-дружески помогают. Хотя никто из нас не сидел, мы интуитивно поняли, что так будет лучше. В немалой степени благодаря этому я провел в СИЗО чуть более 7 месяцев и вышел на свободу, а никто из моих друзей вообще не сидел.

Честно сказать, в тот момент я особо и не беспокоился, считая происходящее мелким недоразумением. Товар в СССР ввозился официально, таможенные пошлины уплачены, и я полагал, что вскоре все разрулится. А моя самая большая ошибка заключалась в том, что я ментов считал за людей, я не мог даже представить себе, кто они такие на самом деле.

Серьезность положения я ощутил только во время обыска на моей квартире. Я тогда был несколько месяцев как женат и жил с женой в квартире моих родителей в отдельной комнате. В квартире во время обыска побывали штук двадцать ментов и кагэбистов.

Меня доставили в отделение транспортной милиции. В тот же вечер я был помещен в КПЗ и там провел трое суток перед отправкой в СИЗО.

Весь день до самой ночи были допросы. На следующий день с раннего утра они возобновились. Состояние у меня было просто шоковое, всю ночь я не спал. Мне казалось, что все это происходит не со мной. Единственная хорошая новость заключалась в том, что всех моих друзей отпустили, взяв с них подписку о невыезде. Дело возглавлял старший следователь по особо важным делам майор Скачков. О нем стоит написать несколько слов.

После освобождения я навел о нем справки. Скачков Владимир Викторович родился в Магнитогорске в 1954 году в неполной семье. Его мать злоупотребляла алкоголем, несколько раз принудительно лечилась и была неразборчива в сексуальных связях. Таким образом, отца своего Вова не знал. Да и его мать вряд ли это знала. По окончании восьмилетки и ГПТУ, которое он кое-как закончил по причине природной тупости, Володя пошел в армию. После армии он понял, что поступить в институт не сможет, а пахать на заводе не хотелось. Естественно, единственный выход был – это милиция. Благо в те годы немного было желающих там работать, да и челябинская прописка оказалась кстати.

После соответствующих курсов Владимир попал в УВД на транспорте. Как упоминалось ранее, Скачков был туп по природе, и вскоре и начальство, и его сослуживцы об этом узнали. Ни о каком продвижении по службе и речи не было, и он сам это прекрасно понимал. В личной жизни он тоже не преуспел, так как был к тому же косноязычен, не мог поддержать ни одного разговора и, кроме пьянок, его ничего в жизни не интересовало.

Но годам к тридцати ему улыбнулась удача в виде жены. Татьяна была вдовой генерала, на 12 лет старше Вовы и работала в том же УВД в звании подполковника. Татьяна решила сделать из него офицера, и ему пришлось поступить в юридический институт в Свердловске и учиться там заочно.

Карьера Скачкова резко пошла в гору. Он получал звания одно за другим и вскоре стал майором и следователем по особо важным делам.

В работе Скачков руководствовался принципом Андрея Вышинского «признание – царица доказательств». УВД на транспорте, где он работал, курировало железнодорожный вокзал, одно из самых криминогенных мест города. Когда попадался какой-нибудь ханыга, например, за драку, карманную кражу или хищение чемодана, Владимир поступал следующим образом. В первую очередь задержанного допрашивали на предмет выяснения личности.

Если он оказывался бомжом, многократно судимым и не имеющим родственников, для Скачкова это была удача. Сначала он добивался признательных показаний. Затем кормил и иногда поил водкой задержанного, убеждая того взять на себя другие кражи. Если последний был многократно судим, родственные связи утеряны, а большая часть жизни прошла за решеткой, то ему было не так уж важно, сколько эпизодов ему впаяют. Так Скачков «раскрывал» преступления и добивался высокого уровня раскрываемости.

В начале следствия, когда я еще находился в КПЗ, Скачков пытался по-хорошему уговорить меня сделать признательные показания. Его особенно интересовало, как проходила оплата за полученный в Польше товар. Это было единственное тонкое место в моем деле, но никаких доказательств против меня не было. Следак показывал мне статью УПК о том, что чистосердечное признание смягчает вину, говорил, что лично он мне симпатизирует и хочет помочь, может оформить мне явку с повинной и т.д. Но вскоре, поняв, что эти методы не работают, перешел непосредственно к угрозам. Но об этом позже.

Я твердил свое, что ни в чем не виноват, и никаких чистосердечных признаний писать не собирался. Поэтому вскоре начались ментовские «примочки». Первую ночь я был в камере один, а вечером следующего дня ко мне подселили молодого парня по имени Павел. Понять, что он «наседка», не составило большого труда. Паша сказал, что его задержали по подозрению в какой-то краже, которую он не совершал. Якобы его уже двое суток держали в другой КПЗ, а теперь перевели в эту. Он уже сидел и все ментовские примочки знает, поэтому не сознается и уверен, что через день его отпустят. Он проявил чрезвычайный интерес к моему делу, а особенно к способу оплаты товара, что еще больше укрепило мои подозрения. Вечером моего сокамерника вызвали якобы на допрос, откуда он вернулся с карандашом и листком бумаги.

Павел сказал, что ему якобы предложили написать чистосердечное признание и для этого дали бумагу и карандаш. Естественно, он никаких признаний писать на собирался, так как на следующий день заканчиваются 72 часа его задержания и он уверен, что его отпустят. Он также сказал, что может мне помочь, передав маляву моим друзьям или родственникам. Это еще больше укрепило меня в мысли, что мой сокамерник «наседка». Но все же я решил это проверить. Я рассказал Паше, что якобы во время одной из поездок в Польшу я на несколько дней ездил в Германию и открыл там банковский счет. Это была липа чистой воды.

В Германии я никогда не был. На следующий день, после того как Паша «освободился», Скачков мне радостно сообщил, что они провели ряд следственных и разыскных мероприятий, в результате чего им известны все подробности моего дела вплоть до поездки в Германию и открытия банковского счета. Что они уже и так все знают и мое признание им и не нужно. Но так как он искренне хочет мне помочь, он снова предлагает сделать признание и все рассказать. И если мои признательные показания совпадут с их оперативной информацией, то смягчение наказания мне обеспечено. А если не совпадут, то мне будет хуже. Ну а если я вообще откажусь сотрудничать со следствием, то все земные и небесные кары падут на мою голову.

При всем трагизме ситуации мне было просто смешно от такой тупости и грубой работы. Естественно, никаких признательных показаний я давать не стал. Но я тогда не знал, что основные ментовские «примочки» еще впереди.

В первый день пребывания в КПЗ меня допрашивали с небольшими перерывами почти целый день, и ближе к вечеру я был уже настолько измотан, что почти ничего не соображал. Мне казалось, что все это происходит не со мной. Этим моим состоянием воспользовались и развели меня. В этот вечер по незнанию я совершил одну из самых серьезных ошибок в своей жизни, подставив своего родственника – совершенно невиновного человека.

Дело было так. В один из моментов допроса следак вышел из кабинета якобы по вызову к начальству, оставив меня один на один с опером по фамилии Лешков, который играл роль «доброго» следователя. Понизив голос, он сообщил мне, будто бы следаку стало известно, что часть принадлежащих мне ценностей передана на хранение одному из моих родственников и назвал его имя. Якобы он случайно подслушал разговор следака с другим опером. У меня действительно был такой родственник, муж сестры моей матери. Это был тихий и скромный пенсионер, с которым я всегда поддерживал хорошие отношения, но общались мы редко, так, встречались по большим праздником. Он не имел ни малейшего представления о том, чем я занимался.

И вот этот Лешков говорит, что может предупредить родственника, так как следак готовится проводить обыск в его квартире. Опер протянул мне ручку, оторвал клочок бумаги и сказал «давай, пиши быстро его номер телефона». Я в тот момент подумал, что мои близкие, опасаясь ментовских репрессий, передали моему дяде на хранение свои личные ценные вещи. И я по своей наивности действительно написал этот номер телефона.

Как потом выяснилось, Лешков написал рапорт начальству, что в ходе следственных действий он якобы выяснил, что мой родственник хранит у себя принадлежащие мне ценности. С помощью этого отвратительного трюка им удалось получить у прокурора ордер на обыск в квартире моего дяди, и этот обыск был вскоре произведен. Естественно, ничего там не нашли и не могли найти. Но в результате сильнейшего стресса пожилой и больной человек попал в больницу с инсультом, где провел более недели.

Моего родственника уже нет в живых. Хотя прошло уже более двадцати лет, мне до сих пор стыдно за свой дурацкий поступок. Я абсолютно уверен, что если бы в 1991 году я имел хоть немного информации, что такое менты и милиция, я б так не поступил. Поэтому, если моя статья поможет хоть одному человеку, то я не зря тратил время на ее написание.

Но вернемся в февраль 1991-го. Мои друзья на свободе не сидели сложа руки и нашли мне хорошего адвоката, который посетил меня на следующий день после моего задержания. Перед его визитом меня вызвал следак на очередной допрос и как бы между прочим сообщил, что какой-то адвокат хочет со мной встретиться. Следак и два опера всячески пытались меня убедить, чтоб я от него отказался, приводя разные доводы, многие из которых противоречили друг другу. Например, сначала они говорили, что дело у меня пустячное и суд мне много не присудит (естественно, при условии сотрудничества со следствием).

Потом вдруг мое дело становилось таким безнадежным, что уже никакой адвокат не поможет. Предлагали воспользоваться бесплатным адвокатом, которого они якобы уже собирались мне предоставить, и тем самым сэкономить деньги друзей и родственников. И так далее. Но я не согласился и, как потом выяснилось, решил этим свою судьбу, так как без адвоката я бы не вылез из той передряги. Николай оказался не только толковым адвокатом, но и прекрасным человеком. После моего освобождения мы подружились, и до сих пор я считаю его своим другом.

Через несколько дней после ареста меня перевели в СИЗО. Там против меня применили «тяжелую артиллерию». Минуя положенный по закону карантин, я попал в «пресс-хату». Камера, куда меня привели, была рассчитана на четырех человек, а я был уже пятый. Там были два первохода, одного, с погонялом Механик, я немного знал по воле, и два заходника (ранее судимые). Естественно, рулили там заходники, особенно один из них по имени Анатолий. Поначалу ничего не предвещало подвоха. Встретили меня довольно дружелюбно, объяснили общие правила поведения и отношений. Я немного расслабился, постепенно отходя от шока ареста. Правда, даже в первые дни я заметил, что заходники, а особенно Толя, проявляют слишком большой интерес к моему делу.

Менты тоже не оставляли меня своим вниманием, допрашивали меня в СИЗО почти каждый день. Самое интересное, что следак почти всегда приезжал вместе с опером Кузовлевым. Бывало, что во время допросов опер выходил из комнаты и отсутствовал 15–20 минут. И вдруг я заметил одну странную вещь. Никого из моих сокамерников-первоходов на допросы не вызывали.

В то же время заходников, а особенно Анатолия, вызывали очень часто. И самое интересное – его на «допросы» вызывали или до меня, или после. Как только Толя возвращался с «допроса», вызывали меня, или наоборот. Более того, его «допросы» были очень короткие, а один раз вообще минут 5–7. Когда я поинтересовался у него, как такое может быть – ведь для того, чтоб пройти от камеры до следственных комнат, необходимо около 5 минут в одну сторону, мой сокамерник стушевался и сказал, что следак допрашивал его в комнате «кума» (начальника оперчасти тюрьмы).

Стало ясно, что Толя и Юра (второй заходник) – «наседки». Чтоб окончательно убедиться в этом, я проделал тот же трюк, что и в КПЗ. Рассказал Толе «по секрету» какую-то несуществующую хрень, и уже на следующий день следак об этом знал, с гордостью выдавая это за «блестящие» результаты разыскной работы.

Через некоторое время менты поняли, что по-хорошему от меня ничего не добиться, и поменяли тактику. Скачков стал в открытую меня запугивать, угрожая арестом жены и родителей, если я не сознаюсь. В камере ситуация тоже изменилась. Обе «наседки» просто требовали, чтоб я все рассказал про свое дело и давал следаку признательные показания. Все это я изложил своему адвокату. Николай сказал, что незаконно помещать первоходов в одну камеру с заходниками и он подаст жалобу в надзорные органы, со временем меня переведут в другую камеру, но это произойдет не сразу.

Я был в патовой ситуации. Во-первых, «наседок» было двое, и довольно здоровых, а оба первохода занимали нейтральную позицию. Во-вторых, шок от всего происшедшего еще не прошел. Таким образом, противостоять этим тварям я не мог, а на чью-то помощь в камере рассчитывать не приходилось. Я прекрасно понимал, что дать действительно признательные показания – это подписать себе приговор и перечеркнуть свою жизнь. Но и характера Зои Космодемьянской у меня нет!

Я попытался сопротивляться требованиям «наседок», но был избит и предупрежден, что в случае отказа буду опущен. Я в этот вечер сослался на полученные побои (была разбита губа и пара синяков) и обещал написать признания на следующий день. Всю ночь я не спал, просчитывая варианты, но под утро меня осенило. Я считаю, что я тогда чисто интуитивно принял единственно правильное в той ситуации решение.

Я сделал вид, что сломался, и начал давать «признательные» показания. Сначала в камере, а потом и следаку. Менты и «наседки» несказанно обрадовались. Во время допросов опер Кузовлев постоянно выходил из комнаты свиданий и, возвращаясь, уже не скрывал «наседок». Один раз он спросил по поводу одного эпизода, почему я говоришь говорю так, ведь вчера в камере говорил другое. В общем, все маски уже были сняты.

Но, как вы уже, наверное, догадались, я гнал туфту, которая на мое счастье и благодаря тупости ментов и «наседок» не была вовремя распознана. Вот несколько примеров моих перлов. При аресте у меня была изъята записная книжка с адресами и номерами телефонов разных людей. Там был номер телефона одного парня из Красноярска, у которого я когда-то, не попав в гостиницу, переночевал за умеренную плату. Ментам и «наседкам» я «признался», что покупал у него большие партии ювелирных изделий из золота, которое потом переправлялось в Польшу.

Был в блокноте также телефон какой-то женщины из Ленинграда. Я уже не помню, при каких обстоятельствах с ней познакомился. Ментам я «признался», что приобретал у этой женщины крупные партии валюты (тогда за это была статья), которая тоже потом переправлялась в Польшу в оплату за полученный товар.

Также был упомянут в моих «признательных» показаниях один парень из нашего города, который вообще не имел никакого отношения к моим делам и с которым я незадолго до ареста поссорился. Даже очная ставка с ним была. После освобождения я его нашел, извинился и предложил материальную компенсацию за моральный ущерб. Этот парень сказал, что все понял с самого начала, и от денег отказался.

Менты и их «наседки» очень радовались. Я выиграл время, так как менты с «наседками» после моих показаний ослабили пресс, и через некоторое время я был переведен в нормальную камеру к таким же первоходам, как и я сам. Как потом выяснилось, и жалоба, поданная адвокатом, была рассмотрена, и мои друзья сумели выйти на «хозяина» (начальника тюрьмы). Он вызвал меня к себе и, когда я ему рассказал, что сокамерники заставляли меня писать признательные показания, заверил, что это больше не повторится. Когда меня уводили из его кабинета, я слышал, как он вызвал «кума», который по просьбе ментов и организовал мне пресс-хату.

В новой камере никто, естественно, не интересовался моим делом, и я жил спокойно. Это мне позволило собраться с мыслями и совместно с адвокатом, который меня периодически навещал, продумать стратегию дальнейшей защиты.

Забегая вперед, могу сказать, что в моем деле не обошлось без курьеза. В конце следствия во время ознакомления с материалами уголовного дела присутствовали и мой адвокат, который тоже делал необходимые выписки из дела, и следак. Когда я нашел в документах факты, подтверждавшие, что из-за моих «признаний» этот дурень-следак действительно ездил и в Красноярск, и в Питер, и в Польшу, а также провел кучу допросов людей, не имеющих к моему делу никакого отношения, меня разобрал смех. Я сказал адвокату (естественно, в присутствии следователя Скачкова): «Как жаль, что у меня нет знакомых ни на Камчатке, ни за полярным кругом, где-нибудь в Анадыре. А то я бы дал еще признательные показания и наш друг Скачков и туда б прошвырнулся». Адвокат засмеялся в ответ, а Скачков аж позеленел от злости.

Но вернемся назад. Оказавшись в нормальной хате, я, естественно по рекомендации адвоката, написал жалобу в прокуратуру на незаконные действия Скачкова. Также я написал отказ от всех выбитых у меня показаний. Я наивно полагал, что основные проблемы позади, и пару недель жил спокойно. Однако следак устроил мне очередную подляну. Поняв, что в этой тюрьме ему меня уже не достать, он добился моего перевода в тюрьму Златоуста (около 160 км от Челябинска), мотивируя это тем, что я якобы подкупил охрану челябинской тюрьмы и мешаю следствию, из тюрьмы оказывая давление на свидетелей.

Но я это узнал потом. А тут ранним утром мне объявляют обычное в таких случаях «с вещами на выход», и после нескольких часов в «сборке» я уже еду в «столыпине» в направлении Москвы, абсолютно не понимая, что происходит и зачем. Повезло, что в «столыпине» попался нормальный конвойный, и я у него узнал, что конечный пункт моего путешествия – Златоуст. Я более-менее успокоился – все-таки недалеко от дома.

Естественно, мой адвокат подал жалобу в прокуратуру и добился моего перевода в Челябинск. Правда, следак подал встречную жалобу, не желая моего перевода в ту же тюрьму, так как там он уже не мог оказывать на меня незаконное давление. Кончилось тем, что меня перевели обратно в Челябинск, но в другую тюрьму. Там Скачков вместе со своим опером продолжали свои игры, но я уже был с опытом и умел им противостоять.

Также примерно в это время я начал систематически писать жалобы на следака в прокуратуру, благо поводов для этого было предостаточно. Сначала я их писал полностью под диктовку адвоката Николая, затем начал добавлять свое, а вскоре мог уже делать это самостоятельно. Николай посещал меня примерно раз в неделю, и вскоре на встречу с ним я почти каждый раз приходил уже с готовой жалобой на следака, хотя тот уже долго у меня не появлялся. Мы использовали правильную тактику, не выкладывая в одной жалобе все претензии, а растягивая «удовольствие». Как потом выяснилось, по каждой жалобе этот тип приходил к прокурору и давал письменные объяснения. За все время следствия было подано более 25 жалоб по разным поводам.

Я могу также добавить, что, общаясь с сокамерниками (а за время следствия я побывал в разных хатах, так как во второй тюрьме постоянно тасовали заключенных), я понял, что ментовской беспредел в то время был довольно распространен. По крайней мере все, с кем я общался, говорили, что менты их запугивали и угрожали во время следствия. Поэтому я стал помогать сокамерникам писать жалобы в прокуратуру. Так как я не вникал в подробности их дел, чтоб не попасть под подозрение, почти все эти жалобы касались ментовских угроз и их незаконного давления на подследственных.

Как я уже писал, в конце следствия было ознакомление с делом, которое продолжалось более месяца, так как этого дела было три тома. Естественно, все было сфабриковано, причем настолько грубо и примитивно, что адвокату удалось все эти обвинения разбить – многие даже до суда – при помощи жалоб в прокуратуру.

В это время произошла попытка государственного переворота (ГКЧП), неудачная, на мое счастье. Я помню, как 19 августа, на следующий день после обращения Янаева, «мусор» пришел радостный, аж светился как медный таз. Он мне заявил: «Ну вот видишь, советская власть возвращается. Скоро мы будем тройками судить без адвокатов, вот тогда и посмотрим кто кого».

Через пару дней, когда демократия победила, он пришел уже совсем с другим настроением. Сам предложил мне написать на его имя заявление с просьбой убрать из обвиненительного заключения статью 93-1 («Хищение в особо крупных размерах»). Посоветовавшись с адвокатом, я так и поступил, и эта статья была убрана. Когда я с усмешкой спросил: «Почему ты именно сейчас решил убрать эту статью, а не пару дней назад?» – Скачков мне ничего не ответил.

Когда мы с адвокатом закончили знакомиться с делом, оно было передано в прокуратуру. Николай написал туда жалобу и был на приеме у прокурора. Прокурор понял, что все дело сфабриковано и перспективы не имеет. Он исключил из обвинения еще пару статей и изменил мне меру пресечения на подписку о невыезде. Забегая вперед, хочу отметить, что прокуратура даже не прислала на суд своего представителя поддерживать обвинение. На суде, который состоялся примерно через пару месяцев, мне тоже повезло. Судья быстро поняла всю несостоятельность обвинений.

Единственная статья (даже не помню ее номер), по которой мне не удалось отвертеться, – недоплата налогов. Когда мы ввозили духи из Польши, мы их декларировали на таможне как туалетную воду, чтоб уменьшить пошлину. Тогда по этой статье максимальное наказание было один год лишения свободы. Естественно, я был осужден по этой единственной статье и приговорен к семи месяцем и шести дням лишения свободы, то есть к тому сроку, который я уже отсидел.

После вступления приговора в силу, менты вернули все конфискованные вещи (видик, телевизор, ювелирные украшения и т.д.). Вскоре нам с адвокатом удалось вернуть весь товар, несмотря на очередные подляны, которые Скачков пытался мне устроить. В общем, можно сказать, что все кончилось относительно благополучно. Конечно, ушло несколько месяцев жизни, истрачены миллиарды нервных клеток и т.д. Но все могло закончиться гораздо хуже.

На основании собственного опыта я бы хотел дать несколько советов. Большинство из нас рассуждает так: «Я живу честно, никаких законов не нарушаю, поэтому какое мне дело до ментов и их беспредела, это меня не касается и никогда не коснется». Крайне опасное и довольно распространенное заблуждение, которое разделял и я до тех пор, пока не попал в вышеописанный переплет. Когда у ментов висяк, им надо во что бы ни стало «раскрыть» его.

Таким образом, любой человек в любой момент может попасть под ментовский пресс. Вспомните дело Чикатило. Сколько невинных людей было приговоренно за преступления, которых они не совершали? Хочу особо подчеркнуть, что ни один мент не получил даже выговор за эти невинно загубленные и искалеченные судьбы. А всего по стране таких судеб сотни тысяч, а возможно, и миллионы. Так что не считайте, что вы исключение и вас это никогда не коснется.

Особая группа риска – люди, занимающиеся бизнесом или коммерцией, причем независимо от масштаба их деятельности. Любой человек, начиная от мелкого розничного торговца и заканчивая олигархом масштаба Ходорковского, может в любой момент попасть под раздачу.

В связи с этим я бы дал два совета. Во-первых, обзаведитесь на всякий случай хорошим адвокатом. Наверняка кто-нибудь из ваших родственников, друзей или знакомых знает такого. Пока ничего не случилось, необязательно заключать с ним договор и платить деньги. Просто узнайте его координаты и номера телефонов на всякий случай.

Не помешает просто познакомиться с ним. Это ни к чему не обязывает. Во-вторых, постарайтесь создать материальный резерв для оплаты адвокатских услуг. Не храните эти деньги у себя дома или на своем банковском счете, так как менты при обыске скорее всего их изымут, а счета арестуют. Они сделают все, чтоб оставить вас без юридической помощи. Поэтому, передайте эти деньги на хранение кому-нибудь из ваших ближайших родственников или друзей и проинформируйте их, для какой цели они предназначены.

Следующее опасное и не менее распространенное заблуждение – будто бы «менты – тоже люди». Когда человек впервые попадает в переплет, он думает так: «Это случайное недоразумение. Я ни в чем не виноват, так что вскоре правоохранительные органы во всем разберутся, и меня отпустят». Как правило, на момент ареста менты уже четко знают, какие статьи будут «шить» человеку и на что его «крутить». Также они понимают, что эффект внезапности имеет огромное значение для фальсификации уголовного дела и для деморализации «подозреваемого». Поэтому, как я уже писал, в первые дни следствия очень многое зависит от самого человека.

Отдавайте себе отчет: если вас арестовали (именно арестовали, а не задержали), то это всерьез и, возможно, надолго. В первую очередь вам необходимо как можно скорее связаться с вашим адвокатом. Самое умное в этой ситуации – заявить, что вы отказываетесь давать показания без вашего адвоката. Ни в коем случае не соглашайтесь на бесплатного, которого наверняка вам предложат. В лучшем случае такой адвокат просто ничего не будет делать. В худшем – это еще один следак. Помните: по закону вы имеете право на выбранного вами адвоката и ни под каким предлогом вам не имеют права в этом отказать.

Достаточно распространенным является представление: «Я невиновен, и это очевидно, поэтому мне не составит труда доказать это сотрудникам правоохранительных органов. Это только вопрос времени». Не питайте иллюзий. Менты хоть и не отличаются умом и сообразительностью, но они ж не полные дебилы. Они прекрасно понимают, что вы невиновны. Но им нужна раскрываемость. Поэтому ваши интересы диаметрально противоположны. Чем больше людей будет осуждено, чем тяжелее статьи, тем лучше будут ментовские показатели. И они сделают все, чтоб этого достичь.

Их методы не отличаются большим разнообразием. Про «доброго» и «злого» следователя, я полагаю, знают все. Тем не менее это часто срабатывает. Кроме того, они любят вести так называемые «беседы по душам». Они могут задавать вроде бы невинные вопросы, вести себя доброжелательно, сочувствовать арестованному, тем самым притупляя его бдительность. Могут угостить сигаретой, предложить чая. Не ведитесь на это. Они хотят одного – причинить вам максимальное зло. Лучше всего вообще не отвечайте на вопросы без адвоката. Не стесняйтесь многократно повторять ваши требования в отношении адвоката. Отделение милиции, а тем более КПЗ или СИЗО – это не место для дружеских бесед о жизни, и будет лучше, если вы так прямо и заявите.

Еще одним приемом являются паузы. Этим приемом они, как правило, пользуются во время допросов без адвокатов. Следак вдруг перестает спрашивать и начинает либо читать какие-то бумаги, либо делать вид, будто чем-то очень занят. Возникает пауза, которая действует на нервы арестованному, и тот, пытаясь ее заполнить, начинает говорить сам. Это ошибка. Лучше всего просто отвернуться в другую сторону и молчать. По возможности следует своим видом демонстрировать спокойствие и уравновешенность.

Одним из главных методов является для них принцип «разделяй и властвуй». Об этом я бы хотел рассказать поподробнее. Метод заключается в стравливании друзей, супругов, коллег по работе, родственников и т.д. с целью получения от них информации и нужных показаний. Исходя из своих наблюдений, могу сказать, что этот прием достаточно эффективный и часто срабатывает. По крайней мере, в 90-х годах прошлого века, когда еще не было мобильной связи, это использовалось очень часто и довольно успешно. Со мной это не сработало, но, общаясь со многими сокамерниками, я понял, что очень часто бывшие коллеги по бизнесу, супруги и просто близкие люди поддавались на эти провокации и начинали топить друг друга.

Например, подозреваемому менты говорят: «Вот ты тут сидишь, а мы узнали, что твоя жена/подруга гуляет напропалую». Жене они же сообщают, что ее муж якобы сообщил им, что у него есть несколько любовниц. Или, например, заявляют обвиняемому: «Ты тут в тюрьме паришься, а твои подельники на воле в кабаках гуляют и баб трахают. Зачем тебе одному за всех тянуть, дай на них показания, мы их тоже посадим, и все будет справедливо». В этот же день они могут говорить одному из коллег обвиняемого: «Твой бывший друг не хочет один париться, он тебя сдает с потрохами. Так что, если не хочешь получить срок, дай нам информацию и показания, которые мы сможем использовать против твоего бывшего друга. А тебе мы поможем».

Могут сообщить одному из подследственных про другого, что «он спал с твоей женой / подругой, обманывал тебя в делах, присваивая себе большую часть доходов, называл тебя всякими словами, планировал убить и т.д.». В 99 процентах случаев это наглое вранье. Не верьте ментам, как бы правдоподобно их вранье ни звучало. Запомните главное: даже если допустить (особо подчеркиваю, что только допустить), что ваш коллега по бизнесу оказался полной сволочью, что он спал с вашей подругой, воровал у вас деньги, распространял против вас клевету, планировал вас убить и при всем при этом оказался еще и внучатым племянником Гитлера, все равно не давайте против него никаких показаний и не сообщайте о нем никакой информации. В ваших личных интересах пройти одному по делу. Пока вы арестованы, ваши единственные враги – следак и его подельники (члены следственной группы). Никакого другого ПОКА не существует!

Естественно, любому первоходу следак с важным видом сообщает о том, что чистосердечное признание смягчает вину и принимается судом во внимание, зачитывая соответствующую статью УПК. На этом моменте я останавливаться не буду. Я полагаю, что сейчас каждый школьник знает, что такое признание вину, может, и смягчает, но срок увеличивает стопроцентно.

Во время допросов даже в присутствии адвоката не расслабляйтесь и тщательно обдумывайте каждый вопрос и ответ, не стесняясь делать паузы. Отвечайте односложно: «Да», «Нет», «Не знаю». Используйте расплывчатые формулировки: «Я точно не помню», «По-моему, это бьло так», «Если я не ошибаюсь, то...» и т.д., чтоб потом можно было исправить на более выгодный для вас вариант. Когда вам дадут протокол допроса на подпись, тщательно проверьте, что все записано правильно. Не пожалейте времени на уточнения и дополнения в свою пользу.

Во время следствия постарайтесь минимизировать, а если возможно, вообще свести на нет все контакты со следаком без адвоката. Если следователь приезжает в СИЗО, вас вызывают на допрос и вы видите, что вашего адвоката нет, сразу отказывайтесь отвечать на любые вопросы. Следак и опера сделают все, чтоб усыпить вашу бдительность и навязать разговор. Делайте все что угодно, но не поддавайтесь. Это трудно, так как вы находитесь в комнате, из которой вы не можете выйти без сопровождения. Скандальте, кричите, оскорбляйте ментов, чтоб сопровождающий сам зашел в комнату. Можете симулировать, что вам плохо и требовать врача. Как только кто-нибудь из работников СИЗО заглянет в комнату, немедленно требуйте доставки вас обратно в камеру под любым предлогом.

Другой вид ментовских уловок – это угрозы. Для получения от вас нужных показаний менты могут угрожать вам чем угодно: арестом жены, родителей, родственников, друзей, и т.д. С одной стороны, если они так упорно добиваются ваших признательных показаний, это является хорошим знаком, как бы парадоксально это не звучало. Это значит, что у них либо вообще нет никаких доказательств вашей вины, либо эти доказательства очень слабые. С другой стороны, в этих обстоятельствах вам необходимо быть предельно внимательным и готовым к ментовским провокациям. Помните: если бы менты могли сделать то, чем они грозят, они бы это давно сделали. Я помню, как один парень, возвратясь в камеру после допроса, рассказал, что следак принудил его подписать признательные показания, показывая ордер на арест его родителей, подписанный прокурором. После подписания этих показаний, следак в присутствии этого парня порвал тот ордер. Знайте: ментам не составит труда состряпать любой документ с целью запугивания.

Про ментовских «наседок» написано уже много. Тем не менее люди все равно попадаются на эти уловки. В СИЗО человек испытывает информационный голод и непреодолимую жажду общения. Ему хочется с кем-то поделиться своими проблемами, чем и пользуются ментовские информаторы. «Наседку» определить достаточно легко. Если в камере кто-то проявляет слишком высокий интерес к вашему делу, а тем более предлагает передать на волю малявы, то это стопроцентно «наседка». Чтобы избавиться от этих назойливых тварей, сообщите им дезинформацию. Напрягите фантазию, придумайте что-нибудь несуществующее и под большим секретом расскажите «наседкам». И от вас отстанут, по крайней мере временно, и «наседка» обрадуется, что отработала свой хлеб, и менты потратят время для проверки этой туфты.

Самая большая гадость, которую ментовские выродки могут подстроить, – это «пресс-хаты». Там уже, как правило, все маски сняты, и ментовские шестерки, выдающие себя за блатных, в открытую заствляют человека давать признательные показания и требуют полную информацию по его делу. В теории лучше всего в этом случае не давать вообще никакой информации и никаких показаний. Но это в теории, где все герои и богатыри. В реальной жизни это очень трудно, так как обычно этих шестерок два-три против одного. Быть постоянно избитым – сомнительное удовольствие, да и проблем со здоровьем при этом не избежать, не говоря уже о нервных клетках. Поэтому я считаю, что в этом случае наилучший выход – это та же дезинформация.

Напрягите свою фантазию, выдумайте несуществующие эпизоды и выдайте их шестеркам и ментам, сделав вид что вы сдались и готовы идти в сознанку. По своему опыту могу сказать, что это не так сложно. Ведь эти шестерки, как правило, многократно судимые, провели за решеткой большую часть своей жизни. О жизни на воле они имеют довольно смутные представления, а в финансовых вопросах вообще не разбираются. Поэтому развести их не составляет большого труда. Менты не намного умней своих шестерок, так что заглотят и пустой крючок без наживки, как произошло в моем случае. Естественно, давайте только такие показания, от которых потом можно будет без труда отказаться. То есть никаких реальных фактов туда вплетать нельзя.

Есть еще один момент, который в настоящее время значительно утратил свою актуальность в связи с развитием мобильной связи. Тем не менее предупрежден – значит вооружен. Во время вашего нахождения в СИЗО менты и их шестерки могут попытаться «развести на бабки» ваших родственников. Делают они это так. Кого-нибудь из шестерок на свободе (как правило, это опустившиеся алкоголики или наркоманы) посылают к вашим родственникам, чтобы он сказал: «Так, мол, и так, ваш сын в тюрьме проиграл в карты энную сумму денег. Если вы не передадите эту сумму со мной, его или убьют, или опустят». Естественно, в карты вы не играли и никому ничего не должны, но эффект внезапности может сработать. Поэтому предупредите своих друзей, семью и родственников, что таких визитеров необходимо сразу отправлять куда подальше.

Одним из главных и эффективных антиментовских методом я считаю жалобы прокурору на следака и оперов. За время следствия мною и моим адвокатом было поданно более 25 жалоб по разному поводу. Естественно, по большинству из них следак отписывался, полностью отрицая свои незаконные действия. Но тем не менее по каждой из них ему приходилось идти к прокурору и давать письменные объяснения. По крайней мере одну ходку к прокурору в неделю мы с адвокатом ему обеспечивали. А это занимает время, которое он мог бы потратить на фабрикацию обвинений. В том, что на суд прокуратура не прислала своего представителя, немаловажную роль сыграли и поданные жалобы.

Причин и поводов у вас для жалоб будет предостаточно, так как без нарушений законов менты работать не умеют и не хотят. Не стесняйтесь усиливать и преукрашивать эти нарушения в своих жалобах.

Суммируя все вышеизложенное, я подчеркиваю главную мысль данной статьи. Как только вас арестовали, поймите, что это всерьез и не случайно. Ваша дальнейшая судьбы в этом случае во многом зависит от вас и от вашего поведения. Будьте готовы к любым ментовским подлянам, описанным выше, и предпринимайте все меры для противодействия. Естественно, мои рекомендации – не панацея, но, возможно, помогут вам сэкономить нервные клетки, а возможно, и годы жизни.

Прочитано 5068 раз

Похожие материалы (по тегу)

Оставить комментарий

Оставляйте свои комментарии, отзывы и пожелания.

Все комментарии модерируются!

В зависимости от настроения модератора, возможен бан.

Печатное издание

Актуальная информация для всех

Последние новости

Последние новости партии "Райдуга"

back top

Фотогалерея

Фотографии активности Партии

Фотогалерея

В нашей галерее мы рады Вам представить фотографии активности Партии

back top